На главную Лекции и практикум по психологии Общая психология Становление и организация психологического здоровья личности
Становление и организация психологического здоровья личности
Лекции и практикум по психологии - Общая психология
Индекс материала
Становление и организация психологического здоровья личности
Жизнеспособность системы «здоровая личность— психологическое здоровье»
Все страницы

5.1. Становление здоровья человека

Как известно, человеку присуща совокупность таких качеств, свойств, процессов и состояний, которые представляют собой ценность не только для одного индивида, но и всего общества. Собственно, именно эти ценности превращают здоровье в общественное богатство. Более того, высшей ценностью общества является жизнь человека, а ощущение ее всесторонней полноты обусловлено наличием крепкого здоровья.
Рассмотрение здоровой личности предполагает исследование ее в едином контексте с феноменом «здоровье», который без преувеличения можно назвать одной из наиболее интригующих, многосистемных и десятилетиями не утрачивающих свою актуальность проблем. Ведь здоровье подчиняется общим законам устройства Вселенной, без соблюдения которых жизнь невозможна. М. Ф. Секач пишет: «Закон, управляющий нашей психикой, действительно существует, и это не подлежит сомнению; однако это не естественный закон, подобный закону тяготения, а закон, выработанный людьми. Сила, одухотворяющая наше тело, есть форма энергии, как и вся Вселенная» (Секач, 2016, с. 4—5).

Взаимообусловленность и соподчиненность здоровья человека и его личности с психологических позиций очень хорошо выразил В. А. Ананьев. Он пишет: «Главным продуктом психологии здоровья должно стать совершенствование личности, через это — укрепление здоровья и через все вместе взятое — повышение качества жизни» (Ананьев, 2006, с. 5). «Следовательно, психология здоровья призвана формулировать человеческий способ бытия, определять русло, вектор движения, пространство бесконечного процесса становления человека, формировать „реальный идеал“ человека и способствовать его достижению» (там же, с. 10).
Таким образом, сущностной характеристикой понятия «здоровье» является процесс индивидуализации и социализации личности, в жизненном пространстве которой происходит социокультурное развитие и становление психологического здоровья, что позволяет творчески осуществлять деятельность, получая от нее удовольствие, и обеспечивает повышение качества жизни человека.
Размышление о сути здоровья приводит к мысли о том, что это процесс, выступающий в роли базиса оптимальной трудоспособности, социальной активности, необходимого условия репродукции популяции человека и обеспечения фундаментальных аспектов его жизни.
На наш взгляд, чрезвычайно важным является преставление о здоровье как о «процессе становления», что предполагает виденье его сразу под несколькими углами зрения:
1) это живая, динамичная, открытая, нелинейная, неравновесная система;
2) чередование в системе «здоровье» процессов и состояний обусловлено такой во временном измерении последовательностью противоположных по своим характеристикам явлений: равно- весие—неравновесность—равновесие, причем главенствующую роль в изменениях системы «здоровье» играют неравновесность и неустойчивость;
3) здоровье является сущностной характеристикой конкретного субъекта, меняющейся вместе с ним на всех этапах его онтогенеза, детерминируя развитие как личности, так и индивидуальности;
4) здоровье позволяет личности ощутить субъективное благополучие и счастье как ценность, зависящую не столько от достижения определенных благ, сколько от внутренней потребности человека быть счастливым;
5) становление здоровья личности детерминируется социокультурным уровнем развития конкретного общества и зависит от остроты противоречий, возникающих между требованиями данного социума и потребностями и возможностями человека.
Рассматривая здоровье человека как холистическое образование, В. А. Ананьев представил его в виде семи взаимосвязанных потенциалов, считая, что неравномерное (большее или меньшее) развитие любого из них «будет свидетельствовать о наличии фрагментарного здоровья» (там же, с. 19). Иначе говоря, несмотря на значимость по отдельности каждого из семи потенциалов личности, холистическое (целостное) здоровье возможно только при соподчиненном способе функционирования и более или менее равномерной реализации их организационно-функциональных возможностей.
К упомянутым потенциалам он отнес следующие:
1) потенциал разума (интеллектуальный аспект здоровья) — умение использовать разум человека для совершенствования себя и других;
2) потенциал воли (личностный аспект здоровья) — это способность человека ставить цели и осуществлять их, т. е. стремление к самореализации общественно одобренными средствами;
3) потенциал чувств (эмоциональный аспект здоровья) — это цивилизованное выражение собственных эмоциональных проявлений, зависящих от социокультурного уровня развития личности;
4) потенциал тела (физический аспект здоровья) — это способность к развитию физического компонента здоровья, познанию возможностей своего тела и осознанию путей его совершенствования;
5) общественный потенциал (социальный аспект здоровья) — это социальный интеллект, проявляющийся как способность расширять и углублять отношения с окружающими, с миром, с самим собой;
6) креативный потенциал (творческий аспект здоровья) — это способность и готовность нестандартно созидать, творчески активно самовыражаться, решать оригинальным способом жизненные задачи;
7) духовный потенциал (духовный аспект здоровья) — непосредственное воплощение высших ценностей в жизнедеятельность человека; это стремление творить добро, это переживание состояний веры, надежды и любви к себе, к окружающим, к Богу.
Предлагая семизначный «цветок потенциалов», В. А. Ананьев видит в нем антропологический идеал здоровья и ставит задачу разработки технологии его достижения. При этом наряду с концептуализацией данной проблемы, он считает необходимым создание психометрического аппарата и инструмента измерения как отдельных компонентов целостной системы «здоровье», так и интегративных его показателей. Другими словами, на основании разработки и осознания концепции холистического здоровья нужно выявить формализованные показатели, которые можно использовать для обоснования валидности критериев здоровья, и способ (методику, инструмент) измерения уровня его развития (организации) у конкретного субъекта.
Внимательное рассмотрение всех предложенных В. А. Ананьевым потенциалов позволяет увидеть все «лепестки цветка» — процесс развития интеллекта, воли, чувств и др. По отношению к здоровью и личности это нужно понимать как одно из важнейших условий многосторонности проявления и изменения их функций, потому что степень функциональных проявлений как здоровья, так и личности постоянно изменяется, являясь следствием отражения окружающей действительности.
Постоянные отклонения (флуктуации) их функций от некой средней величины выступают определенной относительной устойчивостью, которая не может служить источником развития. Увеличение интенсивности осуществляемых психикой функций ведет к смене устойчивого состояния на неустойчивое, которое, как отмечает И. Пригожин, «разрушает старую структуру» и является условием построения новой. Другими словами, бывшая структура (например, качество личности) разрушается, и строится иная, новая, или разрушение переходит в свою противоположность — в формирование.
Следовательно, «башня стоит только потому, что качается», или устойчивость системы «здоровье» обеспечивается противоположным ей процессом — неустойчивостью. Именно неустойчивость играет основную роль в развитии упоминаемых семи потенциалов и здоровья человека в целом.
Наряду с понятием «развитие», которое предполагает виденье даже состояния здоровья не косным, застывшим, а динамично-противоречивым, важно остановиться на обосновании смысла понятия «становление» по отношению к здоровью личности.
С точки зрения философии категория «„становление11 означает переход от одной определенности бытия к другой». Ключевым словом в этом определении можно назвать «переход», т. е. это некое переходное состояние. При этом «вместе с понятием изменения, возникновения, преобразования, обыкновения, формирования, воспроизводства понятие „становление11 входит в состав определений, характеризующих более широкие понятия бытия, движения, процесса» (Современный философский словарь, 2015, с. 648). В диалектике «становление» понимается как переход возможности в действительность в процессе развития и формирования.
Таким образом, становление, наряду с перечисленными понятиями, характеризует устойчивую неустойчивость, динамику движения, преобразования и построения все более соответствующих среде компонентов в системе «здоровье человека». В. А. Ананьев назвал лепестки своего цветка именно «потенциалами», что следует понимать как скрытое, имманентное, пребывающее внутри самой системы «здоровье» свойство, но готовое к ее изменению, трансформации. Следовательно, потенциальные возможности (энергия), скрытые в каждом «лепестке», в результате процесса становления переходят из состояния чисто потенциального в актуальное.
Аллегорическое изображение потенциалов в виде цветка, прекрасно описанное В. А. Ананьевым в холистическом подходе к здоровью и личности, предполагает понимание важности «гармоничного развития полного благополучия». По сути, «цветок потенциалов» — это антропологический идеал, к которому нужно стремиться, но достигнуть которого весьма непросто. Более того, переход потенциальных возможностей в актуализированную деятельность, т. е. становление системы, может заканчиваться не обязательно улучшением ее структурно-функциональных возможностей, а прямо противоположным процессом, например, ухудшением психологического здоровья, как это наблюдается у спортсменов-профессионалов в результате действия на них многолетних экстремальных факторов спортивной деятельности.
Иначе говоря, развитие и становление здоровья, в нашем случае спортсмена, при хронических перегрузках будет следовать в ином, негативном направлении, в сторону деструкции, дисфункции его компонентов. Именно поэтому потенциальные возможности развития и процесс становления как здоровья, так и личности требуют целенаправленной реализации и осознания спортсменом причин, которые порождают нежеланные для него изменения его потенциальных возможностей.
В связи с этим понятно, что если становление обусловлено производящей его причиной, то направляться оно должно другой причиной, выступающей целью. Вот почему пространство становления здоровья личности спортсмена должно быть ограничено осознанием пределов, в рамках которых его потенциальные возможности будут реализовываться в направлении созидания, а не разрушения.
В связи с этим становится понятным большое значение не только для спортсменов, но и для каждого человека проникновения в сущностное содержание понятия «здоровье». В то же время понимание спортсменом положительных сторон воздействия на него сложных, а часто и экстремальных условий спортивной деятельности позволяет осознать значимость своего вклада в общее дело, свое величие в непреклонном стремлении стать на пьедестал почета, ощутить вкус победы, пережить шквал эмоций, вызванных признанием обществом своих заслуг. Ведь в конечном итоге именно общественная оценка личности возвеличивает ее в собственных глазах, равно как и непризнание ее заслуг разрушает изнутри и гасит огонь безудержного стремления побеждать. А это означает, что духовно-нравственным стержнем таких действий и поступков выступает сознательное жертвование своим здоровьем, лишение себя обычных житейских радостей ради возвышения над собой, достижения надындивиду- альности.
В учебном пособии О. С. Васильевой и Ф. Р. Филатова «Психология здоровья человека» (2001) авторами осуществлен обстоятельный анализ категории здоровья как многомерного понятия и обоснована необходимость построения «гипотетической модели здоровой личности». Системный анализ здоровья выполнен ими с учетом биологических, психологических, социальных и духовных аспектов бытия человека. Эти авторы уверены в том, что «в каждом человеке заложен потенциал здоровья», однако «он может быть реализован по-разному вследствие влияния индивидуальных особенностей и социальных условий, в которых формируется личность».
И мы, говоря о ценности целенаправленной реализации своих потенциальных возможностей не только спортсменом, но и любым человеком, ставящим целью формирование и сохранение собственного здоровья, подчеркиваем мысль, высказанную упомянутыми авторами, сводящуюся к тому, что «культура определяет формирование эталонных представлений о здоровье и оздоровительные техники, а также то, как их следует воспринимать для его укрепления, однако человек выбирает свое отношение к этому».
В цитируемом пособии авторами выделены три наиболее распространенных эталона здоровья, при помощи которых можно оценить здоровье организации, здоровье личности, — это саморегуляция, социальная адаптация и самореализация. Полностью соглашаясь с содержанием, которым О. С. Васильева и Ф. Р. Филатов наполнили выделенные ими эталоны здоровья личности и учитывая их представление о том, «что изучение феномена здоровья будет иметь успех при учете и понимании общих социокультурных, социально-психологических и индивидуально-личностных детерминант», мы предлагаем в качестве дополнения к этой мысли предложить модель одного из уровней здоровья человека, а именно психологического.
Однако в настоящее время здоровье человека рассматривают с разных позиций, при этом авторы выделяют в «общем здоровье» его «грани», проявляющиеся в особенностях формирования, состояния, уровня организации, развития функций и др.
Мы также соглашаемся с мыслью В. А. Ананьева, когда он пишет, что, стремясь выделить психологический аспект здоровья, авторы неустанно дифференцируют его, хотя давно пришло время его объединять и рассматривать человека как психологическое целое, и более того — духовное существо. В то же время нельзя не учитывать положения закона системной дифференциации А. А. Богданова, одно из которых гласит: «Дифференциация и специализация — это не просто накопление различий, но и организационная форма, повышающая организованность системы» (Чуприкова, 2015, с. 223). Иными словами, чтобы глубинно осознать развитие, механизмы функционирования и соотнесения «общего» здоровья человека с личностью, понять иерархию структурно-функциональной организации как его самого, так и компонентов как целостной системы, необходимо следовать принципам, обоснованным в психологии. В частности в психологии развития это так называемый «онтогенетический принцип, который обнаруживает очень высокую обобщающую и упорядочивающую силу» (там же, с. 223).
Этот автор отмечает: следование принципу системной дифференциации «приводит к выводу, что в развитии многих (если не всех) психологических процессов, функций и структур обнаруживается одна и та же линия, один и тот же план, одна и та же их направленность — от целого к частям, от общего к частному» (там же, с. 225). В то же время осмысление любой системы невозможно без применения прямо противоположных понятий — анализа и синтеза. В этом же смысле высказывается Н. И. Чуприкова: «Эмпирические данные и многие частные теории, до сих пор выступавшие как почти не связанные между собой в отдельных рубриках („развитие ощущений и восприятия", „развитие мышления", „развитие речи“ и т. д.), как оказалось, хорошо укладываются в единую схему системной дифференциации и интеграции» (там же, с. 225).
Более того, понятия дифференциации и интеграции используются для обоснования критериев, при помощи которых оценивают степень организации систем. Единство процессов дифференциации и интеграции, их роль в обеспечении развития психических явлений также описано Н. И. Чуприковой (2015).
Наконец, соглашаясь с мнением Г. С. Никифорова о том, что для решения главной задачи психологии здоровья необходимо «раскрывать, по возможности, психологическое обеспечение здоровья на основных этапах жизненного пути человека», мы считаем, что в индивидуальном развитии человека весьма желательно при изучении этого феномена следовать по пути «единства и борьбы» упомянутых двух принципов — дифференциации и интеграции.
Таким образом, аргументы, приведенные выше, свидетельствуют о том, что с целью всестороннего изучения такой многомерной системы, как «здоровье человека», и осознания закономерностей ее развития необходимо следовать принципу системной дифференциации и интеграции. А это, в свою очередь, оправдывает выделение, вычленение, дифференциацию компонентов (или аспектов) «общего здоровья» человека, т. е. его анализ с последующим обязательным переходом к его противоположности — синтезу.

5.2. Модель психологического здоровья личности

Опираясь на принцип дифференциации и интеграции, мы предпринимаем попытку рассмотрения здоровья сугубо с психологических позиций, т. е. выделяем именно этот аспект здоровья, осуществляем изучение совокупности проявлений этого феномена с точки зрения психологии (а не психиатрии), что означает:
1) осмыслению подвергается онтогенетический период развития здоровья личности, но не больного человека;
2) условно выделяя психологический уровень «общего здоровья» (психологическое здоровье), мы ставим задачу выявить его проекцию, взаимосвязи, взаимодействия и соподчиненность не с телом, а с личностью как системой имеющей не биологическую, а социальную природу, в развитии которой психологическое здоровье играет большую роль;
3) исследуется значение психологического здоровья в поиске человеком собственного Я, душевной и духовной гармонии, интеграции с обществом, целостности и осмысленности своих ценностных ориентаций, целей, своей автономности и неповторимости.
В этой связи можно привести высказывания специалистов института психологии РАН, успешно работающих над проблемой психологического здоровья, М. И. Воловиковой и Т. В. Галкиной (2014). Эти авторы, делая акцент на перспективности и актуальности разработки проблемы психологии здоровья, пишут: «В основе творческого развития и самосовершенствования личности лежат процессы осознания себя, своих способностей, возможностей, что ведет, с одной стороны, к самоактуализации, а с другой — к духовно-нравственному развитию, непосредственно связанному со стремлением личности к общечеловеческим ценностям» (Воловикова, Галкина, 2014, с. 11).
Так, например, Р. Бернс отмечал, что Я-концепция определяет характер индивидуальной интеграции личного опыта, являясь как бы «внутренним фильтром», обусловливающим особенности восприятия и осмысления любой ситуации; он также рассматривал Я-кон- цепцию как совокупность установок, направленных на самого себя.
Значимость постижения человеком своего внутреннего мира как способа успешной самоактуализации отмечали многие исследователи: А. Маслоу, В. Франкл, Э. Фромм, А. Ребер, И. И. Чеснокова и др. Например, Эрих Фромм определяет Я как активный центр, осуществляющий организацию жизнедеятельности человека. Очень четко он пишет: «Я есть Я лишь до тех пор, пока я жив, заинтересован, соотнесен с другими, активен, пока в самой сердцевине моей личности я поддерживаю внутреннее единство моих проявлений как по отношению к другим, так и к самому себе» (Фромм, 1998).
Обоснованность потребности анализа психологического здоровья детерминируется необходимостью оказания практической помощи психически больным людям. Так, например, Е. Л. Николаев, подчеркивая значимость психологического подхода к оценке психического здоровья населения через использование специальных диагностических шкал и опросников, пишет, что она обусловлена рядом причин. «Во-первых, возможностью более глубокой дифференциальной диагностики психопатологических состояний, протекающих со схожей клинической симптоматикой, но имеющих важные различия в психологической картине нарушений. Во-вторых, применение личностных опросников позволяет не только выявлять стержневые структуры личности, играющие ключевую роль в ее психической дезадаптации, но и определять мишени для психотерапевтической работы» (Николаев, 2006, с. 38).
Включение психологического здоровья в такую систему, как личность, нелинейность изменений здоровья в процессе ее развития, стремление к созиданию индивидуальности и выходу за ее пределы также является весьма веским аргументом для изучения становления этого конструкта. Эта мысль очень емко сформулирована О. С. Васильевой и Ф. Р. Филатовым; они пишут: «Отличительная особенность психически здоровой личности состоит в том, что в рамках ее структуры процессы саморегуляции, социальной адаптации, самоактуализации неразрывно взаимно связаны, скоординированы и являются составляющими единого процесса становления Индивидуальности» (Васильева, Филатов, 2001, с. 155). Эти же авторы подчеркивают, что «построение целостной модели здоровой личности требует интеграции двух исследовательских подходов: структурного подхода, укоренившегося в теоретической психологии личности, и процессуального подхода, больше характерного для психологической практики» (там же, с. 155). Причем под первым они понимают оптимальное соотношение структурных компонентов личности и поддержание иерархического соподчинения ее уровней (это структурный аспект здоровья). А под вторым подходом им видится динамика взаимодействия уровней (компонентов) и степень согласованности основных психических процессов, что определяет особенности становления индивидуальности (это процессуальный аспект здоровья).
Учитывая рассмотренные подходы, мы предлагаем модель психологического здоровья личности. Данная модель ориентирована именно на внутренний уровень здоровья, т. е. на субъективное переживание человеком себя как здоровой личности. Важно, чтобы данная модель могла использоваться не только как средство осмысления в психологических исследованиях, но и как некий инструмент для оценки уровня психологического здоровья личности и осознания ею способности выполнения своего жизненного предназначения. Иначе говоря, учет комплекса переживаний человека при помощи опоры на компоненты рекомендуемой модели может позволить выявить потенциальные возможности субъекта к самоактуализации своих способностей, стремления к общечеловеческим ценностям, к духовно-нравственному совершенствованию и расширению своего мировоззрения.
Построение данной модели осуществлялось с учетом принципа дискретности и целостности и рассмотрения здоровья человека как системы, имеющей трехуровневое строение: телесное, душевное, духовное; соответственно, элементы системы — организм, индивид, личность. Причем уровни имеют вертикальную иерархию и подчиненность низших высшим, а именно: низший уровень — ор- ганизменный — представляет собой морфофизиологическую, материальную базу, так как его функции определяются нейрофизиологической организацией центральной нервной системы человека; этот уровень подчиняется второму — психическому, который осуществляет отражение внешней действительности, опредмечивание, познание окружающего мира, в свою очередь находясь под влиянием третьего, высшего, уровня — духовно-нравственно-смыслового, или собственно психологического, отвечающего за осмысление отношений личности с социумом, осознание ею своего места в нем и в мире, т. е. за смысловую сферу.
Именно поэтому психологическое состояние здоровья рассматривается как встроенная в личность часть и развивающаяся в соподчиненных отношениях с ней. В данной модели акцент делается на необходимости изучения способности человека к балансу между адекватными отношениями с социокультурными и общественными нормами и требованиями, с одной стороны, и потребностями и желаниями собственного Я, своего внутреннего мира, с другой стороны. Особенно ярко это проявляется у спортсменов высокой квалификации, у профессионалов, вынужденных лишать себя обычных житейских радостей: не так, как все, есть, пить, отдыхать и постоянно соблюдать жесткие требования к себе самому. Такая многолетняя фрустрация, сопровождаемая постоянными психологическим перенапряжением и утомлением психики, приводит к значительному снижению социальной адаптации, что расценивается как системообразующий критерий и значимый показатель ухудшения психологического здоровья. Вот почему спортсмены высокого класса, являясь прекрасно адаптированными к конкретной спортивной деятельности и в меньшей степени — к разнообразной иной, оказываются мало адаптированными к социальным требованиям и правилам, считая, что им-то можно пренебречь таковыми.
Иногда демонстрируемые спортсменами высокого класса эмоциональные вспышки, например раздражительность, вербальная агрессия и другие общественно неприемлемые формы поведения, являются следствием не только утомления психики, но и результатом эмоционального выгорания, профессиональной деформации, обострения противоречий между внешними условиями и внутренним миром их личности. Такое несоответствие в субъективном отражении спортсменом объективного мира также следует трактовать как первопричину нарушений его психологического здоровья.
Кстати, это еще один из аргументов в пользу необходимости изучения и всестороннего обоснования как организации, так и механизмов развития и функционирования такого конструкта, как психологическое здоровье, а также поиска методов и способов практической помощи спортсменам в коррекции имеющихся нарушений. Более того, спортсмены для допуска к соревнованиям проходят медицинское обследование и получают разрешение в них участвовать при заключении «здоров». В таком случае невропатологи и особенно психиатры не считают их психически больными, т. е. патологии психики у них нет, хотя достаточно много нарушений в психологической сфере, в организации личности. Учитывая сказанное, можно согласиться с таким определением Б. С. Братуся: «психически здоров, но лич- ностно болен» (Братусь, 1988).
Рассмотрение именно психологического здоровья является важным еще и потому, что, используя этот аспект анализа «общего» здоровья человека, мы делаем акцент на наличии, проявлении не только внешних изменений в психике (что не делают психиатры и психотерапевты), но и внутренних, субъективных переживаний личностью своего состояния, самооценки его с позиции субъективной, свойственной именно данному индивиду нормы и собственного заключения — здоров он или болен.
Это именно та граница, которая, по мнению ряда авторов, разделяет «внешнюю картину здоровья» и «внутреннюю картину здоровья».
Первое понятие характеризуется наличием внешнего наблюдателя (например, врача), ориентирующегося в рамках патопсихологической модели здоровья. Даже при сборе анамнеза, интересуясь, как чувствует себя пациент, врач опирается на вербализованное спортсменом состояние, полнота и четкость словесного выражения которого часто бывает весьма далека от совершенства.
Второе понятие следует рассматривать как результат не просто самонаблюдения человека (пациента), а именно как следствие рефлексии, сущность которой сводится к тому, что это осмысление и обоснование собственных предпосылок, осуществляемое при помощи изучения и сравнения. Иными словами, это процесс несравненно более широкий и глубокий, чем тот которым пользуется психиатр или психотерапевт (в рамках внешней картины здоровья), когда получает информацию от пациента. В этом случае нелишним будет напомнить, что собой являет рефлексия.
Во-первых, термин «рефлексия» означает переход субъекта к определенному рассмотрению сознания к самосознанию, пытливому отношению к самому себе. Начиная с Д. Локка рефлексию рассматривают «как источник познания, который носит чувственный, эмпирический, психологический характер и описывает внутренний опыт мыслящего субъекта».
А. И. Кант пишет: «Рефлексия (reflexio) не имеет дела с самими предметами, чтобы получить понятия прямо от них; она есть такое состояние души, в котором мы прежде всего пытаемся найти субъективные условия, при которых можем образовать понятия. Рефлексия есть осознание отношения данных представлений к различным нашим источникам познания» (Современный философский словарь, 2015, с. 566).
Таким образом, мы убеждаемся в том, что внутренняя картина здоровья — это не просто озвученное самочувствие пациента, это, скорее, осмысленное, обоснованное представление о состоянии своего внутреннего мира субъектом, сформированное, очевидно, при обязательном участии высшего, духовно-нравственно-смыслового уровня его психологического здоровья.
Одной из особенностей построения модели психологического здоровья выступает учет и обоснование сущностного содержания условий его развития, которое напрямую связано с развитием психики и личности. Надо сказать, что соотношение психики и личности имеет непростой характер.
Так, если исходить из положения о том, что психика по своему содержанию представляет субъективное отражение объективного мира, т. е. психические явления существуют лишь потому, что в них отражается внешний, объективный мир, который существует первично, а как производное от него возникают субъективные образы, представляющие собой результат отражения этого мира, то следует признать, что без полноценно функционирующей, здоровой психики невозможно познание действительности. А это, в свою очередь, означает, что под психическим развитием следует понимать закономерно обусловленный процесс развития как «низших», данных природой, «натуральных» (по Л. С. Выготскому), так и высших, «культурных», психических функций.
Полноценным результатом развития психики является адекватное приспособление (адаптация) человека к общественной форме жизни, к социуму, к его принципам и требованиям, что иначе называют социализацией. Хотя, как отмечает Н. И. Чуприкова, «развитие психики в онтогенезе определяется сложным взаимодействием наследственности и природных задатков, условий среды, воспитания и собственной активности субъекта» (Чуприкова, 2015, с. 208).
А что касается собственно понятия «личность», то, как писал С. Л. Рубинштейн, «это объективная реальность, которая обозначается понятием „личность“, в конце концов, есть реальный индивид, живой действующий человек». А например, В. М. Снетков подчеркивает, что личность является хотя и самым важным, но всего лишь одними из многих свойств, приобретаемых человеком как индивидом (Снетков, 2013, с. 68).
Л. С. Выготским отмечался временной интервал в развитии функции. Она вначале детерминируется социумом, а вслед за этим — психикой. Следовательно, зарождаясь в прямых социальных контактах ребенка со взрослыми, высшие функции затем «врастают» в его сознание.
Обращаясь же к словарю, мы читаем следующее: развитие психики рассматривалось как процесс последовательного включения человека в ряд социально-предметных деятельностей; и далее — «инте- риоризация структур этих деятельностей определяет формирование многоуровневых базовых структур психики» (Краткий психологический словарь, 1998, с. 55—56).
В то же время понимание личности как системного качества индивида позволяет представлять себе ее развитие как процесс закономерного изменения индивида в результате взаимодействия с окружающим миром вследствие овладения достижениями человечества.
Подтверждая положение, что развитие личности происходит в единстве с развитием психики человека, мы обращаем внимание на то, что оба эти процесса являются включенными в социально-культурные отношения в обществе в двух противоположных направлениях: признаваемом, одобряемом, т. е. адекватном общественным требованиям, или не принимаемом, осуждаемом, — неадекватном. Однако развитие личности является более значимым для человека процессом по сравнению с развитием психики, так как только им развитие личности не ограничивается в процессе развития и жизнедеятельности человека в обществе. Следовательно, личность развивается параллельно во времени в результате воздействия психики индивида, которая выступает необходимым условием личностного развития. В этом плане Б. Г. Ананьев отмечает, что психическая структура личности формируется в процессе индивидуального развития человека.
В связи с изложенными представлениями под личностным развитием нужно понимать процесс развития индивидуальности, включающий «своеобразие психики и личности индивида», которое, по убеждению Б. Г. Ананьева, позволяет учитывать широкий круг факторов и процессов, влияющих на внутренний мир и поведение человека в большей степени, чем категория «личность». Так, в книге «Человек как предмет познания» (2001) он пишет: «Единичный человек как индивидуальность может быть понят лишь как единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида. Иначе говоря, индивидуальность можно понять лишь при условии полного набора характеристик человека» (Ананьев, 2001, с. 45).
Поэтому процесс развития индивидуальности — индивидуализацию — следует понимать как формирование уникального и неповторимого Я в конкретном человеке, как путь к душевному равновесию, к гармонии, к осмысленности собственного внутреннего мира, к своему Я. Соотнесение процессов развития психики и личности приводит с осознанию социализации и индивидуализации, причем важно понимать, что это динамические, непрерывные процессы движения, корректировки, адаптации. При этом вектором изменений и одновременно результатом этих преобразований можно считать постижение окружающих, общества — путь к «Мы» (социализация); приобретение же автономности, уникальности (индивидуализация) — это путь к собственному Я.
И хотя индивидуализация и социализация — разнонаправленные процессы, но только их взаимодополняемость и уравновешенность обеспечивает полноценное бытие человека как целостной, интегральной системы и носителя психологических явлений.
Именно поэтому в разрабатываемой модели имеет смысл поиск таких критериев, которые бы позволили оценивать психологическое здоровье личности с точки зрения ее самой, или конкретного человека со своим уникальным внутренним миром, т. е. его индивидуальности. По-видимому, это может быть понятие «индивидуальная тождественность». В данном случае важно определить понятие «тождественность» (от лат. idem — тот же самый) — полное совпадение чего-нибудь с чем-нибудь.
Следование принципу, или закону, тождества (А = А) «требует, чтобы всякому понятию в течение определенного мыслительного акта придавалось одно и тоже значение». И далее: «...строго говоря, вещь может быть идентична только самой себе...». В то же время «реальная вещь не остается идентична самой себе; также и тождество сознания самого себя в различное время в действительности является не тождеством, а непрерывностью или развитием, но развитием Я» (Философский энциклопедический словарь, 2006, с. 170).
Следовательно, несмотря на непрерывные изменения своего Я в течение онтогенеза человека, формирование неповторимости его индивидуальных свойств и качеств, на каждом этапе жизни он считает свое Я полностью совпадающим с бывшим в прошедшем времени, т. е. остающимся одним и тем же, или тождественным себе.
Другими словами, проявление диалектичности в рамках закона тождества следует воспринимать как единство двух противоположных явлений — относительной устойчивости и непрерывности изменений. Результатом выступает процесс формирования представления о себе в форме адекватной адаптации к своему Я, или индивидуализация.
В связи с этим под индивидуализацией следует понимать непрерывающийся, синусоидальный процесс и одновременно результат построения Я-концепции, собственного осознания, видения себя, включенного в представление об окружающих, в концепцию каждого Другого и концепцию собственного бытия.
Возвращаясь к понятию «индивидуальная тождественность», его следует трактовать как целостную систему имеющую трехчленное строение в соответствии с тремя ее структурно-функциональными компонентами: Я-концепцией, концепцией Другого и концепцией собственного бытия. Вслед за А. В. Петровским и Л. Б. Ярошевским мы считаем, что «Я-концепция — относительно устойчивая, в большей или меньшей степени осознанная, проживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими людьми и относится к себе» (Краткий психологический словарь, 1998, с. 477). Иначе говоря, это процесс и одновременно результат выделения человеком самого себя из окружающей действительности, что позволяет ему переживать свою целостность и тождественность самому себе на разных временных этапах своей жизни.
Я-концепция, являясь «ядром человеческой личности», позволяет понять, почему соотнесение образа Я с реальными условиями жизнедеятельности индивида обусловливает адекватное поведение личности, реальность самооценки, происходящего и др. Четкое представление о Я-концепции позволяет понять ее функции в становлении и развитии как личности, так и индивидуальности. Я-концепция, являясь чрезвычайно важным структурным элементом психологического облика личности, одновременно выступает «идеальной представленностью индивида в себе как в другом»
Поэтому концепция Другого заключается в том, что индивид, обладая определенной степенью активности и действуя на окружающих, осуществляет изменение в других людях и параллельно в себе самом как Другом. Именно вследствие актуализации в сознании индивида образа другого человека осуществляется его «персонализация», происходящая благодаря трансляции и передаче другим своих личностных характеристик. Причем в тот же период времени, другие, окружающие актуализируют в собственном сознании образ индивида, влияющего на них, и это ведет к преобразованию, трансформации поведения, мотивации и личностных смыслов этих людей.
Поэтому А. В. Петровский считает, что личность является идеальной представленностью индивида в жизнедеятельности других людей.
Наконец, концепция собственного бытия — это осознание индивидом своего существования в мире, которое называют реальным бытием, т. е. тем, что сообщает явлениям, действиям, процессам, личностям их реальность: «оно имеет пространственно-временной характер, оно индивидуально и неповторимо». Формирование концепции собственного бытия позволяет осуществлять обобщение, выявляя связь, упорядоченность, иерархию различных процессов и событий. В этой связи концепция собственного бытия предстает осмысленной платформой и условием существования его различных противоречивых форм, например, как единство и многообразие субстанций, как прерывность и непрерывность процессов, как устойчивость и изменчивость становления.
Таким образом, понятие «индивидуальная тождественность» следует рассматривать как целостное психологическое образование, обусловливающее переживание личностью своей идентичности и развертывающееся в онтологической реальности и в онтогенетическом аспекте человеческой жизни, в сознании, познании, общении, которые выступают фундаментальным уровнем бытия (Н. Гартман, М. Хайдерггер).
Индивидуальная тождественность детерминирует построение образа своего Я (как вторичное), встроенного во внешнюю среду (как первичное) с ее социокультурными понятиями требованиями и законами. Это и есть ее функция — самосознание своего Я. Индивидуальную тождественность следует понимать как непосредственно имеющийся процесс постоянной коррекции соответствия Я и мира других людей, результатом которого является упоминавшаяся выше триада: Я-концепция (содержание которой соответствует конкретному временному отрезку), встроенная в две других концепции — концепцию Другого и концепцию собственного бытия.
Индивидуальная тождественность представляет собой также динамичное, системное процессуальное единство противоречивых психологических свойств целостного образования, таких как динамичность и статичность, дискретность и целостность.
Возвращаясь к главному предмету обсуждения — становлению психологического здоровья личности — можно подчеркнуть, что оно, детерминируя развитие личности и одновременно являясь ее частью, соподчиненно с ней развивается. Что касается развития личности, то его также можно трактовать одновременно как процесс и результат, причем как процесс — это развитие субъективности, а как результат — адаптация к своему Я.
Становление психологического здоровья осуществляется и взаимообусловлено индивидуализацией, так как индивид является его носителем. Более того, оно происходит в пространстве развития высших психических функций, результатом чего является адекватная адаптация к социальному окружению, т. е. социализация.
Мы согласны с мнением Г. И. Малейчука (2006) о том, что процессуальным критерием психического развития выступает социализация, а констатирующим — уровень адаптивности. Равно как процессуальным критерием личностного развития можно считать индивидуализацию, а констатирующим — уровень самоценности (индивидуальной тождественности)
Таким образом, с использованием результатов анализа литературных и собственных данных нами была построена модель психологического здоровья личности.

Модель психологического здоровья личности

1. Психологическое здоровье — это явление социально-личностное.
2. Уровни проявления — внешний (объективный) и внутренний (субъективный).
3. Условия развития — обострение противоречий между требованиями общества и потребностями личности.
4. Условия становления — баланс между социализацией (психическим развитием) и индивидуализацией (личностным развитием).
5. Системообразующие критерии — адаптированность, устойчивость, саморегулируемость, благополучность, гармоничность.
6. Констатирующие критерии — духовно-нравственно-смысловой, индивидуальная тождественность.

 



 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.