На главную Лекции и практикум по психологии Клиническая психология Проблема определения понятия «стресс» и понимания функции стресса по отношению к человеку
Проблема определения понятия «стресс» и понимания функции стресса по отношению к человеку
Лекции и практикум по психологии - Клиническая психология

Литературные данные свидетельствуют о том, что слово «стресс» происходит от латинского stinger - затягивать. Впервые оно появилось в работе «Handlying Synne» английского поэта Р. Маннинга в 1303 г. Также существует мнение, что термин «стресс» (англ. stress - давление, напряжение) заимствован из техники, где это слово используется для обозначения внешней силы, приложенной к физическому объекту и вызывающей его напряженность, т.е. временное или постоянное изменение структуры объекта.

Встречается ссылка на то, что в литературном и обычном словоупотреблении стрессом называется подчеркивание какого-нибудь слова или идеи. Есть сведения, что само слово «стресс» пришло в английский язык из старофранцузского и средневекового английского и вначале произносилось как «дистресс». Затем первый слог постепенно исчез. Однако эти слова имеют различное значение: понятие «дистресс» в отличие от «стресс» в переводе с английского означает горе, несчастье, недомогание, истощение, нужду. Как замечает Г. Селье, для первых исследователей этой проблемы самым большим препятствием была неспособность отличить дистресс, который всегда неприятен, от общего представления о стрессе, включающем также и приятные переживания радости, достижения, самовыражения - эустресс. На наш взгляд, подобная тенденция в представлениях о психологическом стрессе сохраняется и до сих пор, когда учитывается в основном его отрицательная сторона (Кабрин В.И., 2005; Аболин Л.М., 2006, Бодров В.А., 2006).
Учения Ч. Дарвина о естественном отборе и выживании организма благодаря адаптации к внешней среде и К. Бернара о саморегуляции с целью сохранения основных жизненных констант оказали влияние на формирование научного мышления, объясняющего поведение живых систем из биологических закономерностей. Вместе с тем эти закономерности (естественный отбор, гомеостаз) не включали психику в качестве самостоятельного причинного фактора. Психическое было объясняемым, а не объясняющим.
Руководствуясь такой позицией, исследователи стали разрабатывать проблему стресса. В начале ХХ в. Уолтер Кэннон, известный психолог, работавший в Гарвардской медицинской школе, впервые описал реакцию организма на стресс. Он назвал ее реакцией борьбы или бегства. По его мнению, она является эффективной, поскольку позволяет мобилизоваться, чтобы предпринять какие-либо действия. Он ввел термин «гомеостазис» (от древнегреч. homoios - одинаковый и stasis - состояние), обозначающий способность сохранять постоянство. Слово «гомеостазис» переводят также как сила устойчивости. Однако, как показали более поздние исследования этой проблемы, особенно связанные с психосоматической проблематикой, в современном обществе реакции борьбы или бегства стали сами по себе угрозой для здоровья человека (Гринберг Дж., 2004), что актуализировало исследовательский интерес к проблеме стрессоустойчивости человека. Если рассматривать гомеостаз как поддержание внутренней целостности организма и стабильного метаболизма, то современные исследователи вводят понятие «аллостаз» как состояние готовности к изменениям, т. е. к стрессовому ответу, и показывают, что достижение гомеостаза возможно только при наличии аллостаза, т. е. стабильность через изменения.
R.R. Grinker, J.P. Spiegel (1945) первыми использовали термин «стресс» по аналогии с его техническим употреблением, причем под стрессом они понимали некоторые необычные условия или требования, предъявляемые жизнью, в частности опасности и жестокости воздушной войны и психологические конфликты, вырастающие на их основе. Таким образом, термин «стресс» был употреблен в психологии и физиологии в смысле внешнего фактора, вызывающего патологическое изменение. Как отмечает Р. Лазарус, данное толкование термина привлекло многих в силу того, что оно с большой легкостью могло быть связано с понятием гомеостазиса, широко распространенным как в психологии, так и в физиологии. Такое же понимание стресса дано и в книге M.B. Arnold (1960), где она определяет стресс как «любое условие, которое нарушает нормальное функционирование организма», хотя, как замечает Р. Лазарус, очень трудно определить, что является нормальным в психологическом смысле.
Г. Селье (1956), который ввел понятие стресса в физиологию, называет внешние стимулирующие условия стрессорами, а состояния, вызванные у животных стрессорами, т.е. реакции на воздействие извне, - стрессом. Тем самым он привлекает исследовательское внимание не только к внешним событиям, но и к организму. Общим знаменателем всех стрессоров Дж. Мейсон считает активацию «физиологического аппарата, ответственного за эмоциональное возбуждение, которое возникает при появлении угрожающих или неприятных факторов в жизненной ситуации, взятой в целом».
Понятие стресса возникло в физиологии для обозначения неспецифической реакции организма («общего адаптационного синдрома») в ответ на любое воздействие (Г. Селье). Стресс - стереотипный ответ, приспособительная реакция организма. Стресс представлен двумя видами - дистрессом и эустрессом, которые характеризуются различным влиянием на человека. Дистресс, согласно исследованиям Г. Селье (1992), несет негативные последствия, эустресс считается позитивным, приятным, полезным. Приятный стресс Селье связывает с самовыражением и победой в своих стремлениях и целях, он помогает избежать «разрушительного дистресса неудачи, рухнувшей надежды, ненависти и жажды мести». Главный источник дистресса он видит в неудовлетворенности жизнью, неуважении к своим занятиям.
Обобщенный анализ существовавших определений стресса показал, что нет его единого понятия. При этом общим для них являлось, что все понятия центрированы на организме и прописаны в терминах адаптации, гомеостаза. Стресс - это каждый ответ организма на любое действие окружающей среды (Selye H., 1956; Levi L., 1982). Близкая точка зрения сводится к тому, что стресс - это общая адаптивная реакция организма, развивающаяся в ответ на угрозу нарушения гомеостаза (Горизонтов П.Д., 1963; Кассиль Г.Н., 1983). Под стрессом понимают состояние организма, возникающее при воздействии необычных раздражителей и приводящее к напряжению неспецифических адаптационных механизмов организма (Горизонтов П.Д., 1963). Ряд исследователей понимают стресс как функциональное состояние организма, возникающее в результате внешнего отрицательного воздействия на его психические функции, нервные процессы или деятельность периферических органов (Суворова В.В., 1975). М. Vigas, (1980) рассматривает стресс как реакцию организма, вырабатывавшуюся в ходе филогенеза, на действие агентов, действительно или символически сигнализирующих об опасности нарушения его целостности. Биологическое значение стресса определяется как процесс мобилизации защитных сил организма, это начальный этап управления приспособительными процессами. Как верно подмечает В.И. Кабрин (2005), эта первичная жизненная функция стресса - мобилизация возможностей в направлении активной переадаптации или трансформации жизненного процесса в соответствии с воспринятыми изменениями, оказалась на втором плане. В результате в центре внимания преимущественно оказывается негативная физиологическая и социально-психологическая симптоматика и, соответственно, методы борьбы, сопротивления, преодоления и избегания всего того, что связано со стрессом.
С 70-х гг. ХХ столетия изучение стресса перестало ограничиваться экстремальными условиями и распространилось на повседневные трудности (Лазарус Р., Лонгис А., 1970, 1989). В психологическом словаре, изданном под редакцией В. В. Давыдова, А.В. Запорожца, Б.Ф. Ломова, стресс определяется как «состояние психического напряжения, возникающее у человека в процессе деятельности в наиболее сложных, трудных условиях, как повседневной жизни, так и при особых обстоятельствах». Существуют работы, где стресс рассматривается не как реакции или состояния организма, а как феномен сознания (Фрейд З., 1966; Кокс, 1981; Спилбергер Ч.Д., 1983; Лазарус Р., Фолькман, 1984 и др.). Теории и концепции психологического поля, социального научения, локуса контроля создали теоретическую базу для развития когнитивного движения в психологии, в недрах которого родились первые работы по стрессу и копингу (coping - совладание, преодоление) (Arnold, 1960; Mechanic D., 1962; Moos R.H., 1982; Lazarus R., 1984).
В истории развития представлений о стрессе Р. Лазарус первым поставил проблему различий в природе физиологического и психологического стресса и предложил рассматривать последний как трансакциональный процесс, трансакцию (взаимодействие) между человеком и средой. Важным и новым для понимания проблемы стресса явилось то, что стресс стал рассматриваться как процесс взаимодействия человека и среды. В отношении психологического стресса возникает интерес к психологическому объяснению процесса взаимодействия человека и среды и определению неблагоприятности как главного источника стресса. Р. Лазарус отмечает, что определение неблагоприятности не может основываться только на характеристиках стимула. Должны быть учтены характеристики структуры системы, которая взаимодействует с данным стимулом. Он отмечает, что «только связывая характер стрессовой реакции с... психическими процессами, действующими в людях с различными психическими структурами, мы можем надеяться объяснить происхождение явления и получить возможность их предсказывать» (Лазарус Р., 1989, с. 179). Психологические механизмы должны иметь, по его мнению, характер, отличный от физиологических, относясь к психологическим, а не к физиологическим процессам. В когнитивной теории Р. Лазаруса стресс означает динамический процесс (а не статическое состояние), где стресс порождается оценкой угрозы, оценкой своих возможностей и способами защиты. Тем самым, было открыто новое направление в исследовании стресса - психология стресса.
Несмотря на принципиально новый подход к стрессу, устоявшееся мышление, границы которого определяет идея биологически полезной психики, необходимой для адаптации, приспособления организма к меняющимся внешним условиям, не позволило авторам и последователям этой теории выйти за пределы освоенного предметного пространства научной психологии, однако вывело их к противоречию: психика, обеспечивая гетеростазическую природу человека, продолжает изучаться с позиций гомеостаза - саморегуляции, обеспечивая приспособительное поведение. Принцип каузального детерминизма, которым в объяснении стресса руководствовались авторы, поляри- зировал стресс на одном из полюсов реальности - явление возникало как результат субъективной интерпретации события.
Изучение стресса как психологического явления отмечается, по мнению Р. Лазаруса (1989), там, где авторы применяют и такие психологические понятия, как конфликт, тревога, фрустрация, защитная реакция. Все эти психологические явления имеют свое собственное психологическое содержание, свои механизмы. В то же время в основе любого из них лежит переживание угрозы (целостности, самооценки, деятельности и т. д.).
Так, стресс понимается Ч.Д. Спилбергером (1986) в виде совокупности внешних воздействий (стресс-факторов), которые воспринимаются личностью как чрезмерные требования и создают угрозу ее самоуважению, самооценке, что вызывает соответствующую эмоциональную реакцию (состояние тревоги) различной интенсивности. Многие исследователи также приравнивают психологический стресс к состоянию тревоги (Kelly J., 1955; Martens R., 1971; Cofer C. N., Appley M. H., 1964; Carron A.-V., 1971).
Проблема стресса рассматривалась в разной степени разработанности в теориях личности. Стресс в психоаналитической теории З. Фрейда связан с травматической тревогой, которая развивается под действием бессознательного, внутреннего источника. Конфликт между Ид и Супер-эго приходится на «Я» (Эго), пытающееся совместить требования конфликтующих подструктур. В этой теории показано, что не сам по себе конфликт является отрицательным для здоровья личности, а способ его разрешения. Через разрешение конфликтов происходит личностное развитие.
Другое объяснение тревоги мы находим в концепции Дж. Келли. Он определил тревогу как «осознание того, что события, с которыми сталкивается человек, лежат вне диапазона применимости его конструктной системы» (J. Kelly, 1955, р. 495). При таких обстоятельствах человек не может прогнозировать, следовательно, не может полностью воспринимать, что происходит, или не может решить проблему. Тревога, таким образом, связана с невозможностью самореализации. Только внутренняя работа по формированию новых конструктов, их расширению, которые позволит осуществлять самоконтроль, снижает тревогу. «Открытость новому опыту, выход на новые когнитивные конструкты, как отражение гетеростазической природы человека, обеспечивает в теории Келли и гомеостаз, и гетеростаз» (Хьелл Л., Зиглер Д., 1998).
Наличие и сохранение конфликта Р. Лазарус связывает с возникновением дистресса: «Тогда как интеграция равноценна психическому здоровью, рассогласование среди составляющих психики равносильно психопатологии, дисфункции и дистрессу. Три составляющих психики - когниция, эмоция и мотивация - должны в целом быть согласованы, в идеале - находиться в гармонии друг с другом; психика как система должна также быть в разумном соприкосновении с условиями окружения; и действия должны проистекать из этой гармонии» (Lazarus R., 1991, р. 460-461).
Для изображения ситуации конфликта некоторые исследователи используют понятие «отчуждение»: «...общее состояние, когда элементы, которые взаимосвязаны, которые должны поддерживать и подкреплять друг друга и которые совершенно не могут работать по отдельности, оказываются глубоко друг от друга отчуждены и враждебны друг другу» (Finger T.N., 1997, р. 13). В связи с этим P. M. Colby (1996) полагает, что процесс развития идентичности может гармонизировать прежде расходившиеся и конфликтовавшие цели. Актуальные трансформации идентичности рассматриваются как балансы стабильности и изменчивости «Я» (Андреева Г.М., 1997; Стефаненко Т.Г., 2004; Ядов В. А., 2005; Белинская Е.П., 2006; Лукьянов О.В., 2012).
Что касается термина «фрустрация», то он употребляется для обозначения психического состояния, возникающего при блокаде актуальных потребностей (Симонов П.В., 1986; Березин В.Ф., 1988; Maslow А., 1954; Cofer C.N., Appley M.H., 1972). Несмотря на чрезвычайное многообразие фрустрирующих ситуаций, они характеризуются двумя обязательными условиями: наличием актуально значимой потребности и препятствия для реализации мотивированного поведения, направленного на ее удовлетворение. Психическая напряженность в каждый конкретный момент определяется взаимодействием между комплексом значимых потребностей и совокупностью фрустрирующих ситуаций. Фрустрирующие ситуации рассматриваются в контексте задач адаптации и связаны с широким диапазоном потребностей (биологических и социальных).
В психологической литературе наряду с понятием «психологический стресс» используются понятия «эмоциональный стресс», «психическая напряженность» или «нервно-психическое напряжение». Эти понятия стресса разрабатывались в русле деятельностного подхода в отечественной психологии. С этих позиций стресс рассматривался как особое психическое состояние, являющееся своеобразной формой отражения субъектом сложной экстремальной ситуации, в которой он находится. Специфика психического отражения при стрессе обусловливается процессами деятельности, особенности которых (их субъективная значимость, интенсивность, длительность протекания и т. д.) в значительной степени определяется выбранными или принятыми ее целями, достижение которых побуждается содержанием мотивов. Стресс как психическое состояние рассматривается как системное явление, представленное взаимодействием структурных и уровневых компонентов (Левитов Н.Д., 1967; Ганзен В.А., 1984; Дикая Л.Г., 1999).
Указывая на некоторую дифференциацию стресса (психологический стресс, эмоциональный стресс, психическая напряженность), В.А. Бодров отмечает, что исследователи не приводят четкого смыслового и феноменологического разграничений этих понятий. Термины «эмоциональный стресс», «эмоциональное возбуждение», «нервно-психическое напряжение», «эмоциональная напряженность», «аффективное напряжение» используются в связи с признанием исследователями особой роли эмоциональных переживаний в возникновении и протекании состояний психической напряженности. Исследователи термином «эмоциональный стресс» обозначают различные состояния организма и личности - от состояний, находящихся в пределах физиологических и психологических границ психоэмоционального напряжения, до состояний на грани патологии, психической дезадаптации и развивающихся как следствие длительного или повторного эмоциональных напряжений (Китаев-
Смык Л.А., 1983; Кассиль Г.Н., 1983 и др.; Русалова М.Н., 1987). Эмоциональный стресс - состояние ярко выраженного психоэмоционального переживания человеком конфликтных жизненных ситуаций, которые остро или длительно ограничивают удовлетворение его социальных или биологических потребностей (Судаков К.В., 1982, 1998). В то же время Ю.В. Щербатых (2006) утверждает, что эмоциональный стресс присущ не только человеку, но и животным, в то время как психологический стресс имеет место только у человека с его развитой психикой. При этом эмоциональный стресс сопровождается выраженными эмоциональными реакциями, а в развитии психологического стресса преобладает когнитивная составляющая (анализ ситуации, оценка имеющихся ресурсов, построение прогноза дальнейших событий).
В рамках понимания функции психики как деятельности, основанной на принципе отражения, психическая напряженность определяется как неспецифическая реакция активации организма и личности в ответ на воздействие сложной (экстремальной) ситуации, которая зависит не только от характера экстремальных факторов, но и от степени адекватности и восприимчивости к ним организма конкретного человека, а также от индивидуальных особенностей личностного отражения ситуации и регуляции поведения в ней (Наенко Н.И., 1976; Занковский А.Н., 1991 и др.). В психической напряженности Н.И. Наенко выделяет эмоциональную напряженность, которая обусловливается доминирующим мотивом самоутверждения в деятельности, который резко расходится с ее целью. Д.Н. Исаев (1994) отмечает, что эмоциональные стрессы по своему происхождению социальны. Частота этих стрессов нарастает по мере развития научно-технического прогресса, ускорения темпа жизни, информационных перегрузок, нарастающей урбанизации, экологического неблагополучия. Это свидетельствует, с одной стороны, о связи стресса с культурно-историческим развитием человеческого общества, с другой стороны - ставит задачу поиска условий стрессоустойчивости современного человека. Как замечает
О.И. Жданов, «современный прогресс избавил мир от древних страхов перед голодом, хищными животными. Однако мы познали и обратную его сторону. Теперь мы очень сильно зависим от достижений цивилизации и постоянно вынуждены нести бремя ответственности за отстаивание своих интересов. В качестве стрессовых выступают такие ситуации, в которых опасность угрожает не жизни и здоровью, а чувству гордости, собственного достоинства, честолюбию, желанию нравиться или быть впереди» (Жданов О.И., 2001, с. 124).
При анализе понятия «эмоциональный стресс» возникает вопрос о его соотношении с понятием «эмоции». Как показали исследования (Анохин П.К., 1975; Судаков К.В., 1998), к действию экстремальных и повреждающих факторов наиболее чувствительным оказывается эмоциональный аппарат, который первым вступает в стрессовую реакцию. В работах Л.С. Выготского утверждается, что эмоции связаны с проблемой избирательности. Он писал о том, что реальностью для человека становится только маленький кусочек объективного мира, важный, значимый для человека; в системе значений обобщается, осознается мир внутренних переживаний - человек выходит из рабства аффектов и обретает внутреннюю свободу. С.Л. Рубинштейну принадлежит положение о том, что эмоции рождаются в действии. А.Н. Леонтьев и А.Р. Лурия писали о том, что необходимо рассматривать сложные человеческие переживания как продукт исторического развития. Развивая эти идеи, В.Е. Клочко отмечает, что эмоции «...составляют центральное звено механизма, переводящего “мир в себе ” (без человека, до человека) в реальный, предметный мир, в котором человек живет и действует, в мир, соответствующий человеку, имеющий ценностно-смысловые характеристики. Что и позволяет человеку действовать в нем, понимая смысл и ценность собственных действий. Эмоции не устанавливают соответствие мира человеку. Они фиксируют это соответствие, а потому и входят в число причин, обеспечивающих избирательное взаимодействие человека с миром» (Клочко В.Е., 2005, с. 27). Такое понимание роли эмоций меняет представление о механизме стресса, позволяет рассматривать его не с позиций отражательной природы психического, а с учетом принципа порождения психологической реальности.
Исследователи выделяют также следующие виды стресса: внутриличностный, межличностный, личностный, семейный, профессиональный, экологический, финансовый, информационный, посттравматический, общественный и т.д. (Бодров В.А., 2000; Леонова А.Б., 2004; Hockey G.R., 1986; Smith J.C., 1993; Wong P.T., 1993; Aldwin C.M., 1994). Такая классификация, на наш взгляд, не вскрывает существенных отличий стресса, а отражает лишь сферы жизнедеятельности человека. Выделение этих видов стресса опиралось на принцип отражения и поляризацию психологической реальности на субъективную и объективную.
В рассмотрение детерминант стресса и стрессоустойчивости исследователи включают такие факторы, как биологический (Анохин П.К., 1965; Бехтерева Н.П., 1971; Судаков К.В., 1998; Fuller J.L., 1978; Parsons P.A., 1988), сознание (Kelli G., 1955; Сох T., 1981; Lazarus R., Folkman S., 1992), личность (Братусь Б.С., 1988; Анцыферова Л.И., 1995; Мясищев В.Н., 1995; Маклаков А.Г., 2001; Бодров В.А., 2005; Alexander F., 1939; Koba- sa S., 1982; Compas B.E., 1988; Zeidner M., Hammer A., 1990; Nakano K., 1991 и др.), деятельность и поведение (Наенко Н.И., 1976; Ротенберг В.С., Аршавский В.В., 1984; Крюкова Т.Л., 2006; Schwarzer R., 1993; Schaarschmidt U., 1998; Schaarschmidt U., 1998 и др.), ценностно-смысловые образования (Франкл В., 1990; Ан- цыферова Л.И., 1995; Эммонс Р., 2004; Магомед-Эминов М.Ш., 2005; Леонтьев Д.А., 2006), а также характер среды, ситуацию (Муздыбаев К., 1998; Holmes T.H., Rahe R.H., 1967; Thomae H., 1988; Moos R.H., 1994; Aldwin C.M., 2001 и др.). Однако, как взаимодействуют эти факторы, что определяет это взаимодействие в стрессе, равно как и то, какой психологический механизм определяет восприимчивость человека к стрессовым ситуациям, оставалось не достаточно проясненным в рамках принципа детерминизма, постулирующего, что внешнее действует на человека и является причиной отражения себя, преломляясь через «внутренние условия». Тем самым вопрос о расширении понятия стресса, поиске системы взаимодействия его детерминант оставался открытым.
Исследовательское внимание в разработке проблематики стресса отводилось изучению стрессоров. Существуют различные подходы к классификации стрессоров (Разумов С. А., 1976; Муздыбаев К., 1998; Holmes T.H., Rahe R.H., 1967; Aldwin C., 1994; Taylor Sh.E., 1995). К. Муздыбаев отмечает, что стрессоры описываются в разных терминах: жизненные трудности, критические ситуации, негативные жизненные события, стрессовые жизненные события, травматические события, нежелательные события, экономическая депривация, бедствия, катастрофы, т.е. изменения в среде. По мнению исследователей, каждая из этих ситуаций таит в себе либо вызов, либо угрозу жизнедеятельности человека, предъявляя ему требования, зачастую превышающие его способности, моральные и материальные ресурсы.
Можно заметить, что исследования стрессоров в трансакцио- нальной теории стресса и копинга (Лазарус Р., 1989), в ситуационном (Магнуссон Д., 1983, Анцыферова Л.И., 1994; Коржова Е.Ю., 2000; Бурлачук Л.Ф., 2002 и др.), когнитивноповеденческом (Янофф-Бульман Р., 1998; Эллис А., 2002 и др.; Бек А., 2003 и др.), событийно-биографическом (Нуркова В.В., Василевская К.Н., 2003) подходах, в психологии жизненного пути личности (Анцыферова Л.И., 1994, 2001; Либина А.В., 1998; Абульханова-Славская К.А., 2001 и др.), психологии преодоления (Василюк Ф.Е., 1984), в подходах к психологической травме (Кравец С.В., 2000; Падун М.А., 2003, Агарков В.А., 2003; Маго- мед-Эминов М.Ш., 2005; Трубицина Л.В., 2005), в экзистенциальной психологии (Франкл В., 1990; Фромм Э., 1994; Ясперс К., 1997; Мэй Р., 2001; Мадди С., 2005; Леонтьев, Д. А., 2005; Рассказова Е.И., 2005 и др.) дают повод изучать стресс не как то, что уже стало, свершилось - как реакцию на объективный стрессор, а, прежде всего, как процесс и результат взаимодействия человека и среды, как онтологическое явление.
В своих более поздних работах Г. Селье пишет, что стресс - это вкус и аромат жизни. По его мнению, чтобы стресс не перешел в дистресс, человеку необходимо трудиться. Представителями отечественной и зарубежной психологии стресс рассматривается как онтологический и метапсихологический феномен бытия человека: в напряжении развертывается процесс самоактуализации (Роджерс К., 1994; Маслоу А., 1999; Оллпорт Г., 2002); тревога - это часть бытия личности, где осознанию и выбору отводится ведущая роль (Хайдеггер М., 1993; Тиллих П., 1995; Мэй Р., 2001; Мадди С., 2005); кризисы рамматриваются как условие развития и личностного становления (Выготский Л.С., 1982; Эльконин Д.Б., 1989; Божович Л. И., 1995; Поливанова К.Н., 2000; Ануфриенко Е.В., 2002; Солдатова Е.Л., 2007; Зинченко В.П., 2008); барьер - как универсальный и постоянный атрибут жизни, препятствующий распаду целостной системы как условию ее существования (Шакуров Р.Х., 2003); стресс понимается как особое переживание любого события, которое указывает, где и в чем можно искать смысл (Мамардашвили М. К., 1997; Леонтьев Д.А., 2003; Рассказова Е.И., 2005); стресс есть смысловой конфликт (Магомед-Эминов М.Ш., 2005); психологическая травма - нормальный элемент психологического развития человека; процесс переживания события, в ходе которого определяется место события в жизни человека (Трубицына Л.В., 2005).
Онтологическая и гуманистическая направленность разработки проблематики стресса трактует стресс не как патологию, а как бремя человеческого существования - то, что характеризует структуру человеческого бытия, где принцип психологического гетеростаза, предполагающего саморазвитие и самореализацию личности, является необходимым условием выживания. В гуманистическом контексте психологический стресс человека рассматривается в связи с угрозой ценностным, духовным параметрам, связан с фрустрацией метаценностей, утратой смысла и т.д.
Обобщая различные варианты определений стресса, М.Ш. Магомед-Эминов приводит следующую классификацию использования термина «стресс» (Магомед-Эминов М.Ш.,
1998): 1) для обозначения стрессоров; 2) для обозначения внутренних состояний индивида; для обозначения реакций, вызванных событиями или внутренними состояниями; 3) для обозначения переживаний, возникающих при взаимодействии индивида и среды.
Согласно приведенной классификации, отсутствует единое понятие стресса, точное его определение. Биологизаторская позиция исследователей в объяснении этого явления ориентирована на состояние организма как показателя состояния гомеостаза. Объяснение стресса концентрировалось на полюсах объективного, внешнего - стрессор, стресс-фактор, и субъективного, внутреннего - субъективная реакция на стрессор, внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения; субъективное восприятие угрозы интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоления (coping processes), происходящие в самом человеке (такие процессы могут содействовать развитию и совершенствованию функциональных систем, а также вызывать психическое напряжение).
А.Г. Асмолов высказывает мнение, что именно гомеостатическая модель развития личности, сводящая любые проявления активности в ходе эволюции к достижению равновесия, стоит за схемами двухфакторной детерминации развития личности. Вместе с тем различные феномены, проанализированные в сфере изучения психосоматики В. С. Ротенбергом, в сфере собственно психологии активности личности - В. А. Петровским, доказывают, что модель гомеостатического развития имеет не универсальный, а частный характер. Так, среди этих не вписывающихся в данную модель фактов - факты падения процента психосоматических и инфекционных заболеваний в экстремальных критических ситуациях, «болезни достижения целей как синдром Мартина Идена» (Ротенберг В.С., 1988), феномен «риск ради риска» (Петровский В.А., 1982). Понимание этих явлений возможно при условии выхода «за пределы барьеров классического рационального мышления» (Асмолов А.Г., 2002, с. 12).
Современный уровень развития культуры, человечества требует нового понимания условий выживания «культурного» (Выготский Л.С., 1982) человека. К таким условиям могут быть отнесены не только физиологические возможности человека как природный дар, который заметил Г. Селье и назвал синдромом общей адаптации, но и результаты развития современного культурного человека, воплощенные в его человеческой сущности. Как показал психоисторический анализ, проведенный Э.В. Галажинским, в феноменах стремления людей к самореализации, самоактуализации, саморазвитию можно усмотреть признаки наметившегося активного участия сознания людей в осуществлении эволюционного процесса. «Самореализация личности, понимаемая в психоисторическом контексте, есть не что иное, как постепенно осознаваемый людьми процесс реализации собственных возможностей, который все более становится понятным людям как то, что обеспечивает смысл и ценность их собственно человеческого существования» (Галажинский Э.В., 2002, с. 23).
Оценка угрозы как пусковой механизм стресса сопряжена не только и не столько с физическими потребностями, сколько с переживанием невозможности самореализации человека - его целей, ценностей, смысла жизни, развития (Анцыферова Л.И., 1994; Нартова-Бочавер С.К., 1997; Артемьева Е.Ю., 1999; Никитина Н.Н., 2000; Асмолов А.Г., 2002; Шакуров Р.Х., 2003; Коро- стылева Л. А., 2005; Basowitz H., 1955; Франкл В., 1990). По мнению Ю.Ф. Полякова (2002), в центре внимания клинической психологии находится человек с трудностями самореализации. Стремление человека сохранять честь и достоинство, поддерживать свое самоуважение, самодостаточность, самоидентичность и др. - эта направленность Эго-процессов, как утверждает М.Ш. Магомед-Эминов, страдает при воздействии стресса.
В одной из своих поздних работ Г. Селье предлагает кодекс, основанный на убеждении, что для достижения душевного мира и самовыражения люди должны трудиться во имя цели, которая кажется им высокой: «Мне кажется, что конечная цель жизни человека - раскрыть себя наиболее полно, проявить свою “искру божию” и добиться чувства уверенности и надежности». Селье добавляет: «Стресс не является чем-то, чего нужно избегать. Тем более, что избежать его невозможно по определению... Полная свобода от стресса означает смерть». Позднее Л.Х. Гаркави, Е.Б. Квакина (1998), открыв реакции тренировки, спокойной и повышенной активации, теоретически и экспериментально подтвердили существование эустресса (полезного для организма стресса), о котором говорилось в работах Г. Селье.
В научных представлениях о стрессе можно проследить тенденцию, которая явно свидетельствует о том, что принцип гомеостаза, соответствующий биологическому уровню, не является достаточно объяснительным и определяющим для стресса. Этот принцип предполагает понимание человека как биологического организма, как систему, пассивно приспосабливающуюся к воздействиям среды, где психика выполняет сугубо адаптивную функцию - вернуть организм в состояние равновесия. Биологический уровень системной организации человека реализует в своем существовании принцип гомеостаза.
Как отмечает Н.Н. Пуховский, исследовавший психопатологические последствия чрезвычайных ситуаций, потребности самосохранения неотделимы от второй стороны инстинкта - потребности самоопределения. В русской этнической культуре эта неделимая двойственность земной жизнедеятельности человека выражается характерными словами в начале многих народных сказок «Жил-был». А.Н. Леонтьевым были выдвинуты две важные для данного контекста проблемы стресса идеи. Первая заключается в том, что психическое возникает и развивается для обслуживания биологической адаптации, а потом постепенно трансформируется, становится способным реализовать иной, более высокий уровень деятельности. Им выдвигается «общий принцип», которому подчиняются межуровневые отношения: «... наличный высший уровень всегда остается ведущим, но он не может реализовать себя только с помощью уровней нижележащих и в этом от них зависит» (Леонтьев А.Н., 1975, с. 233). В.Е. Клочко и Э.В. Галажинский (1999) в изучении самореализации как психоисторической проблемы показывают, что высшее требует адаптироваться к социальному, «представителем» которого оно и является в субъекте, низшее (телесное) требует адаптироваться к природной среде, откуда оно черпает все, что ему необходимо. Адаптироваться к обществу - значит включиться в процесс преобразующей (и в этом плане сверхадаптивной) деятельности. Адаптироваться к среде - значит опять-таки удовлетворять организменные потребности «человеческим» способом, считаясь с обществом, в форме деятельности. Представитель позитивной психологии М. Чиксентмихайи, отталкиваясь от феномена личности (Self), утверждает, что личность - это система, возникшая в ходе эволюции, и когда это происходит, она «становится независимой действующей причиной, перехватывающей управление человеческим поведением у влечений и стимул-реактивных связей» (1988, с. 17).
В позитивной психологии (Аргайл М., 1990; Csikszen- tmihalyi M., 1990; Maddi S.R., 1994; Seligman M., 1995) была обоснована необходимость переноса акцента с негативных и проблемных аспектов человеческого существования на позитивные и сильные стороны. В связи с этим исследовательский интерес к проблеме стресса стал направляться на эустресс, который «прятался» в нише экзистенциальной психологии, подавленный мощным потоком гораздо более заметного и привлекательного в качестве предмета исследований негативного стресса (дистресса), - по данным Интернета, с 1887 по 1999 г. было найдено 70 856 работ о депрессии, 57 800 о тревоге, 8 0 72 о гневе, 5 701 об удовлетворенности жизнью, 2958 о счастье и 851 о радости. В целом исследования отрицательных эмоций перевешивали исследования положительных в 14раз.
Из вышесказанного следует, что психологический стресс может быть раскрыт на основе понимания того, что является условием жизни и эволюции человека как социального существа. К такому условию исследователи (Выготский Л.С., 1982; Асмолов А.Г., 2002; Анцыферова Л.И., 1999, 2001; Клочко В.Е., Галажинский Э.В., 1999; Василюк Ф.Е., 2007; Зинченко В.П., 2008) относят развитие, «преодоление равновесия как состояния, смертельно опасного для устойчивого бытия» (Клочко В.Е., Галажинский Э.В., 1999, с. 24).
Таким образом, анализ литературных данных свидетельствует о том, что понятие «стресс» с момента своего появления претерпело изменения, связанные как с расширением сферы его применения, так и с фундаментальным изучением различных аспектов этой проблемы. А.Б. Леонова отмечает: «Нарастающий поток прикладных работ “по стрессу” затрагивает самые разные аспекты жизнедеятельности человека и формирует целый ряд малосвязанных между собой областей исследования. Каждый из них характеризуется своей собственной терминологией, борьбой концептуальных подходов и теоретических воззрений, а также методической и эмпирической базой прикладных разработок. За этим многообразием зачастую теряется общность самого объекта исследования, подменяемого избыточным набором прагматических конструктов» (Леонова А.Б., 2004, с. 76).
Однако, по мнению В.Е. Клочко, именно в разнообразии рождается тенденция развития науки. Для науки такой методологический плюрализм является обычным и необходимым фактором ее устойчивого бытия. Наука, как замечает ученый, «нащупывает наиболее важные направления исследования, связанные со способами понимания и объяснения того, что составляет ее объект» (Клочко В.Е., 2005, с. 71). Л.С. Выготский показал, что система объективных тенденций «действует за спиной исследователей с силой стальной пружины» (Выготский Л.С., 1982, т. 1, с. 124). Возникает задача вскрытия тенденций развития науки для научного понимания изучаемых психологических феноменов, характеризующих бытие современного человека. Постановка и решение этой задачи опираются на принцип порождения психологической реальности (Л.С. Выготский, О.К. Тихомиров) и открытости психологических систем (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева, Э.В. Галажинский).
Таким образом, многомерное и многокачественное представление о стрессе можно получить методом трансспективного (историко-системного) анализа, который позволяет изучить и осмыслить проблематику стресса и стрессоустойчивости согласно логике внутренних тенденций развития науки, как самоорганизующейся системы, развитие которой идет по линии усложнения системной организации и которая «движется по пути познания человека как закономерно усложняющейся пространственно-временной организации, направленность развитию которой задает историческая трансспектива человечества как открытой системы» (Клочко В.Е., 2005).

Выводы

1. В научных представлениях не существует целостного понимания стресса, он разделяется по разным сферам и локализуется на полюсах противоположностей: внешнем (стрессор) - объективном, внутреннем (стресс) - субъективном. Указание на то, что стресс является результатом взаимодействия человека и среды и представляет собой не статическое состояние, а процесс, смещает стресс с проблемы психики на проблему человека.
2. Гомеостазическое понимание психики и сознания как регуляторов адаптационного процесса, осуществляющегося между человеком и окружающей средой, является основной причиной трудностей, возникающих при постановке проблемы психологического стресса и стрессоустойчивости современного человека, для которого характерно стремление к самореализации как способу саморазвития и главному условию выживания в новых культурно-исторических условиях общества.
3. Проблема многообразия теоретических подходов и понятия стресса может быть разрешена в процессе трансспективного анализа, позволяющего систематизировать научные данные о стрессе в динамике своего становления.

Вопросы и задания для обсуждения

1. Чем обусловлена актуальность разработки теоретических и прикладных аспектов проблемы стресса и стрессоустойчивости современного человека?
2. Как соотносится физиологический и психологический стресс?
3. Какие проблемы личности можно отнести к негативным последствиям стресса?
4. Какова роль и механизм стресса в развитии психосоматических расстройств?
5. Как отражается терминологическое многообразие стресса («психологический стресс», «эмоциональный стресс», «эмоциональная напряженность», «тревога», «фрустрация», «конфликт», «кризис») в методах психологической диагностики, а также в целях, задачах и методах профилактики и коррекции дистрессовых проявлений?
6. Как рассматривается механизм формирования хронического стресса, эмоционального выгорания с позиции системного подхода? Какие задачи профилактики определяет данное понимание механизма стресса?
7. Многообразие терминологии, концептуальных подходов и теоретических воззрений, а также методической и эмпирической базы прикладных разработок - это сила или слабость разработки представлений о стрессе? Обоснуйте свой ответ.

Литература

Абабков В. А., Перре М. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. СПб. : Речь, 2004. 166 с.
Аболин Л.М. Проблема многообразий подходов к стрессу // Материалы 1-го Международного форума по психологической безопасности. СПб., 2006. С. 64-66.
Анцыферова Л. И. Личность в трудных жизненных условиях : переосмысление, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. Т. 15, № 1. С. 3-18.
Бодров В. А. Психологический стресс: развитие и преодоление». М., 2006.
Брайт Д., Джонс Ф. Стресс. Теории, исследования и мифы. СПб. : Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. 352 с.
Ганзен В. А. Системные описания в психологии. Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1984. 176 с.
Гаркави Л.Х., Квакина Е. Б., Кузьменко Т.С. Антистрессорные реакции и активационная терапия. Реакция активации как путь к здоровью через процессы самореализации. М. : Имедис, 1998. 656 с.
Дмитриева Т.Б., Положий Б.С. Социальный стресс и психическое здоровье. М., 2001. 248 с.
Жданов О.И., Бакштанский В.Л. 10 000 дней. Менеджмент жизни. М., 2001. 563 с.
Исаев Д.Н. Психологический стресс и психосоматические расстройства в детском возрасте. Лекции. СПб. : ППМИ, 1994. 80 с.
Кабрин В. И. Коммуникативный мир и транскоммуникативный потенциал жизни личности. М. : Смысл, 2005. 248 с.
Клочко В.Е., Галажинский Э.В. Самореализация личности : системный взгляд. Томск : ТГУ, 1999. 153 с.
Клочко В.Е. Самоорганизация в психологических системах: проблемы становления ментального пространства личности (введение в транс- спективный анализ). Томск : Изд-во Том. ун-та, 2005. 174 с.
Лазарус Р. Индивидуальная чувствительность и устойчивость к психологическому стрессу // Психологические факторы на работе и охрана здоровья. Москва ; Женева, 1989. С. 121-126.
Леонтьев Д. А. Экзистенциальная тревога и как с ней бороться // Московский психотерапевтический журнал. 2003. № 2. С. 18-30.
Магомед-Эминов М.Ш. Психология уцелевшего // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 2005. № 3. С. 3-18.
Наймушина А.Г. Психоэмоциональный стресс. Тюмень : Изд-во ТюмГНГУ, 2009. 144 с.
Психоэмоциональный стресс / под ред. К.В. Судакова. М. : НИИ нормальной физиологии, 1992. 183 с.
Ротенберг В.С., Аршавский В.В. Поисковая активность и адаптация. М. : Наука, 1984. 193 с.
Сапольски Р. Психология стресса / пер. с англ. М. Алиевой, Н. Буравовой, С. Коварова и др. ; под ред. Е.И. Николаевой. СПб. : Питер, 2015. 480 с.
Селигман М.Э. Новая позитивная психология. М. : София, 2006. 367 с.
Селье Г. На уровне целого организма. М. : Наука, 1972. 122 с.
Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. М. : Медгиз, 1960. 255 с.
Селье Г. Стресс без дистресса. М. : Прогресс, 1979. 123 с.
Стресс жизни : понять, противостоять и управлять им : сб. / сост. Л.М. Попова, И.В. Соколов. СПб. : Лейла, 1994. 381 с.
Трубицына Л.В. Переживание травмирующего события как проблема психологии личности : автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 2005. 23 с.
Франкенхойзер М. Эмоциональный стресс. М. : Наука, 1972. 217 с.
Шакуров Р.Х. Психология преодоления // Вопросы психологии. 2003. Вып. 4. С. 21-29.
Щербатых Ю.В. Психология стресса и методы коррекции. СПб. : Питер, 2006. 256 с.
Щербатых Ю.В. Психология стресса. М. : Эксмо, 2008. 304 с.
Ярошевский М.Г. Уолтор Кеннон, Иван Павлов и проблема эмоционального поведения // Вопросы психологии. 1995. № 6. С. 35-65.
Csikszentmihalyi M. Flow : The Psychology of Optimal Experience. N. Y. : Harper and Row, 1990. The American Institute of Stress.

Источник: Бохан Т.Г. Психология стресса: системный подход: учеб. пособие. - Томск : Издательский Дом Томского государственного университета, 2019. - 140 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.