На главную Лекции и практикум по психологии Конференции и доклады по психологии Правовое регулирование участия педагога, психолога в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
Правовое регулирование участия педагога, психолога в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних
Лекции и практикум по психологии - Конференции и доклады по психологии

С.М Трашкова
к.ю.н., доцент кафедры уголовного процесса Красноярский государственный аграрный университет г. Красноярск, Российская Федерация

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ УЧАСТИЯ ПЕДАГОГА, ПСИХОЛОГА В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ КАК ГАРАНТИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОГО СТАТУСА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Основной причиной особой правовой защиты несовершеннолетних является их возраст. Необходимость такого подхода имеет большое значение для уголовного преследования несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, что обуславливается спецификой самого уголовного процесса и отношений, подпадающих под регулирование его правовых норм.

Однако прежде всего следует отметить, что в разных государствах под несовершеннолетними понимаются лица, не достигшие различного возраста - 15, 18, 20 и даже 21 года. В России несовершеннолетним считается лицо до 18 лет. При этом не для всех отраслей права нашего государства правовой статус лиц до 18 лет одинаков. Например, Гражданский кодекс Российской Федерации выделяет дееспособность (т.е. способность лица своими действиями реализовать свои права и выполнять обязанности) детей до 7 лет, до 14 лет и до 18 лет, предоставляя этим группам все больший объем дееспособности по мере перехода ребенка из одной возрастной группы в другую.
По общему правилу в нашем государстве лицо привлекается к уголовной ответственности с 16 лет, но за ряд преступлений, - с 14 лет. Основаниями для данного перечня послужили, во-первых, очевидность общественной опасности деяния и для четырнадцатилетних несовершеннолетних - эти преступления являются умышленными и отнесены к средней тяжести, тяжким и особо тяжким категориям преступлений. Во-вторых - статистические показатели, т.к. чаще всего подростки совершают кражи, грабежи, разбои и т.п.
Таким образом, именно на лиц от 14 до 18 лет в первую очередь и распространяются положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющие особенности правового статуса несовершеннолетних участников уголовного процесса. Тем не менее, в ст.5 УПК, где раскрываются основные понятия, используемые в законе, отсутствует ряд важных терминов, связанных с понятием «несовершеннолетние», например, такие как «несовершеннолетний», «малолетний», «несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый и подсудимый». А ведь согласно принципу верховенства международных договоров, ратифицированных Россией, над внутренним законодательством нашего государства, такого рода терминология должна была быть зафиксирована в нормах УПК РФ. В частности, это относится к таким международным документам как Международный пакт о гражданских и политических правах 1996г., Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (получившие распространение под названием «Пекинские правила» по городу, где они были приняты) 1985г., Руководящие принципы ООН по предупреждению преступности среди несовершеннолетних 1990г., Конвенция о правах ребенка 1990г. и др., ратифицировав которые, Россия взяла обязательство привести свое национальное законодательство в соответствии с положениями, закрепленными в них.
Для целей отправления правосудия по делам несовершеннолетних Россия обязана была использовать понятие несовершеннолетнего, данное в ст.1 Конвенции о правах ребенка («ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста»), в ст.11-а Правил ООН, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы («несовершеннолетним является любое лицо в возрасте до 18 лет»), в ст. 2.2 «Пекинских правил» («несовершеннолетним правонарушителем является ребенок или молодой человек, который подозревается в совершении правонарушения или, как установлено, совершил его»). Таким образом, в УПК РФ необходимо было раскрыть и использовать во всех стадиях процесса термин «несовершеннолетние», охватывающий детей, подростков и молодых людей в возрасте до 18 лет. [12, с. 37-39].
Так, если обратиться к содержанию данных актов, то можно отметить, что государства- участники, достигнув консенсуса об основных аспектах международно-правового регулирования участия несовершеннолетних в статусе подозреваемых, обвиняемых, закрепили ряд средств, условий и мер, направленных на обеспечение реализации правового статуса несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых при осуществлении производства по уголовным делам на национальном уровне. Кроме того, содержание их также свидетельствует и о том, что они сформулированы таким образом, чтобы их положения, с одной стороны, применялись в различных правовых системах, с другой стороны, устанавливали определенные минимальные стандарты, которые должны быть использованы в обращении с несовершеннолетними лицами, попавшими в сферу уголовного судопроизводства, что, безусловно, свидетельствует о высоком их качестве.
Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними лицами, является особой уголовно-процессуальной формой в силу установленных уголовно-процессуальным законом особенностей, сущность которых состоит в обеспечении дополнительными процессуальными гарантиями несовершеннолетних в ходе реализации ими прав и законных интересов
В качестве одной из особых, дополнительных гарантий реализации правового статуса несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в уголовном процессе законодатель предусмотрел возможность участия педагога, психолога.
Однако относительно данной гарантии существуют неоднозначные мнения, как в теории, так и на практике - это касается и самого факта присутствия этих участников уголовного процесса, и их правового статуса, и их соотношения с таким участником, как специалист, и пр.
Прежде всего рассмотрим вопрос о необходимости самого участия педагога и психолога в уголовном судопроизводстве. По поводу этого мнения неоднозначны, хотя точка зрения, что присутствие педагога или психолога при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого целесообразно, существует давно [3; 9 и др.], и некоторые авторы, например, Н.И. Гуковская [3, с. 110-112], отмечали в своих работах, что помощь педагога при допросе несовершеннолетних представляется весьма сомнительной, т.к. наличие посторонних людей при допросе мешает созданию доверительной атмосферы, да и педагог чувствует себя тоже не лучшим образом, поскольку для него участие в допросе непривычно.
По итогам проведенного исследования, основанном на анкетировании и опросах следователей и несовершеннолетних осужденных [12], автор пришел к выводу о необходимости присутствия педагога и психолога не только при допросе несовершеннолетнего, но и в иных следственных и процесуальных действиях. Так, хотя большинство опрошенных следователей (48%) считали присутствие этих лиц нецелесообразным, 23% - что они мешают следователю, 60% опрошенных
несовершеннолетних осужденных хотели бы, чтобы они участвовали, а 61% считали педагога и психолога гарантиями правового статуса несовершеннолетних. Да и изучение материалов уголовных дел показало, что в случаях возникновения конфликтных ситуаций у следователей с несовершеннолетними - 48% случаев - психолог либо педагог обычно не участвовали на допросах несовершеннолетних; в целом же они не участвовали в 76% изученных уголовных дел. Хотя из опросов следователей следует, что они имеют способность устанавливать психологический контакт с несовершеннолетним всегда (20%) или часто (59%), и что у них конфликты с несовершеннолетним возникают иногда - 76%, не возникает - 12% от опрошенных. В целом причинами приглашения данных участников 44% опрошенных следователей назвали не только случаи их обязательного участия, но и потребность в педагогической и психологической помощи, тем более что стаж работы больше 5 лет был только у 5% опрашиваемых. [12]
Кроме того, положительное воздействие имело бы и консультирование следователей у педагогов и психологов до взятия показаний у несовершеннолетнего, - за это высказалось 27%, против - 73% опрошенных следователей, однако 47% назвало причину нежелания - организационные трудности с быстротой поиска таких лиц. Об организационных трудностях говорят и опрошенные социальные педагоги - 78% назвало их в качестве основной проблемы участия при расследовании уголовных дел. [12]
Это позволяет высказаться за предложение по созданию специализированной социальной службы сопровождения несовершеннолетних в течение всего уголовного судопроизводства, однако обратимся к правовому регулированию статуса педагога и психолога как участников уголовного процесса.
Для начала отметим, что главной составляющей правового статуса личности являются ее права и обязанности, поскольку вне прав и обязанностей нет самой личности, о статусе которой идет речь. Зачастую понятие правового статуса сводится к совокупности прав, законных интересов и обязанностей личности. Так, обычно правовой статус определяется как система признанных и гарантируемых государством в законодательном порядке прав, свобод и обязанностей, а также законных интересов человека как субъекта права. Некоторые авторы указывают в определении и другие элементы правового статуса личности, например, - гражданство, правоспособность (правосубъектность), принципы, законные интересы, юридическую ответственность и др.
Все же вполне достаточно говорить о совокупности прав и обязанностей личности при характеристике ее правового статуса, т.к. все иные, дополнительные его элементы, выделяемые в теории, все равно в конечном итоге формируются на базе правовых норм, а значит, их сущность все равно сводится к набору каких-либо прав и обязанностей, относящихся либо непосредственно к данной личности либо к различным органам власти, должностным лицам, иным гражданам, которые должны их реализовывать для действия правового статуса данной же личности [12, с. 18].
Анализ российского законодательства позволяет сделать вывод, что правовой статус педагога как участника уголовного судопроизводства, появившегося в российском судопроизводстве с 1966г., когда в УПК РСФСР 1960г. в статью 133.1 «Участие специалиста» было внесено дополнение о нем, не был четко определен ни в УПК РСФСР, ни в сегодняшнем УПК РФ, где появился еще и психолог наравне с педагогом.
Лишь несколько общих положений, касающихся данных лиц, имеются на сегодняшний день в действующем УПК РФ - ст.ст. 5, 191,280, 425. При том, что в нормы и ст.5, и ст.191, 280 лишь в 2013 году были внесены изменения, которые хотя бы несколько, но конкретизировали правовой статус педагога и психолога.
Так, до 2013 года ни в ст.5 УПК РФ, содержащей определения основных понятий, ни в разделе четвертом («Участники уголовного судопроизводства»), включающем перечень участников, закрепляющем их основные права и обязанности, не были определены ни понятия педагога и психолога, ни правовые статусы этих участников. В 2013 году в ст. 5 УПК РФ были внесены изменения и появился п. 62, введенный Федеральным законом от 02.07.2013 № 185-ФЗ, согласно которому «педагог - педагогический работник, выполняющий в образовательной организации или организации, осуществляющей обучение, обязанности по обучению и воспитанию обучающихся». Однако, по-прежнему ничего не говорится про психолога, так же как ничего не изменилось и в разделе четвертом данного нормативного правового акта. Поэтому, в принципе, проблемы, связанные с правовым регулированием статуса педагога и психолога как участников уголовного процесса, как были, так и остались.
В частности, в литературе существуют разные мнения о процессуальном положении педагога и психолога. Некоторые авторы, комментируя нормы уголовно-процессуального закона, вообще не рассматривают вопросы, связанные со статусом данного участника [например, 3, с. 300-303].
Однако, так как правовое положение данных лиц в уголовном процессе неясно, следует закрепить оба этих понятия в уголовно-процессуальном законе, с указанием оснований привлечения в процесс отдельно - педагога и отдельно - психолога, раз законодатель различает этих участников, о чем свидетельствует разделительный союз «или», используемый им в ст. ст. 191, 280, 424 УПК, хотя и не закрепляет особенностей правовых статусов этих участников.
Представляется, что отдельное закрепление процессуального положения данных участников необходимо, учитывая содержательную характеристику этих понятий. Так, под педагогом понимается «лицо, занимающееся преподавательской и воспитательной работой» [10, с. 401], а психолог - это «ученый, специалист по психологии; знаток человеческой психологии» [10, с. 513]. И если ранее психология рассматривалась как часть педагогики, в настоящее же время педагогика и психология - это отдельные науки, хотя и тесно взаимодействующие.
Большинство процессуалистов и криминалистов рассматривают педагога как специалиста, обладающего знаниями и навыками в области детской, подростковой, юношеской психологии или как разновидность специалиста, участвующего в следственных действиях [5, 8, 9 и др.]. Другие же придерживаются мнения, что это самостоятельный участник уголовного процесса, привлекаемый наряду со специалистом, а не как он. М.С. Строгович писал, что «педагог наделен более широкими правами, которые для специалиста не предусмотрены, а именно: правом задавать вопросы несовершеннолетнему, делать замечания о правильности и полноте имеющихся в протоколе допроса записей» [11, с. 477], а Э.Б. Мельникова отмечала, что педагог по отношению к следователю более самостоятелен, чем специалист [9, с. 505]. В этом понимании данного участника уголовного процесса участие педагога можно рассматривать как самостоятельную процессуальную форму применения специальных знаний наряду с экспертизой, участием специалиста, переводчика [7, с. 107].
Среди участвующих в допросах несовершеннолетних социальных педагогов также нет единства в понимании своих функций: 36% от опрошенных сводят их к контролю за действиями следователя, 54% - к помощи установления контакта между следователем и допрашиваемым, 10% - к успокоительному воздействию на несовершеннолетнего [12, табл.3, Прил.10др.].
Считаем, что роль психолога сводится к необходимости использовать его специальные познания в сфере детской и юношеской психологии, которые позволили бы должностному лицу правоохранительного органа выбрать правильный вариант поведения в отношении несовершеннолетнего. В связи с этим его можно было бы отнести к специалисту, предусмотренному в ст.58 УПК, но ч.1 данной статьи дает следующее определение этого участника: «специалист - это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальные действиях ... для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию».
Поэтому, хотя психолог - это, конечно, специалист в своей области, но исходя из существующего определения специалиста как участника уголовного процесса, психолога в настоящее время нельзя рассматривать как такового, т.к. его задача - путем участия в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого помочь своими знаниями психологии подростков следователю в нахождении контакта с этим несовершеннолетним, а не «содействие в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела.». В связи
с этим необходимо либо расширить определение специалиста-участника уголовного процесса, либо внести изменения в УПК, дополнив его статьей «Психолог», в которой бы давалось его определение применительно к уголовному судопроизводству и закреплялся его правовой статус. Последнее представляется более правильным, т.к. содержит требования, предъявляемые к этому участнику, и представляет собой конкретную гарантию несовершеннолетнему лицу. Иначе на практике у следователей складывается разное мнение по этому вопросу: рассматривают педагога и психолога как специалиста 66% опрошенных, как особых участников - 25%, затруднились ответить 9% [12, табл.11, Прил.7].
Что касается педагога, то здесь на первое место должны выходить такие его качества, как умение общаться с детьми, знание данного несовершеннолетнего и возможность оказания ему помощи именно в связи с имеющимся у него авторитетом для такого подозреваемого. Ведь если педагог является специалистом, например, в сфере математики, то его специальные познания в этой области нельзя применить к рассмотрению, дела об убийстве или изнасиловании, совершенном несовершеннолетним. Но значимость его личности для несовершеннолетнего подозреваемого может быть велика, и именно этот факт сможет помочь установить с ним контакт. Кроме того, следует иметь в виду, что у подростков могут быть авторитеты и среди руководителей внешкольных кружков, секций, которых также можно приглашать для участия в следственном действии. Поэтому уголовнопроцессуальный статус педагога должен быть отличен от психолога, исходя из смыслового содержания этих понятий, а, следовательно, необходимо дополнить УПК РФ статьей «Педагог», в которой бы раскрывались и его права и обязанности.
Анализ сегодняшнего УПК также позволяет сделать вывод, что законодатель, говоря о психологе и педагоге, подразумевает все же не специалиста. Во-первых, исходя из определения специалиста, которое было дано выше, согласно которому в теории выделяется ряд признаков специалиста, таких как: независимость; незаинтересованность; компетентность; наличие специальных знаний и навыков; деятельности во всех стадиях уголовного процесса, начиная с момента поступления заявления или сообщения о преступлении и др. [4, с. 17-18], но не все эти признаки могут быть у педагога или психолога, о чем будет сказано далее.
Также у психолога, педагога и специалиста разные права. В частности, права специалиста согласно ч.3 ст.58 УПК лишь несколько схожи с правами педагога и психолога, указанными в ч.ч.3-5 ст.425 УПК, т.к. права специалиста шире, чем у педагога и психолога, например, специалист вправе задавать вопросы всем участникам следственного действия, а педагог и психолог только несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому; у специалиста есть право знакомиться с протоколами следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол, а педагог и психолог могу делать это только в отношении одного следственного действия - допросе.
Кроме того, согласно ч.ч.З и 4 ст.80 УПК РФ, наряду с заключением эксперта, заключение и показания специалиста, в отличие от педагога и психолога, являются самостоятельными доказательствами по делу [2, с. 34].
Об их разнице позволяют говорить и положения ст.ст. 61, 66, 67 УПК, определяющие возможность и порядок отзыва специалиста. Например, ч.2 ст.61 УПК запрещает участвовать в производстве по уголовному делу специалисту, если имеются обстоятельства, «дающие основания полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного дела». Что же касается психолога и педагога, то законодатель не запрещает, а практика идет по пути разрешения, если это на пользу производства по делу, участия в уголовном процессе лица, знакомого (выделено нами - С.Т.) несовершеннолетнему, - 56% опрошенных следователей стараются приглашать знакомых несовершеннолетнему педагогов и психологов, 32 - незнакомых, 12% считают, что это не имеет значения [12, табл.13, Прил.7]. Сами педагоги участвуют в допросах в основном знакомых несовершеннолетних - 25%, 3% - только незнакомых, 4% - только знакомых, 18% - как знакомых, так и незнакомых [12, табл.4, Прил. 10] при этом 42% из них относятся положительно к участию в допросах незнакомых им несовершеннолетних, объясняя это имеющимися знаниями и опытом [12, табл.5, Прил.10], - тем более, что 31% опрашиваемых имел стаж работы с несовершеннолетними 5-10 лет, 8% - свыше 10 лет [12, табл.1, Прил.10]. А личное знакомство педагога или психолога с несовершеннолетним может оказывать влияние на его беспристрастность.
Кроме того, учитывая предназначение психолога и педагога, считаем необходимым изменить и статью 425 УПК РФ, и предусмотреть возможность участия этих лиц не только в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, но и при иных действиях, связанных со взятием показаний несовершеннолетнего, в том числе и на стадии возбуждения уголовного дела. Тем более, что в настоящее время имеется ст. 191 УПК РФ в ред. Федерального закона от 28.12.2013 № 432-ФЗ, часть первая которой гласит, что при проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. При производстве указанных следственных действий с участием несовершеннолетнего, достигшего возраста шестнадцати лет, педагог или психолог приглашается по усмотрению следователя.
При этом появились уточнения, что указанные следственные действия с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля в возрасте до семи лет не могут продолжаться без перерыва более 30 минут, а в общей сложности - более одного часа, в возрасте от семи до четырнадцати лет - более одного часа, а в общей сложности - более двух часов, в возрасте старше четырнадцати лет - более двух часов, а в общей сложности - более четырех часов в день. При производстве указанных следственных действий вправе присутствовать законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.
Учитывая разницу в определении этих участников (педагога и психолога), представляется, что и ситуации их появления в уголовном процессе также должны быть разными. Например, И.А. Макаренко считает, что в первую очередь участвовать должен педагог, и только в тех случаях, когда преступление, в котором подозревается, обвиняется несовершеннолетний, было совершено с особым цинизмом, дерзостью, по тактическим соображениям возможно приглашение специалиста в области подростковой и юношеской психологии [7, с. 108 - 109]. Есть мнение, что этот вопрос должно решать само лицо, ведущее расследование, руководствуясь особенностями личности конкретного несовершеннолетнего [1, с. 405].
Здесь следует учитывать сущность психолога, как лица, обладающего познаниями особенностей детской возрастной психологией и именно поэтому выступающего своеобразным «мостом» между несовершеннолетним подозреваемым и лицом, осуществляющим уголовное преследование, тогда как педагог, как свидетельствует практика (в частности, так показало большинство опрошенных нами следователей), приглашается в основном именно из числа знакомых людей. Поэтому зачастую проще быстро найти психолога, с тем, чтобы своевременно оказать психологическую помощь несовершеннолетнему, чем искать «хорошего» педагога, т.е. такого, которому бы доверял подросток и который бы знал его. В целом, исходя из данных анкетирования следователей, имеют четкие критерии выбора между приглашением педагога и психолога 36% опрошенных, не имеют - 64% [12, табл.12, Прил.7].
Нельзя также не отметить, что возможность участия психолога и педагога зависит от процессуального положения несовершеннолетнего как участника уголовного процесса. Например, ч.3 ст.425 УПК РФ предусматривает, что в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно, а в ч.1 ст. 280 закрепляется, что при участии в допросе потерпевших и свидетелей в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению суда и в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет участвует педагог. Допрос несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, имеющих физические или психические недостатки, проводится во всех случаях в присутствии педагога.
Законодатель же должен исходить из психологических особенностей подростков одного возраста, а не из их процессуального положения. Поэтому считаем необходимым уравнять подход законодателя по правовому регулированию данной гарантии правового статуса несовершеннолетних участников и внести изменения в статьи 191, 280 и 425 УПК РФ путем введения в них положений о том, что следователь, дознаватель, суд обеспечивают участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего потерпевшего по ходатайству самого несовершеннолетнего или его защитника либо по собственной инициативе.
Помимо того, что это, во-первых, уравняет в правах несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых и потерпевших или свидетелей по возможности использовать помощь педагога или психолога для преодоления проблемных ситуаций, обусловленных их возрастными особенностями, во-вторых, в случае изменения статуса несовершеннолетнего из свидетеля на подозреваемого (что вполне возможно), это позволит ему в полной мере воспользоваться такой гарантией, как педагог и психолог.
Также необходимо изменить ст.425 УПК РФ и разрешить участвовать педагогу и психологу в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого старше 16 лет, не связывая это только с психическим расстройством или отставанием в психическом развитии, а просто при необходимости этого участия, т.к. это позволило бы реализовать данную гарантию несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых в полной мере. Так, в большинстве случаев при изучении уголовных дел было отмечено, что педагог, психолог не приглашались (76%), в случаях их приглашения в 16% дел их участие было обязательным, в 2% они участвовали по ходатайству защитника, в 2% - по инициативе следователя (табл.14, Прил.8). Вообще же обращаемость следователей за помощью к данным специалистам в течение расследования невысокая - 71% обращаются иногда, 11% не обращались ни разу [12, табл.21, Прил.7].
Обратим внимание и на сегодняшние формулировки упоминаемых выше статей - 191 (Особенности проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего), 280 (Особенности допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля) и 425 (Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого) УПК РФ.
Так, согласно ч.1 ст. 191 УПК, как было отмечено выше, при проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. При производстве указанных следственных действий с участием несовершеннолетнего, достигшего возраста шестнадцати лет, педагог или психолог приглашается по усмотрению следователя.
Часть 2 в настоящее время прямо закрепила, что потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний - что согласуется с нормами УК РФ, уголовная ответственность по ст. 306 которого (Заведомо ложный донос) наступает с 16 лет. При разъяснении указанным потерпевшим и свидетелям их процессуальных прав, предусмотренных соответственно статьями 42 и 56 УПК РФ, им указывается на необходимость говорить правду.
Отметим заодно и такие гарантии реализации правового статуса несовершеннолетних, как введенные в ст. 191 УПК части третью, четвертую и пятую, согласно которым следователь вправе не допустить к участию в допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля его законного представителя и (или) представителя, если это противоречит интересам несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля. В этом случае следователь обеспечивает участие в допросе другого законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля. При проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, по уголовным делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетнего участие психолога обязательно. Применение видеозаписи или киносъемки обязательно в ходе следственных действий, предусмотренных настоящей главой, с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель либо его законный представитель против этого возражает. Материалы видеозаписи или киносъемки хранятся при уголовном деле.
Статья 280 УПК РФ не претерпела изменений. Как уже упоминалось, согласно ее части первой при участии в допросе потерпевших и свидетелей в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению суда и в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет участвует педагог. Допрос несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, имеющих физические или психические недостатки, проводится во всех случаях в присутствии педагога.
Часть вторая закрепляет, что начала допроса несовершеннолетнего
председательствующий разъясняет педагогу его права, о чем в протоколе судебного заседания делается соответствующая запись, а часть третья - что педагог вправе с разрешения председательствующего задавать вопросы несовершеннолетнему потерпевшему, свидетелю.
Также статья содержит положения о том, что при необходимости для участия в допросе несовершеннолетних потерпевших и свидетелей вызываются также их законные представители, которые могут с разрешения председательствующего задавать вопросы допрашиваемому. Допрос потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста четырнадцати лет, проводится с обязательным участием его законного представителя. Перед допросом потерпевших и свидетелей, не достигших возраста шестнадцати лет, председательствующий разъясняет им значение для уголовного дела полных и правдивых показаний. Об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний эти лица не предупреждаются и подписка у них не берется. В целях охраны прав несовершеннолетних по ходатайству сторон, а также по инициативе суда допрос потерпевших и свидетелей, не достигших возраста восемнадцати лет, может быть проведен в отсутствие подсудимого, о чем суд выносит определение или постановление. После возвращения подсудимого в зал судебного заседания ему должны быть сообщены показания этих лиц и представлена возможность задавать им вопросы. По окончании допроса потерпевший или свидетель, не достигший возраста восемнадцати лет, педагог, присутствовавший при его допросе, а также законные представители потерпевшего или свидетеля могут покинуть зал судебного заседания с разрешения председательствующего.
Статья 425 УПК РФ (Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого) также не претерпела изменений в последние годы. Согласно ее нормам, допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности более 4 часов в день.
В допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого участвует защитник, который вправе задавать ему вопросы, а по окончании допроса знакомиться с протоколом и делать замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей.
В допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно.
Следователь, дознаватель обеспечивают участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого по ходатайству защитника либо по собственной инициативе.
Педагог или психолог вправе с разрешения следователя, дознавателя задавать вопросы несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому, а по окончании допроса знакомиться с протоколом допроса и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей. Эти права следователь, дознаватель разъясняют педагогу или психологу перед допросом несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, о чем делается отметка в протоколе.
Порядок этот распространяется и на проведение допроса несовершеннолетнего подсудимого.
Однако, хотя, если по сравнению с предыдущей редакцией некоторых из этих норм законодатель учел некоторые противоречия в регулировании правового статуса несовершеннолетних потерпевших, свидетелей с одной стороны и несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых с другой, тем не менее, ряд противоречий все же остается, чего не должно быть.
Кроме того, по-прежнему остается непонятным правовой статус педагога, психолога - нет четко закрепленных прав и обязанностей этих участников уголовного процесса. А это, в свою очередь, затрудняет возможность их надлежащей помощи несовершеннолетним в уголовном судопроизводстве, дополнительной гарантией для которых они и должны являться. Поэтому считаем необходимым ввести соответствующие правовые нормы в УПК РФ, а именно:
- ввести в УПК РФ ст. 60.1 «Психолог», в которой закрепить: «1. Психолог - это лицо, обладающее специальными познаниями в области детской, подростковой и юношеской психологии и стаж работы в этой области не менее двух лет, привлекаемое в производство процессуальных действий с участием несовершеннолетнего с целью их психологического сопровождения.
2. Вызов психолога и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяется статьями 168 и 270 УПК РФ.
3. Психолог вправе:
1) отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями;
2) задавать вопросы участникам процессуального действия с разрешения дознавателя, следователя, суда;
3) знакомиться с протоколами процессуального действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол;
4) приносить жалобы на действия (бездействие) и решение дознавателя, следователя, суда, ограничивающие его права или права несовершеннолетнего лица, в процессуальном действии в отношении которого он участвовал.
4. Психолог привлекается в обязательном порядке следователем, дознавателем, судом при производстве допроса несовершеннолетнего. При необходимости его участия в иных процессуальных и следственных действий с участием несовершеннолетнего, связанных с дачей им показаний (опознание, очная ставка и т.д.) он привлекается следователем, дознавателем, судом по их инициативе либо по ходатайству несовершеннолетнего, его законного представителя или защитника.
5. Психолог не вправе разглашать данные, ставшие известными ему в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве психолога, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение этих данных он несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».
- ввести в УПК РФ ст.60.2 «Педагог», в которой закрепить:
«1. Педагог - это лицо, занимающееся педагогической деятельностью и связанной с ней, привлекаемое в производство процессуальных действий с участием несовершеннолетнего с целью содействия в их проведении.
2. Вызов педагога и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяется статьями 168 и 270 УПК РФ.
3. Педагог вправе:
1) отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если его знания и навыки не могут содействовать проведению процессуального действия;
2) задавать вопросы участникам процессуального действия с разрешения дознавателя, следователя, суда;
3) знакомиться с протоколами процессуального действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол;
4) приносить жалобы на действия (бездействие) и решение дознавателя, следователя, суда, ограничивающие его права или права несовершеннолетнего лица, в процессуальном действии в отношении которого он участвовал.
4. Педагог привлекается к производству процессуальных и следственных действий с участием несовершеннолетнего, связанных с дачей им показаний (допрос, опознание, очная ставка и т.д.) наряду с психологом, при необходимости в этом, по инициативе следователя, дознавателя, суда либо по ходатайству несовершеннолетнего, его законного представителя или защитника.
5. Педагог не вправе разглашать данные, ставшие известными ему в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве педагога, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение этих данных он несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».


Список использованной литературы:
1. Безлепкин, Б.Т. Уголовный процесс в вопросах и ответах: Учеб. пособие / Б.Т. Безлепкин. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Велби, Изд-во Проспект. - 2005.
2. Воробьев, П. Процессуальный статус специалиста: нужны разъяснения Пленума Верховного суда / П. Воробьев // Законность. - 2005. - №11.
3. Гуковская, Н.И. Участие третьих лиц в допросе обвиняемого (в порядке обсуждения). Вопросы борьбы с преступностью / Н.И. Гуковская. - М.: Юрид.лит, 1974.
4. Зайцева, С.А. Специалист и его заключение в уголовном процессе / С.А. Зайцева // Следователь. - 2004. - №2. - С. 17-18.
5. Евстигнеева, О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии: Дис.... канд. юрид. наук / О.В. Евстигнеева. - Саратов, 1998.
6. Комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.М. Савицкого. - М.: Проспект, 2000.
7. Макаренко, И.А. Система тактических приемов допросов несовершеннолетнего обвиняемого с учетом следственных ситуаций и психологических свойств допрашиваемого. Дис.... канд. юрид. наук / И.А. Макаренко. - Уфа, 1998.
8. Махов, В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений: афтореф. дис.. докт. юрид. наук / В.Н. Махов. - М., 1993.
9. Мельникова, Э. Б. Участие специалиста в следственных действиях / Э.Б. Мельникова. - М.: Юрид.лит., 1964.
10. Ожегов, С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов / под ред. Н.Ю Шведовой. - 20-е изд., стереотип. - М.: Рус.яз, 1989.
11. Строгович, М.С. Курс советского уголовного процесса. В 2т. - Т. 2. / М.С. Строгович. - М.: Юрид. лит., 1970.
12. Трашкова, С.М. Правовой статус личности несовершеннолетних подозреваемых на стадии возбуждения уголовного дела и гарантии его реализации (по уголовным делам публичного обвинения) / С.М. Трашкова. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. - АГУ, Барнаул, 2006.
13. Уголовно-процессуальный кодекс РФ 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ (в ред. от 13.07.2015) // СПС Консультант Плюс.

 

Поиск

Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.