На главную Лекции и практикум по психологии Педагогическая психология Теоретические аспекты исследования социального стресса в психологической литературе
Теоретические аспекты исследования социального стресса в психологической литературе
Лекции и практикум по психологии - Педагогическая психология
Индекс материала
Теоретические аспекты исследования социального стресса в психологической литературе
Стресс, связанный с политической жизнью общества
Семейный стресс
Все страницы

1.1. Стресс: понятие, механизмы, виды

Как известно, создатель учения о стрессе Г. Селье понимал под ним неспецифическую реакцию организма на любое предъявленное ему требование, вызывающее необходимость перестройки жизнедеятельности организма (Селье, 1982). Он полагал, что физиологические реакции организма при стрессе практически не зависят от природы внешнего воздействия, т.е. стимула, вызывающего необходимость перестройки - стрессора. Стресс представляет собой практически универсальную защитную реакцию, имеющую адаптивное значение. Поэтому Г. Селье назвал его общим адаптационным синдромом. Он полагал, однако, что если защитная реакция окажется слишком сильной и длительной, то она может перейти в болезнь. В связи с этим он выделил три стадии стресса, а именно, стадии тревоги, сопротивления и истощения. Физиологические реакции в ответ на кратковременные нагрузки исчезают сразу же, как только ситуация меняется на благоприятную. Более длительные нагрузки приводят к стойкой адаптации физиологической системы. Однако чрезвычайные по силе и длительности нагрузки ведут к срыву работы адаптационной системы, что является причиной различных заболеваний, среди которых - заболевания сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта и т.д.

В дальнейшем было выявлено, что неспецифичность стрессовых реакций, их универсальность, независимость от стрессора, является некоторой абстракцией. Появились данные о том, что некоторые вредные физические условия (физические нагрузки, голодание, жара) не вызывают общего адаптационного синдрома (108, с. 25). Степень контролируемости стрессовой ситуации, например, при ударе электрическим током, существенно влияет на выброс адреналина, но не влияет на выработку и концентрацию норадреналина (108, с. 40). В исследованиях П.К. Анохина было показано, что различные типы мотивации и деятельности связаны с активацией различных мозговых структур и различными биохимическими изменениями в организме [71, с.12]. Кроме того, различные индивиды по-разному реагируют на одни и те же стимулы; влияние на это оказывают множество факторов: степень активности и реактивности нервной системы, темперамент, группа крови, содержание эндорфинов, организация ритмов биоэлектрической активности мозга и др. (Strelau, 1995; Данилова, 1992).
В работах Р. Лазаруса были выделены физический стресс, связанный с воздействием стрессоров физической природы, и психический стресс, вызываемый различными психическими стрессорами - стимулами и ситуациями, воспринимаемыми как угрожающие, а также процессами, основанными на следах эмоциональных переживаний (Lazarus, 1977).
Психофизиологические исследования стресса выявили его роль в общем процессе адаптации. Была выявлена роль стресссиндрома в мобилизации энергетических и структурных ресурсов организма (Панин, 1983; Меерсон, 1981; Фомин, 2003 и др.).
Что касается психологических исследований, то существуют различные психологические модели стресса. В современной психоаналитической литературе существует понимание стресса как события или группы событий, нарушающих баланс между основными структурами личности, достигаемый с помощью Эго. Это заставляет Эго искать новые способы достижения психологического гомеостаза (Menninger, 1977).
В когнитивных моделях стресса подчеркивается роль восприятия и познания субъектом стрессовой ситуации, которые и определяют характер возникающих эмоций (Bandura, Walters, 1964; Bandura, 1995).
В интеракционной модели Т. Кокса стресс предстает как воспринимаемый дисбаланс между требованиями, предъявляемыми ситуацией, и ресурсами, необходимыми для того, чтобы справиться с этими требованиями. Когда человек оценивает ситуацию как стрессовую, он использует свои ресурсы для того, чтобы справиться с ней; неадекватное разрешение ситуации ведет собственно к стрессу. Процесс этот цикличен, а характерные для индивида способы разрешения стрессовых ситуаций, закрепившись во многих взаимодействиях, становятся частью его личности (Кокс, 1981).
В модели Р. Лазаруса стресс также рассматривается как трансактный процесс взаимодействия индивида с окружающим миром, в ходе которого важными моментами являются процесс восприятия и оценки стрессора со стороны индивида и выбор и реализация индивидом той или иной стратегии адаптивного поведения. При этом эмоции рассматриваются не только как результат восприятия стрессовой ситуации, но и как катализатор и результат копинга (Lazarus, 1977).
По мнению Т. Кокса, можно разделить все определения понятия «стресс» на группы по тем основным категориям, которые лежат в основе теоретического понимания его сущности:
1. Определения, основанные на реакциях. В рамках такого подхода стресс рассматривается как зависимая переменная, как реакция на внешний фактор (стрессор). Этот подход был заложен в работах основателя учения о стрессе, Г. Селье, и продолжен в работах целой плеяды ученых (Levi, Kagan, McGrath и др.). Многие из этих исследователей подчеркивали, что стресс может приводить как к успешной адаптации, так и к упадку деятельности, истощению нервной системы.
2. Определения, основанные на стимулах. В рамках такого подхода стресс - это характеристика внешней среды, которая является беспокоящей, разрушающей организм и личность. Этот подход виден в работах таких ученых, как Symonds, Levine, Weitz и др. При этом определенный уровень стимуляции со стороны среды человеку необходим, является оптимальным. Тогда можно выявить ситуации, которые являются стрессогенными: ситуации чрезмерной стимуляции (сенсорной, эмоциональной) и ситуации недостаточной загруженности, вызывающие скуку. Этот подход продуктивен в психологии труда, организационной психологии, а также в психологии воспитания.
3. Определения, основанные на взаимодействии. Этот подход исходит из представления о том, что стресс возникает вследствие особых взаимоотношений между человеком и окружающей средой, при этом человек рассматривается не как пассивное существо, подвергающееся воздействию и отвечающее определенными реакциями, а как активный субъект, воспринимающий ситуацию и ее требования и формирующий ответное поведение для того, чтобы с этими требованиями совладать. Этот подход развивался в работах T. Cox, R. Lazarus и др. В этом подходе основное внимание уделяется выявлению восприятия индивидом стрессора, его оценки, осознания собственных возможностей и формирования копинг-поведения, т.е. поведения, направленного на адаптацию к ситуации. Стресс рассматривается как феномен в значительной степени индивидуальный: то, что для одного человека является вызовом, ведущим к возникновению интенсивного стресса, для другого является рабочей ситуацией, не связанной с переживанием стресса [108].
Что касается стрессоров, то к ним относят разнообразные явления и события. По мнению Я. Стреляу, это, в первую очередь, непредсказуемые и неконтролируемые события, значительные изменения в жизни, ситуации с очень высокой или низкой стимуляцией, травматические события (война, смерть, несчастье), а также ситуации несоответствия требованиям среды или своих собственных ценностей (Strelau, 1995).
По мнению Ю.М. Губачева и др., стрессоры могут быть разделены также на стрессоры активной деятельности, стрессоры оценки, рассогласованности деятельности и физические и природные стрессоры [234, c.6]. В качестве стрессоров рассматривают также гелиогеофизические сдвиги, межличностные и внутриличностные конфликты [204].
Что касается классификации различных видов психологического стресса, то по длительности выделяют краткосрочный (острый) и длительный (хронический) стресс (Судаков, 1991). По мнению многих исследователей, именно затяжной характер стрессовых реакций наносит наибольший вред нервнопсихическому и физическому здоровью человека, так как эмоциональные реакции утрачивают свой адаптивный характер и ведут как к изменению личности, так и к стойким психофизиологическим нарушениям (Судаков, 1991; Березин, 1988; Губачев и соавт, 1976). Однако, острый стресс большой силы также способен порождать тяжелые психологические и психофизиологические реакции, что, например, показывают эпидемиологические исследования, посвященные распространенности психологических травм после чрезвычайных ситуаций (Gleser, Green, Winget, 1981; Assanangkornchay, Tangboonngam, Edwards, 2004; Irutsu et all, 2004).
Таким образом, понятие «стресс» в современной психологии является многозначным. Оно означает и характеристику внешнего воздействия со стороны среды, превышающую адаптационные возможности организма и личности, и реакцию на такое воздействие, и особый характер взаимодействия организма и среды, при котором происходит восприятие индивидом стрессора, его оценка, осознание собственных возможностей и формирования поведения, направленного на адаптацию к ситуации.


1.2. Социальный стресс: понятие, особенности, функции


В психологической науке исследования социального стресса начались в еще в 1960-1970-х гг. Однако при наличии довольно большого количества исследований, исследующих отдельные аспекты социального стресса, практически отсутствует единое понимание сущности этого феномена, его функций, не определен спектр стрессоров, вызывающих его возникновение. До сих пор используются различные, близкие по смыслу термины, обозначающие указанный феномен («психосоциальный стресс», «социально-психологический стресс», «стресс в обществе»).
К числу ученых, в работах которых начала формироваться проблематика исследования социального стресса, можно отметить таких американских исследователей, как B.S. Dohrenwend, B.P. Dohrenwend, S. Levine, N.A. Scotch, E. Gross, H. Kaplan, G.C. Gleser, B.L. Green, C. Winget. В работах этих ученых началось изучение таких видов стресса, которые вызываются стимулами, порождаемыми обществом.
Исследования B.S. Dohrenwend, B.P. Dohrenwend показали, что самостоятельный вид стресса связан с принадлежностью к определенной социальной группе, страте общества; особенно это касается низших слоев общества, члены которых ощущают выраженный психологический стресс [249]. E. Gross сделал вывод о существовании организационного стресса, источником которого является специфическое напряжение, существующее в организации [254]. В работе S. H. Croog были обобщены результаты многих исследований семейных проблем и было выдвинуто представление о стрессе, возникающем в семье [246]. В работе G.C. Gleser, B.L. Green, C. Winget был исследован стресс, возникающий в экстремальных ситуациях [4]. Было отмечено, что высокий уровень подверженности социальному стрессу связан с повышением заболеваемости [253].
В нашей стране среди пионеров исследований социального стресса можно назвать таких ученых, как Н.И. Наенко, Ф.Б. Березин, В.А. Бодров, исследовавших психическое состояние и эффективность деятельности человека в экстремальных условиях. В исследованиях Н.И. Наенко и В.А. Бодрова был исследован стресс, возникающий в работе специалистов, чья работа связана с переработкой интенсивного потока сложной, часто недостаточно определенной, меняющейся информации (диспетчеры, операторы ЭВМ и др.) [30; 137]. В работах Ф. Б. Березина, Л. Е. Панина было исследовано влияние на психофизическое состояние человека стресса, связанного с работой в экстремальных климатических условиях, например, на Крайнем Севере [27; 153].
Так сформировалась новая проблемная область исследований. В 1970-1990-е гг. были изданы сборники научных работ, объединенных идеей изучения специфического стресса, источником которого является общество [9; 10].
В конце ХХ - начале XXI в. появилось много эмпирических исследований, посвященных отдельным аспектам социального стресса, связанным:
• с профессиональной деятельностью (Gross, 1973; Наен- ко, 1976; Biggam, Kevin, Macdonald, 1997; Siu, Cooper, 1998; Tyler, Cushway, 1998; Березин, 1998; Stefansdottin, Sutherland, 2005; Семенова, 2002; Шингаев, 2008; Петров, Мингазов, 2012; Чуева, 2012; Фонталова, 2013; Манухина, 2014 и др.),
• с процессом обучения (Щербатых, 2001; Власова, 2009; Рунова, 2000; Чеснокова, 2009; Поздняков, 2010; Бусловская, Рыжкова, 2011; Буховцева, 2011; Зотова, Зотов, 2015 и др.),
• с семейным неблагополучием или с конфликтом между работой и семьей (Голофаст, Докторова, Божков, 1985; Ке- лам, Эббер, 1985; Brogh, O’Driscoll, Kolliath, 2005; Туманова, 2001 и др.),
• с эмиграцией (Kirkcaldy, Siefen, Witting, 2005; Ross, Malanin, Pfaffin, 2006; Хрусталева, 2002; Идрисов, 2002 и др.),
• с военными действиями (McIntyre, Venture, 2003; Та- рабрина, 2003; Миско, Тарабрина, 2004; Магомед-Эминов и со- авт, 2004; Устюганов, 2010; Караяни, Утлик, 2018, Евдокимов, Рыбников, Шамрей, 2018 и др.)
• с информационной перегрузкой (Бодров, 2000; Коваль, 2008; Байгужин, 2012; Пронина, 2013; Самотруева и соавт., 2015 и др.),
• с проживанием в больших городах (Milgram, 1977; Cohen et all, 1981; Яницкий, 1989; Казакова, 2018 и др.),
• с экономическим положением (Dohrenwend, Dohrenwend, 1973; А.М. Меллер-Леймкюллер, 2004; Величков- ский, 2005; Шафиркин, Штемберг, 2013 и др.),
• с принадлежностью к группам, выделенным по расовому, гендерному и др. признаку (Raitasalo et all, 1982; Nettles, Pleck, 1994; Stangor, Crandall, 2000; Zivotofsky, Voslowsky, 2005; Dovidio, Major, Crocker, 2005 и др.),
• с экологическим неблагополучием, экологическими и техническими катастрофами (Александровский, 1991; Мазур, Гельфанд, Качалов, 1992; Хавенаар, Румянцева, Я. ван ден Бут, 1993; Власова, 1995; Ткаченко, 1997; Голушко, 1998; Храбров, 1999; Шамарин, Мартынчик, Анискин, 2003; Assanangkornchay, Tangboonngam, Edwards, 2004; Василенко, 2009 и др.),
• с терроризмом (Кочергина, 2000; Ениколопов, 2010; Соснин, 2010; Зинченко, Солдатова, Шайгерова, 2011 и др.).
Что же касается определений социального стресса, то первые из них появились уже в 1970-е гг. Так, E. Gross определил стресс в организации как социально-психологический феномен, психическое напряжение, возникающее в результате взаимодействия между личностью и социальной организацией, зависящий как от особенностей личности, так и от особенностей организации [254, р. 54].
B.S. Dohrenwend, B.P. Dohrenwend определили социальные стрессоры как объективные события, которые разрушают или угрожают разрушить обычную деятельность индивида. К таким событиям могут быть отнесены как ситуации, повышающие статус индивида, так и понижающие его; и в том, и в другом случае возникает социальный стресс, он связан с изменением положения человека в обществе [249, р. 115-116].
Более обобщенное определение сформулировал американский ученый H. Kaplan в конце 1990-х гг. В своей вводной статье к сборнику работ, посвященных психосоциальному стрессу, он отметил, что психосоциальный стресс имеет социальное происхождение, обусловленность и проявляется в ситуациях социального взаимодействия. Среди причин психосоциального стресса ученый перечислил, например, ролевое напряжение, негативные социальные события (перевороты, войны), критические жизненные ситуации, осознание или предвидение собственной или коллективной неуспешности [261].
В отечественной психологии одним из первых обратился к определению сущности социального стресса Е.В. Руденский. Он использовал понятие «социально-психологический стресс». Это вид стресса, по мнению ученого, порождается общественными условиями, он возникает в периоды социальных трансформаций, проявляется в дезинтеграции диспозиционной системы и регуляции процессов социального функционирования личности, может способствовать ее виктимизации [61].
А.М. Меллер-Леймкюллер использует понятие «стресс в обществе» и рассматривает расстройства, связанные со стрессом. Среди причин стресса в обществе он называет быстрые экономические и социальные изменения, приводящие к потере социального статуса и нарушению социальной идентичности личности, войны и связанные с ними миграции населения (Меллер-Леймкюллер, 2004). Автор отметил, что в результате тяжелого социально-экономического кризиса и высокого уровня социального стресса среди жителей Восточной Европы в начале XXI века количество людей с умеренной депрессией было почти в 2 раза больше, чем среди жителей Западной Европы; смертность в группе мужчин среднего возраста в 4 раза выше [43, с. 6].
В работе Б. Андресена, Ф.-М. Старка и Я. Гросса используется понятие «социальный стресс» при анализе ситуации распространения пугающих слухов и панических реакций среди населения Германии после аварии на Чернобыльской АЭС. Исследователи отметили, что недостаточная и пугающая информация способна вызвать стрессовые реакции широкого спектра. К их числу относятся:
• эрефлексивные процессы, связанные с этим беспокойством;
• информационные потребности: интерес к информации относительно пугающего фактора, а также поведение, ориентированное на поиск такой информации;
• усилия к защите: все аспекты избегания действия вредных факторов, защиты себя и своих близких;
• политические требования: все аспекты политических суждений и намерений, касающихся борьбы против пугающих факторов;
• реактивно-психотическая тенденция: проявления перцептивных аберраций, магического мышления, необычных телесных ощущений [11].
Б.Т. Величковский также использует понятие «социальный стресс», говоря о социально-экономических проблемах и высокой смертности в России в конце ХХ - начале XXI в. Он аргументирует введение термина «социальный стресс», отмечая, что он имеет свои особенности:
1) он касается не любых живых организмов и даже не любого человека, а только дееспособного индивида;
2) возникающие под влиянием социального стресса отрицательные изменения в уровне смертности и продолжительности жизни, в максимальной степени происходят не в наиболее ранимых детских и пожилых возрастных группах, а у лиц трудоспособного возраста, то есть изменяется фундаментальная биологическая закономерность - различие в устойчивости основных возрастных групп населения;
3) изменения, возникающие в организме под влиянием социального стресса, не ограничиваются чрезмерной нейрогормональной реакцией и вызываемыми ею патологическими процессами, а касаются всех классов болезней;
4) социальный стресс имеет свою специфическую причину развития, связанную с утратой мотивации деятельности [48].
Последнюю особенность автор считает ключевой. Резко снизившаяся в конце ХХ в. оплата труда перестала выполнять свою базовую функцию: стимулировать повышение качества и производительности труда. Бедное и малообеспеченное население лишилось полноценного доступа к социальным услугам, оказалось вынужденным экономить на продуктах питания и качественных лекарствах. Социальный стресс в это время достиг максимального уровня. Поэтому закономерно, что именно после дефолта 1998 г. убыль населения в России стала составлять практически миллион человек ежегодно [48, с.27].
А.В. Шафиркин и А.С. Штемберг тоже используют понятие «социальный стресс», дополняя его понятием «психоэмоциональной напряженности», говоря об изменении психологического состояния населения России в 1990-е гг. Они отметили, что многократное снижение доходов населения, оказавшееся значительно ниже прожиточного минимума, выросшее вследствие этого психоэмоциональное напряжение в семьях, кардинальное изменение ценностей в обществе, значительное снижение безопасности привело к тому, что психологическое состояние большинства населения России изменилось сначала в сторону повышенной тревожности, а затем перешло в состояние длительно действующего эмоционального стресса, переходящего в состояние глубокой депрессии [225, с.30].
Представленный обзор показывает, что понятия «социальный стресс», «психосоциальный стресс» все чаще используются в литературе. Под ними подразумевают вид психологического стресса, возникающий вследствие воздействия стрессоров социальной природы, проявляющийся в ситуациях социального взаимодействия. Он влияет на социально-психологическую адаптацию личности, ее психологическое состояние и социальное поведение.
Однако, при всей кажущейся простоте и логичности такое определение социального стресса дает больше вопросов, чем ответов. Прежде всего, встает вопрос, какие стрессоры можно считать социальными.
Еще Р. Лацарус выделил физический стресс, связанный с воздействием стрессоров физической природы, и психологический стресс, вызываемый различными психологическими стрессорами - стимулами и ситуациями, воспринимаемыми как угрожающие, а также процессами, основанными на следах эмоциональных переживаний (Lazarus, 1977). Однако психологические стрессоры практически все связаны с социальными ситуациями, в которые вовлекается личность. Человек непрерывно живет в обществе, занимается деятельностью, организованной в обществе, постоянно вступает в общественные отношения - с людьми, группами людей. Сама личность человека глубоко социальна; психологи самых разных направлений сходятся в том, что личность человека складывается в непрерывном взаимодействии с обществом с самых первых дней его жизни. Сознание человека социально по своей природе, поэтому практически все психологические стрессоры можно считать социальными.
Однако такое расширительное толкование социальных стрессоров просто приведет к замене понятия «психологический стресс» на понятие «социальный стресс». Это похоже на шутливое высказывание о том, что если вся психика человека социальна по происхождению, то вся психология является социальной психологией; такое расширение предмета социальной психологии привело бы к ее растворению в огромной сфере научного знания, именуемой психологией. Так и неоправданное расширение понятия «социальный стресс» приведет, в конечном счете, к потере его познавательного потенциала.
Тогда надо определить круг стрессоров, которые можно считать социальными. На основе анализа результатов имеющихся в науке эмпирических исследований мы выделили следующие основные группы социальных стрессоров:
1) стрессоры, связанные с макросоциальными событиями и условиями жизни (политические, экономические, социальные условия жизни, интенсивные социальные изменения и пр.);
2) стрессоры, связанные с изменением социального статуса человека, вхождением в новые для него социальные группы, освоением их норм и ценностей; эти стрессоры запускают процесс адаптации личности к социальной группе, ее приспособление к ней;
3) стрессоры, связанные с поддержанием семьи, ее требованиями к личности и проблемами функционирования;
4) стрессоры, связанные деятельностью (профессиональной и учебной), ее требованиями к личности, а также отношениями в процессе деятельности;
5) стрессоры, связанные с переработкой информации, ее неопределенностью, сложностью, обилием или недостаточностью, недостоверностью, в том числе с восприятием информации из СМИ;
6) стрессоры, связанные с проживанием в больших городах, с интенсивным взаимодействием с людьми, в том числе контактами с незнакомыми людьми;
7) стрессоры, связанные с войнами, участием в боевых действиях, вынужденными переселениями;
8) стрессоры, связанные с миграцией и эмиграцией;
9) стрессоры, связанные с террористической и криминальной угрозами;
10) стрессоры, связанные с экологическими и техногенными катастрофами;
11) стрессоры, связанные с проблемами самоактуализации личности, трудностями в реализации своих способностей и стремлений.
Указанный перечень не претендует на полноту и завершенность, но может явиться основой для дальнейшего осмысления проблемы. Имеющиеся в науке данные показывают, что каждая из перечисленных групп стрессоров способна самостоятельно вызывать выраженный стресс и влиять на качество социально-психологической адаптации личности. Интенсивная же нагрузка на нескольких уровнях одновременно часто ведет к дезадаптации [1, с. 13].
Теперь попробуем ответить на вопрос, какие же функции выполняет социальный стресс. Во многих работах отмечается негативное воздействие социального стресса на жизнедеятельность, психическое состояние и здоровье человека. Однако, имеются сведения и о том, что низкая стимуляция со стороны социума также является стрессором [249, р. 115].
Однако, очевидно, что любой стресс выполняет, в целом, адаптивную функцию. Это касается как психофизиологических сдвигов (Панин, 1983; Меерсон, 1981; Фомин, 2003 и др.), так и психологических реакций. Если исходить из трансакционной модели Р. Лазаруса, стресс является процессом взаимодействия личности и ситуации, а стрессовые реакции рассматриваются как результат определенных отношений между требованиями ситуации и ресурсами личности, зависящий от когнитивных процессов оценки. Стрессовые эмоции мобилизуют человека, формируя его готовность к действию, а выбранная стратегия копинга ведет к достижению того или иного адаптивного результата, который вновь подвергается оценке (Lazarus, 1977). Таким образом, стрессовые реакции мобилизуют человека и участвуют в организации адаптивного поведения.
Социальный стресс, по нашему мнению, также играет адаптивную роль во взаимодействии личности и социальной среды. На наш взгляд, можно выделить следующие его функции:
1) социальный стресс позволяет личности дать обобщенную эмоциональную оценку своего взаимодействия с социальной средой;
2) социальный стресс индуцирует выработку индивидуального поведения, направленного на оптимизацию своего взаимодействия с социальной средой;
3) социальный стресс может мобилизовать человека (и группы людей) на формирование общественной и политической активности, направленной на изменение группового взаимодействия, на улучшение социальной ситуации.
Отметим, что последняя функция существенно отличает социальный стресс от других видов стресса. Возникающий в социуме, он свойственен людям как социальным существам, являющимися членами различных групп. Поэтому реакции на социальные стрессоры могут не ограничиваться выработкой индивидуального адаптивного поведения и использованием индивидуальных копинг-стратегий. Социальный стресс, связанный с воздействием стрессоров, являющихся общими для той или иной социальной группы, запускает их активность по изменению социальной среды.
Отметим, что в отличие от физической среды, социальная среда чрезвычайно изменчива, гораздо более доступна влиянию человека. Поэтому приспособление к ней может происходить не за счет подстройки к ней, а за счет изменения самой среды. Именно благодаря этому, социальная адаптация по сравнению с биологической характеризуется большей активностью (Мельникова,1995).
Таким образом, социальный стресс выполняет адаптивные функции, мобилизуя личность (и группы людей) на оптимизацию взаимодействия с социальной средой, способствуя тем самым развитию как социума, так и личности.


1.3. Виды социального стресса


Социальный стресс чрезвычайно разнообразен, как и сам социум. Поэтому можно разделить его на виды по разным критериям, например, по длительности, интенсивности, сферам жизнедеятельности человека, в которой он возникает и проявляется.
В литературе принято выделение видов стресса по размеру их негативной валентности и времени, требуемому на реадаптацию. В таком случае выделяют повседневные микрострессы (рабочие, межличностные, ролевые и др.), критические жизненные события и хронические стрессы (MacLean, 1994). Изучению как критических жизненных событий, так и повседневного стресса посвящено немало работ. Было отмечено, что повседневный стресс на работе, особенно у лиц работающих с людьми или в ситуации повышенной ответственности, ухудшает социальную адаптацию и самочувствие человека, может негативно влиять на здоровье, способствуя развитию различных психосоматических заболеваний (Siu, 1998; Tyler, 1998).
Критические жизненные события также способствуют развитию дистресса; обладая временной дискретностью и высокой негативной валентностью, они бросают вызов адаптивным ресурсам личности и ее «теории мира» и часто оказываются связанными с развитием психосоматических заболеваний (Kaplan, Damphous, 1997; Fisher, 1995; Irutsu et all, 2004; Анцыферова, 1994; Карцева, 1988; Мазур, 1992). Вместе с тем, во многих случаях именно состояние стресса усиливает вероятность и частоту появления критических жизненных событий и восприятию рядового события как стрессогенного (Kaplan, Damphous, 1997).
Что касается хронических стрессоров, то они характеризуются, в первую очередь, временной протяженностью стресса, представляя собой постоянно повторяющиеся стрессовые ситуации или затянувшиеся нагрузки; они могут быть также связаны с ролевым напряжением или тяжелым социальным положением (MacLean, Link, 1994). К ним относятся и неблагоприятные климатические условия (Березин, 1988; Панин, 1983). Хронические стрессоры с течением времени истощают адаптивные ресурсы личности, вызывая различные формы психической дезадаптации, способствуя развитию различных заболеваний (Березин, 1988; Александровский, 1993; Казначеев, 1983; Gleser, Green, Winget, 1981).
Отмечен также кумулятивный эффект совместного действия разнообразных стрессоров; так, повседневные стрессоры и критические жизненные события могут увеличивать эффекты хронических стрессов, и их совместное действие может привести к тому, что процесс адаптации будет нарушен [1, c. 13; 27, с.134; 195, с. 9].
Теперь рассмотрим виды социального стресса по сферам жизнедеятельности человека, в которых он возникает и проявляется. Более или менее устойчивой классификации пока нет. Так, В. А. Бодров выделяет:
• семейный,
• профессиональный,
• информационный стресс [30].
В модели жизненного стресса P.T. Wong выделены следующие виды межличностного стресса, связанные с различными областями жизни:
1) семейный - связанный с трудностями по поддержанию семьи и отношений в ней,
2) рабочий - связанный с тяжелой, небезопасной работой, ролевой неопределенностью, конфликтами, несправедливой оценкой труда, нарушениями его организации,
3) финансовый - связан с трудностями поддержания финансового благополучия,
4) общественный - вызван проблемами, которые испытывают большие группы людей - бедность, экономические и политические проблемы,
5) экологический - связан с воздействием экстремальных условий окружающей среды, ожиданием такого воздействия или его последствий (Wong, 1993).
Ниже мы рассмотрим, какие сферы социальной жизни могут самостоятельно вызывать стресс и влиять на социальнопсихологическую адаптацию человека.


1.3.1. Стресс, связанный с социальноэкономическими условиями жизни


Уже в 70-х гг. ХХ века было отмечено влияние социальных и экономических условий, в которых живет индивид, на возникновение стрессовых реакций. Принадлежность к той или иной социальной группе, уровень и образ жизни стали рассматриваться как источник стресса. Так, в работе S. Levine источниками самых различных стрессоров считаются условия жизни, свойственные стране или району проживания, социальной группе, к которой принадлежит человек [266, р. 16-18]. Проживание в одних странах влечет за собой воздействие одних стрессоров, проживание в других странах - других. Это касается и различий в уровне образования, образе жизни (городском или сельском). Любые социальные условия содержат специфические стрессоры, хотя предоставляют и специфические виды ресурсов для адаптации.
Особенности жизни той или иной социальной, расовой или этнической группы также стали рассматриваться как источник специфического стресса. В работе B.S. Dohrenwend, B.P. Dohrenwend социальные стрессоры рассматриваются как объективные события, которые разрушают или угрожают разрушить обычную жизнь и деятельность индивида. Они очень различны у людей различных социальных, расовых, этнических групп. Основная причина различий в характере стрессоров - социальное неравенство. Так, специфическими источниками стресса для негров по сравнению белыми в США в 70-е гг. ХХ в. выступали более низкий социальный и образовательный статус, более низкий уровень занятости, бедность, ограничения в расселении, нарушения безопасности. Медиаторами стресса, связанными с принадлежностью к тому или иному классу или расе являются такие переменные, как качество медицинского обслуживания, количество разводов, традиции семейной жизни, возможности усвоить уверенность в себе, сформировать высокую самооценку [249, р. 123-125].
По мнению Sh. Ficher, различные социальные условия, порождающие специфические ситуации и стрессоры, вызывают, как следствие, различные риски заболеваемости. Группы, различающиеся по социально-экономическому статусу, достоверно различаются по заболеваемости, даже если их уравновесить по факторам алкоголизма и табакокурения [251, р.13].
По данным K. Raitasalo и соавт., представители низших общественных страт чаще страдают депрессией, что связано с более высоким уровнем кумулятивного социального давления, оказываемого на них [277, р. 199].
Более стрессированные группы чаще страдают психосоматическими заболеваниями, психическими расстройствами. Это относится и к гендерным группам. Женщины, которым часто приходится совмещать работу и ведение домашнего хозяйства, чаще страдают депрессией; наиболее уязвимы при этом молодые женщины, с высоким уровнем образования. Замужние женщины более подвержены депрессии, что связывают с как с перегрузкой, так и с социальной депривацией и рутинной работой по дому (Raitasalo et all, 1986).
В исследовании Р. Cohen и соавт., использование множественного регрессионного анализа позволило выявить вклад социального статуса индивида в общую социальную адаптирован- ность индивида. Он составляет примерно 16%, из них 8% связано с самим социальным статусом, и еще 8% с его субъективной оценкой. Из всех значимо влияющих на адаптированность факторов именно указанные факторы имели самые высокие стандартизированные коэффициенты регрессии [244, р. 388].
У. Бронфенбреннер отмечал, что в семьях, относящихся к низшим классам, часто имеет место плохое обращение с детьми, их педагогическая запущенность, что уже с детства формирует неуверенность в себе, убеждение в том, что они ничего не добьются в жизни. Однако, по мнению автора, это происходит вовсе не из-за индивидуальных патологических особенностей родителей, они просто задавлены экономическим стрессом [243, p. 241].
R.J. Turner и P. Roswell обобщили имеющиеся в литературе данные о влиянии социального статуса человека на уровень его стрессированности. Авторы полагают, что наиболее важным фактором, вызывающим стресс, является позиция, занимаемая человеком в социальной структуре [296, p.181]. При этом социальный статус влияет на уровень стрессированности различными путями:
Во-первых, принадлежность к низшим социальным стратам способствует формированию чувства невозможности определять течение событий, контролировать свою жизнь. Многие люди, принадлежащие к низшим слоям общества, полагают, что негативные события и ситуации будут длиться долго, и что с этим ничего не сделаешь, поскольку у тех, кто стоит в нижней части социальной лестницы, нет власти для изменения не только общества, но и собственной жизненной ситуации. А ощущение способности контролировать ситуацию, как показывают многие исследования, является важным компонентом стрессоустойчивости индивида.
Во-вторых, люди, принадлежащие к низшим слоям общества, чаще воспринимают мир как несправедливый, а ощущение несправедливости всегда вызывает сильный стресс у людей.
В-третьих, представители низших социальных групп часто имеют невысокую самооценку, поскольку в современном обществе самооценка в значительной степени формируется в результате сопоставления своих достижений с достижениями других. Низкая самооценка повышает вероятность депрессии, поведенческих расстройств.
Однако, как отмечают авторы, социальная принадлежность определяет не только уровень стрессированности; благодаря ей люди получают различный социальный опыт, помогающий им в совладании со стрессами [296, р.181]. Поэтому система ценностей личности сохраняет значительную устойчивость даже в периоды серьезных экономических спадов. Результаты исследования T. Reeskens и L.Vandecasteele (2017) показывают, что экономические спады и состояние или угроза безработицы существенно влияют на оценку субъективного благополучия, в несколько меньшей мере - на самооценку здоровья молодых людей, но практически не влияет на систему ценностей [277].
Продолжая выводы R.J. Turner и P. Roswell, отметим следующее. Принадлежность к определенной социальной группе обусловливает особенности социализации индивида. Он подвергается тем стрессорам, которым подвергается социальная группа, в то же время он научается использовать специфические способы совладания с этим стрессами. Однако, на наш взгляд, нужно учесть также, что в процессе социализации индивид усваивает картину мира, свойственную данной группе, и образ самого себя в мире.
Картина мира - важная часть психологии большой группы, по мнению Т. Шибутани, она представляет собой упорядоченную систему значений различных социальных объектов [227]. Картина мира является продуктом социального конструирования реальности в сознании нескольких поколений, концентрирует в себе их социальный опыт, символизированный и структурированный (Бергер, Лукман, 1995). Именно картина мира позволяет человеку осмыслить свое место в социуме, формирует как самооценку личности, так и ее отношение к социальному окружению, к социуму в целом. Это включает представления о возможности контролировать свою жизнь, о возможности изменить свою жизненную ситуацию.
Что же касается самооценки, то имеющиеся в литературе данные подтверждают, что показатели самооценки значительно ниже у представителей тех групп, у которых выше степень стрессированности, например, в США - у афроамериканцев, у женщин [245, р. 156-157]. При этом, по мнению H. Kaplan и K. R. Damphous, более низкая самооценка достоверно связана с увеличением вероятности негативных жизненных событий [262, р.78]. Таким образом, возникает замкнутый круг: более низкая самооценка является результатом осмысления негативного социального опыта, сравнения себя с представителями других социальных групп. Но, в свою очередь, она достоверно связана с увеличением вероятности негативных жизненных событий, вызывающих появление новых стрессов и снижение самооценки.
Эмпирические данные подтверждают также мысль о том, что низкий социальный статус связан с низким ощущением контролируемости жизненной ситуации. Еще M. Seligman высказал мысль о том, что бедность является одним из факторов, вызывающих чувство беспомощности, которое он определил как психическое состояние, которое является результатом того, что события не поддаются контролю [283, р. 9]. По данным P. Willner, ощущение беспомощности очень часто связано с появлением депрессии [302, р. 231].
Отметим, что низкий социальный статус часто имеет не только социальный и экономический аспекты (бедность, трудности в получении качественного медицинского обслуживания, образования), но и аспект физической угрозы жизни. По данным американских исследователей S.M. Nettles и J.H. Pleck, в США молодых людей афроамериканского происхождения убивают примерно в 8 раз чаще, чем белых, а латиноамериканцев - еще в 2 раза чаще [273, р. 149].
Отдельно остановимся на том, что низкостатусные группы и их члены часто становятся стигматизированными, т.е. начинают восприниматься обществом как неполноценные, «запачканные», имеющие более низкую социальную ценность, буквально: носящие на себе стигму - негативный знак, пятно. Как отмечают J. Crocer и D. Quinn, стигматизированные люди и группы воспринимаются как «недочеловеки», они окружены негативными стереотипами, негативными эмоциями окружающих, такими, как жалость, гнев, тревога, отвращение, но самым главным является их дегуманизация [245, р.153].
По мнению американских исследователей J. Dovidio, B.Major и J. Crocker, стигматизацию можно понимать как процесс дискредитации человека или группы людей, приписывания им тех или иных черт, воспринимаемых как унизительные; она всегда относительна, т.е. несет в себе негативное сравнение одних людей или групп с другими [250, p.1].
Негативное сравнение может производиться по разным параметрам, в соответствии с этим можно выделить различные типы стигматизации:
• отвращение к телесным характеристикам, внешности,
• опорочивание характера, приписывание негативных
черт,
• дискредитация групповой идентичности [250, p. 2].
Какие же социальные функции выполняет явление стигматизации? Обобщая высказанные в литературе мнения (Dovidio, 2000; Stangor, Crandall, 2000), можно определить их следующим образом:
• функция понижения оценки других и повышения самооценки на основе сравнения,
• функция защиты от реальных или вымышленных угроз со стороны других групп,
• функция отреагирования и снижения страхов, буффери- зации тревоги у стигматизирующей группы,
• функция объяснения социального неравенства, социального избегания,
• функция обеспечения социального контроля за поведением групп и индивидов [250; 289].
Не вызывает сомнения, что социальная стигматизация представляет собой важнейший социальный стрессор, однако, исследование соответствующих стрессовых реакций и их воздействия на психику и поведение людей пока находится лишь в самом начале. В исследовании J. Crocer, D. Quinn отмечено, что члены стигматизированных групп отличаются:
• убеждением, что люди относятся к ним предвзято,
• повышенной тревожностью, восприятием ситуации как угрожающей,
• более низкой самооценкой [245, р. 162-163].
Вместе с тем, авторы отмечают, что связь между стигматизацией и понижением самооценки не является прямой, она опосредована способностью строить свою самооценку не только на основе внешних оценок, но и на основе собственных суждений; было выявлено, что у многих представителей стигматизированных групп в США (например, негры и латиноамериканцы; женщины с лишним весом) зависимость самооценки от внешних оценок ниже, чем у представителей нестигматизированных групп [245, p.176-177]. Таким образом, одним из механизмов защиты самооценки у представителей стигматизированных групп является повышение независимости самооценки от окружения.
Отдельно остановимся на экономическом аспекте стресса, связанного с положением в обществе отдельного индивида и социальных групп. Бедность, неустойчивость материального положения и экономической независимости являются важнейшими источниками социального стресса. Проведенный Б.Т. Величков- ским анализ динамики смертности населения России в конце ХХ в. показал ее тесную связь с падением уровня жизни населения. При этом обнищание населения, являясь ведущим фактором нездоровья и смертности, выступает в тесном единстве с другими факторами - чувством социальной несправедливости, потерей для большой части населения значимости материального стимулирования ввиду его явного несоответствия потребительскому минимуму, потерей полноценного доступа к социальным услугам, определяющим воспроизводство «человеческого капитала» - здравоохранению, образованию, культуре [48].
По данным А.Ф. Шафиркина и А.С. Штемберга, действие таких факторов, как низкий уровень доходов в семье, плохие жилищные условия, деформация социальных отношений всегда влияет на психоэмоциональную устойчивость человека, а при их совокупном длительном действии скорость старения и снижения суммарного объема компенсаторных резервов увеличивается, определяя сокращение продолжительности жизни человека [225, с. 27].
В современной России экономический стресс - один из самых распространенных. По данным Росстата доля населения, живущего за чертой бедности, составляет 13% населения [142]. Однако по данным Института социологии РАН она приближается к трети населения России [162]. В исследованиях отмечен застойный характер бедности: 70% ее составляют хронически бедные, а те, кто преодолевают черту бедности, переходят, в основном, в соседнюю страту, из которой они легко могут вернуться за черту бедности [29, с. 21-22].
Проведенные нами исследования показывают, что в городах с наиболее низким уровнем жизни фактор социальноэкономического стресса вносит наибольший вклад в показатели адаптированности населения; это касается не только взрослой популяции, но даже и учащихся старших классов. Так, в нашем исследовании, проведенном с помощью метода множественного регрессионного анализа, было выявлено, что в городах с наиболее низким уровнем жизни в зонах экологического кризиса и экологического бедствия даже фактор экологической обеспокоенности не становится ведущим воздействием на личность; наибольший вклад в показатели адаптированности вносит фактор социально-экономического стресса [44].
Отметим, что важнейшим фактором возникновения стрессов, связанных с социально-экономической сферой жизни общества, является именно интенсивность социально-экономических изменений в обществе. Быстрые и интенсивные изменения приводят к тому, что значительная часть людей теряет свой социальный статус, доходы, сбережения, востребованность полученного ими образования, нарушаются многие социальные связи. После распада Советского Союза происходили интенсивные социально-экономические изменения. Как отмечает А.М. Меллер-Леймкюллер, среди жителей Восточной Европы в начале XXI века количество людей с умеренной депрессией было почти в 2 раза больше, чем среди жителей Западной Европы; смертность в группе мужчин среднего возраста в 4 раза выше [129, с. 6]. По мнению автора, быстрые экономические и социальные изменения могут приводить к ухудшению физического и психического здоровья благодаря взаимодействию социальных, психологических и поведенческих факторов. Именно поэтому мужчины среднего возраста в связи с традиционной ролью кормильца семьи, низким уровнем социальной поддержки и склонностью к употреблению алкоголя как к полоролевому поведению, позволяющему справляться с психологическими проблемами, оказались наиболее уязвимыми в период интенсивных перемен [129, с. 9].
Еще одно следствие интенсивных изменений в политике и экономике - это кризис ценностей и социальных установок, возникающий у значительной части населения. В современной России многие люди, особенно зрелого и пожилого возраста, оказались в состоянии выраженной дезадаптации к интенсивным изменениям в общественном сознании. Особенно это касается людей с высоким уровнем образования, работников культуры, образования, науки, здравоохранения, поскольку именно гуманитарные ценности оказались «отодвинутыми на второй план» в современном рыночном обществе.
Подведем итоги:
1. Принадлежность индивида к той или иной социальной группе определенным образом формирует его социальный опыт. Индивид усваивает картину мира, свойственную данной группе, и образ самого себя в мире. Это формирует и самооценку личности, и ее отношение к социальному окружению. Все это, в свою очередь, влияет на его стрессоустойчивость, способность противостоять негативным факторам социальной среды.
2. Имеющиеся в научной литературе данные показывают, что стресс, связанный с социально-экономическим положением
личности, вносит существенный, а во многих случаях - наибольший вклад в показатели социальной адаптации людей.
3. Социально-экономический стресс становится наиболее выраженным в периоды интенсивных социально-экономических изменений и приводит к распространению различных форм социальной и психической дезадаптации.

 



 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.