О субъективности и событийной общности
Лекции и практикум по психологии - Педагогическая психология

Слободчиков В. И. О субъективности и событийной общности

Субъективность - базовая категория антропологической психологии (психологии человека), определяющая общий принцип существования человеческой реальности, непосредственного само-бытия человека. Как форма и способ организации человеческой реальности, субъективность обнаруживает себя в способности человека встать в практическое (преобразующее) отношение к собственной жизнедеятельности и находит свое высшее выражение в рефлексии.

Субъективность составляет родовую специфику человека, принципиально отличает собственно человеческий способ жизни от всякого другого. Для человеческой субъективности не существует однопорядковых, равнозначных явлений, с которыми она находилась бы в причинно-следственных отношениях (ни природно-телесных, ни социокультурных). Для нее невозможно указать совокупность порождающих ее внешних причин, условий, обстоятельств; ее природа и специфическое отличие от других явлений объективного мира состоит именно в отношении к ним, ко всему внешнему; ее специфика состоит в самопричинности и самообусловленности.
Источник происхождения и становления субъективности в онтогенезе связан с кардинальным изменением механизмов жизнедеятельности живых существ, с возникновением способности человека превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования. Это - тот фундаментальный поворот в живой природе, на котором общее свойство самоорганизации живых систем уступает место механизму самоконтроля. Здесь впервые возникает отношение к самому себе, становится самость, субъективность, что и позволяет однажды человеческого индивиду стать действительным субъектом (самостоятельным распорядителем) собственной жизни.
Для становления человеческой субъективности природное и общественное, социальное и биологическое есть предпосылки (материал), из которых живущий человек строит принципиально новое, нечто третье, - способствующее освоению (превращению в свое) противостоящей ему (а не внутри находящейся) его природности и противостоящей ему его собственной социальности. Этот - всегда конкретно-исторический - путь преобразования исходных предпосылок в некоторую совокупность способностей, обеспечивающих собственно человеческое, практическое отношение к своей жизнедеятельности, и есть путь становления внутреннего мира человека, его самости, субъективности с ее имманентной способностью быть «для себя».
Предельно обобщая можно сказать: в человеке субъективно все то, что является основой самой возможности и способности быть (становиться) в практическое отношение к своей жизни, к самому себе; соответственно - все то в человеке, что остается за пределами такого отношения, - является объектным (фактически природным), еще только могущим стать фактом предстоящей ему собственной жизнедеятельности. При изучении человеческой субъективности необходимо специально вводить и постоянно учитывать три типа детерминации - причинную, целевую и ценностную. Только в этих трех координатах появляется возможность вполне адекватно реконструировать ход развития субъективности, а тем самым понять ее.
Современное человекознание показало: развитие человека, его субъективности, всего психологического строя - это одновременно и естественный, и искусственный процесс. Вполне возможно для естественной составляющей «развития» сохранить традиционное обозначение ее как «процесса», а для искусственной составляющей - ввести специальное ее обозначение как «деятельность разбивания». Представлений о развитии как процессе и как деятельности почти достаточно для описания всего континуума исторических (биографических) изменений человеческой реальности в рамках определенных ценностных оснований, целевых ориентиров и временных интервалов.
Совокупность данных представлений позволяет не только декларировать культурно-историческую обусловленность развития субъективности, внутреннего мира человека, а прямо вводить исторический контекст в сам «текст» этого процесса в его содержание и способ организации.
Собственно развитие в данном случае может быть представлено двояким образом: по схеме процесса (как временная последовательность ступеней, периодов, стадий) и по структуре деятельности (как совокупность ее способов и средств, где следование их друг за другом имеет не временную, а целевую детерминацию). Однако необходимо ввести особое - третье - представление о развитии: а именно, как о кардинальном структурном преобразовании того, что развивается. Развитие - это сдвиг, «метаморфоз», скачок, которые по своей сути не сводимы ни к процессуальным, ни к деятельностным характеристикам (ни к причинным, ни к целевым детерминантам); они не являются ни естественными, ни искусственными формами развития. Скорее, эти формы сверх- или вне-естественны, ино-природны для человеческой субъективности в ее сугубо историко-культурной развертке.
Здесь необходим выход в особую - духовную - реальность бытия человеческой субъективности и поиск особых - ценностных - детерминант ее становления. Только отсюда впервые оказывается возможным вести речь о развитии (в третье его смысле) - как о САМОРАЗВИТИИ, т.е. о развитии человеком своей собственной самости. Такие хорошо всем известные символы человеческой реальности, как внутренний мир, индивидуальность, субъективность, самость, являются ключом в поиске оснований и условий духовного становления человека в пределах его индивидуальной жизни. Именно поэтому феномен субъективности должен быть поставлен в самый центр всей психолого-педагогической проблематики человека. Этим выбором утверждается, что субъективность в природе человека есть настоящий факт, а не умозрительная конструкция. Это - действительно реальность, а не иллюзия человеческих представлений о себе. Более того, из всех фактов, с какими имеет дело человекознание, ни один из них не является столь кардинальным для понимания сути человека.
Категория субъективности - та основа, которая позволяет развернуть и панораму, и перспективу наших представлений о человеке, становящемся и определяющимся в мире; о человеке, обретающем образ человеческий во времени не только личной биографии, но и мировой истории, в пространстве не только наличного сознания и наличной цивилизации, но и универсального мира культуры. Знание закономерностей и конкретных механизмов развития субъективности позволяет подойти к построению возрастно-нормативных моделей такого развития, где нормативность означает, прежде всего, оптимальность обретения человеческих способностей при данных условиях.
Полагая, что образование есть всеобщая форма становления и развития субъективной реальности во времени истории и пространстве культуры, возможно осуществление целенаправленного проектирования образовательных процессов и систем в соответствии с задачами и ценностями развития человека.
Событийная общность - одна из фундаментальных категорий психологии и педагогики развития субъективности в онтогенезе, фиксирующая онтологические основания жизни и деятельности человеческих объединений. Смена форм событийности в интервале индивидуальной жизни, характер Другого (других), входящего в общность, их совместное бытие определяют путь, ступени и конкретные облики становящейся субъективности на разных этапах онтогенеза. Объяснение этих процессов важно для развития как самого образовательного пространства, так и для современной философии образования.
В социальных науках принята к рассмотрению оппозиция между понятием «социальная структура» и понятием «неструктурированная общность» (коммунитас, по терминологии В. Тернера). Структурная организованность определяется отчетливой расстановкой социальных статусов и ролей; она всегда возникает в естественном течении событий, когда группы людей с теми или иными нуждами и возможностями взаимодействуют друг с другом. Коммунитас возникает там, где нет внешней социальной обусловленности. По словам М. Бубера, неструктурированная общность - это жизнь множества людей, но не рядом, а вместе.
Коммунитас всегда принадлежит настоящему; структура коренится в прошлом и распространяется на будущее посредством языка, законов, обычаев. Социальная организованность всегда конкретно единична, оформляется в рамках совместной деятельности и имеет целевую детерминацию в своем становлении. Коммунарная (событийная) общность конституируется вполне определенным образом совместной жизни, имеет для всех входящих в общность единые ценностные основания и ее границы в идеале совпадают с границами рода человеческого.
М. Хайдеггер заметил, что человек есть не только «бытие-е-мире» (Da-Sein-Welt), но что он, главным образом, есть «бытие-с-другими» (Mit- Andere-Sein). Общительность, общность являются сущностным атрибутом человека. Он по своей природе есть «бытие-для-других». Проблема общности поэтому не только социальная или историческая; она при более глубоком рассмотрении является глубинно экзистенциальной проблемой. Подлинная, бытийная общность предполагает, несмотря на препятствия и «непрозрачность» другого, выход за рамки самого себя и понимание (постижение) личности другого, а также чувство ответственности и преданности, которое включает в себя и Я, и ТЫ, и МЫ.
Усиливая эту мысль, можно сказать: нигде и никогда мы не можем увидеть человеческого индивида до и вне его связи с другими; он всегда существует и развивается в со-обществе и через со-общество. Наличие и сам характер этих связей (физических, физиологических, психологических, социальных и др.), динамика их преобразования в систему предметных отношений как раз и образует подлинную ситуацию развития, образует искомое единство исходных предпосылок развития.
Ребенок рождается не в качестве отдельного тела в пространстве тел физической реальности, а в культурно-историческом поле: поле наличной социальности, наличных форм деятельности, наличных форм сознания. Своим рождением он поляризует это поле, преобразует жизнедеятельность взрослых в способ («орган») своего существования.
Живая общность, сплетение и взаимосвязь двух жизней, их внутреннее единство и внешняя противопоставленность друг другу самим фактом своим указывает на то, что взрослый и ребенок (и вообще один человек для другого) - не просто одно из условий его развития наряду со многими другими (не просто персонификатор и источник общественно выработанных способностей), а фундаментальное онтологическое основание самой возможности возникновения человеческой субъективности, основание нормального развития и полноценной жизни человека. Эту уникальную, внутренне противоречивую живую общность людей обозначим как событие. Оно и есть та подлинная ситуация развития, где впервые зарождаются специфически человеческие способности, «функциональные органы» субъективности (во всех ее измерениях), позволяющие человеку однажды действительно самому «стать в практическое отношение» к своей жизнедеятельности. событие и есть то, что развивается, результатом чего оказывается та или иная форма субъективности. Соответственно, сам ход развития в таком случае состоит в возникновении, преобразовании и смене одних форм совместности (единства, события) другими формами - более сложными и более высокого уровня развития. Изначально процесс развития субъективности осуществляется в общественно заданных формах обучения и воспитания; в общественно заданном способе образования (становления) индивида культурно-историческим субъектом; причем, само развитие и не тождественно обучению и воспитанию, и не параллельно им. Тот или иной тип образования оказывается формой, в которой осуществляется, результируется процесс развития, она же задает и общее направление самому этому процессу.
В европейской образовательной традиции особой ценностью и в то же время вектором развития является движение в сторону самостоятельности, в сторону образования само-деятельного, само-сознающего, само- устремленного (предельно индивидуализированного) субъекта, способного с некоторого момента к саморазвитию. Именно эта общественно-культурная ценность определяет ту программу действий взрослого, с которой он входит в событийную общность.
Взрослый входит в событие как живой носитель существующей возрастной стратификации и символизации, которые оказываются для него своеобразной матрицей тех действии, с помощью которых он и самоопределяется в событии. В свою очередь, ребенок входит в событие (вначале) своей живой пластичностью, предельной неопределенностью, незаданностью способа бытия и своих способностей, а тем самым - максимально несвободным (еще некому быть свободным), «жертвой» внешней и внутренней стимуляции, «чистой» потенциальностью (даже «тело» еще не оформлено, есть только телесность).
Требуется длительный процесс конвергенции, сворачивания «чистой» потенциальности в точку (обретение души), с которой только и возможно становление авторства и универсальности само-развития. Во встрече пластичной органичности и действенной программы, в событии ребенка и других и происходит обретение индивидуальных способностей (как содержаний индивидуальной психики) и сменяющихся форм общности, обретение все большей свободы от своей незаданности и все большей свободы для своей собственной определенности и укорененности в человеческом сообществе. Как же согласовать идею индивидуальности с ее сращенностыо и неотторжимостыо от общности?
Мы продолжаем жить под постоянным гнетом двух полярных соблазнов - абсолютного индивидуализма и не менее абсолютного коллективизма. Сугубо рациональный синтез между этими двумя крайними течениями так и не был найден, да и вряд ли будет, поскольку он предполагает благодатное начало. И это благодатное начало есть, оно дано нам каждодневно и повсеместно - в Церкви, в живом многоединстве цельной жизни многих, в общине верующих, в их соборности по образу Божественного триединства.
Соборность как максимальное единство при наибольшем разнообразии - есть ключевое и объемлющее понятие всей человеческой реальности. Согласно замечательной формуле А.С.Хомякова, соборность - это свободное единство в любви. И только очам любви открывается это единство не как внешнее (часто оккупирующее нас) соединение, какое мы имеем во всяком мирском сообществе, но как таинственная первооснова жизни человека.
Эта первооснова - общность событийная как исторически меняющаяся форма непосредственного родового бытия - одновременно дана и задана человеку во всяком его наличном состоянии. И именно понимание субъективности как результата развития событийной общности позволяет сделать решительный шаг в сторону построения практико-ориентированной психологии и науко-ориентированной педагогики, могущих стать основой проектирования и реализации подлинно развивающих систем образования.
Печатается по изданию: Новые ценности образования: тезаурус для учителей и школьных психологов. — М.: Изд-во «Цицеро», 1995. - 110 с.

Вопросы и задания

1 .Что представляет собой субъективность как психологический феномен, по мнению автора. Согласны ли вы с ним?
2. Почему, по Вашему представлению, так важно учитывать субъективность в образовательном процессе?
3. Охарактеризуйте событийную общность как одну из фундаментальных категорий педагогики и психологии. Согласны ли Вы с представленной авторской позицией?

Источник: Психологическое проектирование совместной деятельности в системе воспитатель- ребенок-родитель : хрестоматия / сост. Е. Н. Ткач. - Хабаровск : Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та, 2019.-124 с

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.