На главную Лекции и практикум по психологии Общая психология Индивидуальные особенности саморегуляции деятельности
Индивидуальные особенности саморегуляции деятельности
Лекции и практикум по психологии - Общая психология

4.1 Феномен эмоционального выгорания в профессиональной деятельности

Значительное повышение темпа жизни, социальные трансформации, увеличение эмоциональных и информационных нагрузок придают проблематике психологического стресса и, в особенности, проблеме индивидуальной устойчивости к стрессу особое звучание. Психологический стресс остается как и десятилетия назад одной из главных «болезней века», составляющей серьезную угрозу трудоспособности и качеству жизни. В то же время, в отношении большинства конкретных областей изучения стресса - и, в частности, разработки проблемы индивидуальной устойчивости к стрессу - до настоящего времени не достигнуто концептуального и терминологического единства (Бодров и Обознов, 2000; Г абдреева, 2002; Реан и др., 2006; Субботин, 1992; Cooper, 1998; Lazarus, 1991).


Устойчивость к психологическому стрессу традиционно рассматривается как профессионально важная черта в напряженных видах труда (Бодров, 2000; Гуревич, 1970; Китаев-Смык, 1983; Ломов, 1966; Марищук, 1982). Индивидуальная стрессоустойчивость представляет большой интерес как промежуточная переменная, опосредующая связь между уровнем объективно испытываемого стресса и развитием различного рода соматических заболеваний (Судаков, 1998; Holmes & Masuda, 1974; McEwen, 1998). Некомпенсированное воздействие интенсивных стресс-факторов, равно как и переживание хронического стресса, может приводить к разнообразным нарушениям психического здоровья.
Важность оценки индивидуальной устойчивости к стрессу отражена в существовании целого ряда диагностических методик, направленных на измерение степени выраженности данного и родственных свойств. Помимо традиционных методов, направленных на оценку индивидуальнотипологических характеристик как предикторов психологической надежности, эмоциональной устойчивости и предрасположенности к развитию стресса (Бодров, 2000; Гуревич, 1970; Небылицын, 1971, 1976), в последние десятилетия разрабатывались собственно психологические тесты для измерения этих индивидуальных особенностей (Мильман, 1983; Осетров, 1987; Субботин, 1992; Фирсов, 1996). В основе указанных методик лежит анализ статистических связей между разнообразными характеристиками индивида и среды и оптимальными/неоптимальными исходами адаптации. Стрессоустойчивость является функциональной характеристикой системы психической регуляции деятельности в сложных условиях и должна быть описана в терминах работы этой системы (Бодров, 2006; Дикая, 2003; Леонова, 2000).
Наше исследование посвящено изучению степени выраженности синдрома эмоционального выгорания у специалистов медицинского профиля. Данная проблема заслуживает внимания в связи с профессиональной подготовкой и переподготовкой специалистов, формированием у них навыков психогигиены и психопрофилактики в профессиональной деятельности.
Традиционно при изучении профессиональной деятельности специалистов социально ориентированных профессий (врачей, педагогов, социальных работников) акцент делается на позитивных аспектах работы с людьми. Вместе с тем, очевидно, что работа с людьми в силу предъявляемых ею высоких требований, особой ответственности и эмоциональных нагрузок потенциально содержит в себе опасность тяжелых переживаний, связанных с рабочими ситуациями, и вероятность возникновения профессионального стресса.
Наряду с этим в сложных современных условиях возрастает количество самых различных психогенных воздействий. Среди них и бытовые, и производственные, и глобально-социальные факторы, вызывающие у человека развитие негативных эмоциональных состояний, соответствующих поведенческих реакций, ухудшение состояния здоровья. Одновременно с широко распространенными стрессами из-за материальных затруднений растут также переживания по причине неудовлетворенности развитием профессиональной жизни и собой [1].
Особенно остро эта проблема касается людей коммуникативных профессий. Коммуникативная деятельность характеризуется, как правило, высокой интенсивностью и напряженностью общения, частым вмешательством внешних факторов, широкой сетью контактов разного уровня [2]. Исследование проблематики стрессоустойчивости человека в различных профессиях показало, что длительное воздействие стресса приводит к таким неблагоприятным последствиям, как снижение общей психической устойчивости организма, появление чувства неудовлетворенности результатами своей деятельности, тенденция к отказу от выполнения заданий в ситуациях повышенных требований. Анализ факторов, вызывающих подобные симптомы в различных видах деятельности, показал, что существует ряд профессий, в которых человек начинает испытывать чувство внутренней эмоциональной опустошенности вследствие необходимости постоянных контактов с другими людьми. Появилось понятие «эмоциональное выгорание», предложенное К. Маслач [5]. В настоящее время не существует единой точки зрения на сущность психического выгорания и его структуру. Синдром «эмоционального выгорания» некоторые авторы рассматривают как разновидность стресса, где клиенты выступают в качестве стрессогенных факторов. Однако другие исследователи не отождествляют эффекты выгорания и профессиональные стрессы, рассматривая «эмоциональное выгорание» не как разновидность стресса, а как результат влияния комплекса стрессогенных факторов (К. Маслач, А.Г. Абрумова, В.В. Бойко).
Ряд авторов возражал против введения термина «эмоциональное выгорание», так как с точки зрения определения стрессового процесса (то есть стадий тревоги, резистентности и истощения), выгорание приравнивали к третьей стадии. Однако данные современных исследований наглядно показали, что выгорание можно отличить от других явлений как концептуально, так и эмпирически. Оно имеет свои причины, источники, механизмы и закономерности возникновения и развития, условия протекания, методы профилактики и лечения.
К. Маслач и другие исследователи [3; 4; 5] считают, что этот синдром включает в себя три основные составляющие: эмоциональную истощенность, деперсонализацию и редукцию профессиональных достижений. Под эмоциональным истощением понимается чувство эмоциональной опустошенности и усталости, вызванное собственной работой. Деперсонализация предполагает циничное отношение к труду и объектам своего труда. В частности, в социальной сфере деперсонализация предполагает бесчувственное, негуманное отношение к клиентам, приходящим для лечения, консультации, получения образования и других социальных услуг. Наконец, редукция профессиональных достижений - возникновение у работников чувства некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание неуспеха в ней, отказ от инициативы.
Предложенные К. Маслач и др. три компонента «выгорания» в какой-то степени отражают специфику той профессиональной сферы, в которой впервые был обнаружен этот феномен. Особенно это касается второго компонента «выгорания», а именно, деперсонализации, отражающей нередко состояние сферы социальной, в частности медицинской помощи. Исследования последних лет не только подтвердили правомерность этой структуры, но и позволили существенно расширить сферу ее распространения, включив профессии, не связанные с социальной сферой. Это привело к некоторой модификации понятия «выгорание» и его структуры. Психическое выгорание понимается как профессиональный кризис, связанный с работой в целом, а не только с межличностными взаимоотношениями в ее процессе. Такое понимание несколько видоизменило и его основные компоненты: эмоциональное истощение; деперсонализацию; профессиональную эффективность. С этих позиций понятие деперсонализации имеет более широкое значение и означает отрицательное отношение не только к клиентам, но и к труду и его предмету в целом [3].
Анализ конкретных исследований синдрома «эмоционального выгорания» показывает, что основные усилия были направлены на выявление факторов, вызывающих выгорание. Традиционно они группировались в два больших блока: особенности профессиональной деятельности (объективные факторы) и индивидуальные характеристики самих профессионалов (субъективные факторы). Некоторые авторы выделяют и третью группу факторов, рассматривая содержательные аспекты деятельности как самостоятельные [4].
К объективным факторам (организационные и ролевые) можно отнести те, которые порождаются условиями самой работы или неправильной ее организации. К субъективным факторам, помимо индивидуально - психологических особенностей специалиста, следует отнести направленность личности, мотивацию профессиональной деятельности, удовлетворенность ею, а также удовлетворенность социально-психологическим климатом в коллективе, отношениями с коллегами и т.д.
Данные о взаимосвязи между стажем работы по специальности и выгоранием довольно противоречивы.
Среди представителей коммуникативных профессий особым образом выделяются медицинские работники. Специфика их деятельности состоит в том, что медработники в течение всей своей профессиональной деятельности постоянно испытывают эмоциональные перенапряжения. Это выражается в том, что врачи должны брать на себя ответственность за здоровье и жизнь людей; они постоянно имеют дело со смертью, как реальной, так и потенциальной; надо быть эмоционально готовым к общению с больным по поводу его болезни и при подготовке пациента к сложной операции. К тому же, отношения между врачом и пациентом считаются «дополняющими» - врач обязан оказывать внимание, заботу и «вкладывать» больше, чем пациент [2]. Кроме рабочих стрессоров на психическую и эмоциональную жизнь медработников, так же, как и на всех других людей, оказывают влияние внешние социальные факторы и семейные проблемы. Такие ежедневные перегрузки требуют от врача большой мобильности и устойчивости к стрессовым воздействиям. Нарушение внутреннего психологического баланса способствует личностной деформации, приводящей к возникновению синдрома эмоционального выгорания и профессиональной дезадаптации, появлению таких симптомов, как нарастающий негативизм по отношению к пациентам, эмоциональная отстраненность, постоянное чувство неудачи и вины, утрата веры в свои профессиональные возможности.
В связи с актуальностью проблемы нами было проведено исследование эмоционального выгорания у врачей анестезиологов-реаниматологов с различным стажем работы. В исследовании приняли участие врачи анестезиологи-реаниматологи в количестве 119 человек.
Методы исследования: анкетирование; методика В.В. Бойко «Диагностика эмоционального выгорания личности».
По стажу работы исследуемые врачи были разделены на пять групп: первая - стаж работы до 5 лет - 12,7% испытуемых; вторая - стаж работы от 5 до 10 лет - 19,5% испытуемых; третья - стаж работы от 10 до 15 лет - 25,4% испытуемых; четвертая - от 15 до 20 лет - 13,6% испытуемых; пятая - свыше 20 лет - 28,7% испытуемых.
Исходя из полученных данных, можно сделать вывод о том, что проблема «эмоционального выгорания» в профессиональной деятельности врачей актуальна, т.к. у 57,0% опрошенных в сформированной стадии находятся те или иные симптомы «выгорания».
Сложившийся синдром «эмоционального выгорания» выявлен у 29,8% респондентов, в фазе формирования синдром «эмоционального выгорания» у 27,2% опрошенных, у 43,0% опрошенных отсутствует синдром «эмоционального выгорания» (таблица 4.1.1).
Таблица 4.1.1 - Результаты исследования уровня сформированности эмоционального выгорания у анестезиологов-реаниматологов в зависимости от стажа работы (%)

Испытуемые

Степень выраженности симптомов эмоционального выгорания (СЭВ)


группы

Стаж
работы

Отсутствие
СЭВ

Формирующийся
СЭВ

Сформировавшийся
СЭВ

I

0-5

56,0

32,5

11,5

II

5-10

56,5

17,5

26,0

III

10-15

56,0

13,0

31,0

IV

15-20

13,4

38,3

48,3

V

Свыше 20

33,0

34,7

32,3


Как видно из таблицы, группы специалистов различаются по степени сформированности фаз эмоционального выгорания. Среди врачей со стажем 15-20 лет значительно меньше 13,4% лиц с отсутствием признаков эмоционального выгорания, чем в других стажевых группах. В этой же группе самый высокий процент лиц (48,3%) с признаками сформировавшегося выгорания.
Формирующийся СЭВ (средняя степень выраженности) отмечен у 32,5% испытуемых со стажем до 5 лет, 17,5% и 13,0% соответственно во 2 и 3 стажевых группах. В 4 группе со стажем 15-20 лет этот уровень выгорания отмечен у 38,3%; в группе со стажем более 20 лет - у 34,7% врачей.
Сформировавшийся синдром эмоционального выгорания (фаза истощения) отмечена у 11,5% начинающих врачей (1 группа), у 26,0% испытуемых 2 группы, 31,0% и 32,3% соответственно в 3 и 5 стажевых группах. Самое неблагополучное положение выявлено в 4 группе - 48,3%.
Согласно результатам, полученным по сумме показателей всех 12 симптомов, найден итоговый показатель СЭВ. Наибольшей степенью выраженности синдрома «эмоционального выгорания» также отличались испытуемые врачи 4-й группы (со стажем работы 15-20 лет): средний показатель по группе - 180 баллов, далее - 5-й группы (со стажем работы свыше 20 лет) - 158 баллов, близкие показатели синдрома «эмоционального выгорания» продемонстрировали испытуемые 1, 2 и 3 групп (стаж работы до 15 лет) - соответственно 143, 148 и 142 балла. Можно констатировать выраженную тенденцию к увеличению количества врачей с признаками синдрома эмоционального выгорания при увеличении стажа работы.
Для каждой группы врачей характерно преобладание определенных компонентов выгорания, что можно объяснить различиями в условиях профессиональной деятельности и личностно-ролевыми особенностями реагирования. У начинающих врачей отмечены эмоциональное напряжение, тревога, неадекватное избирательное эмоциональное реагирование. Опытные врачи чаще отмечали проявления неадекватного избирательного эмоционального реагирования и редукции профессиональных обязанностей.
В результате проведения корреляционного анализа установлены достоверные положительные взаимосвязи стажа профессиональной деятельности с выраженностью симптома «неадекватного избирательного эмоционального реагирования», который проявляется в ограничении диапазона и интенсивности включения эмоций в профессиональное общение.
Склонность начинающих работать врачей к выгоранию объясняется эмоциональным стрессом, который они испытывают при столкновении с реальной действительностью, часто несоответствующей их ожиданиям. Непростым может быть и процесс адаптации к избранной профессии. Однако выявленные невысокие показатели в этой группе могут косвенно свидетельствовать о достаточно благополучном протекании адаптации.
Обнаружено снижение количества лиц с выраженным СЭВ в 5-й группе со стажем более 20 лет. Этот факт можно объяснить тем, что у специалистов в зрелом возрасте уже пройден этап профессионального становления, сформированы профессиональные интересы, в значительной степени достигнуты конкретные профессиональные цели, выработаны механизмы и способы профессионального самосохранения.
Исследование взаимоотношений между полом и выгоранием представляется довольно важным особенно для тех профессий, где велика доля женского труда (учителей, медицинского персонала, социальных работников).
Взаимоотношения между полом и выгоранием не однозначны. В ряде исследований отмечается, что мужчины в большей степени подвержены процессу выгорания, чем женщины [4], в то время как другие исследователи приходят к совершенно противоположным заключениям [2]. Мы проанализировали полученные результаты с точки зрения половых различий (таблица 4.1.2).
Таблица 4.1.2 - Результаты исследования уровня сформированности эмоционального выгорания у анестезиологов-реаниматологов в зависимости от пола испытуемых (%)


группы

Стаж
работы

Отсутствие СЭВ

Формирующийся
СЭВ

Сформировавшийся
СЭВ

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

I

0-5

62,0

50,0

15,0

50,0

23,0

0

II

5-10

53,0

60,0

35,0

0

12,0

40,0

III

10-15

50,0

62,5

13,6

12,5

36,4

25,0

IV

15 20

26,7

0

26,7

50,0

46,6

50,0

V

Свыше 20

40,7

25,0

44,7

25,0

14,8

50,0

 

По интегральному индексу профессионального выгорания имеются следующие различия: женщины по сравнению с мужчинами несколько чаще демонстрируют высокий уровень синдрома выгорания: 33,0% врачей-женщин имеют признаки сформированного СЭВ, среди мужчин этот показатель равен 26,6%, однако различия эти статистически незначимы. Небольшое количество испытуемых-женщин в нашем исследовании связано с преобладанием мужчин среди врачей анестезиологов-реаниматологов. Такой «естественный отбор» связан, вероятно, с требованиями, которые предъявляет данная профессия к личностным характеристикам врача. Профессиональная деятельность приводит к тому, что женщины в большей степени, чем мужчины, истощаются на работе, сильнее демонстрируют личностное отдаление и потерю профессиональной мотивации. В женской выборке ярче заметны следующие изменения: чувство эмоционального опустошения, усталости, низкая профессиональная самооценка, психосоматические изменения.
Установлено, что у мужчин более высокие баллы по деперсонализации (личной отстраненности), а женщины в большей степени подвержены эмоциональному истощению. Это связано с тем, что у мужчин преобладает деловая направленность, женщины же более эмоционально отзывчивы и у них меньше чувство отчуждения от своих пациентов. В качестве другого объяснения можно предположить, что работающие женщины испытывают более высокие рабочие перегрузки из-за дополнительных домашних и семейных обязанностей.
Таким образом, полученные в результате проведенного исследования данные показывают достаточно высокую выраженность проявлений синдрома профессионального (эмоционального) выгорания у врачей анесте- зиологов-реаниматологов.
В результате проведенного исследования установлены существенные различия в степени выраженности и структуре синдрома «эмоционального выгорания» у врачей-анестезиологов в зависимости от стажа профессиональной деятельности.
Полученные данные свидетельствуют о том, что протекание синдрома эмоционального выгорания имеет свои особенности в мужской и женской выборке. Врачи мужчины и женщины подвержены эмоциональному выгоранию, при этом более ярко симптомы выгорания проявляются у женщин.
Все это свидетельствует о необходимости более детального изучения факторов, влияющих на формирование синдрома «эмоционального выгорания», проведения профилактики и психокоррекции эмоционального и психического состояния специалистов.
При увеличении перегрузок «помогающие» специалисты начинают неосознанно стремиться к уменьшению контактов - меньше личностно вовлекаются во взаимодействие, чаще прибегают к формальным действиям, используют более безличные методы работы.
Еще один важный в данном контексте аспект рабочей ситуации - это возможность влияния на процесс работы и принятия касающихся работника решений. Если у специалиста присутствует чувство, что он ничего не может изменить в своей работе, что от него ничего не зависит, что его мнение не имеет значения, вероятность развития профессионального «выгорания» увеличивается. Ролевая неопределенность - в смысле неясной формулировки прав и обязанностей, возможностей человека, ролевая конфликтность - как противоречие разных ролей - также способствует профессиональному стрессу и профессиональному выгоранию.
Риск возникновения «эмоционального выгорания» личности специалиста в работе может увеличиваться и в следующих случаях: вкладывание в работу больших личностных ресурсов при недостаточности признания и положительной оценки; напряженность и конфликтность в профессиональной среде, недостаточная поддержка со стороны коллег и их излишний критицизм; нехватка условий для самовыражения личности на работе, когда не поощряются экспериментирование и инновации; неразрешенные личностные конфликты специалиста; неудовлетворенность профессией, которая основана на осознании неправильности ее выбора, несоответствия своих способностей требованиям профессии.
Компетентность специалиста, умение быстро и эффективно решать рабочие проблемы является фактором профессионального самосохранения. Поэтому важно повышать мастерство и квалификацию посредством самообразования в ходе практической деятельности, заимствования опыта у коллег, различными формами краткосрочной учебы - курсами, семинарами, разовыми программами и др. Возможность повышения квалификации снижает риск развития «эмоционального выгорания».
Очевидно, что происхождение «эмоционального выгорания» невозможно однозначно связать с теми или иными организационными, личностными или ситуационными факторами, скорее, оно является результатом сложного взаимодействия личностных особенностей человека, ситуации его межличностных отношений с профессиональной и рабочей ситуацией, в которой он находится.
Это свидетельствует о необходимости целенаправленного создания условий, способствующих предупреждению возникновения и развития эмоционального выгорания у профессионалов, работающих в сфере медицинского обслуживания, а также необходимости внедрения в практику специальных программ, направленных на оказание им психологической помощи и поддержки.
Литература
1. Бойко, В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других / В.В. Бойко. - М.: Филинъ, 1996. - 472 с.
2. Водопьянова, Н.Е. Синдром «психического выгорания» в коммуникативных профессиях / Н.Е. Водопьянова // Психология здоровья / Г.С. Никифоров (ред.). - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000. - С. 548-573.
3. Леонова, А.Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса / А.Б. Леонова // Вестн. психосоциальной и коррекционнореабилитационной работы. - 2001. - № 11. - С. 2-16.
4. Орел, В.Е. Феномен «выгорания» в зарубежной психологии: эмпирические исследования / В.Е. Орел // Психологический журнал. - 2001. - Т. 22, № 1. - 2001. - С. 90-101.
5. Maslach, C. History and conceptual specificity of burnout. Recent development in theory and research, Hemisphere / C. Maslach, W. Schaufeli. - New-York, 1993.


4.2 Индивидуальная стрессоустойчивость и способы совладания с трудностями


Современные исследования показывают, что стрессоустойчивость не является статическим свойством индивида. В этой связи актуальным представляется обращение к когнитивно-трансактным теориям стресса (Лазарус, 1970; Кокс, 1981; Lazarus, 1991; Lazarus & Folkman, 1984; Schoenpflug, 1986). Их динамический характер позволяет конструировать устойчивость к стрессу как величину, обладающую определенной ситуативной изменчивостью, «эластичностью» (Schumacher et al., 2004). Кроме того, для данного подхода характерно понимание стресса как многомерного процесса, центральную роль в котором играют функции когнитивно-аффективной оценки ситуации, во многом обусловленные мотивационной структурой личности. Многомерность феномена стрессоустойчивости, равно как и ведущая роль мотивационных и познавательных переменных в его структуре, отмечалась многими исследователями (Абульханова-Славская, 1991; Анцыферова, 1994; Баранов, 1995; Левитов, 1964; Тышкова, 1986; Antonovsky, 1987; Bandura, 1977; Kobasa, 1979 и др.) [1].
В исследованиях психологических проявлений и последствий стресса лидирующей является проблематика профессионального и организационного, экологического, семейного стресса [4; 8].
Психологический стресс - особое психическое состояние, возникающее как отражение человеком сложной, экстремальной ситуации, в которой он находится. Специфика психического отражения выражается не только в трудностях проявления эмоций, но и в мотивационных, волевых, характерологических и других проявлениях личности. В значительной степени оно определяется выбранными целями, оценкой значимости или сложности деятельности, представлениями о собственных возможностях совладания с трудностями [9].
Систематизировав различные точки зрения и исследовательские традиции, А.Б. Леонова предлагает выделять три основных подхода к анализу психологического стресса: регуляторный, экологический и трансактный [4].
В регуляторном подходе психологический стресс понимается как состояния, возникающие вследствие формирования специальных механизмов регуляции деятельности в затруднительных условиях. Этот подход имеет давнюю историю и интенсивно развивается в концепции функциональных состояний. Основным здесь является детальный анализ смены механизмов регуляции деятельности под влиянием разных факторов, а также оценка их «цены» с точки зрения внутренних затрат. В последние годы значительно возрос интерес к вопросам, связанным с формированием стрессоустойчивости человека в различных профессиях, и особенностям влияния деятельности на здоровье тех специалистов, чья работа тесно связана с интенсивным и эмоционально напряженным взаимодействием с людьми (исследования по «эмоциональному выгоранию»).
В экологическом подходе стресс понимается как результат взаимодействия индивида с окружающей средой. Утверждается, что профессиональный стресс возникает в результате несоответствия требований рабочей среды и индивидуальных ресурсов. В рамках данного подхода объектом эмпирических исследований являются характеристики стрессогенных ситуаций «на входе» и последствия этих ситуаций в виде снижения эффективности деятельности, нарушения психического и физического здоровья людей.
В трансактном подходе стресс рассматривается как индивидуальноприспособительная реакция человека на осложнение ситуации. Отправной точкой следует считать когнитивную модель психологического стресса, предложенную Р. Лазарусом. Центральное место в этом анализе занимают индивидуальная значимость и субъективная оценка ситуации, в которой у человека возникают проблемы, а также те способы, с помощью которых он пытается преодолеть затруднения (т.н. копинг-стратегии).
При рассмотрении стресса как трансактного процесса структура стрессового эпизода будет состоять из четырех последовательных элементов: 1 - осознание стрессора и его оценка; 2 - эмоциональные реакции и когнитивные процессы; 3 - копинговые реакции; 4 - результат и новая оценка ситуации.
Для совладания с конфликтами внешнего и внутреннего плана люди вынуждены интенсивно использовать механизмы психологической защиты и соответствующие формы защитного поведения, в том числе и деструктивные. Функциональное назначение защиты заключается в ослаблении внутреннего конфликта (напряжения, беспокойства), обусловленного противоречием между импульсами бессознательного и требованиями внешней среды в социальном взаимодействии. При этом защитные процессы индивидуальны, многообразны и плохо поддаются осознанию.
Наряду с ними человек формирует определенные осознанные способы совладания. Различают проблемно-ориентированный копинг (решение проблемы) и эмоционально-ориентированный копинг (изменение собственного состояния и установок в отношении ситуации). Задачами копинга являются минимизация негативных воздействий обстоятельств и повышение возможностей восстановления; приспособление или регулирование, преобразование жизненных ситуаций; поддерживание позитивного «образа Я»; поддерживание эмоционального равновесия и достаточно тесных взаимосвязей с другими людьми (Лазарус, Кохен).
Таким образом, индивидуальная устойчивость к стрессу является системным образованием, отражающим способность человека к нейтрализации негативных соматических, психологических и поведенческих последствий длительного переживания стресса. Уровень индивидуальной устойчивости к стрессу определяется спецификой субъективных оценок затруднительных ситуаций и доступных ресурсов совладания.
На основании терминологического анализа Б.Б. Величковский вводит понятие индивидуальной устойчивости к стрессу, которая определяется как системное свойство, обусловливающее успешную адаптацию человека к воздействию различных психосоциальных нагрузок и факторов среды обитания без негативных кратковременных и долговременных последствий для психического и физического здоровья [1].
Показано, что однозначно связать уровень индивидуальной устойчивости к стрессу с особенностями нервной системы или темперамента невозможно, что хорошо согласуется с концепцией индивидуального стиля деятельности (Асеев, 1974; Климов, 1969; Мерлин, 1986). Приводятся сведения о личностных диспозициях, связываемых с повышенным уровнем сопротивляемости к стрессу. К ним относятся, в первую очередь, низкая тревожность, экстраверсия, низкий уровень нейротизма, внутренний локус контроля, самоэффективность, диспозиционный оптимизм, жизнестойкость [3; 7].


Понятие психологического преодоления
Существуют различные способы преодоления жизненных сложностей (coping strategies). Психологическое преодоление - это индивидуальный способ взаимодействия с ситуацией в соответствии с ее логикой, значимостью в жизни человека и его психологическими возможностями [7]. В широком смысле слова «coping» включает все виды взаимодействия субъекта с задачами внешнего или внутреннего характера - попытки овладеть или смягчить, привыкнуть или уклониться от требований проблемной ситуации. Частично это понятие пересекается с понятием психологических защит, однако оно шире, потому что включает не только ментальную, но и фактическую реальность.
При всех различиях между собой индивидуальные формы психологического преодоления тяготеют к двум полюсам: 1) решение проблемы (объект-ориентированное преодоление), 2) изменение собственных установок в отношении ситуации (эмоционально-ориентированное преодоление). К первому типу относят реальное решение проблемы, поиск дополнительной информации, обращение к социальной поддержке. Второй тип включает отвержение проблемы, намеренный отказ от поиска информации, понижение самооценки и на этом основании - отказ от борьбы, эмоциональную экспрессию [6].
Можно выделить также пять сфер жизнедеятельности человека, «подпитывающих» его действия в трудный период: 1) познание и представления, 2) чувства, 3) отношения с людьми, 4) духовность и 5) радости физического бытия. Критериями эффективности преодоления являются, во-первых, объективное разрешение проблемной ситуации и, во-вторых, восстановление психического благополучия человека: понижение тревожности, ослабление психосоматической симптоматики. Надежным показателем эффективности «coping» считается и ослабление чувства уязвимости к стрессам, исчезновение страха перед действительностью.
В настоящее время получены некоторые данные о средней эффективности различных форм coping. Наиболее действенным является объективное разрешение проблемы, основанное на активной, инструментальной жизненной позиции человека. Наименее эффективными, по мнению ряда авторов, являются избегание и самообвинение во всех вариантах, занижение своих возможностей и пр. Достаточно действенным представляется реальное преобразование ситуации или, по крайней мере, ее перетолкование. Вообще выражение чувств принято считать хорошим способом преодоления стресса; исключение составляет лишь открытое проявление агрессивности в силу своей асоциальной направленности, но и сдерживание гнева, как показывают данные психосоматических исследований, представляет собой фактор риска для психологического благополучия человека [6].
Психологическое преодоление является переменной, зависящей, по крайней мере, от двух факторов - личностных ресурсов и реальной ситуации. Некоторые авторы выделяют в качестве третьего фактора ожидаемую социальную поддержку: в зависимости от прочности психологического «тыла» человек может поступать решительно или, наоборот, избегать столкновения с реальностью. Очевидно, что сопротивляемость субъекта обстоятельствам может существенно меняться в зависимости от того, насколько угрожающей и управляемой представляется ему ситуация и как он оценивает свои возможности, то есть от его Я-концепции.
Существует зависимость психологического преодоления от пола, возраста и социальной среды человека. В целом для женщин в трудных ситуациях более характерно пассивное приспособление и самоизменение, а также надежда и ожидание. Мужчинам, напротив, более присуще инструментальное отношение к миру, стремление его переделать, изменить по своему образу и подобию. Они склонны отгородиться от депрессивных состояний, концентрируясь на деятельности, вовлекаясь в физическую активность, чтобы вывести себя из негативных переживаний. Маскулинные и фемининные способы реагирования на стресс, скорее всего, являются результатом социализации. В выборе способов психологического преодоления отмечается возрастная динамика следующего содержания: эмоционально-ориентированные формы с возрастом утрачивают популярность, а проблемно-ориентированные, напротив, используются чаще, но их применение зависит от содержания проблем, с которыми сталкивается субъект [6]. Перейдем к рассмотрению результатов наших исследований.


Эмоциональная устойчивость как профессионально важное качество личности психолога
Данное исследование посвящено проблеме изучения развития эмоциональной устойчивости как профессионально важного качества психолога системы образования. В данной работе мы исходили из понимания эмоциональной устойчивости как функционального, динамического, интегративного свойства эмоциональной сферы личности, способствующего успешному достижению цели деятельности в сложной эмоциогенной обстановке и позволяющего гибко реагировать на сложившуюся ситуацию.
В научной литературе не раз указывалось, что эмоциональная устойчивость влияет на успешность выполнения деятельности (Л.М. Аболин, Е.А. Милерян, К.К. Платонов, А.А. Реан, Я. Рейковский и др.).
Вслед за названными авторами мы относим эмоциональную устойчивость к профессионально важным качествам для многих профессий, в том числе для профессии психолога [2; 3].
Особую актуальность проблема эмоциональной устойчивости обретает на этапе обучения будущих психологов в вузе в силу того, что их будущая профессиональная деятельность по специальности обладает выраженным эмоциогенным компонентом. Причем информации об изменении эмоциональной устойчивости в процессе профессиональной подготовки психологов явно недостаточно. Как следствие возникает вопрос о закономерностях динамики эмоциональной устойчивости психолога системы образования и личностных факторах, способствующих ее развитию.
Предмет исследования - особенности эмоциональной устойчивости психологов на разных этапах профессиональной жизни.
Методы исследования: теоретический анализ психологической и педагогической литературы по проблеме исследования; комплекс психодиагностических методик для изучения особенностей эмоциональной устойчивости: методика измерения рефлексивности как психического свойства
A. В. Карпова; вопросник для выявления выраженности самоконтроля в эмоциональной сфере, деятельности и поведении Г.С. Никифорова,
B. К. Васильева и С.В. Фирсова; методика социально-психологической адаптации (СПА) К. Роджерса и Р. Даймонда, адаптированная Т.В. Снегиревой; методика многофакторного исследования личности Р. Кеттелла, адаптированная под руководством А.А. Бодалева (шкала С эмоциональной устойчивости-неустойчивости); методика изучения самооценки и уровня притязаний; статистический анализ полученных эмпирических данных.
Выборка - психологи, работающие в системе образования: 52 человека женского пола в возрасте от 22 до 57 лет, со стажем работы психологом системы образования от 1 месяца до 21 года, а также студенты-психологи первого и пятого курсов - 41 человек - 6 юношей и 35 девушек в возрасте от 17 до 22 лет.
Результаты и обсуждение. Выявлено, что по мере возрастания трудового стажа происходит снижение эмоциональной устойчивости у психологов сферы образования. Существуют критические периоды в динамике эмоциональной устойчивости на разных этапах профессионального становления, что позволяет прогнозировать изменения в эмоциональной саморегуляции психологов. Обнаружено, что кризис эмоциональной устойчивости характерен для следующих этапов профессиональной деятельности психолога системы образования: до 1 года и от 5 до 10 лет. Установлено, что специалистов системы образования с психологическим профессиональным стажем от 1 года до 3 лет и от 10 до 15 лет можно охарактеризовать как более эмоционально устойчивых. Далее эмоциональная устойчивость изменяется дифференцированно.
На протяжении обучения в вузе наблюдается положительная динамика эмоциональной устойчивости, адаптации студентов к стрессовым воздействиям, что, вероятно, обусловлено формированием адаптационного личностного ресурса. Так, на 1 -м курсе преобладает большое количество (94%) неадаптированных к стрессу студентов, испытывающих состояние эмоционального дискомфорта, имеющих слабое целеполагание и конфликтность во взаимоотношениях, тогда как к 5-му курсу 76% студентов показывают высокий уровень адаптивности к стрессам, характеризующийся состоянием эмоциональной комфортности, общим позитивным отношением к себе и людям, высоким самоконтролем, настойчивостью и способностью самостоятельно принимать решения.
Обобщая результаты, можно сделать вывод о том, что личностными детерминантами эмоциональной устойчивости психологов, находящихся на разных этапах профессиональной деятельности, являются такие психологические характеристики, как интернальность; мыслительная и поведенческая гибкость; рефлексивные способности, в частности рефлексивная оценка эмоционального состояния, осознанное принятие решения о способах действий в эмоциогенной ситуации; оценка успешности эмоциональной саморегуляции; позитивная самооценка; развитый эмоциональный самоконтроль.
Заключение. Эмоциональная устойчивость, наряду с эмоциональной чувствительностью, является профессионально важным качеством для многих профессий, в том числе и для профессии психолога. Выраженный уровень эмоциональной устойчивости препятствует возникновению синдрома профессионального выгорания психологов системы образования. У работающих психологов по сравнению со студентами-психологами наблюдается значимое преобладание личностных детерминант эмоциональной устойчивости, таких, как показатели интернальности локуса контроля; показатели общей рефлексивности; показатели рефлексивной оценки эмоционального состояния; показатели общей самооценки; показатели эмоционального самоконтроля.
Работая в той или иной профессиональной области, осознавая и транслируя свое отношение к работе, человек культивирует в себе новые качества личности, в том числе и профессионально важные. Уже существующие личностные свойства и качества объединяются с новыми, происходит их консолидация. Формирование в процессе освоения профессии способности к саморегуляции и самодетерминации поведения является одной из приоритетных задач развития личности.
Исследование эмоциональной устойчивости и психологических защит у студентов
Цель исследования - анализ связи эмоциональной устойчивости и способов совладающего поведения у студентов 1 курса. Мы полагали, что уровнь эмоциональной устойчивости связан с характером преобладающих у студента психологических защит и способов осознанной саморегуляции поведения.
В исследовании приняли участие студенты разных факультетов (математического, художественно-графического и педагогического) - всего 127 человек, из них девушек - 90, юношей - 37.
Уровень эмоциональной устойчивости оценивался по показателям фактора «С» 16-факторного личностного опросника Р. Кеттелла.
Преобладающие психологические защиты определялись с помощью адаптированного опросника «Индекс жизненного стиля» (Плучик- Келлерман-Конте). Измерялись восемь видов защитных механизмов: вытеснение, отрицание, замещение, компенсация, гиперкомпенсация, проекция, рационализация и регрессия.
Способы и уровень осознанной регуляции поведения - методика «Стилевые особенности саморегуляции поведения» (В.И. Моросанова) [5].


Результаты и их обсуждение.
У девушек преобладали: «проекция» используются всеми испытуемыми, «гиперкомпенсация» и «компенсация» используются 67% и 60 испытуемых соответственно; «отрицание» использовалось минимально. У юношей преобладающей защитой также была «проекция» - 80% испытуемых и «компенсация» - 40% юношей; минимально использовалось «вытеснение».
Таблица 4.2.3 - Оценка статистической значимости различий в использовании механизмов психологической защиты девушками и юношами (по критерию Стьюдента)


п/п

Механизмы
психологической

Девушки n = 90

Юноши n = 37

t

 

защиты

х

Ст. от.

х

Ст. от.

 

1

Проекция

7,50

2,17

7,07

2,90

0,68

2

Гиперкомпенсация

7,08

2,24

6,43

1,98

1,16

3

Компенсация

6,72

2,44

6,37

2,13

0,67

4

Замещение

5,31

2,84

4,87

2,78

1,20

5

Рационализация

5,19

2,13

5,30

2,19

0,28

6

Регрессия

5,02

2,89

4,95

2,76

0,33

7

Вытеснение

4,80

2,05

4,02

2,24

3 73***

8

Отрицание

4,15

2,11

3,04

2,04

3 74***

*** p < 0,001


Проекция предполагает приписывание окружающим собственных негативных качеств, мыслей, чувств как основу для их неприятия и самопринятия на этом фоне. Различают атрибутивную проекцию (бессознательное отвержение собственных негативных качеств и приписывание их окружающим); рационалистическую (осознание у себя приписываемых качеств и проецирование по формуле «все так делают»); комплиментарную (интерпретация своих реальных или мнимых недостатков как достоинств); симилятивную (приписывание недостатков по сходству, например, родитель-ребенок «яблоко от яблони...»).
Компенсация/гиперкомпенсация - более поздний и сложный защитный механизм. Предназначен для сдерживания эмоций по поводу реальной или мнимой потери, нехватки, неполноценности. Компенсация предполагает попытку исправления или нахождения замены этой неполноценности.
Механизмы психологической защиты являются продуктами раннего развития и научения. По мере развития человек вырабатывает и осознанные способы саморегуляции (интеллектуальные контроли). В соответствии с методикой В.И. Моросановой мы исследовали: планирование (формирование и удержание цели), моделирование (выделение значимых условий для достижения целей), программирование (потребность продумывать способы поведения, детализация планов), оценивание результатов (адекватность самооценки), гибкость (способность перестраивать, корректировать поведение), самостоятельность (автономность) деятельности.
Анализ показателей осознанной саморегуляции у девушек и юношей представлен в таблицах 4.2.4 и 4.2.5.
У юношей более высокие показатели по всем шкалам произвольной саморегуляции (интеллектуального контроля).

Таблица 4.2.4. показатели саморегуляции у девушек


п/п

Регуляторные шкалы

Количество испытуемых

(в %)

Высокий
уровень

Средний
уровень

Низкий
уровень

1

Планирование

20,0

60,0

20,0

2

Моделирование

13,3

40,0

46,7

3

Программирование

6,7

86,6

6,7

4

Оценивание результатов

20,0

60,0

20,0

5

Гибкость

40,0

53,3

6,7

6

С амостоятельность

20,0

60,0

20,0

7

Общий уровень саморегуляции

6,7

86,6

6,7


Таблица 4.2.5 - Показатели саморегуляции у юношей


п/п

Регуляторные шкалы

Количество испытуемых (в %)

Высокий
уровень

Средний
уровень

Низкий
уровень

1

Планирование

53,3

40,0

6,7

2

Моделирование

20,0

60,0

20,0

3

Программирование

6,7

80,0

13,3

4

Оценивание результатов

20,0

73,3

6,7

5

Гибкость

33,3

60,0

6,7

6

С амостоятельность

53,3

33,3

13,3

7

Общий уровень саморегуляции

40,0

53,3

6,7


Далее мы установили корреляцию между уровнем эмоциональной устойчивости и способами осознанной саморегуляции.
Выявлена значимая связь с общим уровнем саморегуляции; у юношей - наиболее тесная связь эмоциональной устойчивости с планированием и программированием поведения; у девушек - с планированием, моделированием и самостоятельностью.
Таблица 4.2.6 - Показатели коэффициента ранговой корреляции (rs) между уровнем эмоциональной устойчивости и осознанной саморегуляции


п/п

Регуляторные шкалы

Уровень эмоциональной устойчивости

1

Планирование

Юноши

Девушки

2

Моделирование

0,79**

0,92**

3

Программирование

-0,25

0,31*

4

Оценивание результатов

0,72**

0,01

5

Гибкость

0,01

-0,54

6

С амостоятельность

-0,29

0,06

7

Общий уровень саморегуляции

0,28

0,34*

8

Планирование

0,44*

0,59**


(*р < 0,05 **р < 0,01)


Таким образом, исследования в данном направлении позволяют прогнозировать вероятный спектр отклонений в поведении студента в стрессовых ситуациях в зависимости от характера используемых психологических защит, а значит, дифференцированно осуществлять адресную психологическую помощь.
Также можно работать в направлении достижения индивидуальной конструктивной психологической защищенности и способности к эффективной социально-психической адаптации. При этом развитие эмоциональной (или стрессоустойчивости) личности возможно за счет осознанной саморегуляции, предполагающей умения планирования целей, моделирования значимых условий их достижения, программирования собственных действий, оценивания и коррекции результатов, увеличение гибкости и самостоятельности поведения в трудных ситуациях.
Литература
1. Величковский, Б.Б. Многомерная оценка индивидуальной устойчивости к стрессу: автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.01 / Б.Б. Величковский. - М., 2007. - 27 с.
2. Деркач, А.А. Акмеологические основы развития профессионала / А.А. Деркач. - М.: Изд-во Моск. психол.-соц. ин-та, 2004. - 752 с.
3. Леонова, А.Б. Психологические технологии управления состоянием человека / А.Б. Леонова, А.С. Кузнецова. - М.: Смысл, 2009. - 312 с.
4. Леонова, А.Б. Функциональные состояния человека в трудовой деятельности / А.Б. Леонова, В.И. Медведев. - СПб.: Наука, 1993. - 522 с.
5. Моросанова, В.И. Опросник Стиль саморегуляции поведения (ССПМ) / В.И. Моросанова. - М.: Когито-Центр, 2004. - 44 с.
6. Нартова-Бочавер, С.К. Дифференциальная психология / С.К. Нарто- ва-Бочавер. - М.: Флинта, 2008. - 280 с.
7. Романова, Е.С. Механизмы психологической защиты: генезис, функционирование, диагностика / Е.С. Романова, Л.Р. Гребенников. - Мытищи: Талант, 1996. - 144 с.
8. Щербатых, Ю.В. Психология стресса / Ю.В. Щербатых - М.: Эксмо, 2006. - 304 с.


4.3 Жизнестойкость в профессиональной деятельности


Проблеме личностных предпосылок профессинальной адаптации посвящено немало отечественных и зарубежных исследований. Психология копинг-поведения разрабатывается в различных научных направлениях и концепциях личности. Она широко представлена в гуманистической психологии (К. Роджерс, К. Коул), теории социального научения (Дж. Роттер), когнитивной и психоэволюционной теориях стресса (Р. Лазарус, С. Фолькман, Р. Плутчик, Г. Келлерман, Г. Конте). Немало отечественных исследований затрагивают проблемы личностных ресурсов противодействия жизненным и профессиональным стрессам (К.А. Абульханова, Л.А. Китаев-Смык, А.Б. Леонова, Д.А. Леонтьев, В.И. Моросанова, А.О. Прохоров, С.К. Нартова-Бочавер, В.Г. Никифоров и др.). Продуктивны попытки рассматривать эту проблему в контексте факторов риска развития дезадаптационных состояний личности, синдрома эмоционального выгорания, деформаций личности профессионала, в так называемых «помогающих» видах деятельности (В.В. Бойко, Ф.Е. Василюк, Н.Е. Водопьянова, Е.С. Старченко, А.Р. Фонарев и др.).
Однако сложный характер феномена психологической адаптации оставляет нерешенными многие концептуальные вопросы, особое место среди которых занимает вопрос жизнестойкости личности и ее психологических предпосылок. Проблема жизнестойкости получила развитие в исследованиях Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой [8].
В этой связи особый интерес представляет исследование характера взаимосвязи жизнестойкости как личностной характеристики и ее компонентов (вовлеченности, контроля, принятия риска) с направленностью, являющейся подструктурой личности, относящейся к ее высшим социальнопсихологическим уровням и выступающей одним из ведущих регуляторов поведения [1]. Б.Г. Ананьев характеризовал направленность как «общий центр духовного развития личности, включающий ценностные ориентации, жизненную направленность, мотивацию поведения, систему отношений, взаимопроникновение смысла и значения, динамику установки, нравственную позицию личности» [1, с. 75].
Материалы и методы. Исследование проведено на группе врачей, представляющих две клинические специализации: терапию и анестезиологию. Выборка исследования составила 42 испытуемых. Применены методики: тест «Жизнестойкость» [8] и «Опросник определения личностной направленности» Смекала-Кучера, позволяющий выявить соотношение трех видов направленности: личностной (на себя - НС); коллективистской (на взаимодействие - НВ); деловой (на задачу - НЗ) [10].
Результаты и их обсуждение. В данном исследовании анализируется взаимосвязь феноменов жизнестойкости и направленности личности. Анализ данных показал, что высокая жизнестойкость является характерной для субъектов врачебной деятельности. Ее уровень составляет в среднем по выборке испытуемых 86,9 балла. В сравнении с показателем стандартной нормы (80,7 балла) выявлено превышение уровня жизнестойкости в исследуемой выборке ( р<0,01).
Проведенные наблюдение и опрос участников исследования являются основанием для вывода о том, что в личности врача жизнестойкость в значительной степени обеспечивается развитой способностью к контролю, собственной активностью и готовностью к действиям для достижения позитивных результатов.
Для данной выборки врачей свойственно в целом преобладание личностной направленности на задачу (НЗ): сравнение средних показателей по всем шкалам подтверждает достоверность выделенного феномена. Это свидетельствует о преобладании мотивов, порождаемых деятельностью, увлечением самой деятельностью, стремлением отстаивать точку зрения, которая, по мнению субъекта, является полезной для выполнения поставленной задачи. Наибольшее развитие деловая направленность получает на этапе жизни, соответствующем продолжительному врачебному стажу (свыше 10 лет).
Существует связь между направленностью личности врача на взаимодействие (НВ) и убежденностью в том, что происходящее в жизни способствует личностному развитию за счет знаний, извлекаемых из опыта; готовностью действовать даже при отсутствии надежных гарантий успеха, на свой страх и риск (компонент «принятие риска» в структуре жизнестойкости).
Невысокая активность социальной (коллективистской) ориентации личности является некоторым «барьером» в становлении компонента «Контроль» в системе качеств жизнестойкости личности. По сути, в противоположность этому, направленность на задачу (НЗ), мотивационно значимая для врача, имеет тенденцию к положительной взаимной связи с компонентом контроля и диспозицией жизнестойкости в целом.
Характерной особенностью выделенных связей в психологии личности врача является показатель отрицательной корреляции между высокой выраженностью направленности на дело (НЗ) и принятием риска (г= -0,503; р<0,001). Поскольку компонент «Принятие риска» интерпретируется как убежденность человека в том, что все то, что с ним случается, способствует его развитию за счет знаний, извлекаемых из опыта (позитивного или негативного), готовность действовать в отсутствие надежных гарантий успеха, на свой страх и риск [2], можно предположить, что осознание высокой ответственности за результаты врачебной деятельности, формирующееся на основе приобретенного с годами клинического опыта, выступает своеобразным внутренним контролером, блокирующим готовность действовать без достаточной уверенности в успехе, поскольку цена такого врачебного опыта - жизнь и здоровье человека.


Заключение. Жизнестойкость является системным психическим свойством, формирующимся в процессе развития личности. Для личности врача наиболее значимым компонентом жизнестойкости является развитая способность уверенного профессионального и жизненного поведения, убежденность в контролируемости жизни. Наибольшего уровня жизнестойкость достигает в период профессиональной зрелости - стаж профессиональной деятельности 10-15 лет.
Для врачей свойственно в целом преобладание личностной направленности на задачу (НЗ). Это свидетельствует о преобладании мотивов, порождаемых деятельностью, стремлении отстаивать точку зрения, которая является полезной для выполнения поставленной задачи. У врача- клинициста направленность личности на деловую активность является психологической предпосылкой жизнестойкости, она также положительно взаимосвязана с произвольным контролем.
Для молодых врачей более свойственна направленность на себя (НС), которая имеет отрицательную взаимосвязь с компонентом вовлеченности в структуре жизнестойкости; в зрелый период жизни преобладает деловая направленность, отрицательно взаимосвязанная с принятием риска в структуре жизнестойкости.


Личностный профиль врачей анестезиологов-реаниматологов
Профессиональная деятельность врача, работающего в медицине критических состояний, требует не только огромного объема медицинских знаний, но и определенного склада характера, умения взаимодействовать не только с пациентами, но и с коллегами - представителями других медицинских специальностей. Работа анестезиолога-реаниматолога имеет системный характер, так как этот специалист, анализируя и интегрируя большой объем информации, координирует действие систем жизнеобеспечения пациента, операционной бригады, службы мониторинга, диагностики, лаборатории и др. [2]. Это обусловливает такие особенности профессиональной деятельности, как ответственность, высокий динамизм, нехватку времени, необходимость принимать решение в сложных и неопределенных ситуациях, социальную оценку результативности деятельности, необходимость осуществления частых и интенсивных контактов. Даже тогда когда врач анестезиолог-реаниматолог работает в плановом режиме, он не может исключить возможность возникновения непредвиденных ситуаций, границы между которыми четко не выражены и непредсказуемы по времени и месту возникновения. При этом ситуационное поведение анестезиолога- реаниматолога складывается из профессионального автоматизма и интуитивного действия, зависящего от индивидуальных психофизиологических и личностных особенностей врача [2; 3; 4].
Успешное выполнение таких многообразных задач требует от анесте- зиолога-реаниматолога высокого уровня психологической устойчивости, так как профессиональная среда отличается высокой эмоциональной загруженностью, вызываемой наличием большого числа факторов стресса, постоянно присутствующих в повседневной работе. Многолетняя профессиональная деятельность способствует формированию определенных личностных характеристик, связанных как с факторами профессионального отбора, так и с условиями труда.
Целью нашего исследования является изучение личностных особенностей, характерных для врачей анестезиологов-реаниматологов.


Материалы и методы. Для реализации поставленной задачи на кафедре анестезиологии и реаниматологии с курсом ФПК и ПК ВГМУ совместно с кафедрой психологии ВГУ имени П.М. Машерова проведено обследование врачей анестезиологов-реаниматологов, проходивших курсы повышения квалификации. В исследовании приняло участие 67 врачей в возрасте от 26 до 60 лет.
Для определения усредненного личностного профиля исследуемой группы врачей нами применялся 16-факторный личностный опросник Р. Кеттелла. В данном опроснике используется условная биполярная шкала устойчивых личностных характеристик, которые могут фиксировать как индивидуальные, так и групповые личностные характеристики.
Для статистической обработки полученных данных использовался пакет программ, содержащийся в компьютерном варианте 16 PF опросник Р. Кеттелла. Факторы описаны в соответствии с вариантом, предложенным В.М. Мельниковым, Л.Т. Ямпольским [9].


Результаты и их обсуждение. После обработки данных получены следующие результаты. Для обследованной группы испытуемых характерны относительно высокие показатели по факторам C, G, Q3, в сочетании с низкими показателями по факторам I, М. В таблице 4.3.1 представлены среднегрупповые значения наиболее выраженных факторов.
Таблица 4.3.1 - Среднегрупповые значения факторов личностного профиля врачей анестезиологов-реаниматологов (16 PF опросник Р. Кеттелла)

Фактор

Стен муж. / жен.

Стен

Ранг

С

7,3/ 6,7

7,00

3

G

7,7/ 7,5

7,60

1

- I

2,9/ 3,0

2,95

4

Q3

7,6/ 7,2

7,40

2

-M

3,9/ 4,0

3,95

5

Полученные данные в соответствии со степенью выраженности (рангом) личностных характеристик в обследованной группе врачей анестезио- логов-реаниматологов позволяют представить выявленную последовательность качественного описания вышеназванных факторов:
+G: Испытуемые отличаются высокой сознательностью, настойчивостью, обязательностью, выраженным чувством долга, стремлением к соблюдению моральных норм. Высокая требовательность к себе и окружающим людям может приводить к повышенной психологической напряженности и конфликтности. Отмечается низкая приспособляемость в новой или незнакомой ситуации. В группе проявляется направленность на сотрудничество.
+Q3: Испытуемые хорошо проявляют себя в социально значимых ситуациях, связанных с ответственностью. Отличаются устойчивостью интересов и социально приемлемым поведением. Хорошо работают в группе. Достаточно уравновешены, надежны и объективны.
+С: Эмоционально зрелые люди, смело смотрящие в лицо фактам, спокойные, уверенные в себе, постоянные в своих планах и привязанностях, не поддающиеся случайным колебаниям настроения. На вещи смотрят серьезно и реалистично, хорошо осознавая требования действительности, не скрывая от себя собственных недостатков, не расстраиваясь из-за пустяков. Хорошо приспособлены к условиям жизни.
- I: Испытуемые отличаются высоким реализмом и практичностью. Демонстрируют независимое мышление, в решениях полагаются на себя. Иногда возможен повышенный цинизм и самодовольство. Имеет место определенное пренебрежение к культурным аспектам жизни, эстетической ее стороне. Склонны к демонстрации силы и собственного превосходства.
- М: Испытуемые отличаются повышенной тщательностью, аккуратностью и практичностью. Не позволяют себе вольностей в поведении, одежде, привычках; стремятся во всем быть как все, поступать «правильно». В делах и начинаниях руководствуются возможным, заботятся о деталях, мелочах. Способны сохранять присутствие духа в сложных ситуациях. Совершенно не склонны предаваться фантазиям и мечтам.
Полученные данные свидетельствуют о том, что усредненный психологический профиль врачей анестезиологов-реаниматологов находится в пределах среднестатистической нормы и не имеет выраженных отклонений, связанных с социальной дезадаптацией. Выявлены качества, которые можно отнести к устойчивым личностным особенностям, характерным для врачей данной специальности. Учитывая характер профессиональной деятельности врачей анестезиологов-реаниматологов, мы полагаем, что на формирование усредненного психологического профиля могли влиять следующие факторы:
- стихийный профессиональный отбор (выбор или смена специальности, профессиональная переподготовка и др.);
- психологическая адаптация к требованиям, предъявляемым к специалистам данного профиля.
Вместе с тем, как показывают полученные нами результаты, выявленные личностные особенности в совокупности с высокими предъявляемыми профессиональными требованиями могут создавать предпосылки для появления синдрома эмоционального выгорания и профессиональной дезадаптации личности. Развитие синдрома выгорания приводит к изменению отношения врачей к профессиональной деятельности и ее результативности [4]. В связи с этим представляется целесообразным использование информации о психологических профессионально важных характеристиках врачей-анестезиологов, что позволит облегчить профессиональную ориентацию студентов старших курсов медицинских вузов и определить оптимальную стратегию психологической поддержки работающих врачей с целью профилактики эмоционального выгорания и дезадаптации.
Как следует из ресурсных концепций стресса, потеря ресурсов - это первичный механизм, ведущий к стрессовым реакциям. Под ресурсами понимаются внутренние и внешние переменные, способствующие психологической устойчивости в стрессовых трудовых и жизненных ситуациях. Для повышения стрессоустойчивости очень важным является накопление («консервация») ресурсов до того, когда возникает стресс - ситуация или действие отдельного стрессора. Традиционными показателями стрессоустойчивости человека на социально-психологическом уровне являются [5]:
- сохранение способности к социальной адаптации;
- сохранение значимых межличностных связей;
- обеспечение успешной самореализации, достижения жизненных целей;
- сохранение трудоспособности и качества выполняемой деятельности;
- сохранение здоровья.
Как показывают современные исследования, стрессоустойчивость не является статическим свойством индивида. Устойчивость к стрессу рассматривается как величина, обладающая определенной ситуативной изменчивостью, «эластичностью», которая опосредована когнитивноаффективной оценкой ситуации и ресурсами человека.
В этой связи актуальным представляется обращение к стратегии накопления ресурсов [5]. Стратегия накопления ресурсов представляет собой некоторый антиципаторный копинг. Первый принцип «консервации» ресурсов (С. Хобфолл) заключается в том, что люди стремятся получить, сохранить и защитить то, что ценно для них, и стараются использовать свои ресурсы наилучшим способом. Вторым принципом «консервации» ресурсов является то, что люди стремятся инвестировать свои усилия в накопление собственных ресурсов.
К наиболее изученным в настоящее время личностным ресурсам преодоления стресса относятся [3]:
• активная мотивация преодоления, отношение к стрессам как к возможности приобрести опыт и личностный рост;
• сила «Я-концепции», самоуважение, самооценка, собственная значимость, «самодостаточность»;
• активная жизненная установка: чем активнее отношение к жизни, тем больше психологическая устойчивость в стрессовых ситуациях;
• позитивность и рациональность мышления;
• эмоционально-волевые качества;
• физические ресурсы: состояние здоровья и отношение к нему как ценности.
Информационные и инструментальные ресурсы:
• способность контролировать ситуацию: адекватная оценка степени воздействия ситуации на человека;
• профессиональные ресурсы: умения, мастерство, компетентность, технологии освоения новых знаний и навыков;
• социальные ресурсы: сохранение значимых межличностных связей, наличие поддержки, моральной помощи, соучастия, сочувствия других людей, солидарности группы;
• информационная активность и деятельность по преобразованию ситуации взаимодействия личности и стресс-ситуации;
• способность к когнитивной структуризации и осмыслению ситуации;
• материальные ресурсы: высокий уровень материального дохода и материальных условий, позволяющих восстановить первичные физиологические потребности; безопасность жизни и стабильность оплаты труда.


Литература
1. Ананьев, Б.Г. Психология и проблемы человекознания / Б.Г. Ананьев // Психология личности: хрестоматия. - Воронеж: МОДЭК, 2006. - Т. 2 - 384 с.
2. Баклаев, А.В. Информационный стресс анестезиолога- реаниматолога / А.В. Баклаев [и др.] // Анестезиология и реаниматология. - 2000. - № 12. - С. 5-8.
3. Бодров, В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление / В.А. Бодров. - М.: ПЕР-СЭ, 2006.
4. Бунятян, А.А. Человеческий фактор в анестезиологии / А.А. Буня- тян [и др.] // Анестезиология и реаниматология. - 2000. - № 5. - С. 4-10.
5. Водопьянова, Н.Е. Психодиагностика стресса / Н.Е. Водопьянова. - СПб.: Питер, 2009. - 336 с.
6. Журавлев, А.Л. Совладающее поведение: современное состояние и перспективы / А.Л. Журавлев, Т.Л. Крюкова, Е.А. Сергиенко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008.
7. Леонова, А.Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса / А.Б. Леонова // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. - 2000. - № 2. - С. 5-8.
8. Леонтьев, Д.А. Тест жизнестойкости / Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова. - М.: Смысл, 2006. - 63 с.
9. Мельников, В.М. Введение в экспериментальную психологию личности / В.М. Мельников, Л.Т. Ямпольский. - М.: Просвещение, 1985.
10. Реан, А.А. Практическая психодиагностика личности / А.А. Реан. - СПб.: Речь, 2001. - 224 с.
Источник: Психология индивидуальности: ресурсы деятельности : монография / Т.Е. Косаревская [и др.]; под ред. Т.Е. Косаревской. - Витебск : ВГУ имени П.М. Машерова, 2014. - 128 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.