Психологическое неблагополучие семьи
Лекции и практикум по психологии - Психология семейных отношений

1. Понятие и типы неблагополучных семей

Четкого определения понятия «семейное неблагополучие» не существует. Наряду с понятием «неблагополучная семья» можно встретить такие: «деструктивная семья», «дисфункциональная семья», «семьи группы риска», «негармоничная семья» и др.
Как правило, проблемы, с которыми сталкиваются подобные семьи, касаются социальной, правовой, материальной, медицинской, психологической, педагогической и других сторон их жизни. Проблемы, касающиеся лишь одной стороны жизни, у таких семей встречаются довольно редко, так как все они взаимообусловлены. Например, социальная неустроенность родителей приводит к психологическому напряжению, что порождает семейные конфликты, обострение супружеских и детско-родительских отношений.

Ограниченность или отсутствие необходимых материальных средств не позволяет удовлетворять насущные потребности, отрицательно сказывается на физическом и психическом здоровье взрослых и детей, толкает на асоциальные поступки; педагогическая некомпетентность взрослых ведет к нарушениям психического и личностного развития детей’

Неблагополучная (дисгармоничная) семья — это семья, в которой нарушена структура, обесцениваются или игнорируются основные семейные функции, имеются явные или скрытые дефекты воспитания.
Не всякая семья, сталкивающаяся с трудностями, становится неблагополучной. Большинство довольно успешно преодолевают невзгоды, что в итоге объединяет, сплачивает их членов.
Причины возникновения дисгармоничных отношений:
• личностная незрелость, неготовность к серьезным отношениям;
• ценностно-ролевое рассогласование;
• деструктивное разрешение задач на каждой из стадий жизненного цикла семьи и т. п.
С учетом доминирующих факторов неблагополучные семьи условно разделяются на две группы, каждая из которых включает несколько разновидностей:
1. Семьи с явной (открытой) формой неблагополучия — так называемые конфликтные, проблемные, асоциальные, аморально-криминальные и семьи с недостатком воспитательных ресурсов (в том числе неполные).
2. Семьи со скрытой формой неблагополучия, образ жизни которых не вызывает беспокойства в обществе, но ценностные установки и поведение расходятся с общечеловеческими ценностями. взаимоотношения внешне производят благоприятное впечатление, последствия неправильного воспитания на первый взгляд незаметны.
Далее обе группы будут рассмотрены более подробно.


2. Семьи с открытой формой неблагополучия


Отличительной особенностью этих семей является то, что формы семейного неблагополучия имеют ярко выраженный характер, проявляющийся одновременно в нескольких сферах жизнедеятельности семьи (например, на социальном и материальном уровне) или исключительно на уровне межличностных отношений, что приводит к неблагополучному психологическому климату в семейной группе.
Обычно в семье с явной формой неблагополучия ребенок испытывает физическую и эмоциональную отверженность со стороны родителей (недостаточная забота, неправильный уход и питание, физическое и сексуальное насилие, игнорирование душевного мира и переживаний), в результате у него появляются чувство неадекватности, стыд за себя и родителей перед окружающими, страх и боль за свое настоящее и будущее.
Дисфункциональные семьи с алкогольной или другой зависимостью. Среди явно неблагополучных семей наиболее распространенными являются те, в которых один или несколько членов зависимы от употребления психоактивных веществ. Человек, страдающий от алкоголизма или наркомании, вовлекает в заболевание близких. Зависимость от употребления алкоголя и наркотиков — это семейное заболевание. Рассмотрим его на примере семей с алкогольной зависимостью.
Точных статистических данных о том, сколько людей являются алкогольно зависимыми и сколько детей воспитывается в алкогольных семьях, нет. В такой семье взрослые целиком погружаются в алкогольную субкультуру, что сопровождается потерей ценностей, ведет к социальной и духовной деградации . В конечном итоге семьи с алкогольной зависимостью становятся дисфункциональными, что проявляется в следующем:
• члены семьи не уделяют внимания друг другу, в особенности родители детям;
• родители плохо относятся к детям либо вообще их не замечают;
• вся жизнь характеризуется непостоянством и непредсказуемостью, а отношения между членами — ригидностью и деспотичностью;
• члены семьи озабочены отрицанием реальности, им приходится тщательно скрывать неприятные семейные тайны от окружающих;
• в правилах семьи значительное место занимают запреты свободно выражать свои потребности и чувства, часто используются эмоциональные репрессии.
0. А. Карабанова, В. М. Целуйко обозначают основные признаки таких семей, акцентируя внимание на тех, которые больше всего влияют на личностное становление ребенка:
1. Размытость, нечеткость границ своего «Я». Поскольку вся жизнь семьи беспорядочна и непредсказуема, то дети часто не знают, какие их чувства нормальны, а какие — нет, психологически они теряют почву под ногами. Амбивалентность касается многих сторон жизни семьи. Это приводит к нечеткости границ личности
2. Отрицание. Многое в жизни алкогольной семьи построено на лжи, поэтому ребенку бывает трудно распознать правду. Взрослые пытаются отрицать негативный характер событий, происходящих в семье, из-за чего ребенок перестает понимать, что на самом деле совершается вокруг него.
3. Непостоянство. Поскольку потребности ребенка удовлетворяются от случая к случаю, не в полном объеме, и он испытывает дефицит внимания к себе со стороны взрослых, у него появляется закономерное желание, чтобы им занимались. Он пытается привлечь внимание к себе любыми доступными способами, включая девиантные и делинквентные формы поведения.
4. Низкая самооценка. Система воспитания в такой семье заставляет ребенка поверить в то, что он в какой-то степени виноват в происходящем. Все это произошло потому, что он был недостаточно хорошим, совершил много ошибок. В конце концов, он «заслуживает» все то плохое, что с ним происходит. Тэк постепенно утрачивается самоуважение, а вина взрослых переносится на себя.
5. Недостаток информации о том, как функционируют здоровые семьи.
Совместная жизнь с больным алкоголизмом приводит к серьезным характерологическим сдвигам, комплекс которых обозначается как созависимость — эмоциональное, психологическое и поведенческое состояние, развившееся в результате длительной подверженности стрессу и использования подавляющих правил, не позволяющих открыто выражать свои чувства, прямо обсуждать личные и межличностные проблемы. Созависимыми могут быть как жены, так и любые другие члены семьи.
Главная характеристика созависимости — направленность личности на других людей, что обусловлено ее заниженной самооценкой,
Созависимые супруги не знают, где кончается личность одного и начинается личность другого. В семье больного алкоголизмом вообще никто не знает своих границ, потому что вся жизнь вертится вокруг больного, и каждый воспринимает его проблемы как собственные. При этом всех заботит вопрос о том, какое впечатление созависимые члены семьи производят на окружающих. По этой причине кто-то из них (чаще всего жена} берет на себя ответственность за происходящее в семье.
Созависимый член семьи может сознательно принять на себя роль страдальца, вынужденного нести свой крест ради сокрытия пьянства другого от окружающих и сохранения семьи. Например, жена верит в то, что страдает за святое дело, и считает себя героиней.
Такие жены тратят много энергии на заботу о пьющем муже, ведут хозяйство и извиняются за проявляемые им вспышки недовольства и агрессии. Параллельно они пытаются контролировать мужей упреками, скандалами и придирками. Затем начинают прятать алкоголь, изымать деньги, стараются увлечь мужа каким-то занятием. Они надеются, что их усилия увенчаются успехом, но обычно это не приводит к желаемому результату, что расценивается как поражение, а повторяющиеся поражения усугубляют депрессию.
Созависимые вовлечены в процесс сокрытия правды. Они заботятся, чтобы их семья производила внешне благоприятное впечатление, и по этой причине скрывают свои истинные чувства от окружающих. Они усвоили, что на виду им можно испытывать только положительные эмоции, и на экспрессивном уровне демонстрируют их, чтобы поддержать имидж. В результате созависимые легко верят всему, особенно если сказанное совпадаете желаемым, видят лишь то, что хотят видеть. Нечестность равносильна утрате моральных принципов, так как обман себя, как и других — деструктивный, разрушительный процесс.
Созависимая жена, поглощенная заботой о муже, забывает о детях, которые нуждаются в ее участии и поддержке. Свое предназначение она видит в том, чтобы в одиночку содержать дом, одеть и накормить детей, но эмоционально остается для них недоступной. Вся ее энергия уходит на решение бытовых проблем, а на то, чтобы выслушать ребенка, побыть с ним рядом, не остается ни времени, ни сил.
Многие поступки созависимых мотивированы страхом: они полны тревожных предчувствий, вечного ожидания плохого, потому что действия больных алкоголизмом непредсказуемы. В этих условиях из-за опасений, что с их близкими что-то случится, созависимые усиливают свой контроль, становясь все более ригидными {неспособными корректировать свои действия в соответствии с требованиями ситуации).
В свою очередь, ригидность может проявляться в нескольких разновидностях: на когнитивном уровне укладывается в дихотомии: или — или, все или ничего, любовь или ненависть и т. д.; поведенческая ригидность выступает как негибкость (стереотипность) ежедневных, рутинных действий; духовное (моральная) ригидность предполагает, что все оценки лежат в плоскости «хорошо — плохо», а стандарты ожидаемого поведения абсолютны; эмоциональная ригидность сказывается в том, что созависимые имеют тенденцию попадать в ловушку одного-единственного чувства (например, вины, гнева, жалости); ригидность ролевых функций в семьях проявляется как склонность осуждать других.
В силу этого супружеские отношения также тяготеют к крайностям, во многом зависят от ситуации: супруги легко переходят от любви к ненависти, от подъема настроения — к депрессии, от эмоционального отчуждения — к интимности. Подобные взаимоотношения не могут не сказаться на личности детей, которым трудно уловить и понять смысл резко меняющихся отношений родителей друг к другу и к ним. Все это усугубляет проблему дисфункции семьи, для решения которой ни один из супругов не предпринимает действенных мер. Кроме того, созависимый супруг со временем становится все больше похожим на больного, является почти его зеркальным отражением.
Больные алкоголизмом часто используют отрицание как примитивный механизм защиты. Созависимые также не видят связи между алкоголем и семейными проблемами, не могут постичь, что их собственное поведение усугубляет дисфункцию. Отрицание этого сопряжено с интролсихическим напряжением и может вызывать острые чувства замешательства, вины, тревоги, ярости.
В результате подобной симбиотической связи у обоих возможно появление сходных соматических расстройств в виде нарушения деятельности органов пищеварения (колиты и язвенная болезнь желудка), головных болей, гипертензии и др.
Даже похмельный синдром имеет свой эквивалент созависимости: повторный брак с больным алкоголизмом. Как больной ищет алкоголь, чтобы облегчить симптомы похмелья, так и созависимая жена, оставившая привычное для себя окружение, вновь возвращается в такую же среду, чтобы смягчить проявления синдрома лишения.
Психология ребенка из алкогольной семьи также имеет отличительные черты. Чтобы выжить в алкогольной семье, ребенок неизбежно усваивает дезадаптивные формы поведения В семьях с алкогольной зависимостью вырабатываются три основных стратегии: «не говори», «не доверяй», «не чувствуй».
Дети боятся «высовываться» и просить о помощи из-за клейма, связанного с пьянством, из-за того, что они не хотят быть предателями в семье. Они становятся недоверчивыми из-за не сдерживаемых родителями обещаний, непостоянства, вербального, физического и даже сексуального насилия, объектом которого они нередко являются.
Правило «не чувствуй» вытекает из первых двух. То, что происходит, может быть больно, грязно, стыдно. Они вынуждены учиться прятать или игнорировать свои чувства.
Важнейшие особенности взросления детей из алкогольных семей следующие: дети вырастают с убеждением, что мир — это небезопасное место и доверять людям нельзя, они вынуждены скрывать свои истинные чувства и переживания, чтобы быть принятыми взрослыми, чувствуют эмоциональное отвержение взрослых, когда по неосмотрительности допускают ошибки, не оправдывают ожиданий взрослых, открыто проявляют свои чувства и потребности. Дети, особенно старшие в семье, вынужденно берут на себя ответственность за поведение других людей, их часто осуждают за действия и чувства их родителей. Родители не разделяют чувств и не одобряют поведения ребенка, осуждение его поступков формирует отрицательную оценку его личности в целом. Дети чувствуют себя заброшенными.
Родители могут не воспринимать ребенка как отдельное существо, обладающее своей собственной ценностью, могут считать, что ребенок должен чувствовать и делать то же, что и они, выглядеть так же, как они. Самооценка родителей может зависеть от поведения ребенка; они могут относиться к ребенку как к равному, взрослому, не давая ему возможности быть ребенком. Чувства, которые когда-то возникли у ребенка в ответ на ситуацию в семье, становятся движущими силами в его дальнейшей жизни.
Семьи с нарушениями общения (конфликтные семьи).
Среди явно неблагополучных семей выделяется группа семей с нарушениями общения, где десоциализирующее влияние проявляется косвенно из-за отсутствия уважения и понимания между супругами, эмоционального отчуждения между ними, частых конфликтов.
Конфликтные семьи — это семьи, в которых постоянно имеются сферы, где сталкиваются интересы, намерения, желания всех или нескольких членов (супругов, детей, родственников, проживающих совместно), порождая сильные и продолжительные отрицательные эмоциональные состояния, непрекращающуюся неприязнь членов семьи друг к другу. Деструктивный конфликт — хроническое состояние такой семьи.
Конфликтной семья становится не сразу. Все зависит от того, чем обусловлено появление конфликтной ситуации, каково отношение к ней каждого из супругов, от их ориентированности на конструктивный или деструктивный путь разрешения семейного конфликта.
Следует разграничивать понятия «семейные конфликте!» и «конфликтные семьи», так как конфликт в семье еще не означает, что это конфликтная семья, и не всегда свидетельствует о ее неустойчивости.
В становлении и развитии семьи возникают определенные сложности, трудности и противоречия, которые могут либо конструктивно разрешаться, либо приводить к усилению разногласий, спорам, ссорам и конфликтам. Ведь каждая семья является системой различных элементов и их связей. Эти различия сталкиваются, и возникают конфликты. Конструктивное разрешение конфликта ведет к развитию семьи, к достижению ею нового уровня общения, к формированию общего «Мы» вместо эгоистического «Я». Достигается стабильность семьи, затем назревает новый конфликт, и он снова разрешается. Так живет и развивается практически каждая семья, потому что ее устойчивость достигается совместными усилиями и доброй волей всех членов, их стремлением к единству.
Бесконфликтной семья становится в двух случаях:
1. Конфликт загнан глубоко вовнутрь, каждый из членов отчаялся что-либо изменить, каждый стал безразличен другому, живет своими интересами. Открытых столкновений и размолвок нет, но так как конфликт в скрытом виде присутствует, развитие семьи прекращается.
2. Конфликтов не бывает, когда семья просуществовала довольно счастливо так долго, что страсти улеглись, установились ровные отношения, супруги понимают друг друга без слов, знают, что нужны друг другу, живут воспоминаниями.
Там, где семья живет настоящим и будущим, где супруги заинтересованы друг в друге, где они стремятся к совершенству и к совершенствованию отношений, конфликты неизбежны. Вопрос в том, как часто возникают конфликты, по каким поводам, в какой форме протекают и какие уровни семейной структуры сотрясают.
Если оба супруга стремятся избежать или предотвратить конфликт, а в случае его возникновения — найти разумное решение, семья может благополучно дожить до своего естественного конца.
Иначе складывается атмосфера там, где супруги даже по мелочам затевают споры и ссоры, которые протекают с взаимными обвинениями и оскорблениями, криками. Это приводит к разрастанию конфликта, который приобретает затяжной характер и становится единственным средством разрешения семейных разногласий.
Конфликтные семьи могут быть как шумными, скандальными, так и тихими, где супружеские отношения отличаются полным отчуждением, стремлением избегать взаимодействия. Однако во всех случаях конфликтная семья может стать причиной различных асоциальных проявлений в виде отклоняющихся форм поведения.
В конфликтных семьях психологическое напряжение не только не находит своего разрешения, но и имеет тенденцию к нарастанию, затрагивая сферу отношений как внутри семьи, так и вне ее. Рано или поздно эти семьи распадаются или приобретают черты псевдосемьи — видимости брачных отношений, когда каждый из супругов живет в своем замкнутом и закамуфлированном от другого внутреннем мире.
На первый план выступают отрицательные черты характера супругов, которые не умеют и не хотят поставить себя на место другого, понять мотивы его поведения, душевное состояние, эмоционально откликнуться на его переживания и поддержать в трудной ситуации.
Даже если такая семья продолжает существовать, в ней ограничены возможности развития супругов, социализация и воспитание детей деформированы, возникают опасности для психического здоровья всех членов семьи, и особенно детей, так как все достигается в противоборстве, все взвинчены, никто не свободен в своих действиях и поступках.
Но и эта семья может существовать довольно длительное время. И если конфликтные отношения в ней не угасают, а разгораются с новой силой, супругам не мешает задуматься о том, стоит ли оставаться вместе, чтобы повседневными упреками, оскорблениями, спорами и ссорами разрушать не только семейный очаг, но и хрупкий мир своих детей.
Подлинные причины противоречий супругов в конфликтной семье обнаружить весьма трудно, потому что в любом конфликте рациональное начало, как правило, ослаблено остротой переживаемых эмоций; подлинные причины конфликта могут быть надежно скрыты, психологически защищены в глубине подсознания и проявляться только в виде приемлемых для Я-концепции мотивировок; причины конфликтов могут быть неуловимыми из-за так называемого закона круговой причинности семейных отношений (подробнее об этом см. в гл. 10).
Чаще всего напряженная атмосфера в семье обусловлена рядом причин, которые не всегда осознаются, а поэтому совместно не обсуждаются и не устраняются, постепенно наслаиваются, приводят к нарастанию разногласий, что усиливает неприязнь друг к другу.
Конфликтные ситуации, возникающие по незначительному поводу, становятся привычными и начинают восприниматься как образ жизни. В таких условиях общие интересы отодвигаются на второй план.
От постоянных ссор и бурного выяснения отношений травмируется психика, замалчиваются достоинства и преувеличиваются недостатки друг друга, нарастают обиды, возникает ненависть, и на этой почве появляются затяжные стрессовые состояния.
На семейную конфликтность влияют и личностные особенности супругов: более конфликтными являются изнеженные, утонченные, «женственные» мужчины. Меньшая конфликтность свойственна женщинам с богатым воображением, творческим складом ума, не делающим акцента на повседневных делах. У супругов, ориентированных на карьеру, хобби, спорт, низка конфликтность в бытовой сфере.
В конфликтных семьях супруги, как правило, переоценивают себя, приписывают себе свойства, которые другой в них не видит. В семье возникает атмосфера недоверия, супруги начинают обвинять друг друга е отсутствии откровенности, замкнутости, скрытности, враждебности. Все это затрудняет процесс гармонизации семейных отношений, выполнение обязанностей негативно сказывается на принятии важных решений.
Как правило, за неразрешенным, затяжным конфликтом или ссорой стоит неумение общаться.
Закономерности общения супругов в конфликтных семьях:
• излишняя ритуализованность, скованность общения;
• супруги редко обмениваются новой информацией, избегают «лишних» разговоров, боясь, чтобы ненароком не вспыхнула ссора;
• супруги практически не говорят «мы», предпочитают говорить «я», что свидетельствует об изолированности брачных партнеров и эмоциональной разобщенности;
• общение строится в режиме монолога, напоминает разговор глухих: каждый говорит свое, самое важное, наболевшее, но никто его не слушает, в ответ звучит аналогичный монолог Другого;
• неумение проявлять чувства (низкая культура эмоционального реагирования) .
Нет иного способа разрешить конфликтную ситуацию, избавиться от обиды, кроме конструктивного диалога. Поэтому владение коммуникативными навыками и культура общения способствуют успешному разрешению конфликтов, что определяет жизнеспособность и стабильность семьи. Продуктивный способ выражения негативных переживаний — их словесное описание. Причем важно не перевести разговор на обсуждение того, чем или кем эти чувства вызваны.
При возникновении конфликта в семье больше всех страдают ее младшие члены, которые невольно вовлекаются в конфликтные взаимоотношения.
Негативное влияние семейной конфликтности но личность ребенка проявляется двояко. С одной стороны, ребенок с раннего детства становится постоянным свидетелем родительских размолвок, ссор и скандалов, с другой — он может стать объектом эмоциональной разрядки конфликтующих родителей, которые свои проблемы загоняют вглубь, а раздражение по поводу недовольства друг другом выплескивают на ребенка.
Кроме того, ребенок может стать своеобразным орудием разрешения родительских споров, когда каждый пытается укрепить собственные позиции путем перетягивания ребенка на свою сторону.
Ребенок боится высказывать свое мнение по любому поводу, потому что знает, что может не только не встретить должного понимания, но даже вызвать родительское раздражение. Возникает задача скрыть сильные эмоции, что противоестественно в детском возрасте. Часто родителям непонятно, почему ребенок безутешно плачет из-за пустяка — замечания, сделанного не тем тоном, из-за того, что ребенка забыли похвалить. Увеличение числа капризов, с их точки зрения, необоснованных (сыт, одет, имеет все необходимое), обычно трактуется как проявление противоречия и непослушания и сразу же пресекается.
Пребывая в конфликтном состоянии, родители не замечают, как нарастает отчуждение детей, и вместо ожидаемой любви и уважения могут получить от них в ответ неприязнь, а иногда и ненависть.
Ссоры и конфликты между родителями могут привести и к тому, что ребенок встанет на сторону того родителя, который покажется ему правым. Сильная неприязнь к отцу или матери может перерасти в глубокую ненависть. Чаще всего это проявляется в виде агрессивности, которая направляется не только на нелюбимого родителя, но и на все окружение. Первоначально ребенок был уверен, что он любим обоими родителями, но ссоры между ними показывают, что он вне их интересов, так как они больше заняты собственными проблемами,
Вырванный из-под родительской защиты по вине того, кто первым (с его точки зрения) затеял скандал, он первоначально испытывает чувство растерянности, которое сменяется агрессивностью, направленной на того родителя, по вине которого он якобы лишился необходимой поддержки и утратил чувство безопасности. 8 подобной ситуации ребенок перестает доверять не только родителям, но и всем, кто его окружает.
Возможны ситуации, когда родители невольно переносят на детей свое отношение друг к другу. Подобное смещение конфликта наблюдается, когда ситуация долгое время остается неразрешенной. Напряжение в отношениях, сопровождающееся раздражением, досадой, враждебностью, неприязнью, выплескивается на детей. Особенно часто это наблюдается, когда ребенок похож на кого-либо из родителей внешностью или характером. Тогда восприятие детей, оценка их поведения и поступков обусловливаются отношением родителей друг к другу. 8 поступках детей каждый видит своего супруга. Появляется возможность для взаимных претензий, обвинений, выражения неудовольствия. Обращаясь с замечаниями к ребенку, родители как бы апеллируют друг к другу, не принимая в нем нежелательные, с их точки зрения, черты характера друг друга.
Оказываясь в центре неразрешенного родительского конфликта, ребенок не только сам испытывает душевное потрясение, невольно становясь объектом эмоциональной разрядки супругов, но и еще больше разъединяет их. Перенося на ребенка конфликтный образ супруга (друг друга) и реагируя на него агрессивно, родители неизбежно вступают в конфликт с ребенком, не принимая во внимание его индивидуальность и духовные запросы.
Довольно часто супруги пытаются устранить эмоциональную неудовлетворенность усиленной заботой о ребенке, привязывая его к себе и изолируя от общения с другим родителем. Гиперопека мотивирована не столько заботой, сколько страхом одиночества и чувством беспокойства.
Возможным вариантом семейного конфликта может быть такой, когда неудовлетворенная своими отношениями с отцом мать компенсирует свое нервное напряжение на детях, провоцируя появление у них эмоциональных и поведенческих нарушений. Отец же, недовольный их поведением, пытается ужесточить свои требования, что встречает противодействие матери и усиливает ее отрицательные чувства. В результате ребенок переживает, что не может быть самим собой, не может найти признание и понимание. Вместо этого он должен беззаветно любить и уважать родителей так, как этого хочется им.
Родители зачастую усугубляют и без того тяжелое положение вопросом: «Ты кого больше любишь: меня или папу (маму)?» В подобной ситуации дети, чувствуя перемену в отношениях родителей, приспосабливаются к новым отношениям. А это толчок к лицемерию, так как ребенок учится извлекать выгоду из конфликта. Подобное случается, когда родители стараются снискать его расположение подарками или другими приемами. У ребенка складывается ощущение вседозволенности, ибо то, что запрещает отец, разрешает мать, и наоборот. У некоторых развивается склонность к доносам, цинизм, они становятся недоверчивыми, замыкаются в себе.
Выделяется несколько форм завершения конфликтов:
1. Принуждение — волевое навязывание решения, устраивающее инициатора конфликта. Имеет неблагоприятные последствия: ущемляются права членов семьи, унижается достоинство, достигается внешнее благополучие, но в любой момент может наступить кризис.
2. Конфронтация. Никто из участников не принимает во внимание позицию другого, накапливается негативизм отношений, дело доходит до личных оскорблений, общие интересы семьи отодвигаются на второй план, а у ее членов нарастают стрессовые состояния.
3. Уход от разрешения — конфликт остается, а развязка оттягивается. Положительный момент: появляется время для обдумывания претензии, для принятия решения.
4. Сглаживание позволяет снять напряженность, добиться нормальных отношений, но не всегда.
5. Компромисс — открытый поиск наиболее удобного и справедливого для обеих сторон решения'.
Дети часто страдают от бессилия что-либо изменить во взаимоотношениях родителей. Если на отношение к себе они могут влиять несогласием, упрямством, перевозбуждением или заторможенностью, то при конфликте между родителями часто лишены возможности что-либо изменить, пока их состояние не станет настолько тяжелым, что заставит обратить на себя внимание.


3. Семьи со скрытой формой неблагополучия


Эти семьи различны по своим социальным установкам, интересам, но сам стиль жизни, поведение взрослых, их настроенность таковы, что влекут за собой отклонения в нравственном развитии ребенка, которые могут обнаружиться не сразу, а спустя годы.
Внешне урегулированные отношения зачастую становятся своеобразным прикрытием царящего в них эмоционального отчуждения на уровне как супружеских, так и родительско-детских отношений.
Дети часто испытывают острый дефицит родительской любви, ласки и внимания из-за служебной или личной занятости супругов. Необходимость сохранения семьи может поддерживаться убежденностью взрослых в том, что это нужно в первую очередь ребенку, хотя на самом деле здесь могут преследоваться какие-то меркантильные или престижные соображения.
Возможен и такой вариант развития семейной ситуации, при котором супружеские и родительско-детские отношения отличаются внутренней теплотой, гармоничностью и стремлением к взаимопониманию. Однако это взаимопонимание касается лишь бытовой стороны жизни, о то время как направленность личности супругов характеризуется низким уровнем общественной активности: родители нередко ответственно относятся к учебе своих детей, их материальному обеспечению, но при этом проявляют безразличие к другим сферам их жизни и проблемам, самостоятельно разрешить которые они не могут.
В отличие от семей с явной формой неблагополучия, они пока не стали предметом специальных научных исследований, и поэтому информация о них представлена довольно скудно.
Выделяются три формы скрытого семейного неблагополучия: соперничество, мнимое сотрудничество и изоляция. Рассмотрим их подробнее.
Соперничество проявляется в виде стремления двух или более членов семьи обеспечить себе главенствующее положение в ней. На первый взгляд, это главенство в принятии различных решений.
Проблема лидерства в семье особенно остро стоит в первые годы: муж и жена нередко ссорятся из-за того, кому быть главой семьи. Муж претендует на эту роль по традиции, жена — поскольку ей видится, что он, вопреки притязаниям, не способен быть настоящим хозяином в доме. Это свидетельство того, что настоящего главы нет вовсе; нет человека, способного взять на себя всю полноту ответственности (1-я причина).
Иногда на самом деле соперничество между супругами обусловлено отсутствием любви у одного из них (2-я причина). Или таким образом кто-то выражает горечь неудовлетворенности браком (3-я причина).
Подоплека конфликта может заключаться и в том, что ссоры оказываются единственной и наиболее привычной формой эмоциональной разрядки в семье. Такие конфликты ведут к эмоциональному отчуждению супругов, проблема семейного главенства отходит на задний план (4-я причина).
Если супруги живут расширенной семьей, зачастую соперничество вспыхивает между женщинами (свекровыо и невесткой). Старшая держится за свое положение: она опытнее, ответственнее и считает, что главенство по праву должно принадлежать ей. Младшая не согласна быть на вторых ролях, полагая, что новый статус замужней женщины позволяет ей быть самостоятельной и независимой, а значит, она вполне может справляться с функциями семейного лидера (хозяйки в доме).
Родители тяжело переживают уход ребенка и страдают, что лишились возможности осуществлять полный надзор за его поведением (1-я причина).
Свекровь не может смириться с тем, что ее сын проявляет к невестке больше чувств, чем к ней. Считая ребенка личной собственностью, она начинает сетовать, что он достоин лучшей судьбы, и совершенно справедливо полагает, что невестка не сможет так ухаживать за ним, как это делала она сама. При этом забывается, что жена не должна заменять мужу мать (2-я причина).
При вступлении в брак эмоциональная близость между матерью и взрослым сыном ослабевает, отношения приобретают иной характер, что может восприниматься как утрата любви (3-я причина). Отсюда невысказанные обиды, вызывающие раздражение, срывы по пустякам, кажущиеся на первый взгляд непонятными и мелочными.
Провоцирование ссор между молодыми дает возможность успокаивать их, мирить, уговаривать, т. е. быть нужной (4-я причина).
В отношениях тестя и зятя также возможно отсутствие взаимопонимания. Выражая недовольство тем, как зять относится к его дочери, тесть пытается скрыть обиду, что дочь стала относиться к нему не так, как до замужества, отдалилась от него.
Таким образом, соперничество чаще всего только маскируется борьбой за главенство в быту, а на самом деле это борьба за главенство в сердце другого человека, что чрезвычайно усложняет ситуацию.
Такая форма скрытого семейного неблагополучия, как мнимое сотрудничество, внешне почти незаметна, отношения кажутся гармоничными. Конфликты незаметны до тех пор. пока кто-то из членов семьи не поменяет свою жизненную позицию.
Например, отец жены решил уйти на пенсию, размер которой меньше его прежнего заработка. До этого в семье царили мир и согласие, но с выходом отца на пенсию все изменилось: зять недоволен, дочь раздражена. Причина в том, что уменьшился семейный бюджет, и члены семьи вынуждены ограничивать свои потребности. Отказываясь оттого, что раньше было привычным, они первоначально скрывают свое недовольство, но, постепенно накапливаясь, оно перерастает в стойкий семейный конфликт. Сотрудничество и взаимопонимание в семье оказались мнимыми и носили показной характер. Если бы оно было подлинным, дочь и зять попытались бы более глубоко вникнуть в причины, побудившие отца принять решение о выходе на пенсию, совместно обсудили бы вопросы экономии, смирились с необходимостью изменения стиля жизни, поблагодарили бы отца за долгую поддержку. Вместо этого — сначала скрытое, а затем и открытое недовольство, раздражение, конфликт.
Мнимое сотрудничество может отчетливо проявиться в ситуации, когда, наоборот, кто-то из членов (чаще жена) после долгого периода, посвященного только домашним делам, решает включиться в профессиональную деятельность. Первоначально подобное решение одобряется, но это требует много сил и времени, поэтому, естественно, домашние дела, которые выполняла только она, приходится перераспределять между другими членами семьи. Но они, не привыкшие к бытовым проблемам, неохотно соглашаются брать дополнительные нагрузки. Каждый начинает замечать, что женщина «забыла о своих главных обязанностях», все больше увлечена служебными делами и открывающимися перспективами. Никто не задумывается, что в этой ситуации она остро нуждается в семейной поддержке в ее новой позиции; что она очень перегружена, так как ей приходится осваивать новые роли и обязанности. Каждый почувствовал лишь отсутствие привычных удобств, а отсюда — обвинения, упреки в ее адрес. Если бы сотрудничество в семье было подлинным, каждый из членов семьи постарался бы понять и принять ее новую позицию и разделить между собой ее обязанности. Проблемы, скрытые за благополучием, привели к дестабилизации семейных отношений.
Еще один пример: муж сломал ногу и потому несколько месяцев вынужден находиться дома. Материальная компенсация за поврежденное здоровье получена, финансового ущерба семье болезнь не принесла. Однако теща вдруг ожесточается против него, настраивая еще и жену, хотя до болезни их взаимоотношения были теплыми.
Причиной изменения отношения к зятю может быть то, что его постоянное присутствие в доме вынуждает тещу отказаться от некоторых своих привычек. Например, при нем она стесняется долго разговаривать с приятельницами по телефону, спать после обеда или баловать себя специально приготовленными блюдами. В его присутствии она считает себя обязанной демонстрировать хлопотливость, подтверждая в его глазах образ неутомимой труженицы, на которой держится весь дом.
Или наоборот: зять постоянно изводит тещу своими требованиями, замечаниями и наставлениями, так что его отсутствие в доме — большое благо для всей семьи. Но его болезнь неожиданно лишила ее этого блага. Мир и благополучие, царившие до этого, на самом деле оказались фальшивыми.
Изоляция, довольно распространенная форма семейного неблагополучия, — это психологическая изолированность кого-то одного в семье от других (чаще всего это овдовевший родитель одного из супругов).
Несмотря на то, что он живет под одной крышей со всей семьей, непосредственного участия в ее жизни он не принимает: никто не интересуется его мнением по тем или иным вопросам, его не привлекают к обсуждению важных семейных проблем, о его самочувствии не спрашивают.
К нему просто привыкли и считают своим долгом только заботиться о том, чтобы он был своевременно накормлен. Могут даже не приглашать к столу, предпочитая относить еду к нему в комнату, вопрос о гастрономических вкусах тоже не встает, так как взрослые дети «лучше знают, что можно и чего нельзя». Таким образом, этот член семьи может оказаться изолированным не только психологически, но и социально, постоянно находясь в одиночестве в отведенной ему комнате.
Возможен вариант взаимной изоляции двух или более членов семьи. Так, эмоциональное отчуждение супругов может привести к тому, что каждый предпочтет большую часть времени проводить за пределами семьи, имея свой круг знакомых, дел, развлечений. Оставаясь супругами чисто формально, оба скорее отбывают, чем проводят время дома. Такая семья держится либо на необходимости воспитывать детей, либо на престижных, финансовых и тому подобных соображениях.
Взаимоизолировэнными могут стать молодая и родительская семьи, проживающие вместе. Подчас они и домашнее хозяйство ведут отдельно, как в коммунальной квартире. Разговоры вращаются главным образом вокруг бытовых проблем: чья очередь убирать в местах общего пользования, кому и сколько платить за коммунальные услуги и т. п.
Вышеперечисленными формами не исчерпываются разновидности скрытого семейного неблагополучия. В каждой семье могут быть свои трудности. Проблема состоит в том, что растущие в подобных семьях дети неизбежно вовлекаются в межличностные конфликты взрослых. При этом каждый из взрослых сознательно или неосознанно стремится использовать детей в выгодной для себя функции.
Рассмотрим классификацию семейных союзов со скрытой формой неблагополучия Э. Г. Эйдемиллера и В. В. Юстицкиса .
Характерная черта недоверчивой семьи — повышенная настороженность по отношению к окружающим {соседям, знакомым, товарищам по работе, работникам учреждений, с которыми представителям этой семьи приходится общаться). Ее члены заведомо считают всех недоброжелательными или равнодушными, а их намерения — враждебными. В обычных поступках видится некий умысел, корысть. Такая семья слабо поддерживает контакты с соседями, а отношения с родственниками могут носить конфликтный характер. Часто это связано с мнимым ущемлением интересов кого-то из членов семьи.
Недоверчивая семья всегда права, а все вокруг виноваты. Если ребенок совершает проступок или вступает в конфликт, родители считают, что он абсолютно прав, или большую часть вины возлагают на других. Даже если родители не могут отрицать прямую вину своего ребенка, главное внимание они уделяют не ей, а своим педагогическим усилиям, которые оказались бесполезными из-за отсутствия поддержки или негативного отношения окружающих.
Такая позиция формирует и у ребенка недоверчиво-враждебное отношение к людям. У него развиваются подозрительность, агрессивность. В школе он начинает конфликтовать, не признает своих ошибок и отрицает свою вину, а родители встают на его сторону. Часто конфликты ребенка становятся содержанием жизни членов «недоверчивой» семьи, основной темой бесконечных разговоров.
Дети из подобных семей наиболее уязвимы для влияния антиобщественных групп, так как близки к ним психологически (враждебность к окружающим, агрессивность). С ними нелегко установить контакт и завоевать их доверие, так как они заранее ждут подвоха.
Легкомысленная семья отличается беззаботным отношением к будущему, стремлением жить исключительно сегодняшним днем, не заботясь о том, какие последствия это будет иметь завтра. Члены семьи тяготеют к сиюминутным удовольствиям, планы на будущее у них, как правило, неопределенны. Даже если кто-то и выражает неудовлетворенность настоящим и желание жить иначе, то не задумывается всерьез о том, как это можно сделать. В такой семье не любят рассуждать, что и как следовало бы изменить, они больше склонны притерпеться к любым обстоятельствам, не способны и не желают преодолевать трудности. Семья живет по инерции, не предпринимая попыток что-либо изменить.
Даже при хорошем заработке не хватает многих нужных вещей, покупка которых все время откладывается. Квартира нуждается в ремонте, но этим некогда заняться. Выбор места работы или учебы нередко случаен: пошел туда, куда приняли, поступил туда, где меньше конкурс.
Они не умеют и не стремятся организовать свой досуг. Предпочтение отдается занятиям, не требующим каких-либо усилий. Главные развлечения — телевизор {смотрят все без разбора), вечеринки. Выпивка как наиболее легкое и доступное средство для получения сиюминутного удовольствия легко приживается в семьях такого типа.
Легкомысленная семья почти постоянно находится в состоянии внутреннего разлада, противоречия здесь легко переходят в конфликты, ссоры вспыхивают мгновенно и по любому пустяку.
Дети в таких семьях вырастают слабовольными, неорганизованными, их тянет к примитивным развлечениям. Проступки они совершают чаще всего по причине бездумного отношения к жизни, отсутствия твердых принципов и несформированности волевых качеств.
В хитрой семье прежде всего ценятся предприимчивость, удачливость и ловкость в достижении жизненных целей. Главное — умение добиваться успеха при минимальных затратах труда и времени. При этом члены семьи порой легко переходят границы дозволенного. Законы и нравственные нормы для них — нечто относительное, то, что при умении можно обойти.
Характерная особенность — стремление использовать окружающих в своих целях. Эта семья умеет произвести впечатление на нужных людей и озабочена тем, как создать широкий круг полезных знакомых.
К таким качествам, как трудолюбие, терпение, настойчивость, отношение в семье скептическое, пренебрежительное. Считается, что эти качества нужны тем. кто «не умеет жить», недостаточно умен и энергичен. Это легко заметить, когда заходит речь о трудовой деятельности взрослых, о планах на будущее детей. Выискиваются кратчайшие пути и нужные знакомства.
Родители пробуждают у детей дух авантюризма. Нравственные оценки поступков детей сдвинуты. Если ребенок нарушил правила поведения или нормы, родители склонны осуждать не само нарушение, а его последствия. В результате формируется установка: главное — не попадаться.
Семьи, ориентированные на успех ребенка. Одной из возможных разновидностей внутренне неблагополучных семей могут быть кажущиеся совершенно нормальными типичные семьи, где родители вроде бы уделяют детям много внимания. Весь диапазон семейных взаимоотношений сводится к возрастным, индивидуальным особенностям детей и родительским ожиданиям от них успехов, что в конечном итоге формирует отношение ребенка к себе и к своему окружению. Родители внушают детям стремление к достижениям, но это стремление часто сопровождается чрезмерной боязнью неудачи.
Ребенок начинает чувствовать, что все его положительные связи с родителями зависят от его успехов. Он боится, что его будут любить только до тех пор, пока он все делает хорошо. Эта установка в семье даже не требует специальных формулировок, она так ясно выражается через повседневные действия, ребенок постоянно находится в состоянии повышенного эмоционального напряжения только по причине ожидания вопроса родителей о том, как обстоят его школьные (спортивные, музыкальные и т. п.) дела. Он заранее уверен в том, что его ждут упреки, назидания, а то и наказание, если ему не удалось достичь ожидаемых успехов. Эти связи между достижением, самооценкой и признанием со стороны семьи часто не позволяют ребенку расслабиться, так как это может, по его мнению, привести к получению плохой оценки, недостаточно хорошему исполнению порученного дела или допущению серьезной ошибки. В такие моменты ребенку легче совершить что-то противоестественное (например, попытку самоубийства), чем разочаровать своих родителей, услышать их неодобрение.
Подобные установки в семье основаны на ценностях, которым подчиняются родители. Но достижение успеха само по себе лишь на первый взгляд является центром этой проблемы. Отчаянная реакция ребенка вызвана не тем, что родители требуют от него достижений. Скорее, ребенок восстает против того, что родители ждут от него только достижений.
В желании делать все правильно, воспитывать самых лучших детей родители часто оказываются не в состоянии поощрять в ребенке развитие разнообразных качеств. Они пренебрегают, например, его способностью дружить, доверять, фантазировать. 8 этом отношении родители, как и их ребенок, являются жертвами собственных представлений.
Стремление родителей делать все во имя достижения успехов ребенком оборачивается тяжелой психологической травматизацией последнего, потому что, с одной стороны, он не может быть успешным во всех сферах одновременно.
а с другой — боится своими поражениями разочаровать родителей и лишиться их любви.
К сожалению, подобная форма скрытого семейного неблагополучия часто не замечается не только родителями, но и специалистами. Сложность заключается в том. что родители, реально имеющие лучшие намерения, оказываются в плену своих ригидных представлений. Для ребенка жизнь становится трагедией, которая не замечается обществом, ведь подобная семья является чуть ли не образцовой.
Псевдовзаимные и псевдовраждебные семьи. Для описания нездоровых семейных отношений, которые носят скрытый, завуалированный характер, некоторые исследователи используют понятие гомеостаза, подразумевая под этим семейные узы, которые являются сдерживающими, обедненными, стереотипными и почти неразрушимыми.
Наиболее известными являются две формы таких отношений — псевдовзаимность и псевдовраждебность. Речь идет о семьях, члены которых связаны между собой бесконечно повторяющимися стереотипами эмоциональных взаимореагирований и находятся в фиксированных позициях по отношению друг к другу, препятствующих личностному и психологическому отделению членов семьи.
Псевдовзоимные (псевдосолидарные) семьи поощряют выражение только теплых, поддерживающих чувств, а враждебность, гнев, раздражение всячески скрывают и подавляют.
Наиболее существенные характеристики лсевдовзоимных семей — ригидность ролевой структуры и высокая степень взаимозависимости. При отсутствии истинного взаимопонимания супруги могут демонстрировать стремление оказывать поддержку друг другу и принимать помощь от своего партнера. На самом деле под этой маской скрывается эгоистически конкурентный характер взаимоотношений.
Подобная форма отношений может быть перенесена и в родительско-детскую сферу. Ребенок учится не столько чувствовать, сколько играть в чувства, ориентируясь на положительную сторону их проявления, оставаясь при этом эмоционально холодным и отчужденным. Впоследствии, став взрослым, несмотря на наличие внутренней потребности заботиться и любить, он будет предпочитать невмешательство в дела даже самого близкого человека, возведет эмоциональное дистанцирование 8 свой жизненный принцип.
В псевдовраждебных семьях, наоборот, принято выражать лишь враждебные чувства, а нежные — скрывать, отвергать.
Семьи известных людей. Одной из разновидностей семей со скрытой формой неблагополучия являются семьи известных людей, члены которых, в том числе и дети, постоянно находятся в поле пристального внимания общественности.
Казалось бы, у этих детей есть и материальный достаток, и возможность заниматься любимым делом, и наличие помощников из числа почитателей таланта (авторитета, высокого социального положения) родителей, и популярность в силу популярности родителей, но оказывается, что именно такие дети недополучают главного — родительского внимания, заботы, ласки и любви.
Слава и громкое имя родителей, в тени которых они существуют, могут привести к двум последствиям в формировании их личности и становлении собственного «Я».
Во-первых, дети из таких семей с детства начинают считать себя чем-то исключительным, полагая, что родительские заслуги и авторитет перейдут к ним по наследству, и не задумываются о том, что славу и популярность надо заслужить. Они ждут, что окружающие будут относиться к ним с таким же почтением, как к их знаменитым родителям. Если же они не получают ожидаемого, то испытывают разочарование, огорчение, обиду и даже злость не только на окружающих, но и на собственных родителей, которые не делают ничего для того, чтобы их ребенок тоже стал уважаемым человеком.
Претендуя на исключительность, они вырастают эгоистичными, не умеющими устанавливать доброжелательно-дружеские отношения с окружающими, высокомерно относятся к своим сверстникам, чем настраивают их против себя. В итоге это может привести к эмоциональному отчуждению и социальной изоляции. Кроме того, эти дети привыкают к праздному образу жизни и к тому, что их проблемы зачастую легко и просто решаются родителями или благодаря их громкому имени, поэтому ничего в жизни не добиваются, так как с раннего детства все требуемое получали в избытке, а сами не проявляли никаких усилий и ни к чему не стремились.
Во-вторых, бремя родительской славы может очень тяжело ими переживаться. Многие рано начинают осознавать, что повышенное внимание со стороны окружающих вовсе не означает, что они этого заслуживают, что другим они интересны не сами по себе, а как отпрыски знаменитостей. А им хочется, чтобы их уважали за их личные достижения. По мере взросления и осознания своего непростого положения многие начинают стремиться к тому, чтобы не только сравняться со своими родителями, но и превзойти их.
Но часто бывает, что сколько бы ребенок, а затем и взрослый человек ни старался доказать окружающим, что достоин славы родителей, ему не удается вырваться из круга, очерченного их личностью. Поэтому он так и остается сыном или дочерью кого-то, хотя приложил немало усилий, чтобы стать автономной, независимой от родительской популярности личностью.
При подобных обстоятельствах вместо любви и привязанности могут появиться ненависть к родителям и ощущение неудавшейся по их вине судьбы. Очень часто знаменитые родители, дав жизнь и фамилию ребенку, ограничивают свое участие в воспитании тем, что предоставляют ему неограниченную свободу распоряжаться не только деньгами, но и своей судьбой. Ребенок растет в окружении чужих людей, которые заботятся о нем, а родители, увлеченные творчеством или карьерой, иногда даже редко видят его.
Семьи состоятельных людей. Проблемы, связанные с формированием личности ребенка, довольно часто сопутствуют и семьям состоятельных людей. Поляризация на богатых и бедных стала явлением последних лет. Дети из таких семей часто переживают то же, что и дети знаменитых родителей (знаменитые часто являются и состоятельными).
Богатый человек часто живет в режиме запредельного и хронического стресса. Для мужчин обычна привычка сбрасывать стресс на своих близких. Тяжелые семейные сцены и разбирательства тщательно скрываются и маскируются. Супруги создают и поддерживают внешнюю лакировку, символизирующую благополучие. В игре принимают участие все — муж и жена, дети, родственники, прислуга, охрана.
У состоятельных россиян не принято общаться с соседями. В результате возникает дефицит поддержки, тепла и участия при возникновении трудностей и проблем.
Родители, слишком много времени уделяя карьере, не имея времени для занятий и общения с детьми, отделываются от них подарками. Воспитание перепоручается родственникам или репетиторам. Вместо родительской ласки и заботы дети получают суррогаты. С одной стороны, им приятно, что родители занимают высокое положение в обществе, а с другой — они лишены элементарных детских радостей. Родители искренне удивляются, почему их дети вырастают безвольными и нерешительными, находятся в резкой оппозиции к ним.
Особенно отчетливо непростое положение детей в семьях с теми или иными формами психологического неблагополучия начинает проявляться в ролях, которые они вынуждены принимать на себя по инициативе взрослых. Какая бы ни была роль, положительная или отрицательная, она в равной степени негативно сказывается на формировании личности ребенка, что незамедлительно отражается на его самоощущении и на взаимоотношениях с окружающими в дальнейшем.
Конечно, этим перечнем типология внутренне неблагополучных семей не исчерпывается. Существует множество разновидностей семейного уклада, где эти признаки сглажены и последствия неправильного воспитания не так заметны. Но все же эти последствия есть. Пожалуй, одно из самых заметных — это душевное одиночество детей в таких семьях.


4. Семьи пограничного характера


Типологию неблагополучных семей можно дополнить еще одной разновидностью — семьи пограничного характера, так как переход их из категории благополучных в другую происходит незаметно, а резкое изменение психологического климата обнаруживается тогда, когда отношения в семье оказываются совершенно разлаженными и эмоциональная разобщенность супругов завершается разводом .
Неполные семьи. Не любая полная семья является нормальной средой, но наличие а семье обоих супругов — залог полноценного выполнения всех семейных функций.
Неполной семья — семья, состоящая из одного родителя с одним или несколькими несовершеннолетними детьми.
Кроме того, есть так называемые функционально неполные семьи, где родителей двое, но какие-то причины оставляют им мало времени для семьи.
Неполная семья образуется вследствие расторжения брака, внебрачного рождения ребенка, смерти одного из родителей или раздельного их проживания. В связи с этим различают следующие разновидности неполных семей: осиротевшая, внебрачная, разведенная, распавшаяся.
Выделяют материнские и отцовские неполные семьи.
Различают неполную простую (мать/отец с детьми) и неполную расширенную (мать/отец с детьми и другими родственниками).
В качестве вариантов неполной семьи могут выступать семьи, где родители являются не родными, а приемными или опекунами. Такие неполные семьи называются нетипичными, среди них, в свою очередь, можно выделить неполные семьи с усыновленными детьми и неполные семьи, воспитывающие чужих детей на правах опеки.
Рассмотрим особенности неполных семей.
Осиротевшая неполная семья образуется в результате смерти одного из родителей. Несмотря на то, что потеря близкого — страшный удар для семьи, оставшиеся члены способны сплотиться и поддержать целостность семейной группы. Родственные связи в таких семьях не разрушаются: сохраняются взаимоотношения семьи с родственниками умершего супруга, которые продолжают оставаться частью семейного круга. Семейные отношения могут продолжаться и при вступлении овдовевшего супруга в новый брак.
В такой семье чаще всего не возникают трения, неблагоприятно влияющие на развитие осиротевшего ребенка. Атмосфера семьи создает подходящие условия для передачи ребенку правдивой информации об умершем родителе. Взрослые члены семьи рассказывают ребенку об умершем лучшее из его жизни, возможно, несколько идеализируя его.
ЕСЛИ во вновь сложившихся супружеских отношениях складываются конструктивные доверительные отношения нового супруга с ребенком, семья может развиваться вполне гармонично.
Неполноя разведенная семья несет в себе намного большую дисфункциональность, так как и родители, и ребенок получают серьезную психологическую травму.
Отличительной особенностью является то, что мать нередко возвращается в дом своих родителей. Характерный феномен отношений — инверсия воспитательных ролей, когда роль матери берет на себя бабушка с авторитарными чертами личности, а роль отца (супруга) выполняет мать с твердыми чертами характера или дедушка. Матери имеют обыкновение препятствовать встречам с отцом, проявляют строгость как реакцию на неприятие нежелательных черт характера бывшего мужа. Дети нередко становятся своеобразными козлами отпущения для снятия нервного напряжения и чувства эмоциональной неудовлетворенности.
Внебрачная семья возникает в результате рождения женщиной ребенка вне супружеских отношений. Это может быть желание скрасить одиночество, стремление удовлетворить потребность в материнстве, оставить ребенка как память о любимом. Иногда ребенок появляется на свет незапланированно.
Нередко одинокая мать воспитывает ребенка по своему образу и подобию. Он же шаг за шагом повторяет личную жизнь матери, с детства усваивает стандарты ее поведения.
Возможен и вариант, при котором подрастающий сын начинает заполнять пустующую психологическую мужскую нишу. Вследствие этого формируется не столько материнско-детская, а сколько женско-мужская психологическая связь.
Семьи с недееспособными членами. Такие семьи делятся на две группы в зависимости оттого, кто из членов семьи недееспособен:
1. Семьи с родителями-инвалидами или хронически больными взрослыми. Семейная обстановка становится стрессогенной, дестабилизирует межличностные отношения супругов и создает специфический социальный и психологический фон.
Резкое ухудшение здоровья члена семьи может произойти неожиданно, именно тогда, когда семья не в состоянии эффективно противостоять этой беде. Затраты тяжелым бременем ложатся на семейный бюджет.
Психическое заболевание может вызвать поведенческие реакции, которые будут опасны для других членов семьи.
2. Семьи с детьми-инвэлидами. В таких семьях много проблем, но наиболее значимые — как улучшить состояние ребенка и как сохранить нормальный психологический климат в семье.
Если ребенку требуется специальный уход, родители не всегда могут его обеспечить. Если в семье есть еще дети, у них может не хватить душевных и физических сил, необходимых для удовлетворения специфических потребностей больного ребенка.
Если ребенок неполноценен, у членов семьи могут проявляться разные формы эмоционального реагирования на это, что оказывает огромное влияние на психологическую обстановку в семье.
Часто встречающаяся реакция — чувство вины. Подобное состояние, сопровождаемое душевными муками и переживаниями, значительно усложняет и без того напряженную семейную атмосферу. Родителей беспокоит возможное осуждение со стороны окружающих (чувство стыда), а также то. что к их ребенку будут относиться как к неполноценному.
Не всегда родителям удается смириться с мыслью о том, что ребенок имеет врожденную патологию или серьезное заболевание. Они становятся раздражительными и переносят раздражение на супружеские отношения. Это особенно затрагивает мужа, вследствие чего он реже бывает дома, избегает общения с ребенком, тогда как жена сильно привязывается к ребенку, часто в ущерб другим детям и супругу. Подобная ситуация может отрицательно повлиять не только на душевное спокойствие и уравновешенность родителей, но и на психологический климат семьи в целом.
Семьи с нарушением структуры семейных ролей. Еще
одной разновидностью «пограничных» семей являются семьи, в которых нарушается структура семейных ролей, они становятся патологизирующими .
Обычная система семейных ролей, которые выполняет индивид, должна обеспечить удовлетворение не только его потребностей, но и потребностей других членов семьи. При таких условиях семейная атмосфера довольно благоприятна, отношения членов семьи гармоничны. Но со временем про
исходит перераспределение межличностных ролей в семье, и психологический климат в ней резко меняется. Обычно это бывает в тех случаях, когда кто-то 8 семье вынужден принять на себя такую социальную роль, которая травматична для него самого, однако психологически выгодна другим членам семьи (например, роль семейного козла отпущения). Возможен и такой вариант межличностных отношений, когда проигрываемая одним из членов семьи роль травматична для других, а не для него самого (роль больного члена семьи). Нередко оба типа ролей сочетаются между собой: один из членов семьи играет роль, травмирующую его самого, другой — травматическую для других. Межличностные роли, которые в силу своей структуры и содержания оказывают психотравмирующее воздействие на членов семьи, получили название патологизирующих семейных ролей.
Патологизирующие роли могут возникать в результате взаимодействия с социальной средой или непосредственно в самой семье. При этом возможны социальные, личностные и психологические деформации (в виде нервно-психических нарушений) у носителя такой роли, которые распространяются и на других членов семьи.
В случае возникновения патологизирующих ролей изменяются отношения с соседями, с другими семьями, родственниками, государственными учреждениями. Причем изменения эти таковы, что делают переход семьи к системе патологизирующих ролей неизбежным. Появляются семейные группы, где граница между благополучием и неблагополучием едва уловима. Однако со временем она становится очевидной.
В центре семьи-крепости находится индивид с нервно-психическими расстройствами, которые выражаются в склонности к паранойяльным реакциям. Он использует свое влияние в семье, чтобы побудить других принять его представление о том. что «все против нас», «на нас нападают — мы защищаемся». Это приводит к перестройке отношений: возникают межличностные роли «вождя» и «соратников по борьбе». Эти роли могут оказаться патологизирующими, так как способствуют закреплению и развитию нарушений, а «соратников» ставят в положение, создающее нервно-психическое напряжение.
Это, например, семьи, которые многие годы ведут судебные процессы, тратят слишком много сил для улучшения своего материального благосостояния, полностью сосредоточены на какой-то внесемейной деятельности или, напротив, полностью изолировавшие себя от окружающих 8 таких семьях система межличностных ролей складывается под сильным влиянием взаимоотношений с социальным окружением (если семья долгие годы ведет судебный процесс, то наибольшим авторитетом пользуется тот член, который активнее участвует в процессе, лучше разбирается в юридических тонкостях и т. п.).
Семья с антисенсуольной идеологией чаще всего появляется под преимущественным влиянием индивида с нарушениями сексуальной потенции. После принятия семьей той точки зрения, что в мире царит разврат и что их долг — бороться с ним, особенности поведения такого члена семьи начинают выглядеть похвально.
Выбор членом семьи, имевшим нарушения половой функции, роли «борца за сексуальную чистоту» не случаен: он связан со свойством этой роли — служить оправданием его сдержанности и пассивности в сексуальной сфере («раз я борюсь с развратом, то должен ограничить проявления секса в своей семье»). Этот аргумент позволяет легче переносить сексуальную неполноценность, но в то же время он старается не замечать, что его роль травматична для других членов семьи (в частности, для второго супруга) .
Подобным образом ситуация может развиваться и в семье- театре, которая посвящает свою жизнь борьбе за демонстративный престиж в ближайшем окружении. Обычно такие семьи возникают под влиянием индивида, имеющего определенные психологические проблемы в реализации самооценки. Нарушение взаимоотношений семьи с социальным окружением маскирует от самого индивида и от других ее членов психическое нарушение наиболее влиятельного из них. Если члены семьи принимают точку зрения «все против нас», то личностное нарушение индивида с паранойяльным развитием, его подозрительность и нетерпимость перестают восприниматься как отклонение. Напротив, они выглядят как проявление трезвого ума и проницательности.
Мотивы, которые могут подталкивать к развитию системы патологизирующих ролей, разнообразны. Это может быть маскировка определенных личностных недостатков, стремление сохранить и защитить личностную положительную самооценку вопреки этим недостаткам (так происходит в семье с антисексуальной идеологией). Другой мотив — стремление удовлетворить какие-то потребности, противоречащие нравственным представлениям индивида и всей семьи (мотивом образования семьи-крепости может оказаться реализация желания безраздельного господства в семье).
Переход семьи к системе патологизирующих ролей может быть связан с межличностными отношениями непосредственно внутри нее. Поводом для этого может стать изменение представлений о личности одного из членов семьи (он чаще всего оказывается жертвой) или о задачах семьи по отношению к одному или нескольким ее членам.
Общая схема перехода семьи данного типа к патологизирующим ролям может быть такой: у одного из членов семьи имеется нервно-психическое расстройство, и он прямо или косвенно меняет представления семьи о каком-либо другом ее члене, под влиянием чего возникает определенная перестройка ролей, при которой нарушение перемещается на этого другого.
Симптомы нервно-психического отклонения у первого члена семьи ослабевают или исчезают, зато у другого появляются. Нередко излечение последнего ведет к заболеванию первого. Мотивы возникновения патологизирующих ролей могут быть различными, но чаще обусловлены наличием неудовлетворенной потребности и потенциальной роли, имеющей подходящее свойство.
Семьи с системой патологизирующих ролей относятся к категории пограничных не случайно. Переход их в разряд неблагополучных возможен лишь тогда, когда вся семья 8 целом принимает установки, которые навязываются ей одним из наиболее влиятельных ее членов. Обычно он бывает заинтересован в принятии правил его игры тем сильнее, чем острее и дискомфортнее его проблема. Кроме того, он должен иметь немалый перевес в возможностях воздействия на других членов семьи, на их поведение, чувства, мысли. Чем выше авторитет данного индивида в семье, тем больше зависимость семьи от него; чем выше его волевые качества, тем вероятнее, что, несмотря на сопротивление, пзтологизирующие социальные роли все же будут приняты.
Для других членов семьи этот переход обычно означает нарастание нервно-психического напряжения, снижение удовлетворенности жизнью семьи. Не менее важно и то, что этот переход, как правило, связан либо с искаженным представлением об окружающей социальной действительности, либо об отдельных членах семьи.
Однако навязываемое кем-то из членов семьи искаженное представление о мире обычно сталкивается с имеющимся у других опытом реального восприятия микро- и макросреды. Им нелегко поверить в то, что весь мир настроен враждебно по отношению к ним, если они ясно видят, что это совсем не так.
Все это создает значительное сопротивление членов семьи переходу к системе пзтологизирующих ролей. Поэтому возможен такой вариант развития семейной ситуации, когда семья отказывается от своего предыдущего образа жизни, поняв ошибочность своих прежних установок, связанных с заблуждениями относительно навязанной ей системы патологизирующих ролей, потому что они противоречат ее основным нравственным представлениям о месте и назначении человека в мире. И тогда она постепенно опять возвращается к исходным позициям, становясь довольно благополучной.
Рассмотрев все многообразие форм семейных деструкций, мы приходим к выводу о необходимости изучения приемов и методов, с помощью которых можно выявить те или иные семейные нарушения, т. е. к анализу процедуры выявления семейных нарушений.


Контрольные вопросы и задания:
1. Обоснуйте свою точку зрения на понятие «семейное неблагополучие».
2. В чем различие открытой и скрытой форм семейного неблагополучия?
3. Каковы различия понятий «семейные конфликты» и «конфликтные семьи?
4. Дайте определение понятию «скрытое семейное неблагополучие».
5. Почему неполные семьи входят в категорию пограничных семей?

Источник: Буравцова, Н. В. Психологическое консультирование и психотерапия семьи: теория и практика: учеб, пособие / Н. В. Буравцова ; Новосиб. гос. ун т экономики и управления — Новосибирск : НГУЭУ, 2018, — 354 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.