На главную Лекции и практикум по психологии Гендерная психология Теоретико-методологические основы изучения гендерных отношений
Теоретико-методологические основы изучения гендерных отношений
Лекции и практикум по психологии - Гендерная психология

Особенности межполовых отношений являются предметом исследования множества социальных и гуманитарных наук, так как в основе этих отношений лежит один из самых важных и сильных инстинктов человека - продолжение человеческого рода, обеспечивающий его естественное и непрерывное воспроизводство. Актуальность этих исследований обостряется демографическими процессами, приводящими к депопуляции, которая угрожает многим экономически развитым государствам. Одной из причин ухудшения демографической ситуации являются гендерные практики, сформировавшиеся в результате повышения уровня и качества жизни, появления свободного времени, информационной доступности, понижения жесткости границ традиционных социальных ценностей, обеспечивающих выживание народа на более ранних ступенях его развития, в результате чего возникла толерантность общества к различным проявлениям нововозникающих социальных взаимодействий, направленных на проявление «яркого» индивидуализма.

Как следствие - появление таких социальных феноменов и факторов как: нетрадиционные формы брачно-семейных отношений, эмансипация мужчин и женщин, рост числа разводов, превращение одиночества в избираемый образ жизни, увеличение психических, сексуальных, психосоматических расстройств, допускаемая обществом свобода выбора гендерной идентичности [11].
Изучение специфики этих гендерных практик, их структуры, биологической и социокультурной обусловленности позволяет в какой-то степени понять не только природу их динамики, но и предсказать их дальнейшую трансформацию, для возможной некоторой коррекции, необходимой для выживания популяции, при увеличивающемся в развитых странах суженном воспроизводстве населения, компенсируемым, в какой-то мере, внешней миграцией, усугубляющей и без того сложные межэтнические и межрелигиозные конфликты. Необходимость исследования современных гендерных отношений в России обоснована изменением репродуктивных установок молодежи, ее склонностью к андрогении, которая стала рассматривается как нормальная и положительная, развитием квир-феминизма, обострением индивидуализма в молодежной среде, которая иногда проявляется в форме гендерной маргинализации, что, безусловно, начинает разрушать традиционные брачно-семейные ценности [21, 23]. В этой связи, поиск методологической модели, позволяющей создать новые методические инструменты для исследования гендерных процессов, представляет научно-практический интерес.
Как известно, в 1968 г. психоаналитик Р. Столлер из Университета Калифорнии (Лос- Анджелес, США) ввел в науку термин «гендер». На основе своей практики изучения транссексуалов он пришел к выводу, что легче хирургическим путем изменить пол пациента, чем с помощью психологии его половую идентичность [5]. Выступая на конгрессе психоаналитиков в Стокгольме, с докладом о социополовом (или гендерном) самосознании он разделил понятия биологического и социального пола, отметив, что изучение пола (sex), является предметом биологии и физиологии, а гендера (gender) - предметом исследования психологов, социологов или культурно-исторического анализа. Тем самым гендер рассматривается как фактор, обуславливающий психологические, социальные и культурные различия полов [9]. В результате был дан толчок формированию и развитию гендерных исследований.
Появлению гендерных исследований предшествовал мощный пласт представлений о межполовых взаимодействиях, сформировавшихся в рамках социологии и психологии, которые стали классической методологической основой для изучения гендерных отношении.
Так гендерные отношения осмысливались в классических и постклассических научных теориях, таких как марксизм, структурный функционализм, драматургический интеракционизм, представленных в работах К. Маркса, Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля, Т. Парсонса, Ю. Хабермаса, П. Бурдье, Э. Гидденса, Т. Лукмана, Р. Бейлса, М. Комаровски, Г.Гарфинкеля и др. Гендерная психология в своей основе несет идеи психоаналитического подхода: классический и современный психоанализ представлен работами З.Фрейда, А. Адлера, К. Юнга, Дж. Митчел, Д. Диннерстайн, Н. Ходоров и др. Каждый подход имеет как позитивные стороны, так и определенные недостатки в объяснении проблем пола и половых взаимоотношений.
Одним из фундаментальных теоретико-методологических оснований изучения гендерных отношений является биодетерминистский подход, в котором гендерные характеристики человека объясняются биологическими, природными факторами. Гендерные различия, главным образом, основываются на биологических различиях между полами, которые обуславливают социальную позицию. Социальная позиция женщины определяется в основном ее вовлеченностью в процесс воспроизводства и воспитания детей, позиция мужчины - его физической силой, активностью в "публичных сферах": в политике, работе, войне. В концепции биодетерминизма природные факторы рассматриваются как неизменные.
В своей работе «Самоубийство» Э. Дюркгейм замечает, что мужчина практически полностью является продуктом общества и его вкусы, стремления и юмор по большей части имеют коллективное происхождение. Женщина же в значительно большей степени продукт природы, она менее социализирована и более "близка к природе", чем мужчина[10].
Представители структурного функционализма Т. Парсонс и Р. Бейлс, М. Комаровски, развивая теорию о социальной системе, ее структуре и функциях, предложили идею о позитивной функции дифференциации половых ролей. Согласно их точке зрения, в современной семье супруги должны выполнять две различные роли. Инструментальная роль мужчины состоит в поддержании связи между семьей и внешним миром - это, главным образом, работа и обеспечение семьи деньгами; экспрессивная роль женщины, обусловлена ее способностью к деторождению и необходимостью ухода за детьми и предполагает, в первую очередь, регулирование взаимоотношений внутри семьи, например, заботу о детях и улаживание споров. Тем самым, сформировавшийся полоролевой подход подчеркивает, что в центре полоролевой социализации стоит процесс обучения и интериоризации культурно-нормативных стандартов, принятых в социуме, сама же личность рассматривается как относительно пассивная сущность, которая воспринимает, усваивает социо-культурные практики, через механизм поощрения и наказания, но не создает их сама [18].
Одним из недостатков концепции биодетерминизма является ограниченность возможностей для анализа гендерных отношений в новых социокультурных условиях, а также для объяснения таких феноменов, как транссексуализм, гермафродитизм и другие нестандартные формы проявлений гендерной идентичности.
Особую роль в структуре концепции биодетерминизма играет фрейдовский биодетерминизм. З. Фрейд считал, что психосексуальное развитие девочек определяется самим фактом ее анатомического отличия от мужчины. Именно эти отличия формируют у девочки «комплекс кастрации» (т.н. наказания) и зависти к мужским гениталиям. Эти комплексы определяют три возможные линии развития женской психики. Первая ведет к подавлению сексуальных импульсов и, следовательно, к неврозам и истерии. Вторая формирует у женщин мужеподобный характер, выражающийся в стремлении к творческой деятельности, активности, ориентации на социальные ценности. Третий вариант-развитие «нормальной женственности», под которой понимается пассивность, отсутствие чувства справедливости, предрасположенность к зависти, слабые социальные интересы, неспособность к творчеству стремление к компенсации собственной физической неполноценности посредством замужества и рождения сына. Интересы «нормальной женщины», как правило, ограничены миром спальни, кухни и детской. Формирование характера женщины тоже обусловлено ее биологической «ущербностью», которая приводит у моральной «ущербности». Так тщеславие женщин связано со стремлением компенсировать красивой внешностью отсутствие пениса, сознание жертвы- с комплексом кастрации, нарциссизм (самолюбование)- с вынужденной пассивной ролью в сексуальных отношениях [5, с. 1060]. Как отмечала С. де Бовуар, «только у психоаналитиков можно встретить положение о том, что мужчина определяется как человек, а женщина как представительница женского пола; и каждый раз, когда она ведет себя как человек, говорят, что она подражает мужчине»[3, с. 82].
Теоретики психоаналитического феминизма используют фрейдизм для анализа процессов патриархальной культуры. Они отмечают, что в основе многих культур лежит бессознательный страх мужчины перед репродуктивной и сексуальной функцией женщины, а также ее анатомией. Именно этот страх является причиной патриархата как власти мужчин и подавления женщин.
Опубликование психологом из США Дж. Митчел книги «Психоанализ и феминизм» (1974), а следом работ Н. Ходоров (Воспроизводство материнства, 1978), Д. Диннерстайн (Сирена и Минотавр, 1977), эссе М. Клян породило новый тип психоаналитического мышления - феминистский, который поставил в центр исследования не особую роль отца, а доэдипальный период, когда ребенок особым образом соединен именно с матерью. Воображаемый страх перед матерью, заложенный в детстве - вот, что определяет, с точки зрения феминисток-психоаналитиков, мотивацию поведения взрослых индивидов. Французский психоаналитический феминизм (Л. Иригари) призывает отказаться от фрейдистского представления о женщине как кастрированном мужчине, страдающей от зависти к пенису, акцентируя внимание на зависти мужчин к матке и способности рожать. Теоретики психоаналитического феминизма используют фрейдизм для анализа процессов патриархальной культуры. Они отмечают, что в основе многих культур лежит бессознательный страх мужчины перед репродуктивной и сексуальной функцией женщины, а также ее анатомией. Именно этот страх является причиной патриархата как власти мужчин и подавления женщин.
Значимость психоаналитического феминизма для социальной теории заключается в привлечении внимания к социальной природе не только отцовства, но и материнства, постановке проблем воспитания (в особенности - женщинами женщин).
Для К. Маркса и Ф. Энгельса гендерные различия во власти и статусе лишь отражают другие различия, прежде всего, классовые. Опираясь на исследования этнографов Л. Моргана, Ф. Энгельс предложил эволюционно-материалистический подход к изучению семейных и половых отношений, которая заложила идею гендерной стратификации общества. По его мнению, в примитивном обществе нет ни гендерного, ни классового деления. Все примитивные общества были матрилинейными, где господствовал матриархат. Переход к патриархату связан с введением частной собственности. Сосредоточение частной собственности в руках сравнительно малой группы, преимущественно мужчин, положило начало классовой системе и социальному неравенству. Когда возник институт брака, женщины превратились в одну из форм "частной собственности" мужчины. Моногамия устанавливалась только для женщин, в то время как мужчинам разрешалось общение с другими женщинами. Семья в условиях капитализма становится моделью общества, где женщины олицетворяют пролетариат, брак представляет собой часть формации частной собственности, а разделение приватного (домашнего-женского) и публичного (мужского) становится гендерным. При этом работа женщины- домохозяки представляет собой личное служение мужчине-хозяину дома и бесплатную экономическую службу обществу [25]. Представительница неомарксизма Х. Хартман отмечает четкую связь между экономической структурой и патриархатом. Причинами зависимости и дискриминации женщины с ее точки зрения является жесткий контроль установленный мужчинами над сексуальностью женщины в рамках семьи и общества и распределением стоимости работы в зависимости от пола. Низкий заработок женщин вынуждает их выходить замуж, чтобы обеспечить необходимый достаток для себя и своих детей. Домашняя работа обществом ценится низко, но занимая много времени, не позволяет женщинам в полной мере реализовать себя в профессиональной сфере, тем самым еще больше понижая их доходы. В результате формируется феминизация бедности и низкий социально-экономический статус женщин во многих, даже высокоразвитых обществах. [22, с. 100].
Р. Коллинз, один из представителей теории конфликта, высказал идею о том, что половое неравенство обусловлено конфликтом между господствующей (мужчины) и зависимой группами (женщины). Первоначальная основа господства мужчин над женщинами состояла в том что, мужчины, будучи физически сильнее женщин, могли насильно подчинять их своей воле. Чтобы узаконить доступ мужчин к женщинам и упрочить свое господство над ними, мужчины получили право на "сексуальную собственность". Как считает Р. Коллинз, существует своего рода "сексуальный рынок” на котором мужчины и женщины торгуются между собой, стремясь выбрать для себя подходящего сексуального партнера. Основная идея Р. Коллинза состоит в том, что мера зависимости женщины от мужчины определяется двумя факторами: материальной зависимостью и ценностью женщины как собственности, подлежащей обмену. Коллинз полагает, что тенденция к возрастанию экономической независимости женщин от мужчин означает, что сексуальные отношения могут быть в меньшей мере связаны с браком. В период ухаживания между мужчинами и женщинами могут заключаться краткосрочные соглашения, при этом мужчины и женщины могут извлекать выгоду благодаря своему очарованию или умению развлечь партнёра. В обмен на это они получают сексуальное удовлетворение. Женщины, располагающие материальными средствами могут претендовать на выбор более привлекательного партнёра. Даже проституцию можно определить как предоставление сексуальной благосклонности за деньги. Но если в основе женской проституции лежит физическое подавление женщины и материальная зависимость, то в основе мужской-его ценность как товара[ 19].
В патриархатном обществе в определенном смысле все женщины являются жертвами насилия. При этом женщины, которых никогда не насиловали, испытывают те же страхи, что и женщины, познавшие это на себе. Подчеркивая тесную связь между изнасилованием и мужской сексуальностью, можно заключить, что изнасилование есть часть общей системы запугивания женщин мужчинами [19, с. 39].
Теория гендера как стратификационной категории также базируется на классических теориях социального неравенства и социальной стратификации, М. Вебера, П.А. Сорокина, Э. Гидденса. В этой теории гендер выступает как иерархизирующий фактор социальных отношений. Помимо гендера такими категориями выступают класс, раса, возраст и др. [15].
Э. Гидденс отмечал, что классовый фактор не является единственным в определении социальных различий, влияющих на поведение мужчин и женщин. В число других факторов входит этническая и культурная принадлежность. Например, можно было бы предположить, что женщины, принадлежащие к этническому меньшинству (скажем, темнокожему населению Соединённых Штатов), находятся в более равном положении по отношению к мужчинам этих же этнических групп, чем к женщинам, надлежащим к большинству (т.е. белым женщинам). Таким образом, существует не только стратификационная система общества, но и гендерно-стратифицированная, где наряду с традиционными факторами расслоения общества можно обозначить сочетания типа гендер-класс, гендер-статус, гендер-расса, гендер-этнос и т.д. Центральное место в данной теории отводится категории власти, через которую определяются гендерные роли. Поэтому исследование гендера как стратификационной категории - это не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, но анализ власти и доминирования, утвержденных в обществе через гендерные отношения [8, с. 101-128].
Таким образом, гендерные различия, отражаются в неравенстве мужчин и женщин в наделенности властью и являются атрибутом любого общества.
Одним из самых перспективных методологических подходов гендерных исследований является социально-конструктивистская парадигма. Здесь гендер рассматривается как сформированная модель социальных отношений между мужчинами и женщинами, которая регламентирует их взаимодействия как на межличностном, так и на институциональном уровнях, и тезис С де Бовуар, о том, что женшцной не рождаются, а становятся можно полностью адресовать и мужчинам [3]. В основе этого подхода лежит работа П. Бергера и Т. Лукмана «Социальное конструирование реальности», в которой можно выделить несколько идеи. Социальная реальность одновременно носит объективный характер, из-за своей надиндивидуальности (человек воспринимает устоявшиеся правила поведения, усваивает их и воспроизводит) и субьективный характер, из-за возможности индивида избирательно интериорезировать социальные правила в свою систему норм и правил, преобразовывать их и даже разрушать. Гендер на социальном уровне конструируется такими факторами, как социализация, семья, средства массовой информации, особенности разделения труда, система гендерных ролей. На идивидуальном уровне он конструируется ежечастно, ежеминутно, субъект создает гендерные правила и строит гендерные отношения. Поэтому гендер - это повседневная практика мужского и женского взаимодействия, которая, воспроизводясь в структурах сознания, и в структурах действия, создает социальный порядок, базирующийся на представлениях, нравах, морали мужского и женского поведения [2, с.85].
Иерархия гендерных отношений воспроизводятся на уровне социального взаимодействия, но, иногда, в процессе коммуникации на индивидуальном или социальном уровне возникает сбой, «поломка» воспроизводства гендера и тогда появляется возможность изменения образцов гендерного поведения и содержания гендерных ролей. Поэтому задача исследователя - выяснить, каким образом в социальном взаимодействии создается мужское и женское, в каких сферах и каким образом оно поддерживается и воспроизводится.
Так, в исследовании Г. Гарфинкеля (Garfmkel, 1967) был рассмотрен процесс становления гендерной идентичности Агнес, родившейся с мужскими гениталиями, и до восемнадцатилетнего возраста воспитывавшейся как мальчик. При этом, наличие мужских гениталий Агнес воспринимала как ошибку природы и к совершеннолетию приняла решение биологически стать женщиной. Процесс социального утверждения Агнес в роли женщины и является предметом анализа Г. Гарфинкеля. Для объяснения процесса конструирования гендера в рамках социального порядка были выделены такие понятия как: биологический пол, приписывание пола (категоризация) и гендер, выступающий как результат повседневных взаимодействий, требующих постоянного исполнения и подтверждения, при этом культурное воспроизводство гендерной идентичности скрывается за проявлением некоей биологической сущности [6]. Особое внимание заслуживает теория драматургического интеракционизма И. Гофмана. Для объяснения гендерных отношений И. Гофман вводит понятие гендерного дисплея, который необходим межличностным взаимодействиям, позволяя идентифицировать собеседника как мужчину или женщину.
Гендерный дисплей включает в себя представления о проявлениях маскулинного и феминного в межличностном взаимодействии, принятые в обществе гендерные ролевые ожидания, гендерные стереотипы. Гендерный дисплей детерминирован культурой и отношениями власти, поэтому разные общества, предполагают различные конвенциональные формы гендерного дисплея. Таким образом, формирования гендерной идентичности неразрывно с социальными ожиданиям общества, которые реализовываются в процессе воспитания ребенка. Врожденный пол дает предрасположенность к определенному поведению, реальное же поведение человека определяется социальнопсихологическим полом, который формируется в процессе жизни и зависит от классовых, этнических, религиозных, семейных вариаций половых ролей и соответствующих им социальных ожиданий [7].
С момента рождения ребенок попадает в гендерную схему - когнитивную структуру, состоящую из сети ассоциаций, которые организует восприятие ребенком информации по дихотомической схеме «мужское-женское» как самой важной, которая существует в человеческом обществе. Сюда включаются данные об анатомии мужчин и женщин, их участии в рождении детей, их профессиях и разделении занятий (в том числе и по дому), их личностных характеристиках и поведении. Усвоив, что означает эта дихотомия, ребенок распределяет поступающую информацию по двум категориям, в результате обобщения информации формируется гендерный стереотип допустимого мужского и женского поведения. Тот, кто ведет себя согласно стереотипу, обладает гендерной типичностью - типичный мальчик или типичная девочка (теория гендерной схемы Сандры Бэм) [4].
Впоследствии демонстрация половой принадлежности представляет собой неосознанное, действие и предшествует основной коммуникации, делая ее результативной, доверительной, если она соответствует определенным конвенциональным требованиям гендерно-ролевых исполнений и влечет за собой систему определенных осуждений, если имеет место их нарушение.
Таким образом, гендерные отношения являются конструируемыми отношениями неравенства, в рамках которых мужчины занимают доминирующие позиции из-за улучшенных (превилигированных) по отношению с женщинами стартовых возможностей, обусловленных или традиционно заданным превосходством, или социальной необходимостью. Мужчины захватывают публичную сферу, оставляя женщинам приватную, менее престижную, менее значимую, функционально зависимою, что дает мужчинам право на доминирование, вплоть до насилия (например, такие социокультурные практики как сати, женский инфантицид и др.). Г ендер не является монолитной категорией, которая делает всех мужчин и женщин одинаковыми, он выступает как социокультурная система, создающая различия в положении женщин и мужчин в обществе через отношения власти и подчинения [9].
Появление феномена неосексуальности (гомосексуальность, транссексуальность) в современной культуре сформировало новое направление в современной теории пола получившее название «квиртеория». «Квир» в переводе означает «инаковость», которая в данной концепции понимается как равнозначность, равноправие и мобильность сексуальной идентичности. Основоположниками данной теории являются Т. де Лауретис, И. Сэджвик, Э. Гросс и др.
Американский феминистский теоретик Тереза де Лауретис ввела термин квир- идентичность («странная», «эксцентричная») с целью понимания женской гомосексуальности в ее пересечениях с социальными и субъективными формами идентификации и желания. Затем этот термин стал использоваться не только для описания структур гомосексуальных (мужских и женских) идентичностей, но и других типов современных идентичностей, не укладывающихся в рамки традиционной гендерной дихотомии.
В конце 20-го века допускаются новые стратегии гендерной репрезентации, формируются практики гендерной маргинализации и подавления, которые становятся гибкими и многообразными, что создает новую систему гендерного неравенства в современном мире.
По определению Э. Гросс, понятие квир -это не просто определение маргинальной сексуальности, а маргинальной трансгрессивной сексуальности, возникающее при осмыслении практик различия не только от гетеросексуальной, но и от гомосексуальной структуры субъективности [12, с. 64]. Поэтому характеристикой квир может обладать как гей-лесбийская, так и гетеросексуальная субъективность - фактически, любая субъективность, производящая трансгрессивное сексуальное действие. Основной конструкцией, лежащей в основе квир-идентичности и обеспечивающей ее трансгрессивный характер, Гросс считает конструкцию «экспериментального желания», которое Делез обозначил как субъектную позицию «становления». Главным параметром в конструкции квир-субъективности является, неприятие индивида к любым застывшим идентификационным моделям - как гетеросексуальным, так и гомосексуальным, как белым, так и цветным, как западным, так и незападным и т.п. Поэтому само понятие «квир» возникает в современной феминистской теории тогда, когда, по словам Гросс, в ней появляется необходимость избегнуть традиционных бинарных оппозиций и понятий мышления - в частности таких, как традиционные гендерные оппозиции мужского и женского, столь долгое время бывшие основным предметом размышления феминистской теории [12, с. 64].
Современные гендерные исследования кроме понятий гендер, гендерная роль, гендерные стереотипы, гендерные отношения, гендерная социализация гендерная идентичность оперируют такими понятиями как гендерная система и гендерная структура.
Одной из первых серьезных работ, в которой впервые появилось представление о гендерной системе, явилась работа Г. Рубин «Обмен женщинами» (1974 г.) [1]. В ней Гейл Рубин изучала символическое значение факта обмена женщин между мужчинами в так называемых примитивных обществах. В результате она сделала вывод, что обмен женщинами между племенами воспроизводит мужскую власть и в результате женщины оцениваются как биологические существа и относятся исключительно к семейной сфере. Поскольку женщина обладает биологической монополией, на воспроизводство рода, а в силу физической недееспособности младенцев становится не только родительницей, но и первым образцом для подражания, она "по естеству" обладает значимостью и распорядительной волей. Мужчина в силу тех же причин индивидуально незначителен, заменяем и функционально играет роль банка данных, диспетчера по обслуживанию процесса воспроизводства, обеспечивая зачатие, защиту, тепло, кров и питание. Неудовлетворенные своей вспомогательной позицией, мужчины создают искусственный противовес женской монополии воспроизводства в виде мужской монополии на установление порядка. Таким образом, когда происходит договор между мужчинами о распределении женщин, возникает социальная организация (система), в которой действуют правила, формирующие гендерную систему. По мнению Г. Рубин гендерная система, которая конструирует два пола как различные, неравные и даже взаимодополняющие, является фактически системой власти и доминирования, цель которой - концентрация материального и символического капитала в руках мужчин (отцов) [1].
Несмотря на то, что мужчины испокон века нарушали собственные договоренности, они продолжают держаться своей первобытной круговой поруки и не допускают женщин в социально значимые сферы, связанные с руководством, распоряжением ресурсами, властью. В этом смысле политика есть порождение андроцентричной (мужской) цивилизации, которая именно в период нашей жизни потихоньку приходит в упадок, поэтому роль женщины в современном мире повышается и существенно видоизменяет сложившиеся отношения, решения и структуры [5, с. 14].
Р. Кеннелл в работе «Гендер и власть» (1987 г.) исследует гендерную систему современного капиталистического общества, и вводит понятие "гендерный порядок", который, по его мнению, закрепляется в исторически заданных образцах властных отношений между мужчинами и женщинами. Когда речь идет об обществе в целом, Р. Коннелл предлагает использовать термин "гендерный порядок", когда же речь заходит об отдельных социальных институтах, таких, как школа, семья, подростковое сообщество и др., то с его точки зрения уместнее использовать понятие "гендерный режим".
Г ендерная система, по Р. Коннеллу, имеет сложную композицию, она не является жестко заданной. Гендерный порядок представлен как иерархически организованная жизнь. Гендерные отношения основаны на неравенстве полов. Р. Коннелл выделяет следующие элементы гендерной системы: структура профессиональных и трудовых отношений; структура властных отношений; структура эмоциональных отношений; структура символических репрезентаций [14].
Эти структуры специфически автономны и имеют свои режимы. Профессиональные отношения подразумевают гендерную структуру труда - сложившиеся в обществе гендерные стереотипы мужских и женских профессий, установившееся неравенство в оплате труда между мужчинами и женщинами, причем следует обратить внимание, что неравенство существует не только между мужчинами и женщинами, но и внутри гендера (например, между мужчинами или между женщинами).
Гендерная структура власти прослеживается в силовых структурах, производственной иерархии, аппарате планирования и контроля, "мачизме рабочего класса. Во всех выше перечисленных структурах идет воспроизводство образа силовых отношений.
Эмоциональные отношения или катексис - это сконструированные отношения притяжения между полами. С точки зрения эмоциональной модели, в гендерной системе конструируются эмоциональное разделение труда, сексуальные практики с двойной моралью, неравный брак с преобладанием неравенства в сексуальных и психологических отношениях.
Структура символических репрезентаций предполагает признание коммуникационных процессов в жизни людей. Это правила грамматики, знаковые системы. Гендерные различия выражаются в виде оппозиции мужской категории к женской и наоборот.
Итак, в основе вышеперечисленных моделей структуры, лежат различные принципы организации: разделение труда, неравная интеграция (подчинение одних другим) и эмоциональная связь соответственно. По Р. Коннеллу, именно в рамках этих структур, обнаруживаемых эмпирически, воспроизводятся и проявляются отношения полов. Иерархия, авторитетов смещается внутрь доминирующего пола, добавляя субкатегории по факту этничности, сексуальности и т. д.[14].
Шведская исследовательница И. Хирдман определяет гендерную систему как совокупность гендерных контрактов, регулирующих отношения между мужчинами и женщинами на уровне представлений, формальных и неформальных правил и норм. В современном обществе гендерные контракты определяются в зависимости от того, как разделяется труд в публичной и приватной сферах. Гендерный контракт определяет, кто и за счёт каких ресурсов осуществляет организацию домашнего хозяйства, уход за детьми и престарелыми в семье и за ее пределами. Так, Е. Здравомыслова и А. Темкина определяют советский гендерный порядок как "этакратический" (власть государства), подчеркивая, что социалистическое государство выступает основным агентом гендерного принуждения через законодательство, систему социальной политики и партийную идеологию. Они пишут, что для этакритического гендерного порядка был характерен гегемон гендерного контракта - работающая мать. Правила советского гендерного контракта были определены государством, которое предписывало советской гражданке участие в общественнополезном труде и общественной работе, деторождение, воспитание детей и уход за пожилыми людьми. В период рыночных преобразований формируются новые контракты (контракты работающей матери, женщины, ориентированной на карьеру, домохозяйки, спонсорский контракт), но новые гендерные контракты уже не являются следствием направленной гендерной политики государства, а возникают в процессе адаптации к изменяющимся экономическим условиям и являются следствием прежнего гендерного порядка[13].
В свете вышеизложенного, гендер следует рассматривать как комплекс соматических, репродуктивных, социокультурных, поведенческих характеристик, обеспечивающих индивиду личный, социальный, правовой статус мужчины или женщины. Гендер, означает, прежде всего, социальные ожидания относительно поведения, которое соответствует представлениям о мужчине и женщине. Гендерная идентичность - единство поведения и самосознания индивида, причисляющего себя к определенному полу и ориентирующегося на требования соответствующей половой роли, выстраивается в процессе гендерной социализации, основанной на гендерных схемах. Гендерная идентичность формируется на социальном, объективно заданном уровне, через информированность индивида о социально заданном содержании гендерных ролей, и индивидуальном, субьективном, через принятие/непринятие гендерных ролевых ожиданий, представлений, что в результате проявляется в индивидуальном исполнении гендерной роли, в зависимости от субъективной репрезентации.
Любое общество обладает социальным порядком, базирующемся на гендерной системе - совокупности отношений между мужчиной и женщиной, включающих моральнонравственные ценности, формальные и неформальные нормы, в соответствии с их положением в обществе. Гендерная система - как система иерархических гендерных отношений, основана на отношениях власти/подчинения, обусловленных в большей степени социокультурными факторами. Изучение гендерной системы в обществе предполагает анализ гендерного дисплея, содержащего представления о: мужском и женском в конкрентом обществе; содержании гендерных ролей в экономической, социальной, политической идеологической сферах; особенностях гендерных стереотипов. Гендерная система включает в себя набор гендерных контрактов (неких социальнозаданных образцов обязательств, приписываемых обществом для мужчин и женщин), которые в зависимости от государственного устройства, обусловлены или экономическими, или политическими коньюктурами.
Перспективной теоретической моделью, способной анализировать происходящие гендерные трансформации может стать методология универсумного подхода. Данный подход, основанный на сформулированном В.Г. Немировским диатропическом принципе минимального универсума, создает некую матрицу, позволяющую анализировать социальные процессы через минимальное количество характеристик, необходимых для описания любой развивающейся системы [17, с. 42]. Так, гендерная система, включая в себя два полярных элемента (в данном случае маскулинное (рациональное) и феминное (иррациональное)), в своем взаимодействии образующих три иерархических уровня (вещественно-энергетический, функционально-организационный и информационный), проходит на каждом уровне как минимум пять стадий развития (возникновение, становление, пиковая точка развития, увядание, исчезновение (качественная трансформация)[16]. Так, первый уровень гендерных отношений представлен в виде элементарных форм рассудочной деятельности и практического здравого смысла, а гендерные роли зависят от необходимости разделения труда для физического выживания популяции. Гендерные отношения функционально-организационного уровня являются конвенциональными по своей природе и идеологическими по своим функциям. Здесь гендерные роли существует в виде социальных конвенций: религиозных,
социокультурных, и др. Гендерные отношения информационного уровня обусловлены высокой степенью автономии самоактуализированного индивида от человеческих ассоциаций с их групповыми нормами и стандартами. и имеют во многом уникальные содержания, например, новую философскую систему, разрушающую устоявшиеся гендерные стереотипы, гендерные роли и, как следствие- формирование новой системы гендерных отношений[24].
Как справедливо отмечает Б.С. Сивиринов, современная наука должна учитывать очевидную функциональную «слитость», неразделимость рационального и иррационального в обществе [20, с. 10], поэтому универсумная концепция минимального универсума в качестве методологической основы изучения гендерных процессов представляется достаточно перспективной.

Список использованной литературы:
1. Антология гендерной теории [Текст]// под ред. Е. Гаповой, А. Усмановой.-Минск: Пропилей, 2000.-198 с.
2. Бергер, П. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания [Текст]/П. Бергер, Т. Лукман. - М.: Медиум, 1995. -323 с.
3. Бовуар, С. Второй пол [Текст]/ С. Бовуар. - М.: Прогресс, 2007, - 230 с.
4. Бурдье, П. Мужское господство [Текст]/ П. Бурдье.- М.: Наука, 2005.-215 с.
5. Воронина, О.А. Феминизм и гендерное равенство[Текст]/О.А. Воронина.- М.: Едиториал УРСС, 2004.-320 с.
6. Гарфинкель, Г. Исследования по этнометодологии [Текст]/Г. Гарфинкель.- СПб.: Питер, 2007. -335 с.
7. Goffman E Frame Analysis of Gender. From «The Anangment Between the Sexes» // Goffman Reader. Lemert C. and Branaman A. (eds.) Blackwell Publ. PP, 1997.-201-208 с.
8. Гидденс, Э. Социология [Текст]/ Э.Гидденс.-М.: Едиториал, 2005.-632 с.
9. Гуревич, П.С. Мужчина и женщина в современном изменяющимся мире [Текст]/ П.С. Гуревич // Мир психологии.- 2006.- №1.- С. 268-277.
10. Дюркгейм, Э. Самоубийство: Социологический этюд[Текст]// под ред. В.А. Базарова. - М.: Мысль, 1994.- 399 с.
11. Екимова, В.И. Гендерные различия: социокультурный аспект [Текст]/ В.И. Екимова. С.А. Филиппова // Сибирский психологический журнал. Социальная психология.-2008.-№ 27.- С. 64-66.
12. Жеребкина, И.А. Феминистская теория 90-х годов // Введение в гендерные исследования Ч.1.[Текст]//под ред. И.А. Жеребкиной. - Харьков: ХЦГИ; СПб.: Алетейя, 2001. - с. 63-66.
13.Здравомыслова, Е. Советский этакратический порядок [Текст]/ Е. Здравомыслова, А. Темкина// Социальная история. Специальный выпуск. Посвященный гендерной истории/ отв. Ред. Н.Л. Пушкарева. М.: СОССПЭН, 2002.-234 с.
14. Кеннел, Р. Гендер и власть[Текст]/ Р. Кеннел.-М.: Новое литературное обозрение, 2015.-426 с.
15. Киммел, М. Гендерное общество[Текст]/ М. Киммел. - М.: РОССПЭН, 2006. - 460 с.
16. Немировский, В.Г. Социология человека: от классических к постнеклассическим подходам [Текст]/ В.Г. Немировский, Д.Д. Невирко. - М.: «УРСС» , 2008. - 304 с.
17. Немировский, В.Г. Универсумная диагностика российского общества [Текст]/ В.Г. Немировский. - Красноярск, 2001. - 176 с.
18. Парсонс, Т. О. структуре социального действия [Текст]/ Т. Парсонс. - М.: Академический Проект, 2000. - 880 с.
19. Петрова, Р.Г. Гендерология и феминология [Текст]/ Р.Г. Петрова. - 2-е изд. - М.: «Дашков и К°», 2006. - 232 с.
20. Сивиринов, Б.С. Социальная рациональность как компонент социальной перспективы[Текст]/ Б.С. Сивиринов // Социологические исследования. - 2003. - №4. - С. 3-12.
21. Синьковская, И.Г. Гендерные стратегии студенческой молодежи [Текст]/И.Г. Синьковская // Сб. научных трудов по материалам межд. н-п. конференции «Перспективные инновации в науке, образовании, производстве, транспорте 2011» Том 16. Педагогика, психология и социология.- Одесса: Черноморье, 2011.-104 с. С 89-91.
22. Синьковская, И.Г. Гендерология и феминологии [Текст]: учебное пособие / И.Г. Синьковская. - Красноярск РИЦ «СибГТУ», 2014.-176 с.
23. Синьковская, И.Г.Динамика гендерных ролей [Текст]/И.Г. Синьковская // Сб. научных трудов по материалам межд. н-п. конференции «Современные проблемы и пути их решения в науке, транспорте, поизводстве и образовании 2010» Том 25. Педагогика, психология и социология.- Одесса: Черноморье, 2010.-98 с. С.88-89.
24. Синьковская, И.Г. Принцип минимального универсума как методологическая основа изучения гендерных отношений [Текст]/ И.Г. Синьковская // Сб. научных трудов SWorld. Материалы н-п. международной конференции «Современные направления теоретических и прикладных исследований 2012».-В.1.Том13.- Одесса:Куприенко,2012-102 с. С. 69-71.
25.Энгельс, Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства [Текст]/ Маркс К., Энгельс Ф. М.: Мысль, 2004.- 432 с.
Источник: И.Г. Синьковская, к.с.н., доцент кафедры социологии Сибирский федеральный университет, Г. Красноярск, Российская Федерация

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.