На главную Лекции и практикум по психологии Психология семейных отношений Стратегии создания и поддержания семейных отношений
Стратегии создания и поддержания семейных отношений
Лекции и практикум по психологии - Психология семейных отношений

1. Мотивы заключения брака

Заключение брака побуждается системой мотивов, которые различаются степенью осознанности, варьируясь от сознательных намерений до бессознательного побуждения. Мотивы могут реализовывать направленность на достижение или на избегание. Например, мотивом заключения брака может стать желание быть рядом с любимым человеком (достижение) или страх одиночества (избегание).
Мотивы заключения брака реализуют важные отношения личности к миру, составляют основу иерархии потребностей, отраженных в пирамиде А. Маслоу.

Наиболее значимые из них:
• потребность любить самому и быть любимым партнером;
• потребность в чувстве безопасности (партнер рассматривается как источник заботы, стабильности);
• потребность в аффилиации;
• мотив самоактуализации (идентичность в отношениях со значимым Другим);
• мотив продолжения рода, стремление к реализации роли родителя;
• сексуальное влечение, желание иметь стабильные сексуальные отношения;
• мотив долга и социальной обязанности, в основе которого — забота и ответственность за благополучие партнера;
• прагматический мотив (улучшение жилищных условий, материального положения как собственного, так и прародительской семьи с помощью партнера);
• мотив самоутверждения и самореализации — социального и статусного утверждения (например, стремление уйти из-под опеки родителей посредством создания собственной семьи).
Степень адекватности мотивов для создания гармоничной семьи далеко не равнозначна, и судьба вновь созданной семьи в значительной степени определяется мотивацией заключения брака.
Разные теоретические модели подчеркивает важность соотношения мотивации брака при выборе брачного партнера.
Так, модель «стимул — ценность — роль» основывается на двух предпосылках:
1) на каждой ступени развития взаимоотношений прочность отношений зависит от так называемого равенства обмена (с учетом плюсов и минусов каждого), притом каждый старается вступить в брак с наиболее привлекательным для себя партнером;
2) брачный выбор включает в себя серию из трех последовательных стадий: стимул (привлекательность партнера), ценность (сходство взглядов), роль (соответствие ролевого поведения избранника ожиданиям выбирающего) .
В круговой теории любви рассматриваются четыре стадии:
1) установление взаимосвязи (критерий — легкость общения, зависящая от социально-культурных факторов);
2) самораскрытие — возникновение доверия, возможность раскрытия себя перед другим;
3) формирование взаимной зависимости (на основе чувства необходимости друг другу);
4) реализация базовых потребностей личности (в любви, доверии)’.
Модель «фильтров» представляет выбор партнера как процесс последовательного «отсева» кандидатов через иерархическую систему фильтров, задающих все более жесткие рамки и критерии отбора. Таким образом, круг возможных избранников последовательно сужается. На заключительном этапе остаются те пары мужчин и женщин, которые теоретически должны хорошо подходить друг другу как супруги.
Мотивы сохранения союза не остаются неизменными и не тождественны мотивам заключения брака. Изменение может быть как позитивным, гармонизирующим, так и деструктивным, разрушительным.


2. Модели выбора брачного партнера и стратегии самопредъявления


Период поиска брачного партнера и ухаживания вплоть до принятия решения о заключении брака имеет особое значение для последующего развития семьи и ее функционирования. В рамках добрачного периода принято выделять так называемый предбрачный период, охватывающий время от момента знакомства с брачным партнером до заключения брака.
История семьи начинается с момента знакомства будущих супругов, поэтому работа с семьей в рамках подхода к семейной терапии В. Сатир’ начинается с реконструкции места, обстоятельств и времени первой встречи супругов. Значимыми характеристиками периода выбора партнера и ухаживания являются то, как и когда произошло знакомство (место и ситуация знакомства), характер первых впечатлений друг о друге (эмоционально-положительные, отрицательные, индифферентные, амбивалентные).
Первые впечатления формируются на основе самопредъявления партнеров, включающего их самоподачу (трансляция образа «Я» с целью произвести желаемое представление о себе и привлечь внимание партнера) и самораскрытие (трансляция образа «Я» как личного представления о себе с целью установления отношений доверия и близости с партнером). Соответственно, существуют две стратегии трансляции образа «Я» в ситуации привлечения внимания значимого партнера — стратегия самоподачи и стратегия самораскрытия .
Для стратегии самоподачи характерны концентрация на информации, значимой для другого, и преимущественное проявление внешнего «Я» человека. Преобладает описание «Другого», т. е. желаемых качеств партнера, и себя (сзмоописание) с учетом мнения потенциального партнера, причем доминируют социальные нормы и представления об «идеальном» партнере. Вследствие этого самоописание содержит формальные или вымышленные характеристики.

Стратегии самоподачи:
1. Стратегия «супергероя» ставит своей целью быть и казаться успешным, она осознанна и направлена на поиск достойного партнера. Для нее характерно упоминание о собственных высоких личных достижениях, чаще всего в социальной сфере, высоком материальном положении и социальном статусе. Значительно чаще эта стратегия предпочитается мужчинами, чем женщинами.
2. В неосознанной «отрицающей» стратегии широко используются шаблоны и штампы, выражена ориентация на ритуальные формы взаимодействия, собственный мир переживаний закрыт для партнера. Цель стратегии — защита от возможных проблем в межличностных отношениях. Стремление найти партнера в этом случае сочетается с неосознанным желанием избежать близости с ним, обусловленным страхом перед будущими отношениями, высокой социальной тревожностью и неудачным опытом отношений в прошлом.
3. «Гиперболическая» стратегия непосредственно направлена на основную цель знакомства (привлечение к себе внимания) и состоит в неосознанном преувеличении собственных качеств и достоинств. Искажение способа самоподачи связано с завышенной самооценкой, чрезмерным уровнем притязаний в отношении партнера. Часто используются метафоры, образы «Я» и «Другого» оторваны от реальности.
4. При «замещающей» стратегии собственные характеристики проецируются на образ партнера: образ «Другого» замещает собственное иЯ». Например, «хочу встретить женщину, которая любит рыбалку», «ищу внимательного мужчину», «нуждающегося в поддержке, заботе», «любящего посещать музеи, театры» и т. д.
В стратегии самораскрытия центр самопредьявления переносится на информацию, значимую для самого себя, и наблюдается преимущественное проявление истинного «Я». Предпочтение отдается описанию своих чувств, переживаний, а партнер упоминается лишь с точки зрения собственных ценностей.
Стратегии самораскрытия:
1. Наиболее часто используемой является неосознанная «драматической» стратегия, цель которой — вызвать сочувствие и сопереживание у партнера, быть услышанным им.
Самопредъявление отличается особой «кричащей» формой, сгущающей неблагоприятные события и представляющей жизненную ситуацию как личную драму, — это подчеркивание своего одиночества.
2. Цель «атрибутивной» стратегии — создание и поддержание собственной организованной модели мира и своего места в нем. Упоминая об одиночестве, человек расценивает свое состояние как позитивное, выказывает нежелание что-либо менять в своей жизни, осознанно создает модели, подтверждающие преимущество одиночества. Вывод: либо он вообще не нуждается в партнере («я не собираюсь ничего менять в жизни в угоду кому бы то ни было»), либо партнер нужен лишь для мифологизации образа «Я» и подтверждения собственной значимости.
3. Осознанная «совладеющая» стратегия направлена на поиск реальных путей преодоления одиночества, самораскрытие и установление отношений доверия и близости с партнером. В равной степени представлены позитивные и негативные качества, открыто называются недостатки, образ «Я» реалистичен, одиночество открыто упоминается.
Наиболее эффективной для привлечения внимания и знакомства оказывается стратегия «супергероя», а для решения задачи установления подлинно близких отношений и создания семьи самой продуктивной является «совладеющая» стратегия самораскрытия.
Мужчины чаще предпочитают осознанные стратегии «супергероя» и «атрибутивную», а женщины — неосознанные «драматическую» и «замещающую».
Как пишет Ю. Л. Кошелева, мотив подтверждения значимости «Я» и поддержания высокой самооценки и самопринятия более характерен для мужчин, а для женщин более значимы коммуникативные мотивы: установление близких личностных отношений, получение эмоциональной поддержки и достижение взаимопонимания.
Исследования особенностей выбора брачного партнера позволили выделить следующие психологические условия принятия решения о заключении брака: регулярность контактов и установление отношений между партнерами; взаимное удовлетворение потребности партнеров в любви и эмоциональной поддержке; комплементарность потребностей партнеров; внешняя физическая привлекательность партнеров; сходство социально-экономического статуса, мировоззрения, ценностей, принадлежность к одной культуре; предсказуемость поведения партнера; получение от партнера подтверждения принятия собственных мнений, ценностей, идей и интересов; соответствие партнера образу и моделям поведения родителя противоположного пола.
Процесс поиска и выбора представляется как последовательное «испытание» потенциального партнера в соответствии с определенными критериями отбора.
Рассмотрим две модели выбора брачного партнера.
Модель «стимул — ценность — роль» представляет собой последовательностьстадий отбора супруга.
На первой — стимульной — стадии выбор партнера определяется внешними факторами: физической привлекательностью, особенностями и манерой его поведения, профессией, социальным статусом и т. д. При этом важна оценка достоинств потенциального партнера друзьями, родителями и другими референтными источниками.
На второй — ценностной — стадии ориентировка смещается в область изучения ценностей, потребностей, мотивов и интересов партнера. В ходе их познания и рефлексии происходит своеобразное «испытание» партнера на степень приемлемости и сходства его взглядов, ценностей и идеалов со взглядами, ценностями и идеалами самой личности, изучение сходства и различий. В случае их существенного расхождения возможность принятия партнера зависит от компенсации различий какими-либо достоинствами или привилегиями.
На третьей — ролевой — стадии происходит исследование совместимости ролей, которые смогли бы выполнять партнеры в будущем брачном союзе. Общение и установление межличностных отношений партнеров позволяют им оценить как сходство своих потребностей и характеров, так и возможность их взаимодополнения. Так, потребность одного из партнеров опекать и заботиться о другом дополняется желанием другого переложить ответственность за решение жизненных проблем на первого. Изучение чувств, своих и партнера, становится еще одним основанием для принятия решения о заключении брака.
При выборе действует так называемый принцип соизмеримости или равноценности обмена: недостатки партнера уравновешиваются соизмеримыми или равноценными, с точки зрения выбирающего, достоинствами. Так, например, недостаток внешней привлекательности мужчины уравновешивается в глазах девушки хорошим материальным положением, внимательностью и заботливостью.
Модель «фильтров» представляет собой процесс последовательного «отсева» кандидатов в супруги через иерархическую систему фильтров, все более и более пристрастного, т. е. задающего все более и более жесткие рамки и критерии отбора.
Первым фильтром является возможность систематических и регулярных контактов с партнером. В более выгодном положении в качестве претендентов на заключение брачного союза оказываются сотрудники, коллеги по работе, одноклассники и сокурсники, знакомые и друзья, вовлеченные в совместную деятельность — хобби, занятия спортом. На ранней стадии «фильтрации» препятствия во встречах и общении нередко приводят к прекращению общения и «отсеиванию» партнера.
Второй фильтр предполагает отбор претендентов по внешней привлекательности. Можно говорить, что мы ищем в избраннике воплощение идеала красоты. Однако, признавая, что идеал красоты и привлекательности индивидуализирован и несет на себе печать вкусов и пристрастий личности, само представление о мужской и женской красоте и привлекательности имеет социально-историческую природу и отражает представления человека о прекрасном в соответствии с эпохой, социальной группой, культурой. Так как исторически любовь связывалась с функцией репродукции и продолжения рода, то представления о красоте основывались на представлении о тех качествах, которыми должны обладать женщина мать и мужчина -отец. Для мужчины физическая привлекательность определялась наличием качеств, необходимых для физического выживания и обеспечения заботы о семье и детях: атлетическое сложение, сила, ловкость. Привлекательность женщины связывалась с особенностями телосложения, обеспечивающими высокую фертильность.
Критерий третьего фильтра — сходство социального базиса, обеспечивающего принадлежность партнеров к одному «социально-психологическому миру», определяющему сходство/несходство ценностей, установок, привычек, образа жизни.
Четвертый фильтр выясняет сходство установок и ценностей в отношении семьи, семейных ролей, понимания феминности и маскулинности, установок в отношении рождения и воспитания детей, допустимости абортов и т. п. Значимость этого фильтра крайне велика, поскольку исходная несовместимость взглядов и установок супругов в отношении семьи не позволит создать эффективную семейную систему, способную реализовать свои функции и обеспечить возможности для наиболее полной личностной самореализации обоим супругам.
Пятый фильтр — оценка комплементарности удовлетворения значимых потребностей — подразумевает установление способности каждого из партнеров отвечать своим поведением, деятельностью и соучастием потребностям другого, в первую очередь потребности любить и быть любимым. Специфическая структура отношения к партнеру, возникающего в случае успешного прохождения этого фильтра, включает переживание привязанности к партнеру, ощущение безопасности
Шестой фильтр — фильтр социальной готовности к заключению брака. «Социальные часы» как система социальных ожиданий в отношении возрастного и социального статуса молодого человека, вступающего в брак, определяются исторической эпохой, культурными и национальными традициями, принадлежностью к той или иной социальной группе.
С учетом критерия фертильности и требований социальной зрелости оптимальный «брачный период» в современном обществе — от 20 до 30 лет. У мужчин «социальное время» заключения брака — 27-28 лет, у женщин — 22-23 года. Гендерное несовпадение «социальных часов» задает некоторую противоречивость брачных интересов и является одной из причин того, что инициаторами заключения брака все чаще выступают именно женщины, связывающие свою судьбу в браке с ровесниками, а не с мужчинами старшего возраста.
Примерный возраст вступления в брак в современной России составляет 20-24 года у женщин и 25-29 лет у мужчин.
В последние годы наметилась тенденция к более позднему заключению брака как у мужчин, так и у женщин, что отражает усиление их карьерной и профессиональной направленности. Эта тенденция дополняется поляризацией возраста людей, впервые вступающих в брак, — сдвигом либо к 20, либо к 30 годам .
Наряду с отмеченными различиями «социальных часов» можно говорить о межполовых различиях в выборе стратегий поиска брачного партнера. Стратегии эти обусловлены различными установками и мерой ответственности полов за реализацию функции воспроизводства рода и родительства.
Р. Докинз выделяет две стратегии поиска брачного партнера:
1. Стратегия подбора партнера в соответствии с критериями ответственности и заботы — «поиск отца (матери} своих детей». Выбор партнера выступает как поиск надежного спутника жизни, партнера в создании семьи. Эта стратегия более характерна для женщин.
2. Стратегия выбора «настоящего мужчины (настоящей женщины)» Критерий подбора — соответствие качеств партнера представлениям об идеале. Подобная стратегия реализуется как мужчинами, так и женщинами, но преобладает у мужчин.
Немалое значение имеет и возрастной фактор. Учитывая модель фильтров, можно предположить, что оптимальное различие в возрасте между супругами не должно выходить за пределы когорты, так как когортные различия в мировоззрениях, установках, ценностях могут стать неразрешимой проблемой на этапе взаимной адаптации и выработки общего уклада.


3. Любовь как основа построения супружеских отношений


Попытки интерпретации любви как психологической реальности предпринимались в классическом психоанализе (3. Фрейд), неопсихоанализе (К. Г. Юнг, К. Хорни, Э. Фромм), эго- психологии (Э. Эриксон), гуманистической психологии (А. Маслоу, К. Роджерс), экзистенциальной психологии (Р. Мэй), в рамках социально-психологических исследований в связи с проблемой аттракции.
Любовь как эмоциональный процесс характеризуется с точки зрения интенсивности, продолжительности, степени осознанности, функций, мотивации.
Воздействие любви на человека может быть двояким: как стеническая эмоция любовь мобилизует, повышает жизненный тонус; как астеническая эмоция любовь ведет к снижению жизненного тонуса, замыканию, уходу в себя.
Любовь может рассматриваться как эмоциональный процесс, имеющий свой объект; как особый вид деятельности, проявление активности субъекта; как предметное чувство, имеющее генезис и свою динамику развития, допускающую смену объекта. Любовь выражает мировосприятие личности и ее отношение к миру в пределах от базового доверия и открытости до тотальной к нему враждебности и недоверия’.
Любовь в истории человечества прошла сложный путь развития; она имеет культурно-историческую природу и представляет собой высшую форму человеческой близости, обеспечивающую оптимальные психологические условия для личностного развития и самореализации каждого из партнеров.
В онтогенетическом развитии любовь как особый тип отношений между двумя людьми последовательно проходит три стадии:
1. Привязанность — симбиотическая связь субъекта и объекта. На этой стадии доминируют аутоэротизм и первичный нарциссизм. Здесь отсутствуют собственно межличностные отношения, границы личности не определены.
2. Дифференциация партнеров. Возникает задача установления межличностных отношений на основе усвоения культурных норм, правил и ценностей, не предполагая автономии
личности.
3. Достижение эмоциональной автономности. На базе автономизации личности формируется эго-идентичность и происходит осознание себя как индивидуальности. Межличностные отношения строятся осознанно и произвольно. Открывается возможность установления подлинной близости и интимности, формируются зрелые формы любви?.
Однако стадия эмоциональной автономности достигается далеко не всегда, следствием чего становится возникновение проблем в межличностных отношениях в семье.
Любовь сочетает о себе два начала — сексуальное и эротическое. 3. Фрейд выделяет «уровень чувственности» как выражение врожденных биологических влечений человека и «уровень нежности», соответствующий личностному уровню отношений между партнерами. Эти уровни отношений находятся в определенном противоречии, которое разрешается лишь на зрелой стадии любви. Согласно 3. Фрейду, лишь взрослая генитальная любовь способна гармонично объединить эти два начала.
Сексуальное начало в человеке — врожденное, с возрастом меняется только его объект. Нежность — приобретенное качество, генезис которого связан с интроекцией материнской любви, а развитие — с характером детско-родительских отношений.
Материнской любовь — первый вид любви, возникший в процессе эволюции и первый опыт любви в истории каждого человека. Эта «двойная первичность» делает материнскую любовь прототипом всех видов человеческой любви. Чтобы любить и быть любимым в зрелости, человек должен быть любимым с самого детства. Однако юношеская любовь еще не освобождается до конца от прежней связанности с историей детско-родительских отношений.
Влюбленность может рассматриваться как своеобразная форма регрессии на более ранние стадии развития и реконструкция отношений о диаде «мать — ребенок», соответствующих младенчеству и раннему детству. Например, страх расстаться друг с другом, возможность лишиться общения с партнером воспринимаются «смерти подобно» и равнозначны переживаниям младенца, сталкивающегося с ситуацией сепарации с близким взрослым. Идеализация партнера, «возведение на пьедестал» сродни «обожествлению» ребенком родителя как самого могущественного и всесильного.
Как ребенок, взрослея, обнаруживает ошибочность своих взглядов в отношении беспредельности власти и возможностей родителя, так и супруги испытывают чувство крушения иллюзий, обнаружив реальные слабости и ошибки своего кумира, что вынуждает «низвергнуть» его с пьедестала.
В отношениях любви с партнером молодой человек воспроизводит противоречивость своих отношений с матерью, суть которой состоит в сосуществовании и взаимодействии двух противоположных тенденций: тенденции поиска защиты, близости, опеки с одной стороны и стремления (стимулирования) к независимости и автономии — с другой. Баланс этих тенденций меняется с возрастом в сторону все большего преобладания тенденции к самостоятельности и автономии.
Проекция такого противоречия на отношения любви приводит к тому, что партнеры постоянно испытывают конфликт между стремлением к установлению возможно большей близости (страх сепарации со значимым «Другим») и стремлением к автономии, дистанцированию с партнером (страх ассимиляции с «Другим», утраты индивидуальности, идентичности, независимости).
Чем больший интерес в паре один из партнеров проявляет к другому, чем более явным становится его стремление к тесному сближению, тем больший отпор проявляет второй партнер, тем более явными становятся его стремление к дистанцированию и независимости, попытки уйти от взаимодействия. И наоборот, чем меньшую заинтересованность в нас обнаруживает партнер, тем острее переживаем мы угрозу разлуки и сепарации, тем более настойчивой и бескомпромиссной становится наша борьба за его возвращение.
Одной из наиболее интересных и содержательных попыток психологического анализа любви является теория Э. Фромма, который считал любовь ядром человеческого существования'. Любовь рассматривалась им как способ противодействия обезличиванию, отчуждению человека от природы и других людей, острому чувству одиночества, потере гармонии с миром.
Из возможных путей преодоления одиночества — конформизма и соглашательства, труда и развлечений, плодотворной творческой активности в сотрудничестве с другими людьми и любви — психологически оправданными являются лишь два последних.
Второй путь — путь любви — признается единственно возможным и универсальным В силу своей биологической природы и полярности полов в эротической любви человек направлен на реинтеграцию с природой через полное слияние и соединение с человеком противоположного пола.
Э. Фромм считал, что способность человека любить не дана от природы. Это искусство, которым надо овладеть. Любовь формируется в течение всей жизни, и то, какой она будет, определяется свободным выбором каждого. Общество предлагает для выбора два модуса жизнедеятельности — иметь или быть — и соответствующие им два модуса любви — любовь как обладание и любовь как бытие.
Модус «любовь как обладание» характерен для общества потребления, где действует принцип «все на продажу». Любовь выступает своеобразным денежным эквивалентом обмена услугами и товарами («я тебя люблю, а ты мне за это...»), становится предметом купли и продажи. Происходит обмен: мужчины предлагают статус, деньги, власть, женщины — красоту, хозяйственность, плодовитость и т. д.
При создании семьи акцент переносится на фазу поиска брачного партнера, тут можно видеть особый накал страстей и настоящий азарт игрока — получить больше, отдать меньше. Начинается торг, где все взвешивается и оценивается, где продавцы и покупатели пытаются обмануть, «всучить», совершить выгодную сделку. «Несчастная любовь» у сторонников модуса обладания также интерпретируется в терминах купли-продажи: либо вы «переплатили», либо вам «недодали».
Модус «любовь кок бытие» — это творческая, активная любовь, обеспечивающая условия для личностного роста обоих партнеров. Это зрелая, гармоничная форма любви.
Важнейшие характеристики существования бытийной любви — сохранение целостной индивидуальности партнеров и продуктивная личностная направленность. В отношениях бытийной любви каждый из партнеров сохраняет целостность и автономность личности. Парадокс ее состоит в том, что два человека являются единым целым и в то же время каждый остается самим собой. Личность, выступая частью целостности «Мы», утверждает также себя индивидуальностью, активным субъектом в построении отношений.
Продуктивная направленность личности в бытийной любви реализуется в том, что, в отличие от любви-обладания, отношения с партнером здесь строятся преимущественно по принципу «отдавать». Отдавая себя в дар другому, человек обогащает другую личность и одновременно подтверждает себе и другим ценность собственной жизни. Способность отдавать, актуализировать и выражать себя в значимом отношении есть высшее проявление духовной силы личности, полноты и радости бытия. Э. Фромм подчеркивает, что способность любить формируется лишь при условии отказа личности от философии потребления, от желания эксплуатировать других и преодоления нарциссизма.
Любая форма зрелой любви, материнская, братская или эротическая, включает ряд компонентов:
1. Забота о партнере — проявление способности отдавать, не регламентированной соображениями выгоды и эквивалентности обмена, проявление истинной сути бытийной любви.
2. Ответственность — свобода выбора принятия заботы о партнере, готовность к самоотдаче и утверждение себя в другом. Ответственность не означает присвоения права личности принимать решение за другого, даже если этот другой уступает в опыте, мудрости и образованности; не допускает манипулирования партнером во имя достижения даже самых высоких целей.
3. Уважение партнера — признание его права на выбор собственного жизненного пути и своей судьбы, даже если этот выбор представляется необоснованным; вера в то, что партнер способен осуществить ответственный разумный выбор.
4. Знание, которое позволяет строить отношения любви с учетом потребностей, интересов и стремлений каждого из партнеров. В основе формирования знания лежит процесс децентрации, развития способности увидеть проблему глазами всех участников, с учетом различных познавательных перспектив (поставить себя на место партнера).
Эротическая любовь, как и другие формы любви, характеризуется исключительностью. Исключительность любви проявляется во всем: в уникальности партнера, предполагающей невозможность сравнения его с кем-либо и замены кем бы то ни было, в уникальности самих отношений, где нет и не может быть норм, правил и стандартов.
Поскольку любовь, согласно концепции Э. Фромма, — это не врожденный дар, а искусство, овладеть им можно лишь в результате практики любви, главным результатом которой становится вера в другого человека, в его возможности, в его личностное развитие. Практике любви предполагает: дисциплину как требовательность к себе; сосредоточенность; умение слушать партнера, жить настоящим, ощущая жизнь в ее каждом мгновении; терпение и труд над обретением мастерства.
В концепции Э. Эриксона любовь рассматривается как психологическое новообразование ранней зрелости (молодости), кристаллизующее в себе позитивные достижения предыдущих стадий развития; как способность, позволяющая разрешить противоречие между осознанием личностью своей уникальности и направленностью на установление близких, интимных отношений с другими людьми. Любовь — психосоциальное свойство, предоставляющее возможность разделения личностной идентичности в равноправных отношениях и предполагающее сохранение верности партнеру, готовность к самоограничению и альтруизму.
А. Маслоу рассматривал потребность в любви как одну из базовых потребностей человека, образующих, наряду с физиологическими потребностями, потребностью в безопасности, в самоуважении и самоактуализации, иерархическую структуру, которая строится по типу пирамиды: каждая потребность, занимающая более высокое место в иерархии, основывается на предыдущих и может быть удовлетворена лишь при условии удовлетворения потребностей нижних слоев пирамиды. В этой иерархии потребность в любви и привязанности основывается на потребности в безопасности Соответственно, если фрустрирована потребность в безопасности, то адекватное проявление и удовлетворение потребности в любви затруднено.
Подобно Э. Фромму, А. Маслоу выделяет два типа любви: дефицитарную любовь, основной функцией которой является восполнение дефицита удовлетворения потребностей личности, и бытийную любовь, в которой сама активность выступает как самоценность.
Дефииитарная любовь выполняет инструментальную функцию — любовь как средство получения благ, привилегий, преимуществ. Бытийная любовь альтруистична, главное в ней — благо партнера, его успехи, бескорыстная помощь, готовность к самопожертвованию. Бытийная любовь способствует самоактуализации личности.
В концепции Р. Мэя, воплощающей принципы гуманистического экзистенциализма, любовь-эрос рассматривается как стремление к творчеству, единению и воспроизводству, способность к созиданию'-. Она раскрывает путь к самореализации, расширению границ самости, обретению высших форм истины, красоты и добра. Главные мотивы любви — стремление к самоутверждению и надежда на спасение от одиночества. Любовь углубляет сознание человека, поскольку в нем возникает нежность к другому человеку как осознание его потребностей, желаний и чувств; слияние с любимым открывает новое бытие личности. Любовь — переживание своей способности доставлять удовольствие другому, благодаря чему происходит выход личности за пределы своего «Я». В любви формируется способность отдавать и принимать. Если баланс этих двух процессов нарушается, то нарушаются и отношения любви. Любовь — это процесс активного творчества, поэтому, считает Мэй, любовь и воля неразделимы. Любовь — это личностный свободный выбор, осуществление любви требует участия воли.
К. Роджерс обогащает представления о любви как процессе общения и установления отношений, вводя требование конгруэнтности — внутренней честности личности в отношении своего внутреннего мира, исключающей самообвинение и самозащиту. Конгруэнтная коммуникация, лишенная попыток манипулирования партнером и отрицающая двойные стандарты требований и прав для себя и партнера, — основа семейного общения'. Одним из направлений психологической и психотерапевтической работы с семьей считается оптимизация общения между супругами на основе усвоения принципов и техник конгруэнтного общения.
Р. Стернберг предложил трехкомпонентную теорию любви1. Графическую ее модель у него представляет треугольник, в котором каждая из вершин символизирует компонент любви:
1) интимность — чувство симпатии, связи и близости с любимым человеком, предполагающее близость чувств, интересов и убеждений;
2) страсть как эротическое, физическое, сексуальное влечение;
3) решение (выбор личностью именно этого партнера в качестве предмета любви) и обязательство (принятие личностью на себя обязательства любить и быть верным партнеру в долгосрочной перспективе).
Указанные компоненты составляют чувство любви в различных пропорциях страсти, эротического влечения, близости, симпатии и обязательств. В зависимости от соотношения всех компонентов можно говорить о различных видах любви.
Совершенная любовь предполагает гармоничное сочетание всех трех компонентов: близости, страсти и обязательств. Романтическая определяется преобладанием близости, симпатии и страсти. Любовь-дружба выступает как сочетание близости и обязательств. Слепая любовь — это страсть, подкрепленная обязательствами.
В случае доминирования одного из компонентов мы наблюдаем: страстную влюбленность (страсть), симпатию (интимность, близость) и отсутствие любви (обязательства).


4. Искажения и нарушения чувства любви


Как уже было сказано, материнская, родительская любовь — первый вид любви, который познает человек. Дефицит и нарушения родительской любви, дисгармоничность детско-родительских отношений являются причиной искажений и нарушений развития способности человека любить сначала в детском возрасте (в форме нарушений привязанности), а затем и во взрослом (нарушения собственно любви).
В своей концепции развития невротической личности К. Хорни представляет механизм искажения развития потреб- ности и способности человека любить . Она считает, что нарушения любви связаны с фрустрацией потребности ребенка в безопасности. Ощущение безопасности формируется у ребенка в младенчестве и раннем детстве и зависит от качества родительского (материнского) ухода. Хорни вводит понятие базальной тревожности — экзистенциального переживания мира как всесильного, враждебного, агрессивного источника угрозы и переживания себя во враждебном мире — беспомощного, уязвимого, отверженного.
В зависимости от степени удовлетворения потребности в безопасности в детском возрасте взрослый человек выбирает разные стратегии отношения к миру и социальному окружению:
• движение «к людям» — уступчивость, конформность, высокий уровень потребности в аффилиации, повышенная потребность быть принятым, любимым;
• движение «от людей» — стремление к изоляции, уходу, отказу от установления близких, интимных отношений;
• движение «против людей» — враждебность, конфронтация, попытки подчинить себе партнера.
Зрелой любви здоровой личности К. Хорни противопоставляет невротическую потребность в любви и невротическую любовь.
Невротическая потребность в любви — это преувеличенная потребность человека в эмоциональной привязанности, положительной оценке себя со стороны окружающих и повышенная чувствительность к фрустрации этих потребностей, проявляющаяся в непомерном страхе отвержения (реального или воображаемого).
Зрелая любовь избирательна: здоровая личность ждет любви, уважения и признания лишь от тех людей, кого любит и ценит сама.
Невротическая любовь, в отличие от любви здоровой личности, неразборчива, ненасыщаема и навязчива. Неразборчивость невротической любви проявляется в том, что ее носителю хочется, чтобы его любили все.
Ненасыщаемость любви проявляется в том, что человеку постоянно требуются подтверждение своей значимости и исключительности для партнера, доказательства любви словом и/или действием, в то время как в норме подтверждение сложившихся отношений и чувств партнеров, их «озвучивание» становится необходимым лишь в ситуациях неопределенности, при зарождении отношений любви или в ситуации кризиса отношений. Человек, требующий внимания партнера, оправдывает этой целью любые средства — провокации, вызов на скандал, выяснение отношений.
Такую любовь характеризуют высокая степень ревности, навязчивость, стремление сохранить свою исключительность для партнера по принципу «цель оправдывает средства»: в ход идут угрозы, шантаж, взывание к жалости, попытки «купить любовь» партнера.
Действие защитных механизмов, нацеленных на уменьшение тревоги, которая связана со страхом быть отвергнутым, в зависимости от реализуемой невротической личностью стратегии, может иметь следствием стремление к власти, отрицание любви и изоляцию, эмоциональную дистанцированность от людей. Неадекватность указанных видов защиты приводит ко все большему возрастанию тревоги и чувствительности, к депривации потребности быть всеми любимым.
Психологически адекватный путь удовлетворения потребности быть принятым и признанным как личность лежит в сфере выбора жизненных целей, обеспечивающих возможности самореализации личности в социальной активности, в межличностных и семейных отношениях.
По мнению Э. Фромма, патологические формы любви возникают в результате переноса невротической личностью на партнера ожиданий и чувств, связанных с фиксацией на образе отца или матери. Он выделял специфику влияния каждого из родителей на формирование способности любить и утверждал, что личности матери и отца, супружеские отношения по-разному влияют на способность детей любить и быть любимыми. Важнее в этом плане мать — она дает образец безусловной, принимающей любви. Если ребенок сталкивается с низким уровнем материнского принятия или даже отвержением, то в дальнейшем вероятность возникновения проблем установления эмоциональных связей в отношениях с супругом и собственными детьми резко возрастает. Низкий уровень принятия ребенка отцом, воплощающим социальные требования, ожидания и оценки ребенка, приводит к формированию чувства неполноценности, неуверенности, низкой социальной компетентности.
Эмоциональная холодность и дистанцированность в супружеских отношениях, даже при условии внешнего благополучия семьи и заботы родителей о ребенке, создает дефицит переживания им чувства безопасности, рождает тревожность и лишает ребенка возможности наблюдать образец аффективно-положительных искренних отношений любви.
В случае нарушения детско-родительских отношений, согласно Э. Фромму, можно наблюдать следующие виды отклонений в любви: любовь нарциссическую, невротическую, псевдолюбовь в формах сентиментальной (любовь-поклонение) или маниакальной (любовь-преследование) любви.
Норциссическая (эгоистической) любовь является результатом неудовлетворенной потребности о материнском принятии. Человек предпочитает модус «брать» модусу «давать», быть любимым, но не любить самому. Отношения носят ярко выраженный потребительский характер.
Невротическая любовь (в узком смысле, поскольку все перечисленные виды относятся к невротическим) представляет собой искажение отношений между партнерами вследствие проекции собственных проблем на партнера либо на детей, выступающих в таком случае лишь как средство достижения человеком собственных целей, инструментом разрешения его проблем.
Псевдолюбооь реализует «голод и отчаяние поклоняющегося». Отличительной особенностью любви-поклонения является, по сути, равнодушие к истинной личности предмета любви и к реальным отношениям с партнером. Любовь-поклонение строится в мире грез, фантазий и воображения, воплощая стратегию ухода и игнорирования реальности.
Сентиментальная псевдолюбовь «реализуется» или в прошлом, или в будущем («как все у нас было/будет хорошо»). Она культивирует идеализированный (искаженный) образ отношений. В этом случае значим «Я» и мои чувства, а личность партнера — всего лишь декорация, фон, на котором разворачиваются отношения в соответствии с предписанным невротической личностью сценарием.
Любовь-преследование, или маниакальная псевдолюбоеь, характеризуется одержимостью, страстной влюбленностью, навязчивостью и настойчивостью в достижении цели. Она наступает внезапно (обрушивается как лавина), отличается лабильностью, резкими перепадами чувств и отношений к партнеру, чередованием маниакальной и депрессивной фаз по принципу «из огня да в полымя». Образ партнера и отношений с ним, как правило, не имеет ничего общего с действительностью. Его личность в этом случае тоже не имеет значения, не выступает предметом внимания и интереса (такое отношение к партнеру близко подростковым увлечениям, когда важен сам факт, состояние влюбленности, а не ее объект). Предмет увлечения далек, недостижим и возведен на пьедестал, превращен в кумира. Любовь оторвана от реальности и направлена на создание замещающего фантазийного мира. Маниакальная псевдолюбовь — это своего рода компенсаторная, защитная реакция на ненасыщаемую потребность в любви. Любовь-пре- следование легко оборачивается своей противоположностью, кумир низвергается с пьедестала, невротическая личность вновь переживает отвержение, повторяя травмирующую ситуацию родительского отвержения, и все повторяется по кругу.


5. Супружеское взаимодействие


Супружеское взаимодействие — одна из сторон супружеского общения, связанная с непосредственной организацией совместной деятельности мужа и жены.
Рассмотрим некоторые классификации супружеского взаимодействия .
Так, Д. Джексон и В. Ледерер акцентируют специфику связи в супружеском взаимодействии:
• при симметричных связях вклады супругов в ролевые и эмоциональные отношения характеризуются равенством;
• при комплементарных связях главный вклад у одного из супругов;
• параллельные связи меняются в зависимости от ситуации.
Дж. Кубер и П. Хзрроф в зависимости от фактора включенности во взаимодействие выделяют пять типов супружества. Степень выраженности фактора зависит от соотношения потребности в уединении/общении:
1. В привычно-конфликтном супружестве партнеры живут из-за страха перед одиночеством.
2. В «мертвом» — отношения бесконфликтные, но апатичные, лишены позитивного содержания, каждый живет своей жизнью.
3. В нейтрально-толерантном — отношения комфортны, партнеры разделяют внесемейные интересы друг друга, но границы семьи размыты, в нее легко вмешивается внесемейное окружение.
4. В сплоченном — существует четкая семейная граница. Партнеров объединяют собственно внутрисемейные отношения, это наиболее стабильное и автономное супружество.
5. В тотальном супружестве связи многоплановы, партнер необходим во всех видах деятельности, но появляются проблемы автономизации.
Если рассматривать эту классификацию с позиций консультирования, то в первых трех видах констатируем недостаточную готовность к браку. Тотальное супружество часто встречается у супругов-невротиков с патологическим взаимодополнением (слиянием).
Далеко не всегда удается улучшить тип супружества. Но для каждого типа существует свой уровень функционального оптимума.
Перечислим факторы, влияющие на прочность брачного союза:
• Продолжительность периода ухаживания до заключения брака. Значение имеет не продолжительность общения, а качество отношений, их интенсивность и содержание, насыщенность важными событиями, т. е. психологическое время знакомства. Как правило, оптимальный период ухаживания — 1-1,5 года. Период ухаживания свыше 3 лет приводит к снижению устойчивости брачного союза.
• Инициирование брачного союза. Важно отличать реального инициатора, которым в равной мере могут быть и мужчина, и женщина, от партнера, вербализующего, «озвучивающего» брачное предложение, — эта роль в нашей культуре в большинстве случаев действительно отводится мужчине. Вместе с тем в современном обществе все в большей степени легализуется право женщины на инициативу в создании брачного союза.
• бремя обдумывания брачного предложения, наличие ритуала помолвки (когда официальное согласие партнеров на брак уже есть, но само заключение отложено в связи с необходимостью завершения образования, достижения необходимой ступени социальной и статусной зрелости и пр.).
• Ситуация оформления брака. Необходимо учитывать фактор вынужденности его заключения и стоящие за ним мотивацию и личностный смысл. Важно обращать внимание на ситуацию ожидания ребенка, стимулирующую заключение брака, однако часто выступающую как фактор риска, так как резко сокращается продолжительность стадии «семья без детей», ограничивается период взаимной адаптации и формирования семейной системы. К воздействиям «вынужденного» фактора относят переезд на постоянное или временное место жительства одного из партнеров; уход в армию, когда брак выступает гарантией верности; резкое изменение уровня и образа жизни, когда заключение брака является единственно возможным способом сохранить прежний уровень отношений.
• Особенности сексуальных отношений партнеров до брака. Либерализация сексуальных отношений как тенденция современного общества делает достаточно частым явлением более или менее продолжительное сожительство партнеров, что позволяет рассматривать этот период как период взаимной адаптации и выработки совместной системы семейных ценностей и семейного уклада.
• Отношение родителей, друзей к партнеру (положительное, отрицательное, амбивалентное, индифферентное). Психологическая задача молодого взрослого в предбрачный период состоит в том, что он должен приобрести степень автономии, необходимую для создания собственной семьи, и в то же время перестроить отношения с родителями, сохранив взаимное доверие и близость.
• Переживание партнерами на протяжении периода ухаживания стрессогенных и фрустрирующих событий (смерть близких, конфликты и серьезные неудачи в профессиональной и учебной деятельности и пр.) .
Проблема супружеской адаптации связана с приспособлением к выполнению семейных ролей, к новому социальному статусу и связанным с ним функциям, с согласованием образцов поведения. Взаимоприспособление партнеров определяет возможную степень дружественности/конфликтности супружества.
В конфликтном браке сохраняется крайняя автономность двух «Я», противопоставление потребностей, желаний, намерений. Появление «Мы» в партнерстве свидетельствует о благоприятном процессе адаптации. Однако исчезновение «Я» грозит другой крайностью — возникновением псевдосолидарности.
Первичная адаптация осуществляется как ролевая и межличностная адаптация.
Ролевая адаптация способствует большему соответствию в мотивации брака, включает согласование представлений о характере и распределении семейных обязанностей. Супруги не свободны от идеализации своей Я-концепции и приписывания себе лучших мотивов, чем они есть на самом деле, поэтому возможны различные варианты, особенно в психологической сфере. Следствием несовпадения ролевых ожиданий являются ролевые конфликты.
Межличностная адаптация имеет аффективный, когнитивный и поведенческий аспекты: эмоциональная близость, высокая степень взаимопонимания, умения организации поведенческого взаимодействия.
Вторичная адаптация характеризуется снижением новизны, ослаблением чувств, их обесцвечиванием, будничностью, монотонностью, скукой. Последствиями становится потеря интереса к супругу как личности, своеобразное пресыщение. Условия преодоления — это личностный рост, повышение культуры взаимоотношений.
Семейную сплоченность можно определить как психологическое расстояние между членами семьи. Понятие используется для описания степени интенсивности отношений, при которой члены семьи еще воспринимают себя как связанное целое.
Д. Олсон выделяет четыре уровня сплоченности:
1) разобщенный (низкая степень сплоченности, отношения отчуждения);
2) разделенный (некоторая эмоциональная дистанцированмость);
3) связанный (эмоциональная близость, лояльность во взаимоотношениях);
4) запутанный (уровень сплоченности слишком высок, низкая степень дифференцированности членов семьи).
Сбалансированными и обеспечивающими наиболее оптимальное семейное функционирование являются разделенный и связанный уровни сплоченности.
Циркулирование информации в семье отражает характер обмена информацией между членами семьи, обусловленный постоянным повторением определенных паттернов семейного взаимодействия.
Передача той или иной информации может осуществляться:
• в виде прямых и ясных посланий друг другу,
• косвенных обращений и манипулятивных действий;
• двойных посланий;
• с привлечением третьих лиц для передачи информации.
Стиль эмоциональной коммуникации определяется
соотношением позитивных и негативных эмоций, критики и похвалы в адрес друг друга, а также наличием или отсутствием запрета на открытое выражение чувств.
Стиль общения, где доминируют негативные эмоции, критика, унижение, устрашение партнера, неверие в его способности, ведет к снижению самооценки и самоуважения, росту напряжения, тревоги, агрессии, к невротическим и психосоматическим расстройствам.
Метакоммуникация — важная характеристика семейного функционирования с точки зрения развития как самой семейной системы, так и отдельных членов семьи. Она описывает процессы совместного обсуждения и осмысления того, что происходит между членами семьи, то есть представляет собой комментарий или сообщение по поводу коммуникации, Метакоммуникация может быть вербальной и невербальной, она представляет собой сигналы, помогающие правильно понять контекст сообщения.
Противоречивость сообщения на уровне его содержательной или смысловой части либо в форме несоответствия его вербальных и невербальных компонентов приводит к парадоксу и непониманию. Крайний вариант подобной коммуникации — двойная связь (двойное послание), которая определяется как ситуация, когда индивид получает два противоречивых сообщения от одного и того же лица, с которым он находится в близких отношениях. При этом ни на одно из полученных сообщений у него нет возможности адекватно отреагировать. В то же время он не в состоянии прервать взаимодействие в силу значимости отношений.
Все это делает ситуацию безвыходной, так как реакция, адекватная одной части послания, будет вступать в конфликт с его другой частью. Другими признаками дисфункциональной метакоммуникации являются ее фрагментарность или полная скрытость (наличие семейных секретов). Например, может утаиваться информация от больного члена семьи. При этом семья вовлекается в фальшивые коммуникации, увеличивающие тревогу и депрессию у самого больного и его близких.
Удовлетворенность браном — внутренняя субъективная оценка, отношение супругов к собственному браку. Она складывается как результат адекватной реализации представления о семье, сложившегося в сознании человека под влиянием различных событий, составляющих его опыт в данной сфере.
Переживание неудовлетворенности браком — ощущение резкого расхождения между реальной жизнью семьи и ожиданиями или результат чрезмерно завышенных ожиданий в отношении брака и партнера. Следствие возникновения неудовлетворенности браком — состояние фрустрации, осознаваемое или неосознаваемое.
Травматизирующее влияние неудовлетворенности в значительной мере зависит от степени осознанности данного состояния.
В случае осознанной неудовлетворенности наблюдается открытое признание супругом того, что семейные отношения его не удовлетворяют, желание что-то изменить в супружеских отношениях, семейном укладе, распределении ролей, переживании чувства ненужности, обиды, несправедливости. Неудовлетворенность при этом носит глобальный характер. Осознанная неудовлетворенность обычно сопровождается конфликтом в семье.
Плохо осознанная, «тлеющая» неудовлетворенность выявляется косвенно: при относительной удовлетворенности жизнью семьи в целом в ходе опроса супругов оказывается, что они недовольны всеми сторонами жизни. Такая форма неудовлетворенности приводит к возникновению переживаний страхов, тревоги, неуверенности, фрустрации.
Субъективная удовлетворенность браком, являясь эмоционально-оценочным отношением к семье, не всегда соответствует объективному уровню эффективности ее функционирования. Ее можно представить (по аналогии с формулой У. Джемса, раскрывающей содержание самооценки личности) как отношение реальных достижений к ожидаемым. Тогда субъективная удовлетворенность будет определяться как отношение реальности выполнения партнером своих обязательств к ожидаемым.
В случае низкой субъективной удовлетворенности браком корректировать надо либо реальное ролевое поведение и межличностную коммуникацию, либо ожидания супругов, особенно если они неадекватно завышены. Например, если молодые супруги не изменят чрезмерно восторженных или идеализированных представлений о семейной жизни (часто предваряющих вступление в брак), не сумеют начать работать над собой, не пытаясь изменить партнера, то их ждет разочарование, крушение иллюзий.
Низкая субъективная удовлетворенность браком также характеризуется разной степенью ее осознания.
Если неудовлетворенность недостаточно осознанна, то жалобы выражаются в форме переживаний страхов, тревоги, неуверенности, чувства фрустрации.
Субъективная удовлетворенность браком может быть полной, когда супругов полностью устраивает сложившаяся модель семейной жизни и отсутствует желание что-либо изменить, и частичной, когда есть направленность на изменение каких- либо аспектов семейной ситуации.


Факторы, влияющие на степень субъективной удовлетворенности браком:
• стадия жизненного цикла семьи;
• супружеский стаж;
• сходство ценностей;
• трудовая занятость;
• наличие в детей .
Субъективная удовлетворенность браком снижается о переходные периоды жизненного цикла семьи'. Максимальная удовлетворенность наблюдается до рождения детей, минимальная — в семьях с детьми младенческого возраста. Динамика ее изменения может быть отображена с помощью U-образной кривой: на начальных стадиях супружества удовлетворенность достаточно высока, на средних — резко падает, а к 18-20 годам вновь растет.
Причины возрастания удовлетворенности браком на поздних стадиях супружества:
• «когортный эффект» (к моменту изучения степени удовлетворенности браком выборка пожилых пар качественно изменяется: дисгармоничные семьи распадаются, удельный вес гармоничных в выборке увеличивается);
• возрастно-психологические особенности супругов;
• расширение сфер самовыражения родителей после завершения выполнения функции воспитания, проявляющееся в реализации внесемейных карьер — в профессиональной деятельности, увлечениях (на что раньше не хватало времени).
Такие особенности пожилых людей, как социальная конформность и стремление к социально желательным оценкам своей жизни («жизнь прожили хорошо»), актуализация защитных механизмов (рационализация — «если мы прожили столько лет, значит, мы были хорошей семьей», вытеснение, отрицание и др.), отрицание самой возможности развода в преклонном возрасте, обусловливают тенденцию восприятия пожилыми людьми своего брака как успешного.
Кроме того, страх одиночества в пожилом возрасте заставляет внимательнее и терпимее относиться к партнеру, что объясняет большую близость и умение разрешать проблемы более эффективно
Ценностное единство оказывается значимым фактором для субъективной удовлетворенности браком лишь при условии длительного семейного стажа. Гендерные различия проявляются в более высокой степени удовлетворенности браком у мужчин, чем у женщин .
Наличие детей в семье положительно влияет на степень субъективной удовлетворенности браком. Исследование влияния ухода детей из семьи показало, что «синдром пустых гнезд», проявляющийся в переживании «утраты смысла жизни», наблюдается лишь когда прекращение выполнения воспитательной функции порождает жизненную пустоту, супруги далеки друг от друга, не имеют общих точек соприкосновения, а отношения детей и родителей дистантны или конфликтны.
Исполнение ролей бабушек и дедушек в семьях детей значительно повышает уровень их удовлетворенности браком, снижает вероятность возникновения депрессии, уровень заболеваемости и смертности.
Работающие женщины, когда мотивация профессиональной деятельности выходит за пределы чисто утилитарно-прагматической, обнаруживают более высокий уровень субъективной удовлетворенности браком, чем неработающие жены- домохозяйки. Причины этого феномена — удовлетворение мотива самореализации в профессиональной деятельности, повышающей уровень самоуважения и самопринятия, возможность получить эмоциональную поддержку у коллег, помочь другим, нуждающимся е такой поддержке.
Важным фактором являются стратегии совладающего поведения, используемые супругами. Конструктивное разрешение проблем и переговоры повышают уровень удовлетворенности, другие формы (конфронтация, уход, избегание, настаивание на своих интересах, конфликт, подчинение и селективное игнорирование) приводят к его снижению.
Таким образом, семью можно рассматривать как открытую систему, находящуюся в постоянном взаимообмене с окружающей средой. Семья — это самоорганизующаяся система, то есть поведение системы целесообразно, и источник преобразований лежит внутри ее самой. Исходя из этого, становится понятно, что члены семьи ведут себя и поступают так или иначе не под влиянием своих потребностей и мотивов, а под влиянием правил функционирования данной семейной системы. Поэтому объектом психотерапевтического воздействия является вся семейная система целиком, а не отдельный человек.

Контрольные вопросы и задания:
1. Перечислите основные стратегии выбора брачного партнера.
2. Какие компоненты любви выделяются в различных ее теориях?
3. Что такое семейная сплоченность?
4. Чем обусловлены нарушения коммуникации в семье?
5 Каким требованиям должна удовлетворять эффективная семейная коммуникация?
6. Что влияет на субъективную удовлетворенность браком?
7. Как меняется субъективная удовлетворенность браком на разных стадиях жизненного цикла семьи?

Источник: Буравцова, Н. В. Психологическое консультирование и психотерапия семьи: теория и практика: учеб, пособие / Н. В. Буравцова ; Новосиб. гос. ун т экономики и управления — Новосибирск : НГУЭУ, 2018, — 354 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.