На главную Лекции и практикум по психологии Гендерная психология Гендерные особенности детей разного возраста
Гендерные особенности детей разного возраста
Лекции и практикум по психологии - Гендерная психология

Пол — первая категория, в которой ребенок осмысливает себя как индивидуальность. На втором году жизни, еще не выделяя себя из других людей и не называя себя, ребенок уже знает — мальчик он или девочка. На первых порах ребенок умеет называть свой пол, но не более того. Почему это так — объяснить он не умеет. Сравнивая себя с другими людьми: мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, отцом и матерью, он узнает, что мальчики носят брюки, а девочки — платья, что мальчики играют в машинки, а девочки — в куклы. Когда в речи ребенка появляется слово «Я», он уже знает о существовании различий в требованиях к поведению мальчиков и девочек, дифференцирует пол других людей. К этому времени ребенок осваивает возможности своего тела и способы управления им — через наблюдение за своим организмом и сравнение своей телесной организации с телом отца и матери как образцов поведения.

В то же время в три года пол — характеристика непостоянная. Ребенок думает, что он может быть изменен. Очень характерно в этом смысле следующее высказывание: «Хорошо, когда я вырасту, я буду папой. А когда я буду мамой?»
К 5—6 годам это проходит: трех летний мальчик пугается обещания превратить его в девочку, пятилетний смеется над этой перспективой, не верит в возможность ее осуществления. Считается, что к 5—6 годам ребенок формирует свою половую и гендерную идентичности на уровне переживаний и ролевого поведения.
Гендерное самосознание начинается с осознания своего тела. Наша телесность многоуровневая, и, следовательно, уже сами различия в природе и функциях мужской и женской клеток впоследствии влияют на психологические различия мужчины и женщины. Мужская клетка слаба, но она активна, и от нее зависит новое развитие человека; таким образом, мужчина на всю жизнь обречен изменять мир, в котором живет.
Женская клетка живуча, но инертна. Женщины сохраняют, поддерживают и передают традиции. Анатомические признаки пола появляются у эмбриона на 5-й неделе после зачатия. До этого природа пытается скрыть от человека свое намерение: генетически и гормонально это существо уже либо мужчина, либо женщина, а анатомически — обладает признаками обоих полов. Этот факт дает возможность сторонникам сексуальной свободы заявлять об изначальной бисексуальности человека, а противникам абортов — указывать, что эмбрион уже на 5-й неделе обладает базовыми человеческими признаками.
Окончательно телесная половая идентичность формируется в возрасте трех лет. Психологическим результатом этого периода является понимание: «Мое тело такое же, как у папы/мамы, следовательно, я...».
Гендерное самосознание выражается словами: «Я — женщина, он — мужчина». Это психологическое знание появляется уже в два года, а к пяти годам психика и поведение, соответствующие полу, уже сформировались. Формирование психологии пола осуществляется по-разному у мужчин и женщин, но для ребенка любого пола в обоих случаях значительна роль отца и матери.
Психологический механизм формирования полотипичного поведения в детстве объяснен психологом Сандрой Бэм в концепции гендерной схемы. Половая типизация осуществляется благодаря способности детей группировать и перерабатывать информацию, т.е. готовности усваивать информацию о себе в контексте понятий «маскулинности - феминности». В сознании ребенка упрочивается гендерная схема, которая функционирует как предвосхищающая структура, заранее настроенная на то, чтобы искать и группировать информацию: поведение, характеристики, культурные символы спонтанно сортируются на категории «мужское» — «женское». Внедренная в структуру Я-концепции ребенка гендерная схема начинает «работать» не только для селекции поступающей извне информации, но и в отношении к самому себе. Дети выбирают из множества возможных человеческих характеристик только те, которые определены в данной культуре как приемлемые для его/ее собственного пола и поэтому подходят для организации разнообразного содержания Я-концепции. Таким образом, Я-концепция детей становится типизированной по полу, и два пола воспринимаются различными не столько по степени выраженности свойств, сколько по личностным качествам. Одновременно с этим дети обучаются оценивать свою личность соответственно гендерной схеме (так их дисциплинируют родители и посторонние люди), противопоставляя другому полу собственные предпочтения, отношения, поведение, свойства. Взрослые очень редко замечают и говорят: «Какой сильной стала девочка» и «Как нежен мальчик», но часто подчеркивают эти качества у противоположного пола.
Гендерная схема становится предписывающей, диктующей стандарт поведения.
Таким образом, основы гендерного самосознания складывается в возрасте до 5-ти лет: отношение к мужчине и женщине, отношение к родителям, отношение к социально заданным образцам психики и поведения мужчины и женщины. В это время на фоне развития речи, мышления, самосознания ребенок, кроме всего прочего, научается различать людей по внешности и половым признакам. У него формируется уверенность в принадлежности к определенному полу и неизменяемости этого пола. После 5—6 лет изменить половое самосознание человека на последующих этапах его развития практически невозможно. Случайное или целенаправленное воспитание до этого возраста, не соответствующее полу ребенка (неправильно сформированные наружные половые органы, рождение ребенка не того пола, который ожидали родители, и др.), создает непреодолимые трудности для последующего приспособления к его половой роли, предписываемой физическим и паспортным полом, для формирования гендера.
К концу дошкольного возраста и у мальчиков, и у девочек четко прослеживаются четыре типа полоролевого поведения, а именно маскулинный, феминный, андрогинный и недифференцированный. В исследовании Л.Э. Семеновой приведены психологические характристики данных гендерных типов.
Маскулинные дети ценят авторитет силы и независимость поведения, ориентированы на высокие индивидуальные достижения, независимо от пола отвергают женское общество и, напротив, отдают предпочтение мужскому авторитету, что свидетельствует, по мнению автора, о потребностях маскулинных детей в значимых мужчинах, в том числе и мужчинах-педагогах. Маскулинные дети часто не терпят возражений, отстаивают свое мнение любыми доступными для них способами, в том числе и агрессивными действиями, предпочитают лидирующие позиции. Им присущи независимо-соревновательный стиль поведения, авторитарный характер взаимоотношений со сверстниками.
Феминные дети независимо от половой принадлежности принимают эмоционально-экспрессивный стиль поведения, связанный с зависимым, подчиненным поведением, осторожностью, отказом от собственной инициативы и самостоятельности, ориентированностью на других. Особенно ярко зафиксированная тенденция прослеживается у фе- минных мальчиков, для которых оказалась значимой стратегия сознательного ограничения своего «исследовательского пространства». В то же время у таких мальчиков обнаружена внутренняя потребность в социальных ожиданиях, связанных с верой в их силы и возможности, что может служить доказательством проблемности их полоролевого развития.
Феминные дети, как правило, в совместной деятельности являются ведомыми, их инициатива минимальна, а в случае с феминными мальчиками вообще отсутствует. Поведение последних характеризуется социальной ограниченностью, избеганием контактов и взаимодействий, особенно со сверстниками своего пола, а также маскулинными девочками, среди которых они чувствуют себя неуверенно, боятся продемонстрировать свою несостоятельность. Ожидания от сверстников критических замечаний создают у феминных мальчиков трудности в общении с другими детьми. Феминные девочки в социальных Контактах остаются успешными.
Андрогинные дети относительно свободны от жесткой половой типизации, признают за собой право на осознание различного рода деятельности без привязанности к традиционным нормам, для них характерна направленность на реальное осмысление ситуации, самостоятельное преодоление трудностей. Им присуща высокая социальная активность. Их способы поведения и контакты оказались самыми многочисленными и разнообразными. Эти дети активно взаимодействуют со взрослыми и сверстниками независимо от пола, чаще других становятся организаторами совместной деятельности, при этом являются популярными у детей всех полоролевых групп. Андрогинные дети действительно объединяют в себе и демонстрируют в своем поведении традиционно мужские и женские черты, берут на себя маскулинные и феминные роли. Их маскулинные качества носят конструктивный характер (защита, помощь). Им присущи настойчивость, самостоятельность в принятии решений, высокий уровень реальных достижений, что может служить подтверждением их личностного благополучия.
Недифференцированные дети отвергают как яркий мужской, так и женский стиль поведения, характеризуются отсутствием каких-либо полоролевых ориентиров, а также эмоциональным отвержением всех видов деятельности. Пассивность, низкие реальные достижения, отсутствие социального принятия в коллективе сверстников и ответное избегание контактов — таковы основные характеристики таких школьников.
По мнению Л.Э. Семеновой, в целом в дошкольной среде доминирует андрогинная культура поведения, что по сути отражает некоторые тенденции в современной социальной ситуации, где наряду с сохранением традиционных половых стереотипов наблюдается отказ от жесткой половой типизации; вместе с тем есть дети, которые испытывают трудности в принятии каких-либо стандартов полоролевого поведения, в связи с чем нуждаются в целенаправленной психолого-педагогической помощи в формировании у них содержательных представлений о психосоциальных особенностях различных вариантов поло- ролевого поведения, мужских и женских стандартах взаимодействия.
Гендерные характеристики младших школьников изучены А.Чекалиной следующим образом. Она выделила определенные группы детей по проявлениям гендерного самосознания и отождествления со своим биологическим полом, то есть определила тип психологического пола ребенка.
Первая группа получила условное название «адекватных» (39% от общего числа опрошенных). В своих ответах на вопросы дошкольники — младшие школьники этой группы высказывают удовлетворенность собственной половой принадлежностью, демонстрируют чувство гордости за свой пол, осознание его необратимости. Дети категорически отказываются «изменить» половую принадлежность, осознают возможности своего пола («хочу быть мальчиком, потому что буду защищать...», «...потому что мальчики сильнее», «...потому что хочу в армии служить», «...потому что девочек все любят» и т.д.). Выделились осознанные гендерные предпочтения и ориентации «адекватных» детей на представителей своего пола: мальчики и девочки высказывают привязанность именно к лицам своего пола, демонстрируют готовность к эмоциональному сопереживанию, совместной деятельности именно с ними; четко разбираются во внутрисемейных и внутригруп- повых отношениях с точки зрения принадлежности к полу родителей и сверстников. На уточняющие вопросы типа «почему?» («...ты хочешь помогать именно маме?», «...учиться у учителя-мужчины?» и т.д.), ребенок апеллировал именно к тому, что принадлежал к одному полу с называемым объектом. Гендерные предпочтения проявляются и в выборе соответствующих полу ребенка игр, игрушек, орудий труда; интересен также факт, что в игре «Семья» дети данной группы предпочитают играть роль родителя именно своего пола. Подавляющее большинство детей этой группы характеризуют уверенные, хорошие знания особенностей своего пола, представления об образах соответственно Я мальчика или Я девочки, знания преимущественных интересов, игр, игрушек. «Адекватные» дети используют известные им поведенческие и эмоциональные стереотипы, характеризующие качества мужчины и женщины; представляют свои будущие семейные и общественные роли, например, способны вообразить свою будущую семью, число и пол детей, называют соответствующую своему полу будущую профессию и т.д.

Приведем краткий психологический портрет типичного «адекватного» ребенка.

Мурилав Г. (7лет, Махачкала) — второй ребенок в семье, где трое детей. Мальчик во всем помогает матери, особенно любит заниматься с младшей сестренкой; считает, что готовность помочь — это мужская черта. Мурилав рассказал, что когда вырастет, станет геологом, женится и у него будут дети — две девочки и мальчик, так же, как и в родительской семье. На его рисунке семьи изображены все члены семьи (по одежде, фигуре, прическам и по другим признакам без труда можно угадать пол персонажа). По расположению фигур можно судить о значимости для мальчика исполнения функций и ролей в семье: мать, отец, старшая сестра, Мурилав, младшая сестра.
Большинство «адекватных» мальчиков и девочек владеют достаточной информацией об особенностях поведения, интересах, образе Я противоположного пола, способны вообразить себя представителем другого пола и описать свое поведение, игры, игрушки в таком случае, называют стереотипные качества другого пола. Детей данной группы объединяет доброжелательное отношение к сверстникам, стремление к сотрудничеству с ними.
Юля М. (8 лет, Москва) — единственный ребенок в семье; она четко и развернуто рассказала об играх, игрушках, атрибутах Мальчиков, с юмором и фантазией представила себя мальчиком.
Юля пояснила, что тогда была бы уже не она, а «сильный, умный, добрый мальчик Юлиан». Девочка рассказала, что больше всего любит играть в «дочки-матери» с подружками. Они с удовольствием принимают в свою компанию и мальчиков. Дежурить в классе, по мнению Юли, лучше всего с мальчиками, потому что «они сильнее и могут отодвигать стулья». На рисунке семьи Юли исследователь может ощутить авторитет отца и ее эмоциональную близость к матери.
Вторая группа детей получила название «амбивалентных» (22% от общего количества опрошенных). Дети этой группы высказывают удовлетворенность собственной половой принадлежностью и ее возможностями, не проявляют желания изменить пол на противоположный. Однако, в отличие от мальчиков и девочек первой группы, в ответах на вопросы, выявляющие полоролевые предпочтения и ориентацию на свой пол, дети проявляют некоторую двойственность, амбивалентность. Ссылаясь на мать и на отца, на девочек и на мальчиков, на мужчин и на женщин, «амбиваленты» больше апеллировали к личностным качествам человека, а не к половым, как ожидалось.
Аня А. (7 лет, Махачкала) — старшая дочь в семье, где есть еще младшая девочка. Отец, ждавший рождения сына, частенько играет с ней в «мужские» игры, любимое их занятие — борьба. При перечислении игр мальчиков и девочек Аня называла в основном нейтральные игры. Девочка хочет быть похожей на отца; при выборе качеств, характеризующих мужской и женский пол, сказала, что хочет быть сильной. В то же время Аня предпочитает помогать маме, играть с девочками. Выбирает профессию женского парикмахера, очень любит причесывать подружек и украшать их волосы. Ее проективный рисунок изображает гармоничную семью с уравновешенными отношениями как с матерью, так и с отцом (при детальном рассмотрении прослеживается склонность подражать матери).
Антон Ф. (7лет, Москва) — хочет быть похож на мать, считает, что самый красивый в классе — мальчик, а не девочка. Антон не хочет быть девочкой, «потому что они в войну не играют», дружить с ними тоже «незачем», не смог перечислить девичьи игры. Антон предпочел бы учителя- мужчину, а учительницы, по его мнению, более строгие.
При анализе результатов ответов и высказываний детей выделился еще один тип психологического пола — «индифферентный» (у 24% детей от общего количества опрошенных). Отличает их то, что отношение к собственной гендерной принадлежности еще не определилось, не выявлено осознание и понимание гендерных особенностей, возможностей, эти дети не ощутили убежденности в необходимости быть представителем именно своего пола, а не противоположного. Такие дети могут сравнительно легко согласиться на воображаемое «изменение» пола, а если не соглашаются, то их мотивы часто не осознаны, ориентированы на внешние, несущественные факторы: «не хочу быть девочкой, у мамы уже есть дочки», «...девочек все обижают». Большинство детей - «индифферентов» высказали безразличное отношение к своей будущей семейной и общественной роли, к будущей профессии. Перечисляя игры своего и противоположного пола, большинство из них называют нейтральные, отказываются играть в «Семью».
Мурад (7 лет, Махачкала) — старший ребенок в семье, где есть еще младший сын. Очень привязан к матери: она для него самая красивая, главная в семье, он предпочитает играть только с мамой, ей помогать, вырасти похожим на нее. Мурад не смог назвать девичьих игр, представить себя девочкой и рассказать, как бы вел себя в этой роли. Быть девочкой он не захотел, но объяснить почему, не смог. Не объяснил также, что значит быть мальчиком. Мурад знает перспективы своего будущего (он станет дядей, папой); хочет быть сильным, играет и хочет дружить только с мальчиками. Вопросы, выявляющие ориентацию во внутрисемейных отношениях с точки зрения его пола, вызывали у Мурада затруднения. В его рисунке семьи прослеживается эмоциональная близость с матерью при несомненном авторитете и значимости для него отца (яркая фигура которого больше всех остальных).
Следующая группа детей объединена условным названием «Неадекватные» (15% от общего числа опрошенных). Свое название данная группа получила из-за обнаруженного негативного отношения детей к своей половой принадлежности. Мальчики и девочки не продемонстрировали чувства гордости за свой пол, в их высказываниях скорее ощущается неловкость за принадлежность именно этому полу. Объединенные в данную группу дети зачастую высказывают желание изменить пол на противоположный. Проследить этиологию таких высказываний довольно сложно: большая часть детей руководствуется в своих ответах привлекательностью внешней атрибутики, кажущимися им более разнообразными возможностями, привилегиями другого пола. Согласившись на перевоплощение («Если волшебник превратит тебя в мальчика/девочку, что ты будешь делать?»), такие дети оживленно, эмоционально рассказывают о возможностях, особенностях поведения, образа Я, внешних проявлениях представителей противоположного пола. Интересно, что большая часть детей, не знающих, мужское у них имя или женское, находится именно в группе «неадекватных».
Дима К. (7лет, Москва) — старший ребенок в семье, где есть еще младшая дочь. Мать, вынашивая Диму, во время беременности ждала девочку. Мальчик проявляет большой интерес к особенностям, атрибутам, деталям внешнего облика девочек, признался, что его "вообще привлекает женский пол» и он хотел бы быть девочкой. Объяснить почему, не сумел. В ответах на вопросы не продемонстрировал осознаваемую ориентацию на представителей своего пола, сказал, что хочет быть похожим на мать. Не выявилась также его ориентировка во внутригрупповых отношениях с точки зрения принадлежности к полу сверстников.
Выполняя задание «нарисовать человека», Дима рисовал девочку.
В своих ответах старшие дошкольники и младшие школьники данной группы демонстрируют различную степень эмоционально-познавательного отождествления с представителями своего пола. Эти дети демонстрируют небольшой объем знаний об особенностях поведения, атрибутах, играх своего пола. Обсуждение этой тематики не вызывает у них эмоционального оживления, энтузиазма. С большей готовностью «неадекватные» обсуждают проблематику противоположного пола, демонстрируя большой объем информации.
Карина Т. (8 лет, Махачкала) — проживает в семье, где есть старший брат. На предложение психолога пофантазировать и «превратиться» в мальчика охотно согласилась, подробно рассказала, каким бы мальчиком была. Не играет в «Семью», предпочитает играть с мальчиками и в «мальчишечьи» игры, дома — с папой и старшим братом. Любимая одежда — брюки. Девочка не назвала красивых в своей семье и своей группе с точки зрения общепринятых стереотипов. По проективному рисунку семьи Карины можно предположить сильную эмоциональную связь девочки с отцом, стремление подражать ему. На предложение нарисовать человека Карина изобразила «дядю» (мужчину).
Интересно, что в игре «Семья» мальчики этой группы чаще всего бывают «детьми» своего или противоположного пола, девочки чаще играют роль родителя противоположного пола. По своим личностным особенностям такие девочки стремятся к лидерству, мальчики, наоборот, более пассивны. Можно также отметить безразличное в целом отношение «неадекватных» к своей будущей семейной, социальной роли; чаще всего дети затрудняются и в выборе будущей профессии.
Таким образом, исследование А.Чекалиной показало, что формирование психологического пола к младшему школьному возрасту имеет широкий диапазон особенностей как у мальчиков, так и у девочек. Связано это, прежде всего, со степенью отчетливости, глубиной осознания ребенком своей половой принадлежности. Выделенные в исследовании адекватный, амбивалентный, индифферентный и неадекватный уровни сформирован- ности гендерной идентичности достаточно полно могут продемонстрировать особенности психологического пола детей данного возрастного периода. Гендерная идентичность предполагает, в свою очередь, определенное отношение к противоположному полу. В исследовании выделилась группа детей обоего пола, высказавших неприятие своей половой принадлежности, Негативное отношение к ней, осознанное желание изменить свой пол на
противоположный.
Адекватное формирование психологического пола благоприятно для усвоения ребенком культурных норм, образцов, транслируемых взрослыми, для полноценного развития системы межличностных отношений ребенка с учетом его половой принадлежности, установления его статуса в группе сверстников, развития коммуникативных навыков, нормальной адаптации и социализации ребенка.
«Неадекватный» тип формирования психологического пола преждевременно характеризовать как патологический, не рассматривая системно динамику нарушений психосексуального развития детей выделенной группы, включая биологические, социальные, а также индивидуально-характерологические аспекты. Однако следует отметить, что поведенческие проявления неадекватного отношения к своему полу во многом совпадают с клинической картиной патологий полоролевого поведения, проявляющихся обычно в детском и младшем школьном возрасте. Здесь уместно еще замечание о том, что мальчики, демонстрирующие феминные черты, подвержены большему риску возникновения конфликта сексуальной идентичности в подростковом возрасте.
Этап установления полоролевого поведения длится до12—13 лет. На основе врожденных особенностей и под влиянием семьи и социального окружения ребенок непроизвольно выбирает для себя манеру поведения, которая наиболее полно соответствует его запросам и в то же время не противоречит общественным нормам. Стоит ли говорить здесь лишний раз о примере родителей, образец взаимоотношений которых дети принимают или отвергают. В начале этого этапа (обычно в 1—2-м классах школы) дети, как правило, четко разделяются по половому признаку, что заставляет их подчеркивать свою половую принадлежность и ускоряет развитие сексуальности. Именно в это время появляются первые осознанные вопросы сексуального плана как часть общих вопросов «о жизни» и как основанные на наблюдениях за старшими. Следующий этап — формирование психосексуальной ориентации (12—26 лет) — определение сексуального поведения. Изменение тела подростка, появление у него вторичных половых признаков и эротических переживаний способствуют формированию половой идентичности взрослого человека, в которой соответствие общепринятым образцам маскулинности-феминности играет ведущую роль.
Полотипизированные подростки в большей мере стремятся подражать стереотипным образцам маскулинности/феминности, выбирая модели чаще среди героев средств массовой информации. У девушек страстное желание соответствовать современному образцу феминности — «совершенной стройности» — может приобрести гипертрофированные формы и вылиться в такое заболевание, как нервная анорексия. Юноши, стремясь идентифицироваться с утрированно маскулинным кумиром, часто демонстрируют неприемлемые с социальной точки зрения формы поведения: агрессивные действия, употребление алкоголя и наркотиков, необоснованно рискованные поступки.
В старшем юношеском возрасте гендерные проблемы приобретают особую актуальность в период окончания школы, когда старшеклассники стоят перед выбором своего дальнейшего жизненного пути и сферы профессиональной деятельности. Это возраст начала половой жизни, и обстоятельства этого шага изменяются со сменой поколений. Был период, когда связь до брака считалась допустимой, но только при наличии чувства или видов на будущее супружество. Со временем понятие об этих чувствах все более сглаживалось, в результате чего в большинстве европейских стран раннее начало половой жизни (в подавляющем большинстве случаев — незадолго до брака) стало закономерностью. При этом наблюдается сдвиг возрастных сексуальных показателей женщин. Если по своему сексуальному опыту девушки 30-х годов «отставали» от юношей на 3—4 года, то в 60-х годах — почти догнали их, а в настоящее время — обгоняют (данные 2004 г.). Так, возраст начала половой жизни у девушек в нашей стране составляет нынче около 16,5 лет, а у юношей — 18,5. Уточнение мотивов начала половой жизни показало, что не менее 80% юношей начали ее «по собственному желанию», подчиняясь половому влечению, «гормональной буре». Почти 70% девушек вступили в первую половую связь под влиянием обстоятельств. Весьма показательны объяснения девушек по этому поводу: «Все так делают, а я чем хуже...», «что я, уродка какая-нибудь...», «мальчик был очень настойчив...», «девочки сказали, что пора...», «много выпили, не помню, как это получилось...», «деньги были срочно нужны...», «сама не понимаю, как это получилось...».
Гендерные характеристики представителей среднего возраста изучены с позиций переживания конфликтов. В этом возрасте противоречия между индивидуальными потребностями личностного развития и нормативными представлениями, реализованными в гендерных стереотипах, чаще всего проявляются как внутриличностные конфликты. Внутриличностные конфликты представляют собой противоречия, возникающие между несовместимыми (или, по меньшей мере, трудно совместимыми) интересами, потребностями, представлениями, ролями. Ситуацию внутреннего конфликта человек воспринимает и переживает как психологическую проблему, требующую своего разрешения.
Наиболее ярким проявлением столкновения традиционных нормативных требований к ролевому поведению женщин и реальной ситуации их жизнедеятельности служит феномен, который в социально-психологической литературе описан как «ролевой конфликт работающей женщины». Этот внутриличностный конфликт между ролями чаще возникает у женщин, ориентированных на свою семью, но вынужденных работать вне дома. Ролевой конфликт работающей женщины рассматривается как комплекс субъективных негативных переживаний, возникающих у женщины при оценке ею того, как она справляется с совмещением ролей в профессиональной и семейной сферах. Наиболее выраженным деструктивным показателем ролевого конфликта является чувство вины, которое рождается из модели восприятия женщиной своих ролей. Чувство вины характеризуется высокой устойчивостью и множеством сфер проявления, это — отношение женщины к детям, супругу, работе, к самой себе.
Вторым типом гендерного внутриличностного конфликта является конфликт боязни успеха. Феномен «страх успеха» был выявлен и описан психологом Мартиной Хорнер. Успех вызывает у женщины тревогу, так как ассоциируется с нежелательными последствиями — утратой женственности, потерей значимых отношений и социальным отторжением. Вслед за М. Хорнер многие зарубежные исследователи считали страх успеха чертой, изначально присущей женской природе. Исследования в области гендерной психологи позволяют рассматривать феномен страха (или избегания) успеха как специфическое психологическое состояние, сопровождающееся внутренним конфликтом, которое возникает в определенных социальных условиях и жизненных ситуациях и которое может быть преодолено.
В периоде поздней взрослости также можно выделить ситуации конфликтного столкновения гендерных стереотипов и жизненных ситуаций. Экзистенциальная кризисная ситуация затрагивает основы существования человека и обращает его к проблеме своего отношения с миром, поиску и обретению смысла своего бытия. Экзистенциальный конфликт может быть вызван событиями или внешними обстоятельствами, которые неожиданно ставят человека лицом к лицу с фундаментальными вопросами его жизни, например, принятие важных необратимых решений, разрушение некоторых фундаментальных смыслообразующих моделей поведения или способов взаимодействия с другими людьми. Экзистенциальный конфликт затрагивает наиболее важные, жизненно значимые ценности и потребности человека, становится доминантой внутренней жизни человека и сопровождается сильными эмоциональными переживаниями.
Так, полотипизированные мужчины, воспринимающие профессиональную деятельность и карьеру как единственное и самое главное предназначение своей жизни, оказываются в ситуации экзистенциального конфликта в случае потери работы или выхода на пенсию. «Шок отставки», связанный с потерей значимого места в обществе, разрывом связей с референтной группой, утратой значимой социальной роли, в сознании таких мужчин отражен как «потеря главного смысла жизни», а на эмоциональном уровне отмечен всеми признаками острого стрессового расстройства.
Полотипизированные женщины, реализуя «истинно женское предназначение быть матерью и хранительницей домашнего очага», часто переживают экзистенциальный кризис в период отделения повзрослевших детей от семьи.
В психологической литературе этот феномен описан как «синдром пустого гнезда». Опустевшее гнездо — это период в семейном цикле, который наступает после того, как младший из детей покидает родительский дом. Если раньше вся жизнь женщины была насыщена эмоциональной и бытовой заботой о детях, то теперь, когда привычное течение жизни нарушается, возникает ощущение пустоты, ненужности, бессмысленности жизни. Экзистенциальный конфликт, дезорганизуя или даже делая невозможной обычную жизнедеятельность, требует от человека переосмысления своих жизненных целей, отношений с окружающими, образа жизни.

Вопросы для закрепления темы:

1) В каком возрасте происходит процесс полоидентификации?
2) Когда начинает формироваться гендерная идентичность?
3) Назовите этапы формирования гендерного самосознания?
4) В чем суть концепции гендерной схемы С.Бэм.
5) Какие типы полоролевого поведения выделены Л.Семеновой? Охарактеризуйте их.
6) Как были изучены гендерные характеристики младших школьников А.Чекалиной.
7) Что происходит с формированием гендерного самосознания в подростковом и юношеском возрасте.
8) Какие гендерные внутриличностные конфликты наблюдаются во «взрослой жизни»?
9) В чем суть «синдрома пустого гнезда».

Вопросы для обсуждения:

1. Концепция гендерной схемы Сандры Бэм. Формирование полового самосознания у детей разного возраста.
2. Характеристики феминных, маскулинных, андрогинных, недифференцированных детей, особенности их поведения.
3. Психологические портреты "адекватных" и "амбивалентных" детей.
4. Гендерные характеристики представителей среднего возраста с позиций переживания конфликтов.


Практические задания.

1. Подберите собственные житейские или литературные иллюстрации к рассмотренным в данном разделе типам поведения детей.
2. Понаблюдайте за играми детей разного пола. Каков характер игр у детей разных гендеров, какие роли они в них выбирают?

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.