На главную Лекции и практикум по психологии Гендерная психология Сдерживающие факторы и перспективы развития гендерных исследований в России
Сдерживающие факторы и перспективы развития гендерных исследований в России
Лекции и практикум по психологии - Гендерная психология

В XXI веке существенно повысился интерес к социокультурному осмыслению человеческого пола. Многие аспекты психологии пола, половых различий, полоролевых стереотипов, установок, поведенческих стратегий воплощены в рамках гендерной психологии. В этой связи следует отметить два противоречивых момента. С одной стороны, любое изучение новой и актуальной проблематики заслуживает позитивной оценки независимо от того, в какой области тот или иной феномен исследуется и создает прорывный потенциал. С другой стороны, неадекватная трактовка, гиперболизация, ограниченность содержательной части предмета и размытость целей исследования могут в немалой степени препятствовать развитию новой отраслевой науки.
Указанные методологические моменты характерны и для гендерной психологии. Прежде всего, это касается расхождения в трактовке предмета гендерной психологии и содержания гендерного подхода и гендерной теории как базовых основ создающейся прикладной науки. Наличие и нераз- решенность существующих оппозиций в определении терминологической и концептуальной гендерно-половой сущности, а также размытость в определении предмета гендерной психологии, парадигмальная разнонаправленность гендерных исследований, неопределенность механизмов гендерного конструирования и целый ряд социально-психологических факторов бесполой психологии оказывают сдерживающее влияние как на актуализацию гендерных исследований, так и на развитие гендерной психологии в целом.

2.1. Инерционное влияние феминистской идеологии на разработку научной методологии гендерной психологии

Общеизвестно, что основой гендерной теории и гендерного подхода, составляющих методологический базис гендерной психологии, является не столько психология, сколько феминистская парадигма конструирования гендера, в которой и пол, и гендер - социально достигаемые статусы. Так же, как раса, этничность и социальный класс, гендерные категории институционализированы культурой и социумом.
Жизненные установки каждого индивида с самого рождения формируются социокультурными нормами и правилами. Разделение социального мира мужчин и женщин, считают Д. Лорбер и С. Фаррел, укоренено настолько глубоко, что с момент рождения, когда пол ребенка опознан, родители, врачи, акушерки и все окружающие новорожденного «создают гендер», реализуя принцип половой дифференциации. В действительности же между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами больше сходства, чем различий, но в этой сфере общество накладывает табу на подобие.
Это положение увязывается с обобщенными данными Е. П. Ильина , показывающими, что фактор пола обусловливает не более чем 5 % от общей дисперсии показателей интеллекта, и только 1 % - в параметрах вербальных способностей. Поэтому конструирование гендера как полярной дихотомии требует подавления естественного сходства для социальных целей социальными средствами. Поскольку активное подавление сходств и конструирования различий требует социальной власти, центральной в гендерной теории оказывается проблема доминирования.
Исходя из этих и других оснований фундаментальным положением гендерной теории является представление о том, что почти все традиционно считающиеся «естественными» различия между полами имеют под собой не биологические, а социальные основания. Эти считающиеся «естественными» различия конструируются в обществе под воздействием социальных институтов, репрезентирующих традиционные представления о ролях мужчин и женщин в обществе, о маскулинности и феминнинности как базовых категориях гендерных исследований. Таким образом, по мнению И. С. Клециной, термины «гендер», «гендерный» зачастую необоснованно используются для современного обозначения таких традиционных понятий отечественной психологии, как «психология половых различий» и «психология пола».
По мнению ряда исследователей (И. С. Клецина, И. С. Кон), главным в гендерной психологии является не обнаружение различий между психологическими характеристиками мужчин и женщин, не обоснование целесообразности взаимодополнения мужских и женских социальных ролей, не утверждение идей о традиционных эталонах мужественности и женственности для формирования «правильной» половой идентичности, а социальные ожидания, роли и конвенциональные требования половой адекватности поведения и принятие позиции, что биологический пол не является первопричиной психологических характеристик поведения и социальных ролей. Это позволяет реконструировать, переосмыслить «Я-образы» и жизненные сценарии, навязанные системой полоролевых представлений, дает возможность мужчинам и женщинам по-новому оценить свои возможности и притязания, определить перспективы жизнетворчества, активизировать личностные ресурсы для выбора субъективных стратегий самореализации и оптимизации отношений.
На основе вышеуказанных суждений нетрудно заключить, что место пола в гендерной психологии носит скорее декларативный характер и напоминает известную научную метафору, когда вместе с водой выплескивается и ребенок. Данная тенденция четко проявляется и тогда, когда речь заходит об исследованиях, связанных с психологическими различиями между представителями мужского и женского пола. Как правило, эти различия трактуются не в контексте гендерных особенностей, а в контексте гендерной дихотомии, противоречащей гендерному подходу. Вследствие этого весьма двусмысленным представляется первый раздел предмета гендерной психологии, посвященный психологии сравнения мужчин и женщин. Двоякость этого положения заключается в том, что, с одной стороны, сравнение невозможно без знания различий, а с другой стороны, сравнение - процесс, игнорирующий как половые и гендерные различия, так и слепое бесполое нивелирование мужчин и женщин.
Несомненно, исследование особенностей психики включает системный поиск психических и гендерных различий и их сравнение, на основе которых можно научно обоснованно говорить о коррекции неприемлемых стереотипов, установок, доминантности и о социальном конструировании гендерных отношений. Поэтому включение в структуру гендерной психологии разделов «Психология гендерных различий» и «Гендерные характеристики личности» можно считать вполне оправданным.
К числу недостаточно разработанных аспектов в гендерной психологии следует отнести и определение специфики гендерных исследований. Гендерные исследования - междисциплинарная исследовательская и образовательная практика. В гендерных исследованиях изучаются практически все вопросы взаимодействия мужчин и женщин как на уровне макрообщества, так и в семье, в личной жизни.
Вместе с тем, методология гендерных исследований в немалой степени базируется на положениях феминизма и женских исследований. Ряд зарубежных и отечественных авторов (Т. Лоуренс, Р. Хоф, И. С. Клецина и др.) справедливо отмечают, что женские исследования натолкнулись на собственные границы в постановке и решении ряда ключевых вопросов. Во-первых, женские исследования жестко идентифицировались с феминизмом и стали выглядеть не только как автономная область знания, но и как идеологически и интеллектуально замкнутая сфера. Во-вторых, пришло осознание невозможности игнорирования мужчин как субъектов социальных отношений. Возникает дискомфорт в связи с противопоставлением женщин и мужчин, замалчиванием мужского опыта. Встал вопрос о том, возможно ли изучение женских проблем путем отделения их от мужских, или же, что кажется более верным, в исследовании нуждается проблема соотношения полов.
Сравнительный анализ женских и гендерных исследований был специально проведен Е. Р. Ярской-Смирновой (табл. 8). Для женских исследований на первом этапе было важно указать и назвать различия между женщинами и мужчинами. Главная задача состояла в получении информации от женщин и о женщинах, чтобы таким образом создать фундамент для новых теоретических построений.

Таблица 8


Специфика программ женских и гендерных исследований
(Е. Р. Ярская-Смирнова, 2001)

 

Отличия
академических
программ

Женские исследования (Women's Studies)

Гендерные исследования (Gender Studies)

Время
возникновения

1970-е годы

1980-е годы

Причины
возникновения

Замалчивание опыта женщин, угнетение женщин в обществе, связь с женскими и другими движениями

Дискомфорт в связи с противопоставлением женщин и мужчин, замалчивание многообразия мужского опыта. Менее важным становится деление на мужчин и женщин, более важным - различие половых практик, сексуальностей, идентичностей

Пол
исследователя

В основном женщины

Женщины и мужчины, люди с различной сексуальной ориентацией и половой идентичностью

Основные
задачи

Женское образование. Осознание вклада женщин в развитие общества, изучение женщин с точки зрения женщин, развитие понятийного аппарата и методологии

Развитие знаний о маскулинности, опыте разных мужчин, гендерной идентичности. Переход от исследования женщин и мужчин к исследованию пола и сексуальности

Основной
предмет
изучения

Анализ угнетения женщин, неравенство, дискриминация

Гендерные отношения; различие и сходство полов, гендерная история, репрезентация гендера в культуре

Перспективы

Рост разнообразия школ и подходов, распространение феминистской методологии женских и гендерных исследований в изучении этнично- стей и рас (Ethnic and Racial Studies), инвалидности (Disability Studies).
Возникновение программ, центров и журналов исследований сексуальности (Sexuality Studies, Queer Studies - Gay, Lesbian, Bisexual, Transgender Studies).
Активное привлечение методов гуманитарных и естественных дисциплин, выработка новых методов и пересмотр традиционной научной методологии

Основная задача гендерных исследований, по мнению И. С. Клециной, состоит не столько в продолжении критики вытеснения женщин из сферы общественной жизни, сколько в акцентировании критического анализа механизмов дифференциации и иерархичности полов в социальной, культурной и политической областях. В целом же методология феминизма, независимо от ее направленности, оказывается если не доминирующей, то весьма заметной во всех направлениях гендерных исследований и наполнена запахом былой «войны» женщин не столько за научное познание, сколько за социальные и экономические свободы и власть.

Таблица 9

Направление
феминизма

Содержательная направленность феминизма

Амазон-
феминизм

Утверждение физического равенства (или даже превосходства) женщин над мужчинами. Образ женщины-богатыря противопоставляется традиционному патриархальному стереотипу о слабой и беззащитной женщине. В борьбе используются сила и напористость

Культурный
феминизм

Ориентация на то, что женщины от природы лучше мужчин, поэтому, если женщины будут у власти, мир будет организован более справедливо - не станет войн, экологических катастроф и т. п. Ориентирование на некоторую изолированность от мужской культуры. Создание культурных женских клубов, кризисных центров для женщин

Сепаратизм

Пропаганда радикального размежевания полов - разрыв всех коммуникативных связей с мужчинами. Только в изоляции от мужчин и их постоянного влияния возможен личностный рост женщин. Проведение мероприятий только для женщин. При этом путать сепаратисток с лесбиянками неправомерно

Радикальный
феминизм

Радикальный феминизм базируется на следующих утверждениях:

  1. женщины обладают абсолютной позитивной ценностью сами по себе (это утверждение выдвигается в качестве противопоставления обесцениванию роли женщин);
  2. женщин подавляет система патриархата.

Вопросы власти, неравенства, угнетения женщин являются главными средствами социального конструирования

Гуманистически- интеллектуальный феминизм

Противостояние маскулинизации в социуме основано на том, что маскулинная культура деформирует и подавляет не только женщин, но и мужчин. В ней утверждается культ силы. Мужчинам и женщинам навязываются роли сильного и агрессивного добытчика и господина и слабой и беззащитной, экономически зависимой подчиненной. Поэтому следует пересмотреть ценности и нормы общества и по-иному выстроить гендерные роли и мужчин и женщин

Из представленных в табл. 9 данных о содержательной стороне феминизма нетрудно заметить, что в основном он связан с изучением женщин, имеет свой предмет, методы сбора результатов и их анализа. Как правило, методология феминизма, независимо от его разновидностей, основана на одностороннем, оппозиционном подходе к проблеме пола, вплоть до мизо- гинии (ненависти к мужчинам).
Примером радикальной оппозиционной направленности феминизма могут служить работы Л. П. Кочетковой, К. Хорни и К. Томпсон. Так, Л. П. Кочеткова, пропитанная радикальной ненавистью к мужчинам, считала функцию продолжения рода помехой для развития женщин. Она призывала стерилизовать женщин, дабы устранить эту помеху. В итоге общество она видела не только без мужчин (или с очень малым их количеством), но и почти без плодовитых женщин. Путь к всесильности женщин представлялся ею следующим образом: «Вымирание мужчин у передовых народов приведет сначала к смешению рас всех частей света и к установлению на земле более однородного типа человечества, а затем мужской пол угаснет вовсе и вместе с ним исчезнет последний источник неравенства, раздоров и отчуждения между людьми... Перед женщиной будущего откроются необъятные горизонты. Женщина-сверхчеловек сосредоточит в себе силу, правящую Вселенной. Расстояния перестанут быть для нее непреодолимым препятствием, и ей не будет надобно вечно цепляться за кору земного шара. Подчинив себе силы Земли, она воспользуется и другой, ближайшей планетой - Венерой, богатой солнечными дарами. И наконец, использовав всю доступную энергию Солнечной системы, она, быть может, достигнет той вершины бытия, дальше которой не идет наше воображение, - будет бессмертна, всеведуща и всемогуща - и отыщет для себя вместо потухающего Солнца другое, более живительное светило, иные источники жизни...». Возможно, такое гиперболизированное и мистическое представление будущего женщин было ответом на вызов философа Н. Ф. Федорова о конце женского пола.
В 1930-х годах работы З. Фрейда вызвали у женщин - представителей психологии - не столько научный интерес, сколько бурю возмущения и гнева. Особая критика исходила от Шарлоты Гилман, Карен Хорни и др. Так, Ш. Гилман назвала взгляды З. Фрейда «возрождением фаллического культа». К. Томпсон остроумно заметила, что взгляды мужчин объясняются их обладанием властью и, если бы мы жили в матриархальном обществе, символом власти была бы грудь, а не пенис. К. Хорни считала, что идеи о женщинах выросли из маскулинного нарциссизма. Отвергая тезис Фрейда о том, что «зависть к пенису» играет критическую роль в развитии женщины, она утверждала противоположное: мужчины страдают от того, что не могут рожать, то есть от «зависти к матке».
Современную феминистскую антропологию условно можно разделить на два крупных направления: сексистское и социодоминантное. Первое анализирует отношения между культурным пониманием гендера и сексуальности, второе - распределение власти в социуме.

2.2. Оппозиционность концептуальных подходов в определении базисных категорий «пол» и «гендер»

Наиболее острые подводные камни в отечественной психологии, как отмечает А. Г. Асмолов, встречаются там, где речь заходит о проблемах пола, связанных с филогенетическим, социогенетическим и онтогенетическим развитием и разделением мужского и женского пола . Видимо, не случайно существует упрек о «бесполости» таких наук, как психология, педагогика, физиология и др.
Сдерживающими причинами в исследовании половых различий служило не только неправомерное отождествление психоаналитических построений о сексуальности с самой сексуальностью, но и недостаточное разграничение двух таких направлений, как психология половых различий и психология сексуальности. Несмотря на сходство полового диморфизма и психологии сексуальности, они по своему содержанию имеют существенные отличия.
Долгий период молчания, после попытки П. П. Блонского создать еще в 1935 году учение о детской сексуальности и роли сексуальности в онтогенитическом развитии личности, в области изучения психологии пола был прерван лишь через тридцать лет в виде единичных работ, выполненных под руководством Б. Г. Ананьева . Следует отметить, что и до сих пор психология пола остается малоразработанным исследовательским полем, сохраняя за собой статус «бесполой» психологии. В то же время, как справедливо отмечает И. С. Кон, «все или почти все онтогенетические характеристики являются не просто возрастными, но половозрастными, а самая первая категория, в которой ребенок осмысливает собственное “я”, - это половая принадлежность». Теоретическая недооценка пола, как подчеркивает И. С. Кон, «практически оборачивается тем, что традиционно мужские свойства и образцы поведения невольно принимаются и выдаются за универсальные (очень многие психологические и психиатрические опросники и схемы имеют откровенно маскулинные акценты, особенно когда речь идет о подростках), что мешает пониманию специфических проблем женской половины человечества и противоречит принципу равенства полов...» .
В первые десятилетия XXI века в российской психологии эмпирический интерес к проблематике полового диморфизма сменился бумом внимания к гендерной психологии (И. С. Клецина, Е. П. Ильин, И. Г. Малкина- Пых, Т В. Бендас, И. С. Кон, Л. Б. Шнейдер и др.). Однако доминирование феминистской идеологии в облике «всесильного гендера», игнорирующего значимость биологического пола как безличного носителя гендера породило своеобразный кризис и в без того бесполой психологии. Несмотря на первопроходческий вклад отдельных работ в развитие отечественной гендерной психологии , нельзя не отметить их «феминистскую начинку», требующую медологического осмысления ее истоков и содержания. Отечественная методология в разрешении соотношения биологических и социальных факторов в развитии как личности, так и гендера дает основания полагать, что имеющийся практико-ориентированный опыт изучения половых различий, иерархической взаимосвязи уровней организации гендера как личностного образования открывает путь к изучению содержательных закономерностей развития различных гендерных моделей и тем самым способствует объективации и перспективности гендерных исследований. Однако следует принять во внимание то, что гендерные исследования в нашей стране представляют собой молодое и слабо разработанное научное направление.
Перестройка «бесполого» общества (товарищей, граждан) в общество, разделенное, прежде всего, на мужчин и женщин, порождает потребность в научном обосновании гендерных различий мужчин и женщин и целого комплекса проблем, затрудняющих изучение процессов становления и системного развития гендерной психологии. Особая путаница наблюдается вокруг таких базовых понятий, как биологический пол, психологический пол, социальный пол, полоролевой и гендерный подходы и др. Отсутствие дифференциации и взаимосвязи этих понятий создает огромные помехи в дальнейшей разработке актуальных проблем в области гендернопсихологических исследований. Помимо дифференциации этих понятий и подходов, требуется системное осмысление имеющихся гендерных исследований и необходимо выработка приоритетных направлений в логике отечественной методологии.
В ходе анализа работ, посвященных гендерной проблематике, наибольшую остроту обретает неразбериха вокруг «пола» вообще. В обыденном языке словом «пол» обозначается широкий комплекс репродуктивных, соматических, поведенческих и социальных характеристик, по которым люди различаются в качестве мужчин или женщин. В узком значении термином «пол» в западной гендерной психологии сегодня принято обозначать только набор анатомо-физиологических признаков, по которым различаются и репродуктивно дополняют друг друга особи одного биологического вида. К этим признакам относятся: хромосомный набор, гениталии, эндокринная система, степень оволосения тела, мышечная масса и распределение жировой ткани (телесные признаки), функция в процессе размножения (осеменение или вынашивание плода). Такое узкое значение понятия «пол» в современной науке, сформировалось после того, как американский психолог Р. Столлер предложил по- нятийно разделять два аспекта сексуальности человека - биологический и социальный. Согласно такому подходу доминирует установка, что гениталии выступают главным критерием в понимание того, чем является пол личности. В этом случае именно с гениталиями соотносится вся сложная биологическая организация человеческой сексуальности, которая складывается не только из наружных и внутренних половых органов (морфологический пол), но и из генетического набора (генетический пол), желез внутренней секреции (гонадный пол) и дифференцированных под действием тестостерона мозговых процессов (церебральный пол). На практике это означает, что если у человека есть вагина или, напротив, наружный половой орган - пенис, то мы полагаем, что у него должен быть только определенный генетический набор, определенная работа желез внутренней секреции, определенные телесные характеристики и определенная дифференциация мозговых процессов. И если кто- либо не соответствует этому сконструированному вокруг генитального признака понятию о биологическом поле, на него накладывается ярлык аномальности.
Такое узкое понимание термина «пол» логически подталкивает сторонников этого подхода к объяснению неравенства мужчин и женщин как партнеров социального взаимодействия через сведение всех различий к биологическим особенностям их организма. Акцент на половой (биологической) составляющей социального поведения людей формирует у социальных психологов диспозицию о невозможности изменения системы разделения социальных ролей и поведенческих моделей на «мужские» и «женские» по принципу их взаимного дополнения. Эту точку зрения отражает полоролевая концепция гендера как социальной надстройки над полом.
Однако четкое разделение на две группы анатомо-физиологических признаков сексуальности встречается только на уровне морфологического пола. В реальной жизни сочетание различных характеристик на каждом уровне половой организации определяет значительное многообразие конституциональных особенностей людей, обладающих тем или иным детородным органом. При оценке нормы или отклонений в биологическом развитии сексуальности мы, не задумываясь, соотносим характеристики генетического, гонадного и церебрального пола с морфологическим. Жизненная практика показывает, что только простой факт наличия или отсутствия у человека соответствующих анатомо-физиологических признаков еще не гарантирует того, что личность будет считаться мужчиной или женщиной в своих собственных глазах или в глазах окружающих людей . Биологическая интерпретация таких различий в качестве «половых» маскирует социальные и социально-психологические механизмы их возникновения и позволяет создавать устойчиво функционирующую идеологическую систему, объясняющую социальное неравенство людей, основанное на их половой принадлежности, «объективными» причинами природного свойства.
Введение понятия «психологический пол личности» в «новой психологии пола» связано с именами Дж. Мани и П. Такера . В концепции данных авторов психологический пол личности напрямую определялся биологическими детерминантами (прежде всего, эндокринной системой). В этом случае понятие «психологический пол» предполагает, что в сознании личности находит отражение некоторая биологическая данность, с которой связаны психологические различия между мужчинами и женщинами. Достаточно часто в социальной психологии личности понятия «психологический пол» и «гендер» отождествляются. Соотношение этих терминов представляют в следующем виде: биологический пол выступает природной основой для дальнейшего социального и индивидуального конструирования сексуальной сферы человека в виде гендера («психологического пола»). В этой связи Р. Столлер указывает на то, что различия личностных и поведенческих характеристик людей разного пола не связаны напрямую с действием биологических факторов, а определяются спецификой социального взаимодействия, в которое включены мужчины и женщины, обладающие субъективным знанием о своих половых признаках.
В отечественной гендерной психологии психологический пол определяется как совокупность знаний, представлений личности о себе, о своем сходстве или различиях с представителями своего пола посредством отождествления себя с представителями своего пола, в отличие от противоположного, а также через эмоционально-ценностное отношение к своему полу, через способы поведения людей в зависимости от их позиции в полоролевой дифференциации . По мнению В. В. Абраменковой, психологический пол основан на половом самосознании и ценностных ориентациях, полоролевой позиции личности, реализуемой ею в общении и деятельности. В результате этого процесса биологически данный пол в ходе социализации оказывается заданным, что приводит к осознанию субъектом собственной половой принадлежности, формированию половой идентичности и соответствующих данной культуре полоролевой ориентации и образцов поведения . Данная трактовка психологического пола используется в отечественной практике и дополняет складывающиеся представления о гендерных характеристиках человека.
В некоторых работах выделяется понятие «социальный пол» как своеобразный конструктор социальной практики, обусловливающий усвоение системы предписывающих выполнение определенных половых ролей норм поведения, жесткий ряд представлений о том, что есть «мужское» и «женское» в данном обществе (В. А. Лабунская, И. Г. Малкина-Пых). Следовательно, социальный пол в социальном взаимодействии выступает только как когнитивная схема - как обусловленные культурой представления о том, какие личностные признаки свойственны людям того или иного пола. В этой связи социальный пол не предполагает никакой объективной проверки, и человек может претендовать на принадлежность к какой- либо категории по признаку пола даже в том случае, когда биологических критериев пола у него недостаточно. Другими словами, мы принимаем на веру то, что видим, до тех пор, пока у нас нет причин усомниться в таком соответствии. Всякий раз, когда мы сталкиваемся с людьми, которые по каким-либо признакам подпадают под уже существующие когнитивные схемы (связные, логически непротиворечивые представления о партнере по взаимодействию), мы оказываемся готовы взаимодействовать с ним в соответствии с имеющимися в схеме знаниями .
Переходя к характеристике термина «гендер», необходимо отметить тенденцию, свойственную как западной, так и отечественной психологии, заключающейся в попытке заменить слово «пол» словом «гендер». Однако терминологическая запутанность в вопросах пола, половых различий и гендера остается до сих пор до конца не разрешенной. Поэтому, как отмечает Ш. Берн, многие авторы определяют свой выбор исследований в контексте либо половых, либо гендерных позиций. Сказанное выражается в том, что в работах по гендерной психологии нередко рассматриваются и вопросы, связанные с биологическим полом .
Термин «гендер» (в английском языке gender - род, грамматическая категория) в сфере психологии стал употребляться со второй половины XX века. Американский психолог Р. Столлер, предложил использовать его для обозначения социально-психологических характеристик сексуальности. Использование этой грамматической категории в качестве социальнопсихологического понятия было призвано подчеркнуть тот факт, что биологические характеристики сексуальности не даны человеку непосредственным образом, а всегда преломляются через призму индивидуального сознания и социальных представлений, то есть существуют в виде субъективного и зафиксированного в культуре знания о них.
Чаще всего гендер рассматривается только как социальная характеристика мужчин и женщин. В ряде случаев гендер понимается как различные комбинации между окружающей средой и биологией человека. Большинство же авторов склонны определять гендер как социальный пол, социальный конструктор пола, надстраиваемый обществом над физиологической реальностью. И. В. Древаль, характеризуя различия между «полом» и «гендером», юмористически отметила: «Пол - это раздетые мужчины и женщины, а гендер - это уже одетые». Среди отечественных авторов, пытающихся определить свою позицию к пониманию гендера, следует отметить подход А. А. Чекалиной, согласно которому гендер - социально-психологический пол человека, совокупность его психологических характеристик и особенностей социального поведения, проявляющихся в общении и взаимодействии. Базовым образованием в гендере является психологический пол личности, то есть достижение определенного уровня полового самосознания и половой идентификации, реальное овладение мужской или женской ролью .
В ряде отечественных работ (И. С. Клецина, И. С. Кон и др.) гендер ассоциируется с социальным полом и представляется как организованная модель социальных отношений между женщинами и мужчинами, определяющая их социальные отношения в обществе, характеризующая их межличностное общение и взаимодействие в семье. Во многих обществах женщин и мужчин не только воспринимают, но и оценивают по- разному, обосновывая это гендерными особенностями и разницей в их способностях, различиях в распределении власти между ними. Воплощая в своих действиях ожидания, связанные с их гендерным статусом, индивиды конструируют свои отношения, гендерные различия и системы господства и властвования.
В социальной психологии термином «гендер» обозначаются социально-психологические аспекты человеческой сексуальности - характеристики поведения личности, которые определяются социальным статусом, контекстом социального взаимодействия людей определенного пола и определенных сексуальных предпочтений, а не биологическими факторами. В этой связи гендер личности понимается не как субъективное отражение некоторой биологической данности, а как результат социального взаимодействия в некотором социокультурном пространстве, в котором культура определяет то, что считается в данное время в данном месте «мужским» или «женским», а социум задает статусно-властное измерение системы отношений, в которые вступают между собой мужчины и женщины .
Современные исследователи (В. А. Лабунская, И. Г. Малкина-Пых и др.) считают, что следует говорить не о гендере, а о гендерах, подчеркивая то, что понятия «быть женщиной» и «быть мужчиной» различны для разных этнических, религиозных, расовых групп, для разных социальных слоев, для разных поколений. Потребность в понятии «гендер» возникла также в медицинской психологии и в сексологии. Связано это, прежде всего, с исследованиями транссексуализма и с вопросами обозначения таких явлений, как отнесение индивида к определенному полу (категоризация индивидов и их свойств как мужских или женских), самоидентификации себя как представителя той или иной категории, демонстрации, конструирования и видоизменения соответствующих черт в процессе повседневного бытового общения с другими людьми .
Резюмируя содержание отмеченных выше подходов к пониманию «пола» (в биологическом, социальном, психологическом и гендерном контексте), а также к определению сущности «гендера» с феминистских полидисциплинарных позиций, нетрудно отметить сохраняющиеся до сих пор противоречивость и разночтение в их трактовке и отражающихся тем самым на продуктивности гендерных исследований. В целом разделение человеческой сексуальности на половую и гендерную составляющие, по мнению отечественных авторов, является исторически преходящим явлением, которое имеет смысл только в иерархически организованном пространстве социального взаимодействия и которое связано с идеологическими интерпретациями социальных и психологических различий людей по признакам сексуальности.

2.3. Размытость и неоднозначность концептуальных подходов к определению и предмету исследования гендерной психологии

Гендерная психология как сложившееся направление в отечественной психологии переживает период не только своего становления, но и первый методологический кризис в своем развитии. Наиболее отчетливо это проявляется в самом определении и предмете гендерной психологии. Выборочный анализ дефиниций и определений предмета гендерной психологии, приведенных в учебных пособиях таких известных авторов, как Т. В. Бендас, И. С. Клецина, Л. Г. Степанова, А. А. Чекалина, И. Г. Малкина-Пых, указывает на размытость и неоднозначность их трактовки (табл. 10). При этом в работах И. С. Клециной и И. Г. Малкиной- Пых, несмотря на свойственные гендерной психологии акценты, ее определение представлено в контексте психологии пола. Что же касается предмета исследования, то его содержательная широта включала разнообразные параметры социальной психологии личности: половые различия личности, полоролевую дифференциацию, особенности половой социализации и идентичности. Специфическая составляющая предмета гендерной психологии включала культурные стереотипы маскулинности и феминности (И. С. Клецина) и параметры гендерных различий, социализации, отношений и гендерных характеристик пола личности, рассматриваемые в качестве предмета исследования (И. Г. Малкина-Пых). Учитывая направленность работ указанных авторов на частные решения гендерных проблем, связанных с исследованием психологии гендерных отношений (И. С. Клецина) и гендерной терапии (И. Г. Малкина-Пых), нельзя не отметить недостаточность таких базовых составляющих гендерной психологии, как механизмы и закономерности гендерогенеза указанных параметров. Характеризуя методологический аппарат, представленный в данных работах, можно отметить в нем большую ориентацию на актуализацию половых особенностей личности и группы в различных системах отношений и слабую представленность ядерных основ гендерной психологии.
Методологический анализ указанных понятий в учебных изданиях по гендерной психологии обнаружил подобные тенденции, в частности, неоднозначность и узость в определении гендерной психологии. Так, в работе А. А. Чекалиной основной акцент сделан на формировании гендерных характеристик личности и взаимодействии между гендерами. Определение гендерной психологии, данное Л. Г. Степановой, в большей степени сформулировано в контексте психологии пола. В учебнике «Гендерная психология» Т В. Бендас определение данной дисциплины опущено вообще.

Таблица 10

Сравнительный анализ концептуальных подходов к определению гендерной психологии и предмету ее исследования

Автор

Концептуальный
подход

Авторская трактовка предмета гендерной психологии

Клецина И. С.

Психология пола - это область научного знания, изучающая проблемы пола и межполовых отношений

Особенности психики, связанные с полом. Психологические различия между людьми разного пола; социальная, полоролевая дифференциация и стратификация; культурные стереотипы маскулинности и феминности; особенности половой социализации; личностная идентификация разнополовых субъектов

Бендас Т. В.

-

Особенности психики, связанные с полом. Психология сравнения мужчин и женщин; психология женщины; психология мужчины; гендерная социализация; психология гендерных отношений; гендерная психология лидерства

Чекалина А. А.

Гендерная психология - это отрасль психологической науки, изучающая факты, закономерности и механизмы формирования и развития гендерных характеристик личности, а также особенности отношений и взаимодействия между гендерами

Гендерные характеристики личности; аспекты гендерной социализации; психология гендерных отношений; психология гендерных различий

Малкина- Пых И. Г.

Психология пола - область научного знания, изучающая проблемы пола и межполовых отношений

Гендерные различия; гендерная социализация; гендерные характеристики личности; гендерные отношения

Степанова Л. Г.

Гендерная психология - это отрасль психологической науки, изучающая закономерности формирования и развития характеристик личности как представителя определенного пола, обусловленные половой дифференциацией и стратификацией

Особенности психики, связанные с полом; гендерные различия; гендерная социализация; гендерные характеристики личности (идентичность, стереотипы, установки, самореализация); гендерная специфика в спорте, педагогической и профессиональной деятельности

Характеризуя содержание предмета гендерной психологии в работах указанных авторов, нельзя не отметить большой разброс в выборе его базовых составляющих. Так, например, в учебнике Т. В. Бендас основу предмета составляет психология сравнения мужчин и женщин. Предметом гендерной психологии в учебном пособии А. А. Чекалиной служат гендерные характеристики личности и аспекты гендерной социализации, гендерных отношений и гендерных различий. В учебнике Л. Г. Степановой предметом гендерной психологии выступают особенности психики, связанные с полом, включающие гендерные различия, гендерные характеристики личности и такие гендерные процессы, как социализация, идентичность, стереотипы, установки, самореализация. В предмет гендерной психологии включена и гендерная специфика спортивной, педагогической и профессиональной деятельности.
Обобщая концептуальные подходы к определению и предмету гендерной психологии, представленные в известных работах отечественных авторов, необходимо отметить ряд общих тенденций, свидетельствующих об отсутствии в них общих ядерных составляющих гендерной психологии, существенный разброс в структуре предмета исследования, представляющей собой эклектику половых и гендерных особенностей, проявление полоролевого, феминистского и гендерного подходов. Создается впечатление, что мнение Ш. Берн, заключающееся в том, что многие авторы определяют свой выбор исследования в контексте либо половых, либо гендерных различий, типично и для отечественных исследователей.
Такая размытость и неоднозначность в определении методологического аппарата гендерной психологии объясняется целым рядом причин: методологической неразработанностью и первопроходничеством анализируемых работ, инерционной опорой на методологию феминистской психологии, недостаточной актуализацией отечественной методологии (имеются в ввиду не только общепсихологические принципы, но и теории психологического развития), недостаточным опытом перехода от бесполой психологии к исследованию гендерных типов и продуктивному гендерно-половому конструированию. Вследствие этого можно заключить, что новый взгляд, наметившийся в методолого-эмпирическом застое вследствие дефицита системных исследований и распространенности популистских изданий, может стать актуализатором в создании новой методологии и системно-комплексных технологий гендерного конструирования.

2.4. Отождествление половых и гендерно-типических особенностей

Развитие гендерной психологии в отечественной практике во многом сдерживается инерционностью опоры на полоролевой подход, предусматривающий прямую связь социально-психологических и личностных характеристик с действием биологических факторов. Социальная практика жизнедеятельности личности свидетельствует об обратном.
В полоролевой концепции социальные роли мужчин и женщин жестко привязаны к полу, а не к статусу или социальной ситуации. Это может быть только в том случае, если половые роли понимаются в биологическом смысле. Вместе с тем, система социальных ролей для каждого из полов фактически основывается отнюдь не на биологических различиях. Биологические различия выступают всего лишь удобным способом объяснения различий в социальном статусе и сексуальных предпочтениях людей разных полов.
Несмотря на несостоятельность полоролевого подхода, в отечественной социальной психологии пока еще доминирует точка зрения наивного биологического детерминизма, согласно которой социальное разделение на мужчин и женщин считается естественным, проистекающим из биологических (по сути же - анатомических) различий. Наивный биологический детерминизм сводит понимание гендера к социально-психологической «надстройке», возвышающейся над биологическим полом. Ошибочность такого взгляда наиболее четко показана на примере генезиса гендерной идентичности, свидетельствующей о том, что культура не просто размещает маскулинные/феминные характеристики над мужскими и женскими «телами», а организует содержательно-смысловое пространство, в котором эти «тела» приобретают качественную определенность. Превратившись в типизированные модели маскулинности/феминности, эти половые особенности (внешняя привлекательность, соматические признаки и др.) участвуют в социализации членов общества, санкционируют их поведение и стили взаимодействия, предписывают диапазон приемлемого самовыражении, кажутся единственно «естественными» .
Такой упрощенный взгляд на гендерную специфику в исследовательской практике приводит отечественных авторов к отождествлению половых и гендерных особенностей. Как правило, это выражается в сведении или переводе половых различий в гендерные, а специфические гендерные типы, свойственные как мужчинам, так и женщинам, остаются неисследованными. Причина этого механического отождествления половых и гендерно-типических особенностей обусловлена, с одной стороны, слабой компетентностью исследователей в вопросах гендерной психологии, а с другой - избеганием дополнительных усложнений исследований, связанных с выявлением гендерных типов у мужчин и женщин.
Представления о содержательной сущности маскулинности и феминности характеризовалось неоднозначной их трактовкой на различных этапах своего научного оформленя. Так, в 30-е годы XX века их индикаторами выступали статистически выраженные поведенческие стили и социальные различия, отличающие мужчин и женщин данного общества в данное время. К середине 1970-х годов представление о маскулинности и феминности как о центральных личностных чертах, определяющих половое поведение, выявило свою методологическую несостоятельность. Обилие содержательных характеристик мужественности и женственности, в некоторых случаях значительно различающихся от общества к обществу и от эпохи к эпохе, не позволяло создать надежные способы их тестового измерения: использование разных шкал маскулинности - феминности на одной и той же выборке давало серьезное расхождение результатов. Это привело к пересмотру взглядов на сущность психологических понятий маскулинности и феминности, под которыми стали понимать уже не черты личности, а предписываемое культурной полоролевое поведение, которое можно оценивать по степени выраженности маскулинных и феминнных характеристик. Инновационный подход к определению сущностных характеристик маскулинности и феминности предложенили А. Константинополь и С. Бем . Суть их подхода заключалась в рассмотрении маскулинности и феминности не с позиции континуальности, а с позиций личностной ортогональности, то есть данные характеристики рассматривались как два совершенно разных параметрических измерения.
В современных определениях маскулинности и феминности прослеживается ряд непротиворечивых характеристик, позволяющих дать этому явлению самостоятельную социально-психологическую интерпретацию, проявляющуюся в следующих положениях:
1) представления о мужественности и женственности возникают и формируются в пространстве культурно-этнических и социально-психологических координат, а не на биологической или психофизиологической базе;
2) маскулинность и феминность выступают как формы проявления социальной идентичности и представляют собой ряд идентичностей, среди которых могут быть как противоположные друг другу, так рядоположенные;
3) качественные проявления форм идентичности маскулинности и феминности в виде ценностных ориентаций, установок, психологических отношений, аттитюдов к половым ролям, направленности общения и взаимодействий, значимых (с точки зрения гендера) качеств личности;
4) маскулинность и феминность являются изменяющимся в пространстве и во времени комплексом внутренних и внешних характеристик, степень взаимодействия которых определяется какой-либо из разновидностей социально сконструированных гендерных идентичностей;
5) базовыми гендерными типами, определяемыми с помощью различных психодиагностических методов, являются маскулинный, андрогинный, феминный и недифференцируемый типы .
В современной психологии категории маскулинности и феминности определяются в трех разных значениях: как описательные категории, обозначающие совокупность поведенческих и психических характеристик, объективно присущих мужчинам и женщинам; как нормативные (предписывающие) категории, обозначающие совокупности идеальных, желательных образов того, какими должны быть мужчины и женщины; как аскрип- тивные (или атрибутивные, приписывающие) категории, обозначающие совокупности стереотипов о том, какими являются мужчины и женщины в социальных представлениях людей.

2.5. Трудности перехода от бесполой психологии к гендерным исследованиям

Проблема изучения и учета половых различий была и остается всегда актуальной во всех сферах человеческой деятельности. Вместе с тем в исследовательской практике до сих пор многие аспекты мужского и женского поведения, особенности их профессиональной деятельности очень редко выступают в качестве сравнительного или специального предмета исследования. «Бесполость» современной психологии в немалой степени сопряжена с невысокой продуктивностью профессиональной деятельности и воспитанием подрастающего поколения.
В исследовательской практике представляется весьма затруднительным поиск сравнительных результатов женских и мужских групп и тем более специальных работ, посвященных мужским и женским аспектам жизнедеятельности. Поэтому многие вопросы деятельностной продуктивности и качества воспитания и управления сопряжены с бесполостью современных психолого-педагогических исследований. В одних случаях это выражается в мифическом стремлении к получению «чистых» результатов, в других случаях - избеганием трудностей и статистических процедур. Не случайно Е. П. Ильин в своих воспоминаниях о начальном этапе исследовательской деятельности отмечал: «Когда я был аспирантом, один умудренный опытом человек дал мне совет: если ты хочешь получить в эксперименте “чистый” результат, не включай в экспериментальную группу женщин. Я тогда в душе посмеялся: вот еще один женоненавистник. Однако чем больше я занимался научными изысканиями, тем чаще вспоминал этот совет, поскольку неоднократно получал разные данные на мужской и женской выборках». «Живучесть» бесполого подхода в исследовательской практике сохраняется и до сих пор.
Несмотря на такой инерционно-консервативный фон по отношению к изучению половых различий, появление работ, посвященных гендерной психологии и гендерным исследованиям, вызвало в отечественной психологии повышенный интерес к данной проблематике в 2001-2006 годах. Этот мотивационный всплеск отразился в формах выхода в свет целого ряда учебных пособий, практикумов, статей и в проведении научно-практических конференций. Однако в 2010-е годы этот интерес к изучению гендерных явлений существенно снизился. Причин такой угасающей тенденции несколько. Прежде всего, это связано с терминологической путаницей в отношении таких понятий, как «пол», «биологический пол», «психологический пол», «социальный пол», «гендер». Другой немаловажной причиной спада интереса к гендерным исследованиям служит противопоставление или, вернее сказать, «нестыковка» полоролевого и гендерного подходов. Первый подход ориентирован на биодетерминистскую обусловленность полоролевых позиций. Гендерный же подход помимо того, что он сфокусирован на приоритетности «социального пола», позиционирует нивелирование биологических основ пола и проповедует тем самым культ гендера и гендерного конструирования. Символом веры данного направления служит тезис Симоны де Бовуар о том, что половые роли сконструированы и не существует ни женской, ни мужской сущности, а биология не есть судьба ни мужчины, ни женщины. Поэтому женщиной или мужчиной не рождаются, а женщиной или мужчиной становятся.
Гендерные исследования в отечественной психологии зашли в тупик и переживают своеобразный кризис развития. Обилие сходной литературы делает все более трудным поиск публикаций, в которых проблема пола и гендера продвигалась бы вперед. По мнению Е. П. Ильина, во многих публикациях приводятся лишь подтверждения уже известных фактов и мнений, заключающихся либо в неоднозначности трактовки западных и отечественных установок по вопросам гендера, либо в косвенной приверженности феминистским позициям Запада и некритически переносимых в нашу действительность тем самым вольно или невольно извращающих реальную картину.
Дихотомия биологического и социального изжила себя средовые влияния являются необходимым условием реализации врожденных программ в такой же мере, в какой врожденные программы являются необходимой точкой приложения средовых влияний. В этой связи при рассмотрении данной проблемы очень важно не допустить перехлеста ни в сторону роли биологических факторов, ни в сторону роли социальных факторов. Поэтому чрезмерное акцентирование как на половых различиях, так и на всесильности социокультурных начал мужского и женского тоже имеет свои недостатки .
По причине феминистской природы гендерного подхода, методологической несостоятельности, заключающейся в радикальном противопоставлении особенностей биологического пола и социальных факторов, а также дефицитарности психодиагностического инструментария гендерные исследования в отечественной психологии стали обретать псевдогендерный характер. В таких исследованиях понятие «гендер» используется как синоним понятий «пол» и «социополовая роль». Это объясняется тем, что исследователи данного направления осознанно или неосознанно стоят на биодетерминистских позициях, то есть считают, что биология человека совершенно четко определяет мужские и женские социальные роли, психологические характеристики, сферы занятий и прочее. Слово же «гендер» они используют просто как «более современное». Ситуация существенно не меняется и в том случае, когда авторы различают «пол» как биологический факт и «гендер» как социальную конструкцию, но в двух противоположных «гендерах» (мужском и женском) видят лишь отражение двух биологических полов.

2.6. Недостаточная востребованность гендерных исследований в российском социуме

Несмотря на актуальность гендерной проблематики как в практическом, так и в теоретическом отношении, в исследовательском и практико-ориентированном аспектах она остается маловостребованной. В связи с этим необходимо рассмотреть некоторые факторы, выступающие в качестве барьеров, сдерживающих актуализацию исследовательского потенциала и накопленного практико-ориентированного опыта по их применению в различных социально-деятельностных сферах - образовательной, управленческой, производственно-профессиональной, в здравоохранении и др.
К числу факторов низкой востребованности исследовательского и прикладного опыта, накопленного в отечественной гендерной психологии, относится доминирование идеологии «бесполости» и канона гегемонной маскулинности, не признающих существования ни различий между полами, ни особой, «мужской» и «женской» психологии. На долгое время в отечественной науке воцарилась ситуация, когда и психология, и педагогика справедливо стали называться «бесполыми». В условиях современной российской рыночной экономики женщинам и мужчинам представлены новые возможности для проявления себя в тех областях профессиональной деятельности, которые ранее были недоступны: предпринимательство, бизнес, работа в неправительственных женских организациях, силовых структурах и др. Однако без принятия во внимание гендерных различий весьма затруднительно решать вопросы, связанные с учетом приоритетных ценностей, норм, установок, стилей и особенностей ролевого поведения в процессах управления мужскими и женскими группами, профессионально-личностной самореализацией, созданием благоприятного организационного климата и др.
Существует недостаточный интерес различных социальных институтов к проблемам гендерной социализации и социальному конструированию гендера детей и молодежи. Лишь проявление детской девиантности и делинквентности, злоупотребления в семейно-брачных отношениях, трудоустройстве женщин имплицитно актуализируют необходимость социогендерной культуры. Данное обстоятельство обусловлено дефицитом знаний по вопросам психологии пола и технологиям его социализации и социальному конструированию гендера. Вместе с тем, как полагает Р. Г. Петрова, реальность сегодняшней жизни такова, что большинство россиянок не имеют выбора - работать им или нет: перед ними стоят проблемы выживания, и очень немногие могут выбирать. Создание равенства гендерных возможностей, в противовес патриархальной концепции, во многом способно снять проблему формальной половой и гендерной дифференциации.
Отмечается низкий уровень гендерной культуры и компетентности, характеризующийся комплексом таких психологических факторов, как:
- распространенность житейских знаний по вопросам пола и межполовых отношений;
- неформальное пренебрежение к вопросам пола в повседневной деятельности, коммуникативной и исследовательской практике;
- механический перенос монотипных гендерных ожиданий в форме чувств, интересов, мышления и т. д. в межполовом взаимодействии;
- малоценность, второстепенность половых и гендерных различий при оценке деятельностной эффективности;
- перекрытие половых и гендерных различий другими, более «значимыми» показателями: нейродинамическими, когнитивными, эмоционально-волевыми, социально-психологическими и т. д. (в то же время еще Б. Г. Ананьев утверждал: «Да, половые различия могут перекрывать индивидуальные, но и обратно, индивидуальные качества накладывают свой отпечаток на половые особенности. Здесь же и возраст человека выполняет свою регулирующую функцию» );
- подмена подлинного интереса к познанию психологии пола и гендерных отношений манипулятивным прагматизмом по актуализации гендерных ресурсов в профессиональной деятельности и семейных отношениях;
- доминирование оценочного подхода при интерпретации половых и гендерных различий.
Сведение половых различий к дихотомии (сильный слабый, лучший - худший, хороший - плохой и т. д.) скрытно сохраняет войну полов и тем самым делает гендерную проблематику малопривлекательной для исследователей, особенно для представителей мужского пола. Данный барьер усиливается, с одной стороны, привычностью к полоролевой дихотомии, а с другой - искаженным пониманием гендера, ассоциируемого с нивелировкой человеческого пола и гомосексуализмом. Поэтому полоролевой подход оказывается в более выгодном положении и принимается в российской ментальности как нормативная константа. Убедительным примером сказанного может служить характеристика психологических половых различий, которую дал Н. Н. Обозов. Известный российский психолог, отмечая превосходство женщин над мужчинами (по данным А. Анастази) по ловкости рук, скорости восприятия, счету, знаковой (вербальной) памяти, беглости речи и другим задачам, включающим речевые навыки, делает обобщение в стиле биполярной дихотомии: «Таким образом, преимущество женщин оказывается не только энергетическим, но и информационным, когда речь заходит об обучении в школе и вузе. Но куда же девается это преимущество потом, когда от теории, оторванной от жизни, мужчина и женщина вступают в реальный мир. А этот мир “ждет” мужчин, а не женщин. Мужчина, грубо говоря, не может уйти в декретный отпуск, отвлечься на воспитание детей и сохранение семьи. Все это может только женщина» .
Частичное подтверждение этой биполярной дихотомии можно встретить в работе Ш. Берн. Автор отмечает, что вопрос воспитания детей более сложен, поскольку факт вынашивания женщиной ребенка и кормления его грудью наводит на мысль, что, в отличие от мужчины, ей самой природой уготовано осуществлять уход за ребенком. Однако, хотя наличие молочных желез и делает женщину способной кормить ребенка, это не наделяет ее сокровенным знанием того, как следует заботиться о младенце или воспитывать его. Эти положения очень важны, поскольку они предполагают, что гендерное неравенство, гендерные различия и связанные с полом социальные роли не являются неизбежными биологическими данностями и могут быть изменены за счет преобразования социального контекста.
Логическим завершением затянувшейся дискуссии об актуальности биологических, а следовательно, и психологических различий может служить оригинальный эпиграф в книге Н. Н. Обозова «Психология человека. От тела к душе»: «Нет просто человека, есть только мужчина и женщина. Это высказывание звучит не как биполярная константа, а как перспектива гендерной гармонии» .
Развитие гендерной психологии трудно представить без опоры на фундаментальную методологию отечественной психологии. Сведение же основ гендерной психологии к гендерному подходу и гендерной теории создает впечатление недостаточной методологической оформленно- сти и оторванности ее от классической психологии, сочетающей в себе все необходимые составляющие как науки: теоретические конструкты, принципы, закономерности, научные и эмпирические методы познания, единицы структурно-функционального анализа, экспериментальные методики исследования.
Знакомство с гендерной психологией не создает подобной завершенности. Прежде всего, это касается давно разрешенной общепсихологической проблемы о соотношении биологического и социального в развитии личности. Ориентация представителей гендерного подхода на вытеснение биологических особенностей и гиперболизацию социальных условий в процессе социального конструирования гендера снижает обоснованность и возможности реализации этого подхода в практике. В отечественной психологии развитие личности рассматривается в единстве и взаимосвязи биологического и социального, с выделением условий или предпосылок развития (биологические особенности), источников развития (институты социализации, зоны социального развития) и движущих сил развития, включающих динамическую систему противоречий (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, А. Г. Асмолов и др.).

2.7. Приоритетные направления гендерных исследований

Основываясь на базовых положениях отечественных авторов, определяющих развитие гендерной психологии в России (И. С. Кон, И. С. Клецина, Е. П. Ильин, Н. Н. Обозов, Е. А. Здравомыслова, Т. В. Бендас, Р. Г. Петрова, И. Н. Тартаковская, Е. Ю. Мещеркина, П. В. Романов,
Ж. В. Чернова, Л. Г. Степанова, Н. П. Фетискин, И. Г. Малкина-Пых,
В. В. Козлов, А. А. Чекалина, Н. А. Шухова и др.), можно выделить ряд приоритетных проблем и направлений, требующих своего разрешения в теоретико-методологических и прикладных гендерных исследованиях. Представим наиболее приоритетные исследовательские направления в России в начале XXI века.
• Изучение психологических различий между полами в сочетании с анализом социокультурных факторов и условий, порождающих эти различия.
• Изучение не только различий (психология пола), но и сходства в психологических характеристиках и особенностях поведения мужчин и женщин.
• Выявление существующих полоролевых стереотипов и исследование продуктивных стратегий поведения мужчин и женщин в контексте преодоления традиционных гендерных стереотипов.
• Изучение особенностей самореализации мужчин и женщин в полоспецифичных сферах деятельности, определение личностных предпосылок успешной самореализации мужчин и женщин в неполоспецифичных сферах деятельности (например, женщин в профессиональной сфере, а мужчин - в семейной).
• Исследование специфики партнерских и патриархальных моделей, отношений мужчин и женщин (И. С. Клецина, 2004, 2009).
• Изучение альтернативных моделей маскулинности и феминности, то есть новых моделей «настоящего мужчины» и «новой идеальной женщины». Исследование данного аспекта предполагает акцентирование внимания не столько на нормативно-ролевой регламентации в процессе гендерной социализации и формирования гендерной идентичности, сколько на актуализации гендерно-ролевой вариативности и нейтральности. Несмотря на то, как замечает И. С. Кон, что массовому сознанию нормативные мужские и женские свойства часто по-прежнему кажутся альтернативными и взаимодополнительными, принцип «или-или» уже не является безраздельно господствующим. Многие социальнозначимые черты и свойства личности считаются гендерно-нейтральными или допускающими существенные социально-групповые и индивидуальные вариации1.
• Разработка гендерных стратегий продуктивной адаптивности к инновационно-технологической реальности для лиц с доминирующей маскулинностью и феминностью. Вовлеченные в общественное производство и политику женщины, по предположению И. С. Кона, вынуждены развивать в себе необходимые для конкурентной борьбы «мужские» качества (настойчивость, энергию, силу воли), а мужчины, утратив свое некогда бесспорное господство, - вырабатывать традиционные «женские» качества (способность к компромиссу, эмпатию, умение ставить себя на место другого). В поисках адаптивных ресурсов следует учитывать то, что современный мужчина, как и его предки, обладает достаточными адаптивными способностями, чтобы справиться с социальными вызовами эпохи. Однако для этого ему необходимо считаться с новыми социальными реалиями и не равняться на один-единственный, причем заведомо упрощенный и идеализированный, образец гегемонной маскулинности, особенно если его личные задатки и качества этому типу не соответствуют.
• Исследование детерминант и механизмов совладания с несостоявшейся мужской маскулинностью, выученной беспомощностью и усиленной агрессивной маскулинностью в условиях социальной неопределенности и транзитивных социально-экономических перемен.
• Проведение сравнительных гендерных исследований о влиянии изменяющихся социальных и деятельностных условий на актуализацию способностей, конурентноспособности, активности, соревновательности, агрессивности, самооценки, самореализации у мужчин и женщин с различным уровнем маскулинности и феминности. При этом особое значение должны иметь факты связанные не столько с межполовыми различиями, сколько с внутригрупповыми тенденциями в мужских и женских группах.
• Проблема конструктивной трансформации безличной и инструментальной маскулинной сексуальности в плоскость индивидуально-личностных предпочтений.
• Изучение психологических основ здоровьеукрепляющего гендерного имиджа телесности, проявлений и профилактики дисморфофобии, а также стереотипов аддиктивного саморазрушающего поведения.
• Проблема расширения нормативного плюрализма и функциональноролевого репертуара у отцов в процессах гендерной социализации и ролевом становлении будущих «нового мужчины» и «новой женщины».
• Формирование в социуме толерантной среды к многообразным проявлениям гендерных различий. По мнению И. С. Кона, ни половые, ни гендерные различия никогда не исчезнут, мужчины и женщины никогда не будут одинаково широко представлены во всех сферах деятельности. В этом нет социальной необходимости. Женщины с повышенной маскулинностью,
скорее всего, будут заниматься «мужской» деятельностью, расплачиваясь за это в сфере семейно-бытовых отношений, а «традиционные» женщины будут жить более или менее по-старому, расплачиваясь за свое семейное и материнское счастье неполной самореализацией в трудовой и социальной сфере. В этом случае нет ни моральных, ни социальных оснований противопоставлять эти модели, лишь бы только индивидуальный выбор был свободным. Это в полной мере касается и мужчин. Мальчики, имеющие задатки гегемонной маскулинности, будут, как и раньше, процветать в школьные годы, а затем, возможно, уступят пальму первенства «ботаникам» или более мягким и интеллигентным сверстникам. А в целом, как указывает И. С. Кон, «мужчины, которые играют в футбол, совершают воинские подвиги, создают новые научные теории, сочиняют стихи или романы, наживают огромные состояния, основывают новые религии, сажают леса, ставят сексуальные рекорды, всю жизнь любят одну и ту же женщину, просто добросовестно работают, учат и воспитывают своих или чужих детей, вовсе не обязательно обладают одними и теми же психологическими чертами. Скорее наоборот, все они очень разные. Так зачем нам подгонять их под один и тот же стандарт, даже если он красиво описан в уважаемых книгах? Тем более что и там этот тип не единственный».
• Проблема оптимизации феминизированного образования и создания гендерно-симметричной образовательной среды. Общеизвестно, что весь цивилизованный мир обеспокоен «феминизацией» образования и тем, как вернуть в школу мужчину-учителя. Данный феномен в представлении И. С. Кона объясняется следующими причинами:
- низкой оплатой педагогического труда, с которой мужчина не может согласиться (для женщин эта роль традиционна и потому хотя бы не унизительна);
- гендерными стереотипами и идеологической подозрительностью («Чего ради этот человек занимается немужской работой? Не научит ли он наших детей плохому?»);
- родительской ревностью («Почему чужой мужчина значит для моего ребенка, больше, чем я?»);
- сексофобией и гомофобией, из-за которых интерес мужчины к детям автоматически вызывает подозрения в педофилии или гомосексуальности.
Но «любовь к детям» не синоним педо- или эфебофилии. Учитель может удовлетворять самые разные личностные потребности, даже если выразить их не в «высоких», вроде желания распространять истинную веру или научную истину, а в эгоистических терминах. В целом мотивационная палитра у мужчин-педагогов довольно мозаична. Так, например, один мужчина, сознательно или бессознательно, ищет и находит у детей недостающее ему эмоциональное тепло. Другой удовлетворяет свои властные амбиции: стать вождем и кумиром подростков проще, чем приобрести власть над своими ровесниками. Третий получает удовольствие от самого процесса обучения и воспитания. Четвертый сам остается вечным подростком, которому в детском обществе уютнее, чем среди взрослых. У пятого гипертрофированы отцовские чувства, собственных детей ему мало, или с ними что-то не получается.
Что же касается возможностей создания равновесной гендерно-образовательной среды, то, очевидно, помимо экономических мер по улучшению материального качества жизни педагогов, следует обратить внимание на специальную гендерную подготовку женщин-педагогов к формированию «новых мужчин» и «новых женщин» в рамках проекта новой школы.
• Проблема стандартизированных психологических измерений. Повышению качества гендерных исследований могут способствовать следующие условия: разработка стандартизированного диагностического инструментария, с учетом выделенных нами психологических составляющих; создание национальной базы данных, полученных отечественными авторами в различных регионах России.
• Расширение гендерных исследований в сфере эффективности управления мужскими и женскими группами.
• Разработка методологических основ и социально-психологических практик по конструированию адаптивных и духовно-нравственных основ новых типов мужской маскулинности и новых гармоничных типов женской феминности. На первый взгляд, эта идея кажется абсурдной, однако даже в любой семье имплицитно создается определенный социальный конструкт, например, дихотомическое социальное воспитание мальчика в метафорических образах Эйнштейна или Шварцнегера, а в школах же по-своему «ваяют» как состоявшихся, так и несостоявшихся «новых мужчин» и «новых женщин». Поэтому, несмотря на многообразие маскулинности и уникальности личностного профиля, концепция о конструировании базовых личностных особенностей в эпохальном контексте не лишена смысла.
Выделение некоторых методологических изъянов и барьеров, препятствующих становлению одной из гуманистических наук, каковой, несомненно, является гендерная психология, поможет более интенсивному и качественному ее развитию, повышению эффективности гендерных исследований и психологической гендерной комфортности социума в целом. Нужно, чтобы аргументы, актуализирующие гендерный подход и гендерную культуру, стали такими же понятными, убедительными и сильными, как и стереотипы полоролевого подхода.

Вопросы и задания
1. В чем проявляется влияние феминистской идеологии на сдерживание научного развития гендерной психологии?
2. Какова специфика программ женских и гендерных исследований?
3. Охарактеризуйте направленность типов феминизма.
4. Какова сущность оппозиционности в определениях пола и гендера?
5. Охарактеризуйте специфику понимания гендера в феминистской эдиологии.
6. Отметьте сходства и различия в определении пола и гендера.
7. Приведите примеры определения предмета гендерной психологии в отечественных исследованиях.
8. Перечислите общие и отличительные характеристики в определениях предмета гендерной психологии.
9. Какие основные характеристики отсутствуют в современном понимании предмета гендерной психологии?
10. В чем заключается ошибочность отождествления гендерных и половых особенностей?
11. Назовите причины и затруднения в выделении гендерных особенностей в психологических исследованиях.
12. Укажите последствия отождествления половых и гендерных особенностей в методологическом контексте.
13. Каково содержание барьеров в актуализации гендерных исследований?
14. Почему в отечественных исследованиях редко приводятся данные о гендерных различиях?
15. Охарактеризуйте трудности перехода бесполой психологии к гендерным исследованиям.
16. Чем объясняется низкая востребованность гендерных исследований в российской психологии?
17. Обоснуйте неготовность социума к пониманию значимости гендерной проблематики.
18. Укажите приоритетные направления в развитии гендерной психологии.
19. Что должно составлять основу стратегии гендерных исследований?
20. Каким представляется будущее гендерных исследований и что можно отнести в них к приоритетам?
Рекомендуемая литература
Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды. В 2 т. Т. 2 / Б. Г. Ананьев ; под ред. А. А. Бодалева и др. - М. : Педагогика, 1980. - 288 с.
Асмолов А. Г. Психология личности: культурно-историческое понимание развития человека / Александр Асмолов. - 3-е изд., испр. и доп. - М. : Смысл : Академия, 2007. - 528 с.
Бем С. Линзы гендера: Трансформация взглядов на проблему неравенства полов : пер. с англ. / С. Бем. - М. : Рос. полит. энцикл., 2004. - 336 с.
Бендас Т. В. Гендерная психология : учеб. пособие / Т. В. Бендас. - СПб. : Питер, 2005. - 431 с.
Берн Ш. Гендерная психология / Ш. Берн ; пер. с англ. С. Рысева и др. - СПб. : Прайм-Еврознак, 2001. - 320 с.
Ильин Е. П. Пол и гендер / Е. П. Ильин. - СПб. : Питер, 2010. - 688 с.
Клецина И. С. Психология гендерных отношений: теория и практика : моногр. / И. С. Клецина. - СПб. : Алетейя, 2004. - 408 с.
Клецина И. С. Социально-психологический анализ гендерных ролей / И. С. Клецина, Е. В. Юркова // Гендерная психология. - 2-е изд. / под ред. И. С. Клециной. - СПб. : Питер, 2009. - С. 295-315.
Кон И. С. Мужчина в меняющемся мире / И. С. Кон. - М. : Время, 2009. - 496 с.
Кон И. С. Половые различия и дифференциация социальных ролей / И. С. Кон // Соотношение биологического и социального в человеке : материалы к симп., Москва, сент. 1975 г. / отв. ред. В. М. Банщиков, Б. Ф. Ломов. - М. : [Б. и.], 1975. - С. 763-776.
Малкина-Пых И. Г. Гендерная терапия / И. Г. Малкина-Пых. - М. : Экс- мо, 2006. - 928 с. - (Справ. практич. психолога).
Мани Дж. Ориентация / Дж. Мани, П. Такер // Сексология : хрестоматия / под ред. Д. Н. Исаева. - СПб. : Питер, 2001. - С. 126-132.
Обозов Н. Н. Психология человека. От тела к душе / Н. Н. Обозов. - СПБ. : Облик, 2001. - 408 с.
Психология личности : учеб. пособие / под ред. проф. П. Н. Ермакова, проф. В. А. Лабунской. - М. : Эксмо, 2007. - 653[3] с. - (Образовательный стандарт).
Степанова Л. Г. Введение в гендерную психологию : курс лекций / Л. Г. Степанова. - М. : МПСУ ; Воронеж : МОДЭК, 2012. - 536 с. - (Б-ка психолога).
Чекалина А. А. Гендерная психология : учеб. пособие / А. А. Чекалина. - М. : Ось-89, 2006. - 256 с.
Источник: Психологические основы гендерных исследований : учеб. пособие / Н. П. Фетискин. - Кострома : Костром. гос. ун-т, 2017. - 548 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.