На главную Коррекционная работа психолога в школе Психотерапия Место танцевальной психотерапии в системе групповой психотерапии
Место танцевальной психотерапии в системе групповой психотерапии
Коррекционная работа психолога в школе - Психотерапия

1. Танцевальная психотерапия в различных классификациях групповой психотерапии

Как было показано в главе 3, танцевальная психотерапия граничит, с одной стороны, с телесной и двигательной психотерапией, с другой — с арт-терапией, экспрессивной терапией, а в некоторых странах (например, Великобритании) — с трудотерапией и физиотерапией.
С первой группой методов танцевальную психотерапию объединяет преобладающий вид коммуникации и характер получаемого во время терапии материала — он является преимущественно невербальным, равно как и общие корни — идеи, предложенные создателем телесной психотерапии В. Райхом и его последователями. Танцевальную психотерапию также часто называют танцевально-двигательной [Козлов, Гиршон, Веремеенко, 2006; Старк, Хендрикс, 1994], подчеркивая приоритетную роль двигательного материала, движений и их связи с психологическими параметрами человека — эмоциями, чувствами, отношениями, установками и т. д. — в процессе психотерапии.

При этом в авторитетном энциклопедическом издании «Психотерапевтическая энциклопедия» под редакцией Б. Д. Карвасарского [1998] двигательная психотерапия выделена в отдельное направление психотерапии, основными целями которой являются: 1) развитие невербальной коммуникации; 2) нормализация ритмического протекания движений; 3) приобретение опыта в переживаниях пластичности, радости. Танцевальная терапия рассматривается в данном контексте как один из видов двигательной психотерапии. Б. Д. Карвасарский приводит классификацию видов комбинированной двигательной терапии со ссылкой на Ч. Колер [Kohler, 1968]: 1) ритмическая терапия — некий аналог классической гимнастики, способствует мышечному расслаблению; 2) общая двигательная терапия — более сложные двигательные упражнения с партнером при взаимодействии с другими членами группы, направленные на развитие нарушенных коммуникативных отношений; 3) танцевальная двигательная терапия — сочетание двигательных упражнений с музыкальным сопровождением, оказывает более интенсивное воздействие на моторные, психофизические реакции, интенсифицирует социальные контакты с другими.
Со второй группой методов танцевальную психотерапию связывает творческая природа танцевального самовыражения. В арт- терапии важнейшим является «побуждение пациентов к самостоятельному творчеству, при этом созидательный, творческий акт рассматривается как основной лечебный фактор» [Карвасарский, 1998, с. 35]. Арт-терапия аппелирует к терапевтическому потенциалу самораскрытия [Зинченко, 2000, 2005]. Творческая природа танца связана с его базовыми психологическими функциями, которые он выполнял с момента своего возникновения по сегодняшний день, — с функциями самовыражения и невербального общения. Арт-терапевт Памела Уайтекер отмечает, что соединение теории арт-терапии с представлениями танцедвигательной терапии и теорией культуры обогащает понимание связанного с арт-терапевтическим процессом телесного опыта — «созданием художественных образов, движением в пространстве арт-терапевтической студии, общением с другими или погружением вовнутрь» [Уайтекер, 2002, с. 87]. В рамках арт-терапии существуют понятия «кинестетическая субъективность», «мобильное Я», отражающие роль тела, движений, телесных ощущений в арт-терапевтическом процессе. На наш взгляд, следующая цитата исчерпывающе характеризует место и роль танца в арт-терапии: «Танец „нефиксирован“; в каждый момент времени он предполагает движение в новом направлении, новые действия. Теория танцедвигательной терапии позволяет рассмотреть тело на физическом и метафорическом уровнях как отражение „смысла в движении", неустойчивой идентичности и „текучих" репрезентаций» [Уайтекер, 2002, с. 86].
П. Уайтекер выделяет танцевально-музыкально-двигательные упражнения и виды деятельности, дополняющие изобразительную работу в рамках организованных ею арт-терапевтических мастерских под названием «Визуальное искусство в движении»:
1) движение в пространстве студии (любым образом);
2) обозначение безопасного пространства, используя собственное тело и его выразительную жестикуляцию;
3) работа в парах, предполагающая установление тактильного контакта, совместные спонтанные движения;
4) исследование личных границ;
5) выполнение совместных действий и движений;
6) игра на ударных инструментах в ходе изобразительной работы;
7) рисование на большом листе картоне руками и ногами, что предполагает гораздо большее вовлечение тела в процесс художественной экспрессии;
8) создание мобильных скульптур.
Также тот факт, что танцевальное самовыражение, как правило, происходит при музыкальном сопровождении, позволяет рассматривать танцевальную психотерапию как элемент активной музыкотерапии [Карвасарский, 1998; Менегетти, 1992]. В параграфе 5.3 мы более подробно рассмотрим творческие аспекты танцевального самовыражения.
Обратимся к классификации методов групповой психотерапии, чтобы определить место в них танцевальной психотерапии. Б. Д. Карвасарский выделяет три психотерапевтических направления, на базе которых были разработаны основные психотерапевтические методы:
1) психоаналитическое (психодинамическое);
2) бихевиористское (например, поведенческая психотерапия);
3) гуманистическое [Карвасарский, 1998]. Проведенный в главе 3 данного учебника обзор направлений современной танцевальной психотерапии не позволяет ее отнести к какому-либо из выделенных направлений, так как в ней присутствуют и психодинамические, и гуманистические подходы (см. Гуманно-структурированная танцевальная психотерапия Г. Аммона), а также подходы, ориентирующиеся на развитие танцевально-экспрессивного репертуара. Выделяют следующие основные задачи, которые комплексно или локально решаются в процессе танцевальной психотерапии и которые могут быть соотнесены с одним или нескольким вышеназванным типам психотерапии [Карвасарский, 1998]:
1) терапия занятостью и повышение двигательной активности;
2) коммуникативный тренинг и организация социотерапевтического общения;
3) получение диагностического материала для анализа поведенческих стереотипов пациента и его самопознания;
4) раскрепощение и рост пациента, поиск аутентичных путей развития.
Так, первая и вторая задачи являются приоритетными при поведенческой, третья задача — при психодинамической, четвертая задача — при гуманистической ориентации психотерапевта.
Также Б. Д. Карвасарский приводит классификацию Л. Р. Вол- берга, основным критерием которой является цель психотерапии: 1) поддерживающая психотерапия — целью является поддержка пациента и выработка новых способов поведения, которые восстанавливали бы его душевное равновесие; 2) переучивающая психотерапия — целью является изменение поведения путем поддержки адаптивных форм поведения и неодобрения неадаптивных; 3) реконструктивная психотерапия — целью является осознание внутренних конфликтов, являющихся источником личностных расстройств, и восстановление полноценного индивидуального и социального функционирования личности. На наш взгляд, танцевальная психотерапия имеет все ресурсы, чтобы быть отнесенной к третьему типу психотерапии, при этом в ряде случаев используется в качестве вспомогательного средства, и, в зависимости от целей, может преследовать ряд локальных задач, в том числе задачи поддержки и овладения новыми навыками.
Существует классификация методов психотерапии с опорой на критерий «место группы в психотерапевтическом процессе»: 1) терапия в группе; 2) терапия группы; 3) терапия посредством группы. В первом случае группа играет роль фона, контекста, в котором происходит индивидуальная психотерапия пациента. Во втором случае центр внимания психотерапевта переносится на группу, которая является основной целью психотерапевтического воздействия. В третьем случае группа предстает и фоном, и инструментом психотерапевтического воздействия. Специфика данного метода состоит в «целенаправленном использовании групповой динамики, т. е. всей совокупности взаимоотношений и взаимодействий, возникающих между участниками группы, включая и группового психотерапевта, в лечебных целях» [Карвасарский, 1998, с. 103]. Есть все основания отнести танцевальную психотерапию к третьему типу психотерапии, так как наряду с танцем и группа также выступает основным инструментом психотерапевтического воздействия.
По критерию «вид коммуникации и характер получаемого материала» методы групповой психотерапии делятся на вербальные и невербальные. К вербальным методам групповой психотерапии относят психодраму, психоанализ, гештальттерапию и др., к невербальным — танцевальную психотерапию, музыкотерапию, телесную психотерапию, двигательную психотерапию. При этом деление групповой психотерапии на вербальные и невербальные методы достаточно условно. С одной стороны, присутствие вербального компонента коммуникации в невербальном виде психотерапии обязательно, оно способствует осознанию как индивидуальных, так и групповых процессов, сопровождает рефлексию происходящего в группе и саморефлексию и т. д. (см. п. 4.11 «Организация различных видов обратной связи»). С другой стороны, невозможно выхолостить вербальные виды психотерапии до исключительно «разговорных» практик, использование невербальных технологий давно признано в качестве инструментария группового психотерапевта [Юнова, 1975; Трубицина, 1991].
В следующих параграфах более подробно рассмотрим вопрос границ танцевальной, телесной и экспрессивной психотерапии, а в заключение главы обратимся к общим моментам, объединяю - щим разнообразные психотерапевтические подходы.

2. Танцевальная психотерапия и телесная терапия (В. Райх)

Для того чтобы понять, что объединяет танцевальную и телесную психотерапию, сделаем небольшой экскурс в историю разработки концепции и практических приемов телесной психотерапии. Основоположником телесной психотерапии и всех существующих ныне телесно-ориентированных практик, возникших на ее основе, является Вильгельм Райх, человек смелых взглядов и непростой судьбы.
Вильгельм Райх родился в 1897 году в Галиции. В 1918 году поступает в медицинскую школу Венского университета. В 1919 году увлекается психоанализом. С 1922 года — первый клинический ассистент З. Фрейда. Расхождения с З. Фрейдом специалисты [Фрейджер, Фейдимен, 2001] относят к 1927 году. Разногласия с основоположником психоанализа возникли по нескольким причинам: 1) отказ З. Фрейда анализировать В. Райха; 2) теоретические расхождения. Вильгельм Райх в своих радикальных взглядах на природу невротических проявлений личности (считал, что невроз основан на отсутствии сексуального удовлетворения), развитие ее отношений с другими людьми пытался соединить взгляды З. Фрейда и К. Маркса. Он вступает в Коммунистическую партию, проповедует сексуальную гигиену. Райх становится неудобен: как для своих коллег по партии (из-за радикальных программ сексуального образования), так и для коллег-психоаналитиков из-за своих политических взглядов.
В период с 1930 по 1933 год В. Райх пишет знаменитую книгу «Психология масс и фашизм», объясняющую природу фашизма в опоре на социально-психологические и биологические факторы.
В 1933—1934 годах В. Райх исключается из Германской коммунистической партии и из Интернациональной психоаналитической ассоциации. Начинается травля Райха за его взгляды на сексуальную основу неврозов. В этот период он переезжает из страны в страну [Дания, Швеция, Норвегия].
В 1939 году В. Райх создает в Нью-Йорке Институт оргона. Проводя эксперименты, он приходит к выводу, что существует фундаментальная жизненная энергия — оргон, которая есть во всех живых организмах и нарушения протекания которой приводят к разнообразным болезням. Создает специальный прибор — «ор- гонный аккумулятор», цель применения которого — восстановить истощающийся с годами в организме человека оргон. В 1954 году Институт был закрыт, запрещена продажа книг В. Райха. Продолжающий свои эксперименты В. Райх был заключен в тюрьму, в которой он и скончался от сердечного приступа в 1957 году.
Несмотря на то, что отдельные взгляды В. Райха подвергались и подвергаются справедливой критике, его концепция «мышечного панциря» имела не только исключительное значение для развития групповой психотерапии и новаторских подходов в лечении неврозов, но и является в настоящий момент практическим воплощением философско-психологических взглядов на единство внешнего и внутреннего в человеке, начиная с работ Аристотеля («Трактат о душе») и заканчивая современными работами в области психологии экспрессивного поведения [Лабун- ская, 2009].
Под «мышечным панцирем» В. Райх понимал структуру характера человека в его физической форме. Райх считал, что ригидность мускулатуры является следствием действия защитных механизмов. Мышечный панцирь не дает человеку переживать сильные эмоции, блокируя или искажая выражения чувств.
Основная цель терапии — распускание «мышечного панциря», состоящего из «мышечных зажимов». Райх соединяет психоаналитическую работу с воздействием на мышечный панцирь. На первом этапе психотерапевтическая работа Райха концентрировалась на высвобождении эмоций (удивление, гнев и т. д.) посредством работы с телом. Он обнаружил следующую закономерность: выражение и отреагирование подавленной эмоции приводило к исчезновению хронического зажима и напряжения мускулатуры. Затем В. Райх пошел еще дальше: к прямому воздействию на мышечные зажимы, разминая руками мышцы, способствуя высвобождению связанных с ними эмоций. В. Райх писал: «Физическая ригидность представляет собой существенную часть подавления. Все без исключения пациенты говорили, что проходили через периоды своего детства, когда они научались подавлять свою ненависть, тревожность или любовь посредством определенных действий, влиявших на вегетативные функции (сдерживание дыхания, напряжение мышц живота и т. д.)» [Фрейджер, Фейди- мен, 2001, с. 267].
В. Райх приходит к выводу, что физический («мышечный») и психологический панцирь — это одно и то же. Таким образом, для Райха мышечный панцирь является своеобразной «темницей» для души и тела человека, что соответствует психологической несвободе. Процесс же распускания психологического и физического панциря В. Райх определяет как психологический рост и развитие.
Результатом распускания мышечного панциря является становление открытой и свободной личности, соприкосновение человека с самостью. Самость, с точки зрения Райха, — это здоровая биологическая сердцевина каждого человека, к которой у большинства людей нет доступа, так как они находятся в «плену» физического панциря и психологических защит.
В рамках данного учебника не представляется возможным более подробный анализ наследия В. Райха. Что же для нас является важным в теории Райха? Можно провести аналогию между панцирем на уровне мышечных зажимов и панцирем на уровне стереотипных, ригидных движений. Танцевальный терапевт, поощряя клиента двигать свое тело, пробовать новые паттерны движений, по сути, работает с мышечным панцирем, с теми же хроническими мышечными зажимами, но на другом уровне, другими методами. Также райхианские способы работы с панцирем эффективно используются не только в телесной и двигательной психотерапии, но и танцевальными психотерапевтами (подробно представлены в главе 4 данного учебника). Позволим себе еще одну аналогию: психологический рост и развитие личности как процесс распускания мышечного панциря и психологический рост как процесс расширения репертуара движений. И первое и второе понимание роста и развития личности присутствуют в танцевальной психотерапии.
При всей схожести данного толкования роста и развития личности в телесной, двигательной и танцевальной психотерапии, тем не менее нельзя рассматривать их как синонимы. Действительно, между этими видами психотерапии много общего, что часто является причиной сведения танцевальной психотерапии к двигательной или телесной. Во-первых, все они относятся к невербальной психотерапии, так как в центре анализа находится невербальный материал и основным средством коммуникации является невербальное взаимодействие. Во-вторых, ключевым положением как для танцевальной, так и для телесной и двигательной терапии является утверждение, что манера и характер движений отражают наши личностные особенности и что, изменяя первое, можно воздействовать на второе. В-третьих, эти три вида психотерапии не избежали влияния психоанализа и теоретические концепции В. Райха, А. Лоуэна и других являются общими как для телесной, двигательной, так и для танцевальной психотерапии.
Что же позволяет выделять танцевальную психотерапию в отдельное направление в психотерапевтической практике? Какова ее отличительная особенность? Эта особенность состоит в том, что основным средством самовыражения и психотерапевтического воздействия в этом виде психотерапии является танец. В танцевальной психотерапии существует особое понимание танца, отличное от двигательной и телесной терапии. Танец в танцевальной психотерапии рассматривается как естественная человеческая потребность выразить себя в определенным образом гармонизированном, спонтанном движении, в отличие от трактовки танцев в двигательной терапии (где он рассматривается как один из видов движения) или телесной терапии (где танец рассматривается как перераспределение энергии). Приведем здесь еще раз определение танца, разделяемое всеми танцевальными терапевтами, к какому бы направлению они не принадлежали: «Танец — это спонтанная трансформация внутреннего мира в движение, в процессе которой будет пробужден творческий потенциал и потенциал к изменению старого образа жизни» [Berger, 1988, с. 152].

3. Танцевальная терапия и экспрессивная психотерапия (Н. Роджерс)

Еще одним направлением групповой психотерапии, имеющим ряд пересечений с танцевальной психотерапией, является чело- веко-центрированная экспрессивная психотерапия [Роджерс, 1990, 1995]. Автором экспрессивной психотерапии является дочь Карла Роджерса, известный американский психотерапевт Натали Роджерс. В настоящий момент Н. Роджерс является директором созданного ею Института человеко-центрированной экспрессивной терапии (Санта Роза, США).
Основным понятием ее модели психотерапии является «твор- ческость». Н. Роджерс приводит следующее определение «творче- скости» Бетти Эдвардс: «Творческость есть способность обнаруживать новые решения проблем или обнаружение новых способов выражения; привнесение в жизнь нечто нового для индивида» [Роджерс, 1990, с. 165].
Творческость — это тот процесс, который характеризует здоровое человеческое существование. С точки зрения Н. Роджерс, перекрытие творческости как на уровне отдельного человека, так и на уровне целой культуры означает болезнь. Оценки других, критика уже в раннем детстве заглушают творческость.
H. Роджерс основанием своей системы взглядов выдвинула следующие убеждения:
I. У каждого человека есть стремление к творчеству.
2. Творчество — это процесс, который может приводить к созданию продукта. Но ценность представляет не продукт, а сам процесс творчества. Общение между людьми также является творческим.
3. Творческость — продукт не только интеллектуальных усилий. Она порождается всем существом человека: его телом, разумом, эмоциями, духом.
4. Творческость — универсальный источник энергии, соприкасаясь с которым мы соприкасаемся с универсумом.
Натали Роджерс главной задачей человеко-центрированной экспрессивной психотерапии считает восстановление нарушенной творческости, жизненности людей. Данный подход в психотерапии опирается на философию и психотерапию Карла Роджерса, ключевыми идеями которого являются уникальность каждой личности, выбор, свобода, активность, открытость, честность, конгруэнтность, забота, равенство в отношениях «клиент — терапевт».
В группах человеко-центрированной экспрессивной психотерапии участникам предоставляются уникальные возможности переживания группового и индивидуального опыта, стимулирующего высвобождение творческости. Цель психотерапии достигается за счет следующих базовых инструментов:
1. Экспериментирование участников с движением, танцем, музыкой, творческим письмом, художественными красками и фомой. Н. Роджерс считает, что между этими видами творческой деятельности существует «творческая связь» — это «усиливающееся взаимодействие между движением, искусством, письмом и звуком. Например, движение в сочетании с осознанием открывает для нас глубокие переживания, которые затем могут быть выражены с помощью цвета, линии или формы» [Роджерс, 1995, с. 135].
2. Психологический климат в группе: климат принятия, доверия, открытости, свободы от оценок, который способствует свободному проявлению человека и его глубокому контакту с другими людьми через творческие формы самовыражения.
Особый акцент в экспрессивной терапии делается на движении, так как движение, как считает Н. Роджерс, наиболее закрепощено в нашей культуре.
Таким образом, танец в рамках человеко-центрированной экспрессивной психотерапии является одним из экспрессивных искусств, способствующих высвобождению творческости. Как видно из анализа круга целей танцевальной психотерапии (см. п. 3.6 данного учебника), одной из целей (возможно даже, что одной из главных) танцевальной психотерапии является развитие творческого потенциала личности. Определение «основного танца» прямо указывает на эту цель (см. предыдущий параграф). При этом танцевальная психотерапия имеет свою методологию, цели, методический инструментарий, что не позволяет ее сводить к экспрессивной психотерапии.

4. Общие моменты всех психотерапевтических систем

Теория психотерапии и ее функции
Предыдущий сравнительный анализ танцевальной психотерапии с телесной психотерапией и человеко-центрированной экспрессивной психотерапией показал много точек соприкосновения этих моделей психотерапии. Если пойти еще дальше и сравнить базовые принципы известных психотерапевтических систем, как сделали в свое время М. М. Огинская и М. В. Розин [1991], то выяснится, что лечебный эффект оказывает, в первую очередь, неспецифический для того или иного вида психотерапии набор идей и убеждений, имплицитно присутствующий в теории каждого вида психотерапии.
М. М. Огинская и М. В. Розин, вслед за отечественным ученым А. А Пузыреем, считают, что теория психотерапии — это «необходимое звено психотерапии, поскольку именно усвоение клиентом заложенного в теории образа человека и неожиданная трактовка его проблем ведут к излечению» [Огинская, Розин, 1991, с. 10]. Рассматривая разнообразие теорий психотерапии и их кажущиеся противоречия, авторы делают следующий вывод: «Неважно, соответствует ли она действительности, правильно ли отражает причины затруднений, важен лишь тот эффект, который она произведет, став частью сознания клиента. Теория с этой точки зрения не что иное, как миф, организующий представление клиента о себе и о мире» [там же, с. 11].
Под мифом М. М. Огинская и М. В. Розин понимают специально систематизированные и сформулированные для клиента психологические знания, объясняющие суть его проблемы и процесс лечения. Неизбежным результатом психотерапии является усвоение клиентом данных знаний, включение их в его картину мира, благодаря чему клиент начинает видеть свою жизнь и источники затруднений как бы через призму той интерпретационной схемы, которая заложена в теории психотерапии. Этот процесс усвоения, а правильнее сказать, присвоения интерпретационной модели психотерапии, в терминологии М. М. Огинской, М. В. Розина — «мифа», авторы называют «индоктринацией». Индоктрина- ция может быть: 1) намеренная — состоит в навязывании терапевтом идей, лежащих в основе терапии, вызывает сопротивление, разрушает процесс психотерапии; 2) ненамеренная — клиент сам при помощи терапевта «открывает» картину мира, лежащую в основе той или иной психотерапевтической модели, является эффектом правильно организованной психотерапии.
М. М. Огинская и М. В. Розин выделяют следующие терапевтические эффекты, которые являются обязательным следствием ненамеренной индоктринации, учитывая общие моменты всех интерпретационных схем существующих на сегодняшний день видов психотерапии.
1. Формирование внутреннего локуса контроля. По мнению М. М. Огинской и М. В. Розина, является следствием следующего аксиоматичного убеждения, лежащего в основе различных видов психотерапии: «Причины проблем клиента коренятся в нем самом». Данный тезис парадоксальным образом отрицает наличие объективных внешних факторов, при этом тем же парадоксальным образом позволяет клиенту подняться над этими объективными факторами и работать на том поле феноменов, которые могут поддаваться изменениям, а именно: самооценка, самоотношение, эмоции, чувства, отношение к другим и т. п. В случае с танцевальной психотерапией клиент начинает рассматривать свои конкретные проблемы через призму своей способности или неспособности спонтанно выражать себя в танце, следовать за другими людьми, откликаться на невербальные намеки, отзеркаливать движения другого, способности аутентично двигаться и т. д. Он приходит к осознанию того, что на его судьбу и поведение в большей степени влияют его собственные действия, а не разнообразные внешние факторы, что в конечном итоге способствует формированию интернального локуса контроля. Огинская и Розин счи - тают, что внутренний локус контроля является не предпосылкой, а результатом психотерапевтической работы.
2. Отстранение — размежевание Я человека и его тягостного переживания. В различных направлениях психотерапии создан ряд идей, понятий, представлений о личности, способствующих отстранению: в психоанализе это «Я», «Сверх-Я», «Оно»; в трансактном анализе: «Ребенок», «Родитель», «Взрослый», в гештальттерапии: «Собака сверху», «Собака снизу», в когнитивной психотерапии — понятие «когнитивного диссонанса», в поведенческой терапии — сосредоточение на поведении клиента и схемах научения и т. д. Отстранение позволяет клиенту отнестись к себе как к объекту, отстраненно рассматривать причины своих тягостных чувств и отношений, тем самым снимая внутреннее напряжение и переводя проблему в более конструктивное, интеллектуализированное русло. В случае с танцевальной психотерапией отстранению способствуют, на наш взгляд, концепция «мышечного панциря» В. Райха; модель Р. Лабана, которая позволяет анализировать движения с точки зрения четырех факторов (пространство, сила, время, течение), выстраивать план развития экспрессивного репертуара; технологии «подстрочного комментария к движению» и «кинестетической эмпатии» и многое-многое другое — все, что позволяет клиенту анализировать свои психологические затруднения, которые как бы материализованы в его экспрессивном репертуаре, в его манере движений, в его невербальных интеракциях с другими людьми.
М. М. Огинская и М. В. Розин считают, что отстранение и формирование внутреннего локуса контроля являются важнейшими эффектами психотерапии, и поэтому должны рассматриваться не как ее условия, а как самодостаточное средство лечения.
3. Принятие. Это краеугольный камень любого вида психотерапии. Принятие в данном случае — это принятие терапевтом клиента — принятие клиентом своих проблем и затруднений, своих черт личности, особенностей — принятие себя — принятие других — близость самому себе — возможность устанавливать близкие отношения с другими людьми. Позитивный эффект принятия очевиден. Этот эффект достигается в различных видах психотерапии по-разному. Например, в Гуманно-структурированной танцевальной психотерапии Г. Аммона — за счет позитивного определения бессознательной личности и представления о многомерной личности с интегрированными измерениями в здоровье и дезинтегрированными в болезни.
4. Появление надежды на возможность позитивных изменений (исчезновение чувства тупика). Каждая теория того или иного вида психотерапии имеет в своем арсенале модель возможных позитивных изменений, которые, начиная с небольших и заканчивая значительными, фиксируются терапевтом, клиентом и другими членами группы, давая надежду на исчезновение чувства тупика. Если говорить о танцевальной психотерапии, то каждое занятие, каждая сессия — это развитие шаг за шагом того или иного элемента экспрессивного репертуара, чувствительности к другому, способности эмоционального выражения посредством спонтанных движений. Как мы уже писали выше, танец — это то, что в состоянии сделать любой человек, он дает ощущение реализации успешного действия. А если опять обратиться к определению «основного танца», то трактовка танца (и принятие клиентом этого понимания танца) как спонтанной трансформации внутреннего мира в движение, в процессе которой будет пробужден творческий потенциал и потенциал к изменению старого образа жизни, приводит к исчезновению у клиентов чувства безысходности, появлению надежд на изменения, появлению чувства «куража», «драйва». Клиент начинает верить в исцеляющую силу танца, использует его уже вне рамок психотерапевтических сессий в качестве аутотерапии. И эта вера начинает подкреплять появившиеся в процессе терапии результаты.
5. Появление в жизни ценных событий. М. М. Огинская и М. В. Розин пишут, что, благодаря психотерапии, жизнь клиента становится насыщенной и богатой. Декларируемая терапевтом ценность внутренних переживаний человека, того, что происходит в группе, установка «любой опыт ценен» (а в танцевальной психотерапии еще и представление о том, что важна уникальная танцевальная манера каждого, нет какого-либо эталона, к которому надо стремиться) приводит к тому, что клиент «сам начинает относиться ко всему происходящему как к важному событию, следовательно, в его жизни появляется нечто явно хорошее, светлое, что уже само по себе может изменить общее мировосприятие, сдвинуть его в позитивную сторону, повысить удовлетворенность происходящим» [Огинская, Розин, 1991, с. 18].
6. Переключение внимания. Достигается за счет переключения внимания клиента на порой неожиданную трактовку его проблем за счет отсыла к детским переживаниям, телесным ощущениям и т. д. То есть эффект переключения внимания дает та интерпретационная схема проблем клиента, которая лежит в основе того или иного метода. Одни и те же затруднения клиента представители разных психотерапевтических подходов будут решать по-другому, достигая психотерапевтического эффекта разными путями. При этом эффект переключения внимания, как отмечают Огинская и Розин, является одним из самых общих эффектов психотерапии. В танцевальной психотерапии он достигается за счет переключения внимания клиента с его конкретных проблем (например, переживания по поводу развода) на осознание стереотипности и ригидности своих движений, сопряженных с паттернами отношений с другими людьми, и, как следствие, на работу по развитию своих движений.
Вышеперечисленные эффекты связывают теорию психотерапии и ее психотерапевтический эффект через принятие клиентом заложенной в этой теории картины мира. Под таким углом зрения, по мнению М. М. Огинской и М. В. Розина, можно проанализировать любой психотерапевтический метод и обнаружить изначально скрытые механизмы, определяющие его эффективность, что мы и сделали в данном параграфе. На наш взгляд, подоб - ная трактовка эффективности психотерапии дает более глубокий взгляд на методологию и методы танцевальной психотерапии, позволяя увидеть горизонтальные связи этого метода с другими известными психотерапевтическими системами.



Контрольные вопросы к разделу
1. Почему первыми танцевальными психотерапевтами были профессиональные танцоры?
2. Почему танцевальную психотерапию называют одной из самых демократичных видов психотерапии?
3. Что объединяет различные направления танцевальной психотерапии?
4. Каковы причины эклектичности теории танцевальной психотерапии?
5. Проанализируйте историю развития танцевальной психотерапии с точки зрения использования различных аспектов танца: физиологического, психологического, социально-психологического.
6. Существуют ли нормы соотношения вербальной и танце - вальной коммуникации в процессе танцевальной терапии?
7. Каковы варианты обратной связи, используемые в различных направлениях танцевальной психотерапии? Что такое «подстрочный комментарий» к движению?
8. В чем отличие «неинтерпретирующей» танцевальной психотерапии от «интерпретирующей»?
9. Сравните танцевальную, телесную, двигательную, экспрессивную терапии и выделите общие черты и различия.
10. Каковы функции теории терапии? Назовите общие для всех видов психотерапии эффекты. Проанализируйте танцевальную терапию на предмет присутствия в ней данных эффектов.

Источник : Шкурко, Т. А.
Танцевально-экспрессивные технологии в психологической практике: танцевальная психотерапия и танцевально-экспрессивный тренинг : учебник / Т. А. Шкурко ; Южный федеральный университет. — Ростов-на-Дону : Издательство Южного федерального университета, 2017. — 224 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.