На главную Лекции и практикум по психологии Конференции и доклады по психологии Семейные факторы риска проявления буллинга в школьной среде
Семейные факторы риска проявления буллинга в школьной среде
Лекции и практикум по психологии - Конференции и доклады по психологии

Нестерова А.А., Гришина Т.Г.
Московский государственный областной университет anesterova77 собачка rambler.ru, 51282 собачка list.ru (Москва, Россия)

В последние годы проблема буллинга в образовательной среде (школьной травли) все больше беспокоит не только администрацию образовательных организаций, но и родителей, педагогов, политиков, представителей общественности. Несмотря на то, что во всем мире появляется все больше исследований и публикаций, рассматривающих феномен школьной травли и последующей виктимизации ребенка после буллинга, проблема по-прежнему остается до конца нерешенной.

Доказано, что одной из основных причин, по которой некоторые школьники подвергаются буллингу, является наличие у них некоторых «воспринимаемых различий», связанных с их полом, расой, семейным происхождением, внешним видом, материальным достатком и мн. др. [1; 2; 8].
Исследования последних лет пытаются систематизировать и представить весь набор отличительных характеристик ребенка,
определяющих риски его виктимизации в ситуации буллинга, среди которых выделяют: особенности поведения, несформированную социальную компетентность, неадекватную самооценку, низкий уровень социального интеллекта и др. [2; 5].
Буллинг - это не только поведенческий акт, это сложная форма взаимоотношений, в которой выражаются и проявляются различные формы переживаний и поведения. У буллинга есть структура, характерная для конфликта, однако эта структура обладает характерными чертами: долговременный повторяющийся характер, фиксированные типы участников (защитник жертвы, жертва, свидетель, обидчик, помощник буллера). Примечательно, что, в отличие от конфликта, в буллинге сильно проявляется дисбаланс в распределении сил между жертвой и агрессором.
Психологические последствия буллинга очень серьезны и порой имеют трагический исход. Выявлено, что жертвы буллинга перестают ходить в школу, ненавидят уроки и своих одноклассников, хуже начинают учиться и т.п. Также виктимизация после буллинга может быть связана с тяжелыми эмоциональными переживаниями, страданиями, депрессией, тревогой и даже с появлением суицидальных мыслей и намерений у детей - жертв буллинга [5].
При этом до сих пор в науке не в полной мере исследованы социально-психологические факторы, которые определяют риски «выбора роли» буллера или жертвы в ситуации школьного взаимодействия. Среди всей совокупности психологических и социально-средовых факторов виктимизации детей и подростков в ситуации буллинга нам хотелось бы выделить факторы семьи, а именно наличия в ее системе агрессивных проявлений и насилия.
Дети в разной степени подвержены насилию внутри своей собственной семьи. По статистике 2015 года, в США серьезным формам физического насилия подвергаются 17% детей, телесным наказаниям - 62%, а психологическому насилию подвержены более 75% детей [4]. В России наблюдается похожая картина, хотя точной статистики нет, так как это очень сложно исследовать и четко определить. Помимо того, что дети довольно часто подвергаются жестокому обращению в семье со стороны родителей, они также еще могут быть свидетелями насилия между родителями, участниками конфликтов между родителями и сиблингами, и очевидцами проявленного насилия между братьями и сестрами.
Было доказано, что дети, подвергающиеся насилию в семье или являющиеся свидетелями домашнего насилия, имеют серьёзные трудности в построении межличностных отношений. Подростки, ставшие жертвами физического насилия в семье, более склонны к агрессивному поведению во время игры, чаще оцениваются как «агрессивные», «конфликтные», «подлые» сверстниками, чаще имеют дисциплинарные взыскания в школе и отличаются различными формами нарушения поведения. Недавние исследования также показали, что дети с опытом семейного насилия имеют низкий уровень социальной сензитивности, имеют низкий уровень социального интеллекта, плохо различают эмоции других людей, не всегда могут понимать сложные социальные роли и в меньшей степени способны к эмпатии [3].
Более того, все чаще в научной литературе обсуждается, что стиль воспитания также влияет на то, какую роль в процессе буллинга выбирает ребенок. М.М. Кравцова выделяет семейные факторы, способствующие проявлению насилия у детей, среди которых автор выделяет: 1) неполные семьи; 2) семьи, в которых у матери отмечается негативное отношение к жизни; 3) властные и авторитарные семьи; 4) семьи, которые отличаются конфликтными семейными отношениями; 5) семьи с генетической предрасположенностью к насилию [1].
Некоторые зарубежные исследования показывают, что дети, по отношению к которым применяются авторитарные стили воспитания, неадекватно жесткое и непоследовательное наказание, более склонны нападать на своих сверстников. Буллеры с большей вероятностью во время своего взросления испытывают на себе унизительные, пренебрежительные и враждебные методы воспитания и дисциплинирования. И наоборот, дети, которые воспринимают своих родителей как авторитетных, особенно поддерживающих их независимость и автономию, с меньшей вероятностью будут участвовать в буллинге в школе [6].
Подростки, которые сообщают, что они «травят» и запугивают своих сверстников, с большей вероятностью имеют небезопасные отношения со своим родителями, характеризующиеся непоследовательным родительским вниманием к потребностям детей, отгораживанием и даже отторжением, эмоциональной нечувствительностью к проблемам ребенка, а также имеют менее ласковых и поддерживающих отцов [7].
Еще со времен работ А. Бандуры хорошо известно, что дети формируют поведенческие паттерны посредством наблюдения и последующего моделирования поведения. Хорошо известно, что и родительский развод, и родительский стресс, и жестокое обращение с детьми связаны с агрессией у детей. Дети, живущие в агрессивной семейной обстановке, подвергаются большему риску, проявляя жестокое, агрессивное поведение вне стен дома. Дети, которые запугивают и нападают на других в школе, часто имеют родителей, которые учат их быть жестокими и непримиримыми в ситуации обиды. По нашим исследованиям выявлено, что дети, которые становятся буллерами, значительно чаще других воспринимают свою семью как менее сплоченную, озабоченную проблемами и потребностями друг друга. Стиль семейного воспитания также оказывает влияние на то, как ребенок реагирует в ситуации обострения отношений со сверстниками.
На наш взгляд, дальнейшее более осознанное понимание психологических механизмов склонности подростков к виктимному поведению, в том числе связанных с семейными факторами их виктимизации, будет способствовать решению задачи предупреждения и коррекции личностной (школьной) дезадаптации учащихся.

Литература

1. Кравцова М.М. Дети-изгои. Психологическая работа с проблемой (психолог в школе). М.: Генезис, 2005. С. 24-27.
2. Нестерова А.А. Психологические особенности детей, склонных к виктимности в ситуации школьной травли // Психологическая безопасность личности в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности: сборник научных статей V Международной научно-практической конференции / Под ред. Р.В. Кадырова. - Владивосток: Мор. гос. ун-т, 2015. C. 277-285.
3. Chermack, S.T., & Walton, M.A. (1999). The relationship between family aggression history and expressed aggression among college male // Aggressive Behavior.Vol. 25. P. 255-267.
4. Child Maltreatment 2015. Published: January 19, 2017. An office
of the Administration for Children & Families, a division of U.S. Department of Health & Human Services. This report presents national data about child abuse and neglect known to child protective services agencies in the United States during federal fiscal year 2015. Retrieved
https://www.acf.hhs.gov/cb/resource/child-maltreatment-2015
5. Cook, C. R., Williams, K. R., Guerra, N. G., & Kim, T. E. (2010). Variability in the prevalence of bullying and victimization: A cross-national and methodological analysis // In S. R. Jimerson, S. M. Swearer, & D. L. Espelage (Eds.), Handbook of bullying in schools: An international perspective (pp. 347-362). New York: Routledge
6. Pontzer, D. (2010). A theoretical test of bullying behavior: Parenting, personality, and bully/victim relationship // Journal of Family Violence. Vol. 25. P. 259-273.
7. Williams, K., & Kennedy, J. H. (2012). Bullying behaviors and attachment style // North American Journal of Psychology. Vol. 14(2). P. 321-338.
8. Xu, J. M., Jun, K. W., Zhu, J., & Bellmore, A. (2012). Learning from bullying traces in social media // Conference of the North American Chapter of the Association for Computational Linguistics: Human Language Technologies.
Источник: Социальная психология в образовательном пространстве. Материалы II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (24-25 октября 2017 г.). - М.: ФГБОУ ВО МГППУ, 2017. - 472 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.