На главную Подросток Личностное развитие Ответственность как системное качество личности
Ответственность как системное качество личности
Подросток - Личностное развитие

В.П. Прядеин
Известно, что «согласно системному подходу любое явление возникает и существует в рамках некоторой (достаточно большой) системы явлений. При этом важно, что связи между явлениями, которые относятся к данной системе, выступают не как эпизодические и случайные взаимодействия, а являются существенными условиями возникновения, существования и развития каждого из них, а вместе с тем и системы в целом» (Б.Ф. Ломов, 1984. С. 79).
Являясь интегральным, системным качеством (Л.А. Косолапова, 1990; К. Муздыбаев, 1983; В.Ф. Сафин, 1985; и др.), ответственность может быть изучена «только путем научного анализа тех систем, которым принадлежит человек и закономерностям которых подчиняется его поведение (и его жизнь в целом)» (Б.Ф. Ломов, 1984. С. 79).

Некоторые психологи подчеркивают, что ответственность следует рассматривать не как сумму различных компонентов и проявлений, а как целостное образование, принципиально новое качество (В.С. Кузнецова, В.С. Морозова, 1983; Л.А. Косолапова, 1990; и др.). Впрочем, есть и другое мнение: «Даже если ответственность неделима, ее можно дифференцировать. Оценивать ответственность необходимо по-разному в каждом отдельном случае» (В. Малахов, 1990. С. 72).
Нам представляется, что природа ответственности «может быть понята только на основе системного подхода, т.е. рассмотрения психического в том множестве внешних и внутренних отношений, в которых оно существует как целостная система» (Б.Ф. Ломов, 1984. С. 88).
За единицу системного анализа ответственности мы приняли «гарантирование личностью достижения результата своими силами» (К.А. Абульханова-Славская, 1989. С. 118).
Исходя из принципов системного подхода, разработанных Б.Ф. Ломовым, к рассмотрению ответственности мы подходили с разных сторон:
1) как к качественной единице, имеющей свои составляющие и способы их организации;
2) с точки зрения ее биофизического обеспечения и связи с проявлениями свойств нервной системы;
3) раскрытия индивидуальных особенностей проявления ответственности в жизнедеятельности различных групп испытуемых;
4) рассмотрение ответственности как многомерного образования;
5) выявление иерархии многоуровневости составляющих ответственности;
6) установление рядоподобных качеств ответственности как полисистемного качества;
7) рассмотрение детерминации ответственности в различных планах: динамическом и содержательном, личностном и индивидном, биологическом и социальном;
8) анализ развития ответственности путем ее сопоставления в различных половозрастных группах.
Исследованию системного подхода посвящено большое количество публикаций (Б.Г. Ананьев, 1967; В.П. Зинченко, 1991; Б.Ф. Ломов, 1984, и др.). Исследователи отмечают, что важнейшей характеристикой каждой системы является ее структура как «совокупность устойчивых связей между множеством компонентов объекта, обеспечивающих его целостность и тождество самому себе» (Б.Г. Ананьев, И.М. Палей, 1970). Так, исследованию интегральной индивидуальности с вычленением свойств различных иерархических уровней и их взаимодействия, посвящены исследования школы В.С. Мерлина – Б.А. Вяткина (В.С. Мерлин, 1986; Б.А. Вяткин, 1992; М.Р. Щукин, 1992; Л.Я. Дорфман, 1993; и др.).
Под структурой понималось «описание пространственных и функциональных связей между составляющими частями или субсистемами описываемой системы, которые сами могут быть системами (R.W. Gerard, 1958). Не останавливаясь специально на рассмотрении различных структур, отметим, что каждый из авторов, рассматривающих то или иное психическое явление, наполняет его своим содержанием. Так, В.Э. Мильман (1991) предпринял попытку обобщения компонентов и подструктур деятельности. В результате анализа он пришел к следующему компонентному набору, характеризующему деятельность: потребность – мотив – объект – цель – предмет – условия среды – средства – состав – контроль – оценка – продукт.
Говоря о структуре ответственности, А.Г. Спиркин выделяет, что она «образуется из нескольких слагаемых: свободы воли, осознания долга, социальных мер воздействия на субъекта в ответ на его социально значимые поступки» (1972. С. 294). Мы считаем, что при рассмотрении структуры любого психического явления главным является не логически обоснованный набор компонентов, а их функциональное взаимодействие и реальные связи межу составляющими структуры. Другими словами, целостный анализ ответственности субъекта «с необходимостью предполагает выделение и обоснование наиболее общих, в некотором смысле формализованных переменных, позволяющих более полно описать качественные и количественные признаки различных ее компонентов» (А.И. Крупнов, 1988. С. 33). Исследователи качества ответственности включают в ее структуру разное количество переменных.
Так, В.Ф. Сафин предложил рассматривать ответственность как «сплав мотивацион-но-аффективного, интеллектуально-когнитивного, деятельностно-поведенческого образования» и говорить об «интегральности ответственности как свойства самоопределившейся личности, синтезирующего все стороны развития субъекта как социального деятеля» (В.Ф. Сафин, 1986. С. 102). «В ответственности, – продолжает В.Ф. Сафин, – в единстве выступают мотивирующее, регулирующее, контролирующее, исполнительское начало поведения, принципы и убеждения субъекта» (Там же. С. 118).
Т.Н. Сидорова (1987) структуру социальной ответственности представляет как единство трех компонентов: когнитивного, мотивационного и поведенческого. В общей структуре ответственности она выделяет внешнюю структуру, состоящую из следующих элементов:
1) субъекта ответственности (кто отвечает);
2) объекта ответственности (за что отвечает);
3) инстанции ответственности (перед кем отвечает), и внутреннюю структуру, которая включает:
а) правильное понимание человеком социальных норм (правовых и нравственных) ответственного поведения, предвидение последствий своей деятельности;
б) ответственную мотивацию ответственного поведения (систематическое выполнение своих обязанностей, доведение порученного дела до конца и т.п.).
Учитывая все разнообразие показателей и компонентов, составляющих ответственность, мы считаем продуктивным положение о многомерно-функциональной организации отдельных свойств и актов поведения человека, высказанное и теоретически обоснованное А.И. Крупновым в 1984–1985 годах: «…единицей анализа индивидуальности человека могут служить конкретные свойства и акты поведения, взятые в их целостном и системном понимании» (А.И. Крупнов, 1987. С. 9). Критерии целостно-функционального анализа, разработанные А.И. Крупновым, были использованы для исследования и ответственности (И.А. Куренков, 1994; В.П. Прядеин, 2001 и др.). И.А. Куренков, в частности, пришел к выводу что ответственность как многоуровневое образование не может быть объяснена исходя из какой-либо одной ее стороны, психологическая структура ответственности образуется разнообразными связями между ее отдельными компонентами.
Прежде чем приступить к рассмотрению качества ответственности и его компонентов остановимся на используемой терминологии.
Под качеством мы подразумевали длительно существующую, стабильную характеристику, последовательно проявляющуюся в различных ситуациях и имеющую широкий диапазон своего выражения у различных субъектов.
Качество обнаруживается в совокупности своих свойств (компонентов, элементов), благодаря которым оно является именно этим, а не другим. И, наоборот, совокупность свойств, их единство, определяет соответствующее качество.
Под свойством качества подразумевались такие характеристики, которые обуславливали его специфику или общность с другими качествами. Очевидно, что применительно к различным качествам можно говорить о различных структурах свойств их образующих.
Под структурой качества мы понимали специфическую взаимосвязь внутренне организованных свойств. Структура качества более устойчива, чем составляющие ее свойства. И, в тоже время, структура качества не является неизменной и характеризуется многообразием внутренних и внешних связей.
При рассмотрении психических явлений, как правило, рассматривают единство динамических и содержательных характеристик. В структуре качества, очевидно, можно выделить соответствующие характеристики. В частности, к динамическим проявлениям качества, наверное, можно отнести такие свойства, как его интенсивность, продолжительность, частота проявления и т.п. К содержательным характеристикам качества – его направленность, мотивы проявления, осознанность и т.д.
Рассмотрение ответственности как системного качества личности предполагает, по крайней мере, рассмотрение функционального единства мотивационных, эмоциональных, когнитивных, динамических, регуляторных и результативных составляющих.
Исследователями рассматриваются следующие компоненты качества ответственности.
Динамический компонент. Как отмечал В.А. Энгельгардт, «ответственность как этическое качество не поддается прямому численному выражению. Но количественный подход так глубоко пронизывает мышление ученого, что трудно совсем отказаться от попытки использовать именно этот подход…» (1984. С. 99). Так, К. Муздыбаев при характеристике субъективного психологического времени, переживаемого лицами с различным локусом контроля, говорит о таких его характеристиках как синхронность, периодичность (ритмы, циклы и фазы), длительность, последовательность и т.д. (1983. С. 52–53). Более того, в ряде работ непосредственно изучается динамика развития ответственности у школьников и студентов (И.А. Маврина, К.С. Пахомова, 1990; А.Г. Нудельман, 1990; и др.).
Динамический компонент ответственности исследовался по параметрам эргичности и аэргичности. Эргичность субъекта характеризовалась самостоятельным, без дополнительного контроля, неоднократно подтвержденным на практике, тщательным выполнением трудных и ответственных заданий. Другими словами, эргичность характеризовалась со стороны поведенческой активности. Об аэргичности субъекта судили по нерешительности и необязательности субъекта, по отказу от реализации трудных и ответственных заданий, по низкой помехоустойчивости, т.е. по поведенческой пассивности.
Эмоциональный компонент. «Как и другие важнейшие качества, чувство ответственности включает в себя эмоциональный фактор. Оно выражается в таких эмоциональных состояниях, как беспокойство, озабоченность, тревога, старание» (Э.И. Рудков-ский, 1979. С. 37). Аналогичного мнения придерживаются М.М. Бахтин (1986), Сафин (1986), Г.Л. Тульчинский (1990) и др.).
Эмоциональный компонент ответственности рассматривался по параметрам стеничности – положительные эмоции или их появление при выполнении ответственных дел и – астеничности – отрицательные эмоции при необходимости выполнения, в ходе реализации и при неуспехе в ответственном деле.
Регуляторный компонент. Как отмечают В.И. Селиванов, С.А. Гаврилина, «по критерию ответственности личности за свои действия и поступки ныне принято делить самоконтроль на интернальный и экстернальный...» (1991. С. 44). Говоря о локусе контроля, мы учитывали тот факт, что в каждом человеке присутствует как экстернальная, так и интернальная ориентация (М. Боуэн, 1992; и др.).
Регуляторный компонент ответственности рассматривался с позиции интернальности и экстернальности субъекта. Об интернальности субъекта судили по его самостоятельности, самокритичности и независимости при выполнении ответственных дел, по способности субъекта брать ответственность на себя. Реализация ответственных дел при экстернальной регуляции ставилась в зависимость от других людей и внешних обстоятельств, т.е. экстернальность характеризовалась с позиции переложения ответственности на других людей и обстоятельства.
Мотивационный компонент. Ответственность всегда обусловлена определенными объективными требованиями, выступающими, по словам С.Ф. Одуева, «в виде интересов, норм, мотивов...» (1985. С. 18). Ее уровень измеряется параметрами «устойчивости, мотивации деятельности и целевой установкой на достижение цели» (И.С. Марьенко, 1987. С. 15). Мера социальной ответственности личности, как пишет В.Г. Асеев, «зависит от сферы отражаемой в мотивации действительности, т.е. от принципиальных возможностей адекватного отражения действительности» (1976. С. 135). Следует сказать, что помимо отмеченных моментов мотив социальной ответственности выполняет «функции контроля и регуляции деятельности» (Л.И. Грядунова, 1977. С. 32). Более того, во внутренней структуре социальной ответственности рассматривается общественная мотивация ответственного поведения (Т.Н. Сидорова, 1987).
Мотивационный компонент ответственности рассматривался с позиции социо-центричности и эгоцентричности. Под социоцентричностью понималась социально значимая мотивация, выраженная в выполнении ответственных дел из-за желания быть среди людей, коллектива, общества, мотивация, связанная с чувством долга, преобладанием общественных интересов над личными интересами. Х. Дельгадо отмечал, что «сплоченность людей станет теснее, если они поймут, что именно коллектив закладывает фундамент индивидуума, что судьба каждого связана с судьбой всего коллектива и в значительной степени зависит от него. Возросшее осознание нашей зависимости от общества повлияет на социальную отчужденность и безответственность» (1971. С. 233).
Эгоцентрическая составляющая рассматривалась с позиции личностно значимой мотивации, выраженной в желании обратить на себя внимание в процессе реализации ответственных дел, получить поощрение, вознаграждение, избежать личных осложнений, возможного наказания.
Когнитивный компонент. Данный компонент ответственности характеризуется соотношением знаний о ее сущности и нормах ответственного поведения.
Следует отметить, что реестр рассмотрения когнитивных аспектов ответственности довольно широк. От его абсолютизации у М.М. Бахтина: «Каждая мысль моя с ее содержанием, есть мой индивидуально-ответственный поступок» (М.М. Бахтин, 1986. С. 83) – до его вспомогательной роли у Г.Л. Тульчинского: «...теоретическая истинность не цель, а лишь средство, одно из средств обоснования человеческого действия» (1990. С. 39). Однако в то же время последний отмечает, что «неполнота и дефицит знания тем не менее не освобождают человека от ответственности за принятие решения» (Там же. С. 52).
Когнитивный компонент ответственности рассматривался с позиции осмысленности и осведомленности. Под осмысленностью понималось схватывание стержневой основы ответственности, ее сути, глубокое и целостное представление качества. Осведомленность характеризовалась поверхностным пониманием ответственности, рассмотрением какой-то одной стороны, составляющей качества неспецифического, общего характера.
Результативный компонент. Говоря о результате ответственного действия, М.М. Бахтин подчеркивал, что «ответственный поступок один преодолевает всякую гипотетичность, ведь ответственный поступок есть осуществление решения – уже безысходно, непоправимо и невозвратно; поступок – последний итог, всесторонний окончательный вывод; поступок стягивает, соотносит и разрешает в едином и единственном и уже последнем контексте и смысл и факт, и общее и индивидуальное, и реальное и идеальное» (М.М. Бахтин, 1986. С. 103). Данную точку зрения разделяют и другие авторы: Э.И. Рудков-ский, 1979; А.Г. Спиркин, 1972 и др.
Результативный компонент ответственности рассматривался в коммуникативной, предметной и субъективной сферах. Предметный параметр связан с результатами субъекта при выполнении коллективных дел, его самоотверженностью и добросовестностью. Показатель предметности явился эквивалентом общественно значимого результата. Субъектная переменная характеризовала завершение ответственных дел, связанных с личностным благополучием, самореализацией, с развитием различных сторон и качеств личности. Другими словами, с теми характеристиками ответственности, которые определяли субъектно или личностно значимый результат (субъектно-личностный результат).
Из множества частных, парциальных характеристик ответственности были выделены интегральные переменные: активность, направленность и саморегуляция (А.И. Круп-нов, 1987).
В континуум активности вошли динамический и продуктивно-результативный компоненты. В континуум направленности – когнитивный и мотивационный компоненты. В континуум регуляции – эмоциональный и регуляторный компоненты.
В дальнейшем рассматриваемые параметры были условно объединены по индивидным и личностным характеристикам.
К индивидным (операционным) были отнесены динамические, эмоциональные и регуляторные характеристики, т.е. те, которые в большей мере зависят от природных предпосылок.
В качестве личностных (содержательных) были взяты мотивационные, когнитивные и продуктивные характеристики, т.е. те, которые в большей степени зависят от социального окружения, в большей степени подвержены изменениям. Именно в ответственности выражается оценка индивидом своих возможностей быть личностью, соединять в единое целое слово и дело, уметь разумно пользоваться свободой (А.Г. Спиркин, 1972. С. 296).
Принцип дихотомического рассмотрения отдельных компонентов ответственности был продолжен и на ее суммарных переменных, разделенных на гармонические и агармонические составляющие. Основанием для такого деления послужила большая согласованность параметров, выразившаяся в положительных связях эргичности, стеничности, интер-нальности, социоцентричности, осмысленности и продуктивности, т.е. верхних полюсов рассматриваемых компонентов ответственности, говорящих о ее выраженности. Все они были отнесены к гармоническим составляющим ответственности.
В агармонические составляющие ответственности вошли аэргичность, астеничность, экстернальность, эгоцентричность, осведомленность и субъектность, т.е. нижние полюса компонентов ответственности, говорящие о ее невыраженности, показавшие, как и гармонические составляющие, большее согласие между собой.
Соразмерность гармонических и агармонических составляющих у различных компонентов ответственности, а также наличие общих факторов, их объединяющих, позволило нам говорить и об общем, суммарном параметре ответственности, состоящем из шести компонентов. Мы считаем, что данный набор компонентов является оптимально необходимым для рассмотрения других рядоподобных качеств, таких как оперативность, организованность, обязательность и т.п. Мы также отчетливо осознаем, что помимо этих шести глобальных компонентов и их двенадцати составляющих у каждого из рассматриваемых качеств могут быть и другие составляющие, отражающие их специфику.

Так, говоря об ответственности, мы также рассматриваем:
Трудности, испытываемые субъектом при выполнении ответственных дел, которые были подразделены на личностные и операциональные.
Личностные трудности – большая зависимость эффективности выполняемых ответственных дел от самочувствия, эмоционального состояния.
Операциональные трудности – трудности, возникающие в процессе выполнения ответственных дел, являются существенным препятствием для их осуществления.
Стремление субъекта к реализации ответственности рассматривалось в двух аспектах: инструментально-стилевом и содержательно-смысловом.
Инструментально-стилевое стремление – субъект стремится к выполнению ответственных дел и не боится ответственности.
Мотивационно-смысловое стремление – стремление субъекта быть ответственным, чтобы не подвести других людей.
Эмпатия субъекта рассматривалась по отношению к близким и к окружающим людям.
Эмпатия к близким людям – выраженное сопереживание и соучастие в решении проблем близких людей.
Эмпатия к окружающим – эмоциональное сопереживание и посильная помощь окружающим.
О прогностических возможностях субъекта судили по его способности к интуиции и экстраполяции.
Интуиция – способность к внезапному предвидению явлений и событий.
Экстраполяция – тщательный просчет субъектом вариантов возможных последствий от предстоящих действий и поступков.
Взятие ответственности субъектом на себя – отказ от поиска оправдательных причин при вине со стороны самого субъекта.
Искренность субъекта. Высокое значение – недостаточная критичность событий, происходящих в жизни, попытки приукрасить себя, достоверность ответов на вопросы вызывает сомнение. Низкое значение – достаточная самокритичность и искренность.
Вместе с тем, учет системных характеристик ответственности при ее воспитании является, на наш взгляд, обязательным, но не достаточным без рассмотрения ее отдельных аспектов.
Источник: Воспитание ответственности у подростков : науч.-метод. пособие / Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования ХМАО – Югры «Сургут. гос. пед. ун-т» ; науч. ред. В.П. Прядеин. – Сургут : РИО СурГПУ, 2013. – 173 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.