На главную Лекции и практикум по психологии Конференции и доклады по психологии Формирование индивидуальных особенностей ребенка в процессе гендерной социализации эмоций: социально-психологический аспект
Формирование индивидуальных особенностей ребенка в процессе гендерной социализации эмоций: социально-психологический аспект
Лекции и практикум по психологии - Конференции и доклады по психологии

Черепанов А.В., Базюк Д.А.
Научный руководитель: Любимова Е.А., канд. социол. наук, доцент

Введение

Процессы социализации и индивидуализации тесно переплетаются, поскольку формирование личностных особенностей ребенка - продукт существующих социокультурных взаимоотношений, и, напротив, становление индивидуальности ребенка - результат оптимального разворота его социально-психологических особенностей.
Важнейшим видом социального взаимодействия, которое формирует человека как полноценного члена общества, выступает социализация. Специфика социализация изменяется вместе с общественной динамикой, что актуализирует проблему гендерных оснований формирования будущего участника социальных отношений - ребенка.
В социализацию включены различные институты, но центральное место занимает семья, так как именно здесь осуществляется первичная социализация, и закладываются основы формирования индивидуальности, особенно в контексте поло-ролевых и детско-родительских отношений. Консервирование и воспроизводство традиционных мужских и женских ролей и моделей поведения основано на устойчивых феноменах социализации и, возможно, важнейшей сферой конструирования гендера является формирование личности ребенка (Кириченко, 2012).
Гендерные особенности социализации эмоций формируются в процессе родительского воздействия, что впоследствии может рассматриваться носителем гендерной идентичности и социальным окружением, как «врожденное свойство». В эмоциональной сфере мужчин и женщин действительно существуют гендерные различия, но которые, однако, не являются полностью обусловленными и детерминированными природой, а, скорее всего, также связаны с гендерными особенностями воспитательного формирования и индивидуальными особенностями участников процесса социализации. Например, результатом гендерной социализации эмоций может стать специфика внешней аффективной экспрессии, ее уровень определяются гендерными ролями, которые традиционно приписываются мужчинам и женщинам (Зорина, 2021), что становится основанием для выделения индивидуальных особенностей.


Актуальность исследования увязывается со стремительными социокультурными изменениями института семьи и детско-родительских отношений, что в современных условиях трансформирует представления о связи гендерных и индивидуальных особенностей ребенка и социализирующего влияния родительских моделей поведения в эмоциональном контексте семейных взаимоотношений.


Проблема исследования связи индивидуальных особенностей и гендерной социализации эмоций заключается в тех трудностях, которые возникают на стыке декларируемых нормативных представлений о гендерной бинарности, детско-родительских семейных отношениях в процессе социализации эмоции и необходимости учета индивидуальных особенностей ребенка в рамках динамики возрастного развития. Это выражается в необходимости изучения условий - гендерная бинарность, микроклимат, окружение и превалирующая социокультурная система - способствующих гендерной специфике социализации эмоций, обеспечивающих формирование индивидуальных особенностей ребенка в контексте возрастного развития и становления собственной индивидуальности.


Целью исследования можно считать попытку обобщенно представить и осветить данные научных исследований, касающиеся связи индивидуальных особенностей ребенка и гендерной социализации эмоций в динамике возрастного развития и последующего становления индивидуальности ребенка. Гипотеза исследования звучит так: в процессе гендерной социализации эмоций ребенок встраивается в актуальную социокультурную и институциональную специфику его окружения, воплощая индивидуальные особенности в рамках допустимых форм гендерной реализации эмоций в процессе возрастного развития. Отсюда следует, что «примитивная» социализация эмоций может вырождаться в социально-психологические трудности в будущем и неадаптивность в настоящем. Напротив, адекватная ситуации и эффективная канализация эмоций может плодотворно влиять на социально-психологическую жизнь ребенка, способствуя успешной адаптации на разных возрастных этапах.


Метод


Изучение индивидуальных особенностей ребенка и гендерной социализации эмоций осуществляется посредством работы с материалами теоретических и эмпирических научно-исследовательских публикаций. В качестве исследовательских единиц были отобраны научных публикации отечественных и зарубежных авторов за последние несколько лет. Смысловыми единицами сбора данных стали понятия «индивидуальные особенности» и «гендерная социализация эмоций».
В приведенных литературных материалах - в качестве эмпирического объекта исследования чаще всего выбирались дети, родители или их коалиции в виде семейных систем. В исследовании использовались общенаучные теоретические методы: анализ и синтез, обобщение и аналогия, абстрагирование и классификация, индуктивно-дедуктивный метод. В качестве метода анализа данных применялся анализ документов - научных публикаций по выбранной теме.


Результаты


Социализация протекает наиболее активно в детском и подростковом возрасте особенно в ближайшем и значимом окружении ребенка. Актуальная гендерная установка социализации эмоций накладывается на индивидуальные особенности ребенка - потребности, темперамент, пол и другие, что в процессе детско-родительских отношений формирует индивидуальность ребенка и закладывает основания ее дальнейшего разворачивания и становления в социальных отношениях.
Очевидно, что влияние родителей и характер их отношений к ребенку направляет его эмоциональную социализацию, но: варьируется ли (и как именно) социализация эмоций в детско-родительских отношениях в контексте пола и гендера их участников? Исследования показывают, что «.. .в целом отцы с большей вероятностью, чем матери, социализируют своих детей в традиционных гендерных ролях.» и «реагируют на эмоции детей в соответствии с гендерными стереотипами». А «.матери выступали в качестве эмоциональных привратников., тем самым подразумевая, что матери являются основными социализаторами эмоций детей» (Aznar, Tenenbaum, 2020). Теперь важно определить то, как указанные индивидуальные особенности согласуются в процессе социализации в рамках детско-родительских отношений?
Усвоение эмоциональных реакций активно воспроизводится в процессе детско-родительского контакта, что позволяет предположить влияние гендерных установок и предписания в качестве основания для выстраивания типа взаимоотношений. Исследования показывают, что реакция на эмоции малышей показала зависимость от пола и темперамента ребенка, поэтому «...родители застенчивых мальчиков, по-видимому, социализируют эмоции в раннем детстве таким образом, что это может препятствовать более позднему социальному и эмоциональному развитию». К тому же «.родители застенчивых малышей начинают ожидать замкнутого и боязливого поведения и демонстрируют меньшую поддержку в ответ, когда их дети вступают в дошкольный возраст» (Grady, 2020). Тогда стоит задаться вопросом: каким образом происходит регуляции сложившихся отношений в контексте индивидуальных особенностей участников?
Родители (в частности - мать) являются активными участниками психологических отношений с ребенком, где последний оценивает себя и мир через переживания и состояние матери в процессе межличностного контакта. Результаты исследований говорят, что «.матери проявляют больше карательных реакций на мальчиков, чтобы контролировать их негативное эмоциональное выражение», и «.мальчики, по-видимому, испытывают больше трудностей в регулировании своих эмоций, что является врожденным различием, которое затем усиливается гендерной социализацией» (Suh, Kang, 2019). Указывается, что «.отсутствие материнской поддержки может привести к неэффективности регуляция эмоций и копинг-стратегий у девочек, что приводит к высокому уровню агрессии» (Suh, Kang, 2019). Но будет ли как-то отличаться характер реагирования таких детей на потенциально неизвестные социальные ситуации?
Значимым тогда является положение, касающееся возрастных изменений в выражении эмоций среди детей посредством включения в социально значимый и гендерно обусловленный контекст, связанный с фрустрацией. В схожих социальных ситуациях - гендерные различия показывают, что «дети будут стараться соответствовать гендерным ролям в незнакомой ситуации», а «гендерные различия в выражении счастья среди девочек больше, чем среди мальчиков, что особенно видно в сложных социальных ситуациях» (Chaplin, Klein, 2017). Видимо, в процессе возрастных изменений «.происходит эмоциональное развитие, когда дети со временем проявляют меньше «мягких» негативных эмоций (печаль) во многих контекстах и проявляют больше целенаправленных негативных эмоций (гнев) и меньше счастья в некоторых фрустрирующих контекстах» (Chaplin, Klein, 2017).
Наиболее вероятно, что в семье могут воспроизводиться усвоенные паттерны социализации эмоций детей, а способ их регуляции - влиять на восприятие, психологическую дистанцию и социальные контакты.
Попробуем оценить фактор влияния семейной социализации эмоций на близость отношений между учителем и ребенком. Исследования показали, что «...интерактивное влияние агрессивного поведения и социализации родительских эмоций на близость учителя и ребенка было более значительным для девочек по сравнению с мальчиками» (Bardack, Obradovic, 2017) . А эмоциональная поддержка и реакции минимизации «...смягчали влияние открытой и реляционной агрессии на близость учителя и ребенка» (Bardack, Obradovic, 2017).
Теперь нужно отследить то: как уже повзрослевшие дети оценивают схожие санкционирующие предписания семейной системы. Чтобы оценить влияние санкционирующих практик в процессе социализации эмоций - обратимся к исследованию гендерных различий в реакции молодых людей (ретроспективно) на подобные родительские практики социализации в детстве. Результаты исследований показывают, что «.женщины чувствуют себя значительно более обиженными и менее любимыми, чем мужчины, в ответ на карательные и минимизирующие эмоции практики социализации, как матерей, так и отцов» (Perry, Leerkes, 2017). Также указывается, что «родители участвуют в более позитивном обсуждении эмоций и выражают более широкий спектр эмоций с девочками, чем с мальчиками.», но, вместе с тем, «мужчины и женщины с одинаковой вероятностью будут стыдиться показывать свои эмоции, когда их наказывают или сводят к минимуму.» (Perry, Leerkes, 2017).


Обсуждение


Предположительно, на каждом возрастном этапе существует множество факторов, которые оказывают влияние на процесс гендерной социализации эмоций: начиная от пола и этнической принадлежности
и заканчивая экономической и культурной сферами территории проживания ребёнка и его окружения. Стратегии социализации эмоций различают в зависимости от пола участников отношений, а результаты данного процесса могут влиять на последующее становление индивидуальности (Cole, Baglieri, 2018) .
Социализация эмоций ребенка гендерно различается и среди родителей и среди детей. Роль матери для ребенка наиболее значимо в первые годы его жизни, а влияние отца осуществляется посредством обеспечения стабильности, порядка и внешней защищенности семьи. Почему же матери оказываются именно «привратниками», а отцы проявляют прямолинейность и стереотипность социализации гендерных ролей? Дело может обстоять так: родители, которые сами были гендерно социализированы, имеют структурированный образ реальности, который должен быть подтвержден и приведен к ожидаемому результату. Поэтому родители стремятся подтвердить в детях собственные ожидания и установки, ободряя или наказывая за соответствующее поведение. Отсюда дети (методом проб и ошибок) формируют собственное представление о мире, которое ограничивается пропускным фильтром - гендерной схемой. Следовательно, индивидуальные особенности ребенка могут преломляться через гендерную специфику детско-родительских отношений, что формирует зачатки индивидуальности ребенка.
Почему же родители так прямолинейны и стараются «вылепить» определенный тип гендера, отличный среди детей? Кажется, что всё дело в традиционном распределении гендерных ролей в обществе, которые близки к половым ролям в семейном окружении. Организация семейного пространства - как социального института - напоминает иерархическое разделение власти и управления. Дети вынуждены слепо подражать родителям, усваивая образцы и модели их поведения и проявление эмоций. Поэтому социализация эмоций девочек - имеет более поддерживающий характер, но также ориентирована на пассивность и легкость, наоборот мальчиков социализируют как «воинов», предавая забвению нежность и разрешая (только уместно) проявлять агрессию. Видимо, формирование индивидуальных особенностей ребенка происходит посредством устойчивых гендерных установок и предписаний, как самих родителей, так и общественной системы в целом.
Анализ исследований показал, что родители воспроизводят различный тип социализации детей в зависимости от присущих им в актуальный момент индивидуальных особенностей характера. Может ли тогда особенность ребенка, сформированная ранее семье, считаться личностной чертой характера? Уместно предположить, что сам факт, например, застенчивости - может являться результатом социально-психологических отношений, где родители могут даже неосознанно формировать определенной тип личности ребенка. Фиксация ребенка на опыте переживания эмоций создает условия для формирования определенной жизненной установки, влияющей на становление будущей индивидуальности.
Почему любящие матери склонны к карательным санкциям чаще в отношении мальчиков, чем девочек? Каково влияние средового фактора на возможности выражения эмоций и получения их одобрения и поддержки среди детей? Можно предположить, что формы проявления материнской любви обусловлены социальными ожиданиями, которые допускают связь пола и гендера в контексте потенциала агрессии мальчиков, поэтому матери склонны к ограничительным мерам в их отношении. Важность поддерживающей стратегии социализации для девочек может быть обусловлена общей ориентацией на качество межличностных отношений и идентичность с доброй матерью, что выражается в ожидании принятии и поддержки и приводит к разочарованию при отсутствии таковой. Скорее всего, дети обоих полов с возрастом чаще культивируют «мягкие» эмоции в силу более продуктивной социальной ориентации, соответствующей развитию сознания и расширения функционала возможностей, что требует, вместе с тем, рациональной оценки ситуации, чтобы не быть отвергнутым другими.
Что же скрывается за социально-психологическими феноменами, которые связаны с гендерной социализацией эмоций детей в социальных ситуациях и институтах? Вероятнее, первичный семейный контакт может пролонгировать характер близости в социальных отношениях по причине стереотипов и присвоенных родительских ожиданий, а авторитарная и патриархальная среда социального института - закрепляет и воспроизводит бинарные роли в социализации эмоций.


Заключение


При исследовании соотношения индивидуальных особенностей ребенка и гендерной социализации эмоций важно отметить формирующие их факторы: процессы и механизмы, протекающие в личности ребенка и родителя; характер отношений и связь с психологической структурой участников; влияние социокультурных и институциональных условий, проистекающих из доминирующей культуры и организации общества
Значимую роль в гендерной социализации эмоций играют следующие индивидуальные особенности ребенка: пол, гендер, возраст и темперамент ребёнка. А среди социально-психологических факторов: стратегия гендерной социализации родителя, гендерные установки и представления и тип социального окружения.
Результаты исследований показали, что тип гендерной социализации основывается (в первую очередь) на биологических предпосылках (пол, тип нервной системы, темперамент), которые опосредуются социальнопсихологическими особенностями ребенка. Половая принадлежность обусловливает стратегию социализации эмоций и тип связей между родителями и детьми. Мальчикам чаще отказано в выражении «мягких» эмоций и поддерживающей стратегии их социализации. К девочкам же чаще выдвигаются ограничения в социальных и культурных отношениях. Оба гендера могут подвергаться дезадаптации и социально-психологическим отклонениям при разных стратегиях социализации эмоций, типе окружения и структуре личностей участников.
При сравнении выяснилось, что некоторые результаты исследований не стыкуются друг с другом по отдельным вопросам. Например, воздействие типа социализации эмоций может по-разному влиять на последующие формы социальной активности и выстраивания интерактивной близости. И мальчики и девочки в будущем могут быть подвержены дезадаптации, как в результате регуляции эмоций, так и посредством конфликта пола и гендера. Вариации социального окружения и типа культуры могу формировать (разным показателям) сходные стратегии социального проявления эмоций для мальчиков и девочек.
Выдвинутая гипотеза подтвердилась лишь частично. И хотя индивидуальные особенности ребенка во многом обусловливают тип, характер и стратегию гендерной социализации эмоций, в процессе которой формируется индивидуальность ребенка, однако существует множество опосредующих социально-психологических особенностей окружения и специфика социокультурного и институционального пространства.
Среди ограничений исследования можно выделить: соотношение выборки отечественных и англоязычных статей по проблеме связи индивидуальных особенностей детей и гендерной социализации эмоций; использование авторских методов и методик сбора и анализа эмпирических данных, что существенно варьирует последующее понимание и интерпретацию фактов исследования. Также следует отметить широкий диапазон эмпирических изысканий, который охватывают не только разную половозрастную и гендерную специфику выборки, но и социокультурные, институциональные и социально-психологические вариации в месте замера показателей исследования.
Как было сказано выше, перспективы будущих исследований связи индивидуальных особенностей детей и специфики гендерной социализации эмоций - будет направленно на выявление социокультурных факторов, обеспечивающих социальные условия воспроизводства устойчивых гендерных моделей социализации. Другое перспективное направление исследования - роль социально-психологической среды и особенностей ситуации в становлении гендерной индивидуальности ребенка как участника системы семейных отношений.


Библиографический список
1. Зорина Н.Н. Гендерный аспект эмоционального интеллекта // Человеческий фактор: Социальный психолог. 2021. №1 (41). С. 203-217.
2. Кириченко Е.В. Гендерные аспекты социализации в семье // Вестник РГГУ. Серия «Философия. Социология. Искусствоведение». 2012. № 2(82). С. 305-320.
3. Aznar A., Tenenbaum H.R. Gender Comparisons in Mother-Child Emotion Talk: A MetaAnalysis // Sex roles. 2020. V. 82(3-4). P. 155-162. DOI: 10.1007/s11199-019-01042-y
4. Bardack S., Obradovic J. Emotional Behavior Problems, Parent Emotion Socialization, and Gender as Determinants of Teacher-Child Closeness // Early education and development. 2017. V. 28(5). P. 507-524. DOI: 10.1080/10409289.2017.1279530
5. Chaplin T.M., Klein M.R., Cole P.M., Turpyn C.C. Developmental change in emotion expression in frustrating situations: The roles of context and gender // Infant and child development. 2017. V. 26(6). P. 1-20. DOI: 10.1002/icd.2028
6. Cole B.P., Baglieri M., Ploharz S., Brennan M., Ternes M., Patterson T., Kuznia A. What’s Right With Men? Gender Role Socialization and Men’s Positive Functioning // American Journal of Men’s Health. 2018. P. 1-12. DOI: 10.1177/1557988318806074
7. Grady J.S. Parents' reactions to toddlers' emotions: relations with toddler shyness and gender // Early child development and care. 2020. V. 190(12). P. 1855-1862. DOI: 10.1080/03004430.2018.1543664
8. Perry N.B., Leerkes E.M., Dunbar A.S., Cavanaugh A.M. Gender and Ethnic Differences in Young Adults' Emotional Reactions to Parental Punitive and Minimizing Emotion Socialization Practices // Emerging adulthood. 2017. V. 5(2). P. 83-92. DOI: 10.1177/2167696816653856
9. Suh B.L., Kang M.J. Maternal Reactions to Preschoolers' Negative Emotions and Aggression: Gender Difference in Mediation of Emotion Regulation // Journal of child and family studies. 2019. V. 29(1). P. 144-154. DOI: 10.1007/s10826-019-01649-5
Источник: Системное исследование индивидуальности растущего С 34 человека как субъекта образования : матер. Всерос. с междун. участ. науч.-практической. конф. «XXXVI Мерлинские чтения - 2021» (16 декабря 2021 г., Россия) / ред. кол. А.Ю. Калугин, Д.О. Смирнов, А.Н. Дресвянкина; Перм. гос. гуманит.-пед. ун-т. - Пермь, 2022. - 3,0 Mb. - 1 электрон. опт. диск (CD ROM); 12 см. - Систем. требования: ПК, процессор Intel® Celeron® и выше, частота 2.80 ГГц; монитор SuperVGA с разреш. 1280x1024, отображ 256 и более цветов; 1024 Mb RAM; Windows XP и выше; Adobe Reader 8.0 и выше; CD-дисковод, клавиатура, мышь. - Загл.: с титул. экрана. - Текст (визуальный) : электронный.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.