К характеристике социальных эмоций
Лекции и практикум по психологии - Педагогическая психология

К.В. Вербова

Социальные эмоции рассматриваются в связи с потребностью в общении. Многообразные ситуации общения характеризуются различным соотношением позиций «я - другой» и сопровождаются различными эмоциональными переживаниями общающихся. Рассматривается предметное содержание социальных эмоций, направленных на себя и на других.


Ключевые слова: социальные эмоции, лингвистические теории эмоций, потребность в общении, совесть, зависть.


Последние десятилетия в социальной психологии отмечены всевозрастающим интересом к изучению эмоций, что связано с изменениями в социальной жизни людей. Эмоции явно стали важнейшим компонентом сознания современного человека, что объясняется глобальными изменениями в мире позитивного и негативного характера: с одной стороны, расширением контактов и углублением сфер межличностного и международного общения, с другой стороны, возрастающей тенденцией к агрессивности в отношениях между людьми. Жизнь в постоянно изменяющемся мире сопровождается пропорционально возрастающим количеством эмоций. Один из законов, объясняющих возникновение и развитие эмоций, утверждает, что эмоции появляются не столько в ответ на благоприятные или неблагоприятные условия, сколько в ответ на актуальные или ожидаемые изменения условий [1]. Это положение согласуется с информационной теорией эмоций П.М. Симонова: неизвестность, отсутствие соответствующей информации о событии и его последствиях вызывает у человека всплеск эмоций. Получение ожидаемой информации, даже если она отрицательная, снижает интенсивность эмоций. Кроме того, возрастающий интерес к проблематике эмоций объясняется и общим раскрепощением человека, который перестал бояться и открыто проявляет свои эмоции в обществе, что приводит к увеличению эмоциональности в разных формах коммуникации. К тому же в последние десятилетия в психологии эмоций оживился интерес к роли эмоций в процессах реализации мотивов, стремлений, постановки и достижения целей. Возникновение тех или иных эмоций стало связываться как с социальным контекстом, так и с самооценкой и другими элементами Я-концепции.
Вопросами, связанными с изучением эмоций, в той или иной степени занимаются представители различных наук, предлагая свои
подходы и выделяя разные аспекты. Всевозрастающий интерес к изучению эмоций в последние годы демонстрирует социальная психология, прежде всего зарубежная. В качестве основных уровней социально-психологического изучения эмоций выделяют индивидуальный, межличностный, групповой, межгрупповой и культурный. В рамках предложенных уровней анализа выделяются основные направления исследований. В частности, на межличностном уровне изучаются процессы передачи эмоций от человека к человеку, эмоции в контексте межличностных отношений, а также конкретные социальные эмоции [1].
Под социальными эмоциями в самом общем виде понимаются конкретные эмоциональные состояния, возникающие преимущественно из-за присутствия другого человека. Поскольку исследования социальных эмоций в социальной психологии начались сравнительно недавно, эта область содержит целый ряд дискуссионных вопросов и проблем, значительная часть которых связана с проблемой изучения эмоций в общей психологии. Как известно, общепринятого определения эмоций на сегодняшний день не существует, вернее, определений столько же, сколько и теорий. Многообразие и многочисленность концепций эмоций объясняется различиями в понимании сути феномена эмоций и в подходах к их изучению. Следует отметить, что ни одна из этих теорий не является исчерпывающей и универсальной, что объясняется спецификой различных научных традиций и различий в терминологических системах языков, на которых эти концепции сформулированы. Кроме того, несмотря на разнообразие концепций и теорий эмоций, на сегодняшний день отсутствует общепризнанное определение эмоций. Эмоция в общем трактуется как гипотетический конструкт, который не наблюдается непосредственно, а выводится из ряда показателей в их взаимодействии. Отмеченное отсутствие представлений о границах эмоциональной сферы автоматически обусловливает неопределенность в вопросе об основных видах эмоциональных переживаний.
Определяя специфику социальных эмоций как вида эмоциональных переживаний, следует обратиться к самому термину «социальные эмоции» и определить его содержательное соответствие в терминологии отечественной психологии эмоций. Наиболее близким содержательно к термину «социальные эмоции» выступает термин «социальные чувства» (А.Н. Леонтьев), «моральные чувства» (С.Л. Рубинштейн), «этические чувства» (Г.Х. Шингаров, С.Г. Якобсон). Подчеркивается тесная связь этих чувств с социальными отношениями, их роль в этической регуляции поведения.
Разработка социально-психологической проблематики социальных эмоций предполагает необходимость соотнесения ее с проблематикой эмоционального интеллекта как нового конструкта, связывающего познавательную и аффективную сферы. Авторы концепции эмоционального интеллекта исходят из того, что эмоции инфор-
мируют о связях человека с другими людьми, позволяют идентифицировать собственные и чужие чувства и эмоции, различать их и использовать эту информацию в мышлении и действиях. Выделенные сферы эмоционального интеллекта тесно связаны с общей направленностью личности на эмоциональную сферу, с интересом к внутреннему миру людей, к их взаимоотношениям. В то же время следует отметить, что эмоциональный интеллект, способствуя оптимизации взаимоотношений человека с другими людьми, по сути не соприкасается с проблематикой моральной регуляции поведения. В отечественной психологии именно ситуация морального выбора рассматривается как естественная точка соприкосновения социальных эмоций с нравственностью.
Рассматривая проблему социальных эмоций, следует обратиться к научным разработкам других наук, имеющих определенные научные результаты в исследовании социальных эмоций. Так, в частности, в лингвистической теории эмоций содержательно представлены эмотивные аспекты коммуникации [2]. Базовыми категориями лингвистической теории эмоций выступают эмотив- ность языка, эмоциональность речи, эмоциональная категориальная ситуация. В центре современной исследовательской тематики эмотиологов находятся такие основные проблемы, как коммуникация эмоций, эмотивное смысловое пространство языка, национально-культурная специфика выражения эмоций, корреляция лексиконов эмоций различных языков мира. Показано, что именно лингвистическое выражение эмоции делает ее эксплицитной, внешне доступной для понимания. Окончательный вывод о выражаемой эмоции можно сделать только в конкретной ситуации, поэтому можно утверждать, что все эмоции дискурсивны, и говорить о дискурсивном эмоциональном мышлении. Только единство семиотики, коммуникации и этики эмоций и их реализация в конкретной категориальной ситуации позволяет коммуникантам однозначно интерпретировать переживаемую и выражаемую эмоцию. Эмоции в общении рассматриваются как смыслонесущие факторы, и это подтверждается многочисленными исследованиями концептологов. Концепт как вербализованное понятие, отрефлектированное в категориях культуры, обязательно имеет эмоциональную составляющую. С этой точки зрения концепт является эмоциональной характеристикой образа мира. В современной лингвистике глубоко и содержательно изучены такие значимые для проблематики социальных эмоций нравственные концепты, как стыд, совесть, тоска, искренность, а также эмоциональные концепты радость и счастье. Однако, как считает Б.М. Величковский, описываемые таким образом феномены требуют дальнейшей междисциплинарной проверки, без которой этот подход чреват опасностью сверхгенерализации частных примеров и проекции собственных теоретических представлений на многозначный лексический материал [3].
В современной психологии в группу социальных эмоций, направленных, в основном, на себя, но имеющих отношение к взаимоотношениям с другими людьми и с соответствием поведения нормам морали, включают эмоциональные явления, неотъемлемо связанные с представлением о себе и о своих действиях, а также с Я-концепци- ей в социальных взаимоотношениях [4]. Это вовсе не означает, что все остальные эмоциональные явления асоциальны, а означает лишь то, что в этой группе эмоциональных явлений взаимоотношения с другими людьми и сравнительная оценка себя и своих действий в социальном контексте с точки зрения других людей являются основными. Осмысление себя и своего поведения происходит в диалогическом эмоциональном контакте с другим человеком. При этом социальные эмоции рассматриваются как основа вынесения морального суждения. Именно социальные эмоции дают необходимые сигналы и импульсы для осмысления противоречий и конфликтов в межличностном взаимодействии.
Дальнейшая разработка проблематики социальных эмоций, углубленное раскрытие психологического содержания их, изучение конкретных социальных эмоций требуют четкого определения исходных теоретических оснований психологических исследований. В качестве такой теоретической базы для дальнейших строго-психологических исследований социальных эмоций может рассматриваться значимое в отечественной психологии положение, которое в сжатом виде передается формулировкой С.Л. Рубинштейна: эмоции являются конкретной психической формой существования потребностей [5].
В свете этого положения о связи эмоциональных явлений с потребностями субъекта становится очевидной не только правомерность, но и необходимость рассмотрения психологического содержания социальных эмоций в связи с потребностью в общении. С точки зрения своей предметной направленности, потребность общения проявляется в том, что один человек становится предметом потребности другого человека. Потребность в общении реализуется прежде всего как межличностное взаимодействие; при этом ведущей выступает его характеристика как явления внутреннего, субъективного мира личности. Именно в межличностном взаимодействии возникают сугубо-личностные, эмоционально-непосредственные отношения между людьми, которые могут оказаться весьма устойчивыми и приобрести самостоятельную ценность и мотивацию. Социальные эмоции обнаруживают свою функциональную общность с потребностью в общении, поскольку в определенном смысле выступают как то значение, какое один человек представляет для другого. М.М. Бахтин подчеркивал, что переживание не только может быть выражено при помощи знака, но, помимо этого своего выражения вовне [для других], переживание и для самого переживающего существует только в знаковом материале [6].
В аспекте рассматриваемой проблемы социальных эмоций теоретически важным представляется положение о двойственной природе самой потребности в общении, которая представляет взаимодействие двух противоположных тенденций [7]. Одна из них - стремление к слиянию с другими людьми, другая - стремление к обособлению себя от других, к противопоставлению «я - другие». Эти тенденции обусловлены противоречивостью и сложностью общения, диалектика развития которого предполагает раздвоение и выделение в качестве особой, противоположной, но и обусловленной общением формы - обособления. Многообразные ситуации общения характеризуются различным соотношением позиций «я - другой» в зависимости от личностных задач общения (центрация на себе или на другом) и сопровождаются различными эмоциональными переживаниями общающихся. Процессы непрекращающегося взаимодействия «я - другой» приводят к формированию «мы-переживания» общающихся, имеющего различную психологическую окраску в зависимости от их смысловых установок. Характер «мы-переживания» указывает на социальную обусловленность социальных ориентаций общающихся. В реальных жизненных ситуациях «другой» всегда оказывается вполне определенным и конкретным человеком той или иной социальной группы. Психологическое содержание отдельных социальных эмоций приобретает реальность в конкретном «мы-переживании» и определяется отображением в плане внутреннего переживания социальнопсихологически различных позиций других людей.
Данному теоретическому положению содержательно соответствует наиболее популярное разделение социальных эмоций по направленности на себя (стыд, чувство вины, гордость, совесть, смущение) и на других (эмпатия, чувство благодарности, зависть, ревность). Несмотря на популярность такого разделения, оно вовсе не настолько очевидно, как кажется, поскольку содержательно в каждом обозначенном выше эмоциональном переживании явно или неявно наряду с «я» присутствует «другой» и наряду с «другим» присутствует «я». Причем, очевидно, что характер соотношения «я - другой» в содержании каждой конкретной социальной эмоции будет различным.
Рассмотрим это положение на примере предметного содержания таких эмоций, как совесть (направленная на себя) и зависть (направленная на других). Именно предметность является центральной характеристикой отношения эмоций к процессам познания. Предметность эмоций позволяет рассматривать эмоциональную сферу как отдельный пласт психического, как бы надстраивающийся над познавательным образом и занимающий положение между ним и внутренними психическими образованиями (потребностями, опытом и т.п.) [8]. Предметный компонент эмоции характеризует, какие именно признаки предметов, явлений, ситуаций вызывают отчетливую эмоцию, а какие не вызывают. Задача нашего эмпирического
исследования состояла в том, чтобы определить предметное содержание совести и зависти. Материалом исследования выступили свободные высказывания о совести и зависти и об основных причинах, вызывающих эти эмоциональные переживания. Для определения предметного компонента зависти использовался также метод множественной идентификации. В роли респондентов участвовали 132 студента (факультет истории и социологии, факультет психологии ГрГУ им. Я. Купалы).
В силу большей аффективности того вида совести, которая выступает как неприятное чувство недовольства собой, связанное с обнаружением человеком рассогласования между собственным поведением и принятыми моральными нормами, мы предположили, что предметный компонент при угрызениях совести будет выражен более отчетливо и содержательно. Контент-анализ собранных высказываний респондентов о переживаемых ими угрызениях совести показал, что предметность совести проявляется в восприятии человеком многочисленных образов самого себя в различных ситуациях деятельности и общения. Причем уровни отражения собственных моральных проблем различны: от чисто внешних, видимых характеристик собственных действий и поступков до обобщенного образа своего я, который проявляется в ситуации нравственного конфликта. В отдельную немногочисленную группу вошли высказывания, отличающиеся небольшой степенью интеграции; угрызения совести связываются с конкретной ситуацией, представления о которой богаты непосредственным, чувственным содержанием (не уступила место в автобусе; прошу у родителей денег). Следующую количественно наполненную группу составляют высказывания, указывавшие на совершенные неправильные поступки как на причину угрызений совести. Причем небольшое количество их связано с собственным поведением и нарушением обязательств по отношению к себе (не выполнила данных себе обещаний; поспешные решения; не сумела распределить время), в то время как подавляющее большинство высказываний связаны с поступками в сфере межличностных отношений (обидел, огорчила, причинила боль, обвинила, была несправедлива, невежлива, оскорбил, утаила, обманул, не сдержала обещаний, осудила). Наиболее типичное высказывание этой группы: когда причинила боль или обидела близких мне людей. Содержательно выделяется группа высказываний, в которых угрызения совести связываются с несовершенными действиями: не сделала то, что могла; не выручила человека в беде, хотя могла это сделать; не помогаю старым людям. Заметим, что группа высказываний, указывающих на несоблюдение принятых моральных норм поведения по отношению к другим людям как на причину угрызений совести, является наиболее представленной, что свидетельствует о первостепенной значимости для испытуемых нравственных межличностных отношений. С.Л. Рубинштейн отмечал, что, когда моральное содержание отношений с другими людьми приобретает ведущее значение, деятельность выступает в новом качестве - как нравственное поведение, а единицей деятельности является поступок. В определенной степени полученные данные согласуются с результатами авторов межличностной теории вины, которые в результате контент-анализа собранных историй о возникновении чувства вины установили, что на первое место среди причин выходит категория «игнорирование партнера по взаимоотношениям», на второе - «неудача в следовании межличностным обязательствам», и на последующих местах находятся случаи, напрямую связанные с взаимоотношениями с близкими людьми [4].
В отдельную группу высказываний о причинах угрызений совести вошли причины, характеризующие отношения не в рамках «Я и другой человек», а в рамках «Я и Я». Здесь мы встречаемся с более сложными формами самоанализа собственного внутреннего мира, в частности, анализом собственных мыслей («плохое мнение о человеке»; «нехорошие мысли о хорошем человеке»), а также мотивов собственного поведения («общаюсь с человеком в корыстных целях»; «поступила, обойдя принципы») и внутренних противоречий собственного поведения («когда знаю, что так делать нельзя, и делаю»; «когда могу что-то сделать, взять на себя ответственность, но умалчиваю об этом»; «когда не оправдываю ожиданий близких»). Выделенные причины оцениваются с точки зрения собственных требований к себе, но по отношению к другим. В результате соотнесения форм поведения с определенной мотивацией, их анализа и оценки происходит осознание себя как субъекта нравственного поступка. Таким образом, очевидно, что психологическое содержание совести как эмоции, направленной на себя, определяется взаимоотношениями с другими и сигнализирует о проблемах этих взаимоотношений.
Зависть как социальная эмоция является психологически сложным, многомерным и противоречивым эмоциональным переживанием. К. Муздыбаев, обобщая различные определения этой социальной эмоции, выделяет следующие содержательные компоненты ее: восприятие человеком чьего-то превосходства; чувство досады, огорчения, унижения; неприязненное отношение (ненависть) к тому, кто его превосходит; желание или причинение ему вреда; лишение его предмета зависти [9]. Зависть проявляется на разных уровнях: когнитивном (осознание более низкого своего статуса); аффективном (чувство досады, раздражения, злобы, агрессии); поведенческом (разрушение, устранение предмета зависти или силовое овладение им). На фоне обозначенной нами проблемы соотношения «я - другой» более важным представляется предметный компонент зависти.
Предметное содержание зависти как социальной эмоции, направленной на другого, определяется социальным сравнением с другим и проявляется как восприятие его превосходства над собой. Причем сам процесс социального сравнения далеко не всегда порождает зависть. Зависть появляется, если восприятие превосходства другого в значимой области сопровождается снижением самоуважения и появлением чувства досады, раздражения или злобы. Потребности, из-за фрустрации которых возникает чувство зависти, могут быть самыми различными: практически любая потребность, начиная от самых элементарных витальных и кончая высшими, может быть основой для возникновения этого чувства. Зависть всегда сигнализирует о потребностной значимости предмета зависти и утверждает ценность его для завидующего. Возможности сравнения ограничены определенными социальными рамками: чем короче социальная дистанция, тем выше вероятность возникновения зависти. Как утверждал Спиноза, всякий завидует только добродетели себе равного или одинакового с ним по природе [10].
Несмотря на широко распространенное мнение, согласно которому зависть определяет только негативное отношение к другим людям, которым завидуют, в ее основе все-таки лежит восхищение достоинствами и достижениями другого человека. Различные авторы выделяют формы восхищенной, незлобной, справедливой, нормальной, белой зависти, которые рассматриваются как механизм выделения в сознании того, что нравится, сообщая одновременно другим и себе, что ценно для конкретного человека. Такая зависть акцентирует желание иметь преимущества другого и способствует формированию целей будущих действий, направленных на достижение преимуществ другого человека, выступая как стимул к дальнейшему росту, к совершенствованию. В любом случае зависть как эмоция, направленная на других, свидетельствует прежде всего о собственных проблемах, способствует их осознанию и возможному разрешению.
Анализ целостных смысловых высказываний студентов о зависти подтвердил, что природа зависти исключительно социальна. На степень выраженности этого чувства влияют такие характеристики, как общая ориентация на других, зависимость от мнения и оценки окружающих, стремление подражать и сравнивать себя с другими людьми. Особенно четко прослеживается этот вывод при сравнении результатов двух групп студентов: современных студентов и окончивших вуз 6 лет назад. Прежде всего обращает внимание тот факт, что количество завидующих в группе современных студентов значительно ниже: 48 % против 89 %. Существенно изменилось и предметное содержание зависти: если для студентов прошлых лет предметом зависти являлись прежде всего благополучие, деловой успех и материальное благосостояние, то для современных студентов в качестве наиболее желаемых и привлекательных характеристик других выступают «умение добиваться своего, настойчивость в достижении цели, активность, уважение в социуме, умение работать». Наиболее типичное высказывание: «если успех, значит, сам чего-то добился, и это может каждый». Эти высказывания, а также значительное уменьшение количества завидующих свидетельствуют об определенных социальных переменах, об изменении конкретных форм чувства зависти в содержании общественной жизни. В литературе указывается, что если зависть широко распространена в популяции, то любое социальное согласие, проявление прав и свобод, справедливости совершенно невозможно [11]. Обсуждение социальной природы зависти, как и других социальных эмоций, требует дальнейшей доказательной разработки.
Полученные результаты показывают, что каждая конкретная социальная эмоция имеет свое «психологическое лицо» в контексте «мы-переживания»: своим особым психологическим содержанием и особыми психологическими механизмами сигнализирует о различных аспектах и проблемах межличностного взаимодействия. Следует отметить, что включение в анализ социальных эмоций значимого для отечественной психологии положения об обусловленности их потребностью в общении представляется достаточно эвристичным в процессе дальнейшей разработки конкретных эмоциональных состояний, возникающих в межличностном взаимодействии.


Список литературы

1. Прихидько, А.И. Проблема эмоций в зарубежной социальной психологии / А.И. Прихидько // Вопросы психологии. - 2009. - № 1. - С. 14 -15.
2. Шаховской, В.И. Эмоции: Долингвистика, лингвистика, лингвокультурология / В.И. Шаховской. - М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. - 128 с.
3. Величковский, Б.М. Когнитивная наука: Основы психологии познания: в 2 т. / Б.М. Величковский. - М.: Смысл, 2006. - Т. 2. - 432 с.
4. Бреслав, Г.М. Психология эмоций / Г.М. Бреслав. - М.: Смысл: Издательский центр «Академия». - 2006. - 544 с.
5. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. - М.: Педагогика, 1989. - Т. 2. - 322 с.
6. Бахтин, М.М. Автор и герой в эстетической деятельности / М.М. Бахтин // Эстетика словесного творчества. - М.: Искусство, 1979. - С. 237 - 260.
7. Родионова, Е.А. Общение как условие формирования личности / Е.А. Родионова // Психология формирования и развития личности. - М.: Наука, 1981. - С. 177 - 197.
8. Вилюнас, В.К. Психология эмоциональных явлений / В.К. Вилю- нас. - М.: Изд-во МГУ, 1976. - 142 с.
9. Муздыбаев, К. Психология зависти / К. Муздыбаев // Психологический журнал. - 1997. - Т. 28, № 6. - С. 3 - 12.
10. Спиноза, Б. О происхождении и природе аффектов // Психология эмоций. Тексты / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.К. Вилюнаса. - М.: Изд-во МГУ, 1984. - С. 29 - 46.
11. Ерофеева, К.В. Зависть: философский аспект проблемы / К.В. Ерофеева // Личность. Культура. Общество. - 2008. - Т.10. Вып. 1 (40). - С. 328 - 335.
Вербова Кристина Владимировна - кандидат педагогических наук, доцент, доиент кафедры общей и социальной психологии ГрГУ им. Я. Купалы.

Источник: Наскевич Алла Юрьевна - магистр психологии, аспирант кафедры возрастной и педагогической психологии ГрГУ им. Я. Купалы.
Актуальные проблемы психологии общения : сб. науч. ст. / ГрГУ им. Я. Купалы ; редкол.: Л.М. Даукша (гл. ред.) [и др.]. - Гродно : ГрГУ, 2011. - 159 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.