На главную Психологическое консультирование Консультирование психолога в школе Консультирование по поводу сложностей во взаимоотношениях родителей с детьми
Консультирование по поводу сложностей во взаимоотношениях родителей с детьми
Психологическое консультирование - Консультирование психолога в школе

1. Особенности обращения родителей по поводу родительско-подростковых конфликтов

Поскольку в психологической литературе подробно описаны вопросы психологического консультирования и коррекции детско-родительских отношений , в данной глзве мы остановимся на взаимоотношениях с детьми подросткового и юношеского возраста, так как одна из наиболее часто встречающихся проблем клиентских обращений — жалобы родителей на трудности во взаимоотношениях с детьми старше 13-17 лет.

Жалобы родителей на детей можно разделить на четыре группы:
1. Отсутствие контакта с детьми: непонимание того, как они живут, чем интересуются, невозможность поговорить с ними по душам, ощущение своей родительской ненужности, чуждости. Характерные высказывания: «Я его (ее) совершенно не понимаю» или «Я ничего о ней не знаю, где она бывает, кто ее друзья».
2. Неуважительное, резкое отношение детей, постоянные ссоры и конфликты. Характерные высказывания: «Он мне грубит», «Он со мной не считается», «Он (она) ни в чем не помогает».
3. Тревога, вызванная тем, что дети живут не так, как должны бы, с точки зрения родителей. При этом дети воспринимаются как запутавшиеся, что служит поводом для обращения. Высказывания: «У дочери плохие отношения с мужем, я хочу помочь ей, но не знаю, как это сделать».
4. Проблемы, связанные с нестандартным, отклоняющимся поведением: «Моя дочь хочет вступить в секту, как ей помочь?», «Мой сын общается с какими-то отморозками, что делать?» 
Приступая к оказанию помощи семье в ситуациях родительско-юношеских конфликтов, следует учитывать, что основной
доминантой развития ребенка от раннего детства до юности является продвижение на пути к самостоятельности, независимости. Но самостоятельность и независимость были бы невозможны, если бы человек до достижения зрелости не овладевал в той или иной степени достижениями культуры, социально приемлемыми формами поведения .
Далеко не все родители, окружающие ребенка взрослые наделены в должной степени педагогическими способностями. Поэтому природа позаботилась о том, чтобы родители, взрослые персоны вообще были чрезвычайно значимы, авторитетны для маленьких детей. Ребенок до вступления в подростковый возраст ориентирован на родителей, их внимание, одобрение, поддержку, любовь. Он старается это заслужить, что побуждает его к личностному росту, освоению культуры поведения.
Но если бы все мы до конца нашей жизни оставались на этом уровне, то на свете бы просто не было взрослых, т. е. самостоятельных и независимых людей. На каком-то этапе своего взросления подрастающий человек должен пережить кризис, ситуацию, когда локус его эмоциональной привязанности должен переместиться с родительских (и замещающих их) фигур на персоны противоположного пола за пределами семьи и/или идеалы, опосредованные социально выработанными формами активности.
Начиная с подросткового и особенно приближаясь к юношескому возрасту, дети начинают демонстрировать все большее неприятие родителей, взрослых. У них наблюдается стремление спорить с родителями, противопоставлять себя им, что зачастую протекает на фоне парадоксального внутреннего стремления привлекать к себе родительское внимание, быть в его центре.
Старшие подростки, и особенно юноши, пытаются всячески подчеркнуть свою самостоятельность и независимость от родителей, подчас вообще от мира взрослых через особую форму одежды, прически, манеру себя вести, танцевать. Смысл такого поведения — пережить внутренний разрыв с зависимостью от мира старших. Если родители тактично относятся к подобного рода особенностям поведения своего ребенка, признают его право самостоятельно выбирать формы поведения, жизненные цели (ничего лучшего им в этой ситуации, в сущности, и не остается), то кризис протекает относительно спокойно. Попробовав разные формы одежды и причесок, побывав в различных «неформальных» компаниях, оттанцевав на вечеринках, ребенок со временем возвращается в русло, определенное ценностными ориентациями его родителей, т. е., как правило, получает то или иное образование, заводит семью, начинает вести себя вполне прилично и зарабатывать деньги .
Проблемы возникают тогда, когда ребенок для родителей как-то особенно значим (например, матери общение с сыном долгое время заменяло общение с супругом, возникла ситуация семейного треугольника: ребенок встроен во взаимоотношения между матерью и отцом, и это стабилизирует отношения в родительской диаде).
В таком случае родителю трудно отпустить ребенка в самостоятельную жизнь. Он стремится силой вернуть ребенка к, как ему кажется, социально одобряемому поведению. Но это приводит к эскалации конфликта, когда и родитель, и ребенок начинают совершать экстремальные действия, вредящие им обоим. Например, девушка, чтобы доказать своей матери, что она действительно будет жить так, как она хочет, может переспать с первым попавшимся человеком, начать потреблять алкоголь или наркотики, убежать из дома с желанием никогда не возвращаться. Побег из дома зачастую ставит подростка или юношу (девушку) в зависимость от криминальной среды. При более тактичном поведении родителей этого чаще всего могло бы и не случиться.
Образ детско-родительских отношений на полюсе подростка и «глазами подростка» становится важнейшим условием их трансформации и развития. Поэтому знание особенностей восприятия подростками этих отношений, определяющих характер их общения и взаимодействия с родителями, позволяет определить закономерности их развития, осуществить необходимую интервенцию с целью коррекции, оптимизации и перестройки этих отношений.

2. Особенности восприятия подростками позиции родителей


Опыт психологического консультирования по проблемам развития и воспитания в детском и подростковом возрасте обнаруживает серьезные нарушения и деформации различного типа образа детско-родительских отношений в семьях, испытывающих значительные трудности в общении и взаимопонимании.
На основе полученных в ходе консультирования данных об особенностях детско-родительских отношений были выделены следующие критерии их оценки:
• симметричность (взаимность) образов детско-родительских отношений «глазами подростка» и «глазами родителя»;
• степень адекватности образа детско-родительских отношений, определяющая меру взаимопонимания партнеров;
• психологическая готовность к изменению образа детско-родительских отношений и к работе над реальным изменением взаимодействия с партнером в рамках этих отношений1.
Соответственно, были определены типы соотношения подростково-родительских позиций.
Враждебно-отчужденный тип характеризуется тем, что подросток и родитель воспринимают свои отношения как отношения эмоционального отвержения или амбивалентности, низкой заинтересованности друг в друге и значительной личной дистанцировэнности. Для подростков характерны: высокая степень автономизации и низкий уровень включенности в функционирование семьи; установка в отношении родителей как «чужих людей»; часто демонстративный «уход» из семьи — отказ от общения с родителями, вплоть до отказа садиться вместе за стол обедать, негативизм и открытый протест в отношении любых попыток родителей контролировать их деятельность; самостоятельное решение всех своих проблем без обращения за помощью к родителям; скрытность и отказ посвящать родителей в свои жизненные планы. Для родителей характерны эмоциональная холодность, амбивалентность или эмоциональное отвержение подростков, предпочтение младших детей, открытое осуждение подростков как «неблагодарных и бесчувственных», обвинение их в прагматизме и корысти.
Как правило, данному типу отношений свойственны реализм в восприятии детско-родительских отношений, адекватное понимание желаний ребенка при крайне низкой готовности к работе по изменению характера этих отношений. Мотивом обращения родителей в психологическую консультацию часто является получение от психолога эмоциональной поддержки и подтверждения правоты его негативной оценки подростка. Инициатива родителей зачастую связана скорее со стремлением оправдать себя с точки зрения социальных стандартов как «хорошего родителя», а не с желанием действительно что-то изменить в этих отношениях. Враждебно-отчужденный тип констатируется преимущественно для отношений мать — сын и складывается задолго до подросткового возраста, вбирая в себя опыт эмоционального отвержения и нарушений протекции.
Властно-доминантный тип, напротив, характеризуется высокой степенью стремления к контактам и взаимодействию как родителя, так и подростка, когда цель для обеих сторон — установление господства и навязывание своей воли и решений оппоненту. В основе поведения подростка — гипертрофированный мотив утверждения взрослости и своего права на принятие решений, обостренная чувствительность к отношению родителя, уважению им своих прав и, как следствие, протестное поведение и попытка принуждения родителя к навязываемому поведению. Родитель, как и подросток, стремится во что бы то ни стало сохранить свою власть и использует для этого любые средства силового давления.
Для такого типа отношений характерна крайне высокая конфликтность, где каждый из участников любой ценой стремится выйти победителем и оставить за собой последнее слово по любому самому ничтожному вопросу. Встречаются и положительное эмоциональное отношение и симпатия друг к другу, однако возможности выражения этих чувств при затяжном
хроническом конфликте оказываются крайне ограниченными, В таком типе отношений бывает затруднено взаимопонимание вследствие неадекватности восприятия. Нередко прояснение позиции позволяет улучшить характер взаимодействия.
Вместе с тем у родителей отмечаются готовность к работе над детско-родительскими отношениями и положительная динамика такой работы. Причинами формирования властнодоминантного типа отношений являются неадекватный тип семейного воспитания (доминирующая гиперпротекция или противоречивость), обострение подросткового кризиса и определенные личностные особенности родителя и подростка.
Поисковый тип характеризуется общностью позиций подростка и родителя в отношении необходимости перестройки своих отношений на новой основе. Подросток отвергает старые способы общения со взрослым и ищет новые формы взаимодействия, в которых он смог бы реализовать свою потребность во взрослости и автономии, избегая при этом открытых форм негативизма и конфронтации с родителями. Родители осознают, что подросток взрослеет и меняется, приобретает черты новой и в чем-то «чужой» личности, признает неэффективность старых методов и приемов воспитания. Это вызывает тревожность и неуверенность, однако родители пытаются найти новые способы взаимопонимания и воспитания в отношениях с подростком.
Для этого типа взаимодействия характерно острое переживание отсутствия взаимопонимания и отчужденности на фоне психологической готовности к поиску новых форм общения и построению нового типа отношений. Как правило, констатируется высокий уровень эмоциональной заинтересованности и приятия обеими сторонами, мягкий принимающий тип воспитания в анамнезе. Этот тип часто встречается в неполных семьях, где воспитание ребенка обладает огромной ценностью для матери. Характеризуется высокой психологической готовностью к принятию психологических рекомендаций консультанта и хорошим прогнозом.
Кооперативно-направленный тип в своей основе имеет недостаточный уровень психологической компетентности родителей и неадекватный образ отношений с подростком, что и выступает основным препятствием в перестройке и налаживании этих отношений в период подросткового кризиса. Характеризуется общим положительным эмоциональным настроем и выраженной потребностью во взаимодействии с подростком, но в силу низкой компетентности родителей аккумулирует отрицательный опыт такого взаимодействия, что и становится причиной обращения в консультацию Низкий уровень взаимопонимания между родителями и подростком может быть скорректирован на основе повышения уровня коммуникативных навыков и умений и формирования у родителей адекватного образа возрастных и индивидуальных особенностей подростка.
Искаженный тип включает различные варианты отношений, общим показателем которых выступает противоречивость и дисгармоничность представлений у подростка и родителя. Наиболее неблагоприятным вариантом является асимметричность эмоциональных отношений (эмоциональная вовлеченность родителя в процесс воспитания и враждебность либо эмоциональная холодность подростка или, напротив, амбивалентность или эмоциональное отвержение со стороны родителя и эмоциональная зависимость подростка).
Распространенным вариантом является несовпадение представлений подростка и родителя о степени родительской строгости и протекции в воспитании. Например, подросток преувеличивает авторитарные черты родителя, считает его директивным, воспринимая «диктатором», пренебрегающим интересами подростка, хотя родитель считает себя альтруистом, положившим свою жизнь и благополучие на алтарь интересов ребенка. Другой пример: родитель уверен в том, что он уделяет достаточно времени и сил воспитанию ребенка, в то время как подросток остро переживает свое одиночество, отстраненность и пренебрежение своими обязанностями со стороны родителей («им нет до меня дела!»). В последнем случае инициатива в обращении за психологической помощью часто принадлежит подросткам. Искаженный тип отношений требует в каждом отдельном случае разработки индивидуальной коррекционной программы с учетом особенностей истории развития подростка и личностных качеств родителей и ребенка.
Комплементарно-дисгармоничный тип отношений предполагает наличие согласованных семейных мифов, которые
выступают в форме общности неадекватного восприятия родителем и подростком реальных объективных отношений, причем обе стороны принимают определенное распределение ролей в этих отношениях. Например, родитель навязывает подростку образ комплементарных ролей: «родитель — благодетель и опекун, подросток зависим и недееспособен»». Подросток навязывает родителю свое понимание: «подросток — любимое дитя, баловень, которому разрешается все, родитель заботлив и полон прощения, заботится о благополучии подростка, забывая о себе».
Принятие подобного распределения ролей и их ригидное исполнение приводит к значительному ущербу как для личности родителя, так и для личности подростка. В основе подобной мистификации лежат удовлетворение значимого для одной из сторон мотива и зависимость одного из партнеров, позволяющего навязать себе удобное для второго участника диады видение детско-родительских отношений.
Следовательно, центральное место в подростково-родительских отношениях занимает сфера эмоциональных отношений — принятие и эмоциональная близость. Именно процессы эмоционального взаимодействия определяют авторитетность родителя в семье и удовлетворенность детско-родительскими отношениями, а также особенности делового сотрудничества. Характер эмоционального принятия подростка родителем выступает как исходный пункт и основа развития детско-родительских отношений.


3. Стратегии, приемы и методы консультирования по поводу сложностей во взаимоотношениях родителей с детьми-подростками


О. А. Карабанова сформулировала цели и задачи коррекционной работы, направленной на оптимизацию детско-родительских отношений, ориентируясь на образ детско-родительских отношений у родителя и ребенка (табл. 3).

Ориентирующий образ

Варианты нарушений

Задачи коррекции

Ребенок «глазами родителя»

1. Неадекватность восприятия мотивов и потребностей ребенка: недооценка значимости потребности о эмоциональном контакте и общении с родителями; недооценка значимости потребности общения со сверстниками

Психологическое просвещение — информирование родителей о роли потребности в общении с близким взрослым и сверстниками для формирования гармоничной личности; расширение и содержательное обогащение видов совместной деятельности ребенка со взрослым; амплификация общения детей со сверстниками; помощь родителю в выработке адекватной позиции в отношении общения ребенка со сверстниками (мониторинг, возможные формы участи родителя в совместной деятельности детей, место общения со сверстниками в режиме дня)

2. Неадекватный образ возрастно- психологического статуса ребенка (подростка): противоречивое восприятие, инфантилизация, приписывание взрослых черт и особенностей

Формирование адекватного образа возрастно-психологических особенностей ребенка и подростка («внутренней картины возрастай), определение системы прав и обязанностей ребенка, адекватных возрасту; помощь в разработке системы родительской дисциплины, адекватной возрасту (требования, запреты, их содержание, количество, форма предъявления, способы воздействия — поощрения и наказания, контроль и мониторинг)

3. Неадекватность восприятия
индивидуально-личностных
особенностей ребенка

Формирование адекватного образа индивидуально-личностных особенностей ребенка; адаптация системы родительской дисциплины в соответствии с индивидуально-личностными особенностями ребенка; помощь в выборе типа образовательно воспитательного учреждения и разработке режима дня

Ориентирующий образ

Варианты нарушений

Задачи коррекции

«Я как родитель»

1. Неадекватное представление о себе как родителе: расхождение аффективного и поведенческого компонентов эмоционального принятия ребенка; неадекватная (низкая или чрезмерная) критичность в оценке своей родительской компетентности

Организация психологических условий для осознания родителем особенностей своего эмоционального отношения к ребенку, родительских чувств, системы родительской дисциплины, поведения в родительской роли, формирование умения открыто коммуницировать свои чувства; осознание родителем степени эффективности системы воспитания ребенка и причин ее неэффективности

2. Нереалистический образ «идеального родителя»: идеализация образа; искажение ценностей воспитания ребенка; расхождение между декларируемыми гумамистическими ценностями воспитания и ценностями реальными

Помощь родителям о осознании (и выработке) системы ценностей и целей воспитания ребенка, стратегии и тактики достижения целей воспитания, требований к родительской роли и качеству ее выполнения, места родительства в иерархии ценностно-смысловой сферы личности родителя

3. Несогласованность образа отношений в глазах их участником

Повышение компетентности в общении родителя и ребенка, расширение и обогащение общения и совместных видов деятельности ребенка и родителей

Родитель «глазами ребенка»

Неадекватный образ родителя; миф о всесилии и всемогуществе родителя;  не чуткий и не понимающий» родитель; «диктатор», тотально контролирующий ребенка; холодный, отвергающий

Развитие у ребенка способности к децемтрации, эмпатии, осознанию чувств и переживаний как своих, так и партнера, создание условий общности эмоционального переживания жизненных событий, формирование у родителя умения открыто выражать и коммумицировать свои чувства; организация условий принятия ребенком/подростком ответственности за благополучие родителя; развитие форм сотрудничества и кооперации в детско-родительских отношениях

Коррекция позиции родителя по отношению к ребенку
За страхами и переживаниями родителя, за жалобами на отсутствие контакта чаще всего кроется гипердоминантная, опекающая позиция по отношению к ребенку, стремление руководить, советовать, рекомендовать без понимания истинных потребностей ребенка. 8 этом случае особенности поведения ребенка, лежащие в основе жалоб (невнимательность, резкость, скрытность), — это способы борьбы за независимость, попытки избежать гиперопеки. Таким родителям свойственно либо не замечать доминантности собственного поведения, либо воспринимать его как нормальное и естественное: «Я же хочу ему добра», «Я лучше знаю, как поступать».
Некритичное отношение к собственному поведению требует от психолога особой осторожности во время беседы. Обратная связь, оценка поведения родителя может быть дана только после того, как накоплено достаточное количество фактов, подтверждающих гипотезу.
Психолог выясняет требования, которые родители предъявляют ребенку вообще, т. е. каким они хотели бы его видеть, и то, когда и как эти требования предъявляются (что и по какому поводу родитель чаще всего говорит ребенку}.
Часто в такой ситуации есть требования, предъявляемые практически ежедневно, и именно они, как правило, лежат в основе вспыхивающих конфликтов. Эти требования могут быть связаны как с социальными задачами, стоящими перед детьми («Когда ты начнешь готовиться в институт?»}, так и с повседневными домашними ситуациями («Не разговаривай долго по телефону!», «Ты постоянно всюду опаздываешь!», «Помой за собой посуду!»).
Задачи психолога:
1. Поставить под сомнение целесообразность такой позиции по отношению к ребенку.
2. По возможности заменить иным отношением и видением происходящего. В процессе работы необходимо сделать акцент на том, насколько требования родителей соответствуют возрасту детей; как они помогают развивать их самостоятельность; какова цель того, что они все это ему говорят.
3. Связать особенности поведения родителя (гиперопеку) и поведение ребенка (холодность, резкость, неуважение).
Можно прямо указать на связь между высказываниями родителя и реакцией ребенка (например, в ситуациях, когда из рассказа следует, что вслед за предъявлением родительских требований следует агрессивная или обесценивающая реакция).
Иногда за обострением отношений стоит естественный процесс взросления ребенка и уход его из-под контроля, но чаще этому способствует резкое изменение ситуации либо в жизни ребенка (вернулся из армии, женился, поступил в институт, чем-то увлекся), либо в жизни родителя (вышел на пенсию, развелся). Поиски момента обострения в отношениях и анализ того, почему и как это, с точки зрения клиента, происходит, может стать материалом для осознания родителем гиперопекающей позиции.
Иногда высказывания ребенка прямо указывают, что именно в позиции родителя служит основанием для конфликтов: «больше ни слова не скажу о своих проблемах, ты все используешь против меня!» или «Еще раз это скажешь — повешусь! Надоело слышать одно и то же».
Оценка собственной позиции как проявления гиперопеки — один из поворотных моментов в консультировании.
Для того чтобы произошли изменения, необходимо пересмотреть:
1) позицию родителя по отношению к ребенку;
2) тактику его повседневного поведения;
3) представление родителя о ребенке, образ того, каков он.
Психологу следует поставить под сомнение правомочность
и целесообразность позиции родителя как всезнающего учителя, которую занимает родитель, и то, что, втолковывая нечто ежедневно 20-30-летнему «ребенку», можно добиться позитивного результата: «А вы уверены в том, что вашему ребенку именно это необходимо?... Как вы думаете, если все, что вы говорите, абсолютно правильно, почему он вас не слушает?»
В основном при работе со сверхдоминантным родителем обсуждение особенностей его взглядов не нужно, да и невозможно — слишком часто они бывают не готовы менять свои жизненные принципы.
Эффективнее, выразив сомнения в правомочности поучающих устремлений, перейти к анализу их поведения — настойчивости, контролю, критическим комментариям, т. е. к тому, что непосредственно лежит в основе их разногласий в отношениях с детьми.
Психолог может обсудить с родителем следующие моменты:
1) прямое воздействие неэффективно, особенно когда оно базируется на негативных примерах и высказываниях;
2) поведение родителей, воспринимаемое и ощущаемое как давление, чаще всего вызывает не подчинение, а сопротивление, негативизм, т. е. результат, обратный желаемому;
3) давление и контроль приводят лишь к одному — отношения портятся, приобретают нежелательный характер, который является причиной обращения к психологу, а вероятность того, что при плохих отношениях можно что-то объяснить, заставить, воспитать, равна нулю.
Коррекция отношения родителя к ребенку
Данный прием используется в ситуациях, когда причиной возникших трудностей является недоверие родителя к ребенку, низкая оценка его способностей проявлять самостоятельность и независимость, быть взрослым.
Психологу необходимо совместно с клиентом определить, что же на самом деле значит «быть ребенком» — быть любимым, родным, значимым или беспомощным, неумелым, слабым?
Один из вариантов — разговор с точки зрения представлений гуманистической психологии К. Роджерса: взрослым и самостоятельным человек по-настоящему может стать только тогда, когда ему доверяют. Лишь в этом случае он способен поверить в собственные силы. Сомнения других в возможностях человека, проявляющиеся в гиперопеке (ведь в опеке нуждаются слабые!), подрывают его веру в свои силы, делают пассивным и беспомощным2.
Психолог с помощью вопросов помогает понять родителю, из-за чего самые «добрые» намерения оказываются подавляющими, а не помогающими; как может выглядеть отсутствие контроля, напоминаний, указаний, запретов на самостоятельные действия; как можно изменить старые способы поведения на более гибкие и адекватные отношениям родителя со взрослым ребенком.
Кроме того, необходимо напомнить родителю, что, хотя его контроль не очень сильно влияет на жизнь ребенка вне родительской семьи, бывает, что за годы совместной жизни он становится необходимым элементом. Человек, которого долгие годы отучали быть самостоятельным, может почувствовать не облегчение, а растерянность, станет более зависимым, пассивным. Но этот этап необходимо пережить, если родитель хочет, чтобы его ребенок стал по-настоящему взрослым человеком. Помощь родителя в приобретении самостоятельности может состоять не в указаниях и советах, а в выражении поддержки и одобрения.
Акция доверия
Данный прием используется в случаях, когда в отношениях ребенка и родителя есть некоторое несогласие (барьер), служащее поводом для ссор и конфликтов (достаточно однозначно очерченное и продолжающееся долгое время).
Психолог предлагает родителям снять выдвигавшееся требование или запрет. Важно, чтобы это выглядело не как демонстрация позиции «Делай как знаешь!», а именно как проявление доверия, свидетельство уважительного отношения к личности ребенка.
Перевод «Ты-высказываний» в «Я-высказывания»
Прием применяется с целью развития у родителей эмоциональной рефлексивности и открытости в отношениях.
Психологу необходимо рассказать родителю о важности эмоциональных проявлений и предложить технику «Я-высказываний».
Алгоритм:
1) использование местоимения «я» (мне, для меня);
2) выражение переживаемых чувств;
3) предложение изменения поведения.
Например, переформулирование фразы: «Ты всегда приходишь домой поздно! Где тебя носило?» в высказывание «Я очень волновалась, что тебя так долго не было. Давай договоримся, что мы будем предупреждать друг друга, если будем задерживаться».
Организация доверительного разговора

Изменение отношения — сложный процесс, и часто бывает уместно несколько форсировать переориентацию, организовав доверительный разговор родителя с ребенком. Цель — показать сыну/дочери клиента, что отношение к нему (к ней) изменилось, выйти на уровень более глубокого, чем раньше, контакта и взаимодействия, рассказав о себе, о своих чувствах и переживаниях, в основе которых лежит родительское беспокойство, тревога и любовь к ребенку. Разговор, где каждый может приоткрыть душу, избавиться от накопившихся обид и претензий, может стать переломным моментом и началом позитивных изменений в их взаимоотношениях.
Возможность такого разговора следует максимально конкретно обсудить, а по возможности выбрать подходящее место, время, возможные варианты начала и г. д. Конкретизация необходима, чтобы выявить возможные препятствия на пути выполнения задачи, которые могут быть не замечены, но быстро вскрываются, когда начинается конкретное планирование.
Приемы консультирования родителей по поводу проблем в жизни ребенка
Гиперопекающзя позиция часто приводит к тому, что родитель начинает воспринимать поведение ребенка как вызывающее опасения. К таким высказываниям следует относиться внимательно, так как, во-первых, за ними может скрываться нечто более серьезное, чем преувеличения родителя, а во-вторых, повлиять на мнение человека, успокоить тревоги можно только тогда, когда установлен хороший доверительный контакт, который невозможен без принятия того, что говорится в начале беседы.
Дальнейшая работа зависит от того, насколько реальны высказываемые страхи и соображения. Если оснований для них нет, причина обращения к психологу чаще всего связана с проблемами самого родителя, жалобы же на детей в такой ситуации выступают как социально приемлемый повод прихода.
Если психолог понимает, что опасения родителя реальны, он должен принять решение и понять, насколько он компетентен в оказании помощи. Психолог не должен подменять собой медицинские или иные учреждения, но существует ряд психологических задач, решение которых может способствовать улучшению жизненной ситуации клиента.
Задачи психолога:
1. выслушать клиента, дать ему возможность выговориться и поддержать его. Человеку в такой ситуации кажется, что происходит нечто ужасное, что никогда и ни с кем такое не случалось, что решения этой проблемы не существует. Таким страхам следует уделить особое внимание, снизить ощущение «уникальности» и обнадежить возможностью изменения ситуации.
2. Дать квалифицированную рекомендацию: куда, зачем и как следует обратиться и помочь найти способы показать специалисту даже самого несговорчивого подростка.
3. Помочь клиенту-родителю наладить конструктивные отношения с ребенком-подростком. Это самая важная задача, так как родители в этих ситуациях часто не могут найти правильный тон — угрожают, обещают, что «там тебе все объяснят», подчеркивая негативные моменты, связанные с отказом обращения к специалисту, что не мотивирует, а только подрывает доверие подростка к родителям.
Обсудив с родителем, что и как он говорит сыну или дочери в сложившейся ситуации, консультант должен постараться снять негативные и внести позитивные моменты в процесс мотивации, сообщив, что если помощь оказана своевременно, то ребенок будет избавлен от излишних психических или физических страданий. Родитель может обеспечить анонимность {если это важно) обращения к квалифицированному специалисту. Важен также рассказ о чувствах, испытываемых родителем по поводу ребенка, которые могут служить свидетельством необходимости обращения («То, что произошло с тобой, это случайность, давай поскорее ее исправим и вернемся к нормальной жизни»).
В ситуациях, когда родитель переживает определенную долю вины и ответственности за происшедшее с ребенком, психологу важно переориентировать его с позиции обвинения и недовольства на позицию принятия и поддержки.
В таких случаях важно донести до родителя, что ребенка учить чему-либо поздно и бессмысленно, и спасти его от даль-
нейшего «падения» может не совет или наказание, а ощущение принятия и сочувствия с его стороны.
Психолог может выступать в роли переводчика и толкователя смысла того, что говорит и делает подросток, объяснять родителю, как тяжело подростку доказать, что негативизм в его поведении свидетельствует о тяжести переживаний и отсутствии возможности кому-либо рассказать о них.
Только выстроив доверительные отношения с подростком, родитель может оказать на него хоть какое-то влияние и сопереживанием удержать от опрометчивого шага. Ситуация доверия предоставляет больше возможностей для контроля, но не для прямого, а для косвенного. Если отношения родителя с подростком к моменту прихода к психологу уже нарушены, можно обсудить приемы, направленные на их нормализацию (например, акции доверия).
Консультирование родителей по поводу собственных переживаний в отношениях с детьми
В ситуациях, когда родители заявляют о наличии у них негативных переживаний по поводу поведения или отношения к ним детей, психолог может использовать разные стратегии работы в зависимости от причин прихода клиентов:
1. В ситуации, когда клиент чувствует пустоту, незаполненность собственной жизни, задача — помочь заполнить его жизнь, найти дела, которые ему интересны и приятны. Расспросить о том, что он любит или любил делать, что было интересно, есть ли что-то, чем хотелось заняться, но что долго откладывалось, а взяться за это теперь клиент не решается. При таких расспросах у человека обычно возникнет множество идей об интересных делах, которыми стоило бы заняться.
Необходимо, чтобы клиент действительно встал на активную позицию по отношению к собственной жизни, начал сам организовывать свое время, заниматься своими делами. Гарантией такой активности является наличие партнера — того, с кем можно было бы делать что-то вместе и, таким образом, не просто интересно жить, но и быть для кого-то нужным и интересным. Для того чтобы ситуация изменилась, следует совместно с клиентом спланировать эти изменения, обсудить, как и к кому из знакомых можно обратиться, что предложить, кому звонок или встреча с клиентом могут действительно принести радость, кто может составить компанию в проведении свободного времени.
2. Чувство собственной нереализованности, неудачно прожитой жизни, желание, чтобы в своей жизни ребенок достиг и сделал все, чего в свое время не удалось сделать родителям, и страх, что ему это не удастся, — довольно распространенная проблема.
Обычно такие переживания родителей серьезно осложняют взаимоотношения с детьми, родители невольно становятся тиранами, ограничивающими свободу. Изменить отношение к собственной жизни у пожилого человека, прожившего большую ее часть, — задача непростая, тем более что жизнь действительно прошла не совсем просто и удачно.
Приемы работы с такими клиентами — повышение самооценки и самопринятия. Необходимо:
• выразить уверенность, что он сделал в своей жизни все, что мог, что трудности были действительно серьезными и нет ничего удивительного, что на них было потрачено столько усилий;
• подчеркнуть важность жизненных достижений клиента (научные результаты, духовные ценности, помощь людям, выросшие дети);
• обсудить, что в жизни важно не то. чего достиг человек, а то, как он этого достигал, каких ценностей придерживался. Например, честность, доброта, искренность могут выступать как важнейшие ценности, которые удалось в жизни реализовать.
3. Ощущение вины родителя перед ребенком.
Приемы работы:
• демонстрация бессмысленности переживаемого клиентом чувства, например, через показ клиенту нецелесообразности, неуместности тех поступков, выяснений и объяснений, которые предпринимаются им с целью загладить вину, так как это заглаживание, часто принимающее форму вмешательства, лишь осложняет отношения с ребенком;
• обсуждение прошлого и показ того, что его поступки в тех случаях, которые являются объектом беспокойства, были единственно реальными и возможными, что их последствия нельзя было предугадать, что судить себя прошлого с позиции себя нынешнего — в принципе бессмысленная, не приводящая к разрешению ситуации тактика.
4. Переживание обиды на ребенка из-за его поведения или отношения к родителю.
Приступать к психотерапии переживания обиды возможно только после осознания и принятия факта обиды. Для этого психолог предлагает клиенту:
• объективно описать ситуацию, свои чувства;
• проанализировать, из-за чего случилось так, как случилось;
• как должно было бы быть, и по какой причине не случилось то, чего так ожидал обиженный человек .
С целью психотерапии переживания обиды можно использовать целый ряд техник.
Техника визуализации
ПСИХОЛОГ предлагает клиенту сесть удобно, закрыть глаза и представить: «Вы идете по дороге. Вокруг природа, тепло и приятно. 8ы ощущаете умиротворение. Но вот вы видите, что навстречу вам движется фигура. По мере приближения вы понимаете, что это — ваш обидчик. Поговорите с ним. Расскажите о том, какое его поведение причинило вам боль.
Теперь представьте этого человека маленьким ребенком, пусть он сядет рядом с вами, а вы проговорите свое прощение: вспомните все обиды, попросите и сами извинения у человека. Ведь ваши тщетные ожидания гоже принесли ему неприятные ощущения, чувство вины.
А теперь представьте этого человека младенцем, который помещается в ваших ладонях. Представьте, как вы кладете его себе в руки, беспомощного и милого. Скажите, что любите его таким, какой он есть, не смотря на все случившееся между вами».
Исцеляющие письма
Техника направлена на помощь в преодолении обиды и дает возможность испытать поддержку и одобрение независимо от реакции оскорбившего его (ее) субъекга. Она помогает справиться с обидой на тех, с кем нет возможности встретиться: с умершими или уехавшими и т. п.
Психолог предлагает клиенту написать три письма в определенной последовательности, сопровождая каждое ив них определенной инструкцией.
Первое письмо предлагается адресовать обидчику: «Попробуйте максимально подробно описать ситуацию, выразить все свои чувства и переживания, передать человеку всю глубину и тяжесть своей обиды».
Второе письмо предлагается написать от имени обидчика: «Представьте, что он мог бы ответить на те слова, которые были в предыдущем письме, если бы не раскаивался в содеянном. Это наверняка было бы письмо неприятное, исполненное несправедливости и еще больших его собственных обид».
Третье письмо — это письмо-покаяние: «Напишите в нем те слова, которые хотели бы услышать от обидчика: слова поддержки, понимания, извинения. Это очень важное письмо, в нем должно быть все, чего так не хватает человеку, которого давит обида».
Техника прощения
Психолог предлагает клиенту: «Напишите имя обидевшего вас человека на листе бумаги. Вокруг имени нарисуйте круг, в котором кратко опишите, каким образом он сделал это (если обид несколько, их лучше вписать в несколько разных по величине кругов в зависимости от степени обиды).
Когда эта работа будет выполнена, поставьте перед собой стул и представьте, что на нем сидит человек, который нанес вам обиду. Можно положить на стул предмет (старую игрушку), чтобы легче было говорить.
Держа лист бумаги перед представляемым обидчиком, попробуйте высказать ему все, что накипело в душе, показать, где вы это написали. Расскажите, как поступок обидчика повлиял на настроение, на отношения с людьми, на вашу судьбу.
После этого попробуйте проговорить, что все это вы хотите простить человеку. Даже если в душе все еще есть чувство обиды, необходимо обязательно проговорить слова прощения. Скажите, что вы прощаете человека и хотите отныне жить в ладу с ним и с самим собой».
Комплекс техник психотерапии вины и обиды
Наш опыт работы позволил структурировать приемы и методы работы с переживаниями вины и обиды в комплекс психотерапевтических методик.
Предлагаемые методики могут использоваться как последовательно на разных этапах психотерапевтической работы, так и выборочно — в контексте запроса и переживаний клиента.
1. Осознание и отстранение.
ПСИХОЛОГ предлагает клиенту представить свою обиду (вину) в виде какого-либо предмета или объекта и задает вопросы:
• В каком виде она (обида/вина) предстает перед вами?
• Как она выглядит?
• Каково ее значение в контексте отношений с ребенком?
• Как хочется с ней поступить?
• Как можно отдалиться от нее?
• Как можно изменить ее значимость?
Далее психолог предлагает клиенту каким-то образом изменить образ обиды или добавить к образу какой-то новый фон, при котором значимость обиды или вины снижается.
Новые вопросы для обсуждения:
• На фоне чего значимость вашей обиды (вины) снижается?
• Что помогает отдалиться от этих переживаний?
• Что более значимое присутствует в вашей жизни (в ваших отношениях)?
• Что поможет еще больше отделить от себя чувство обиды (вины)?
Методика подходит для начала психотерапии и направлена на снижение остроты негативных переживаний. Наряду с этим важно обращать внимание на качества и характеристики объектов или предметов, с которыми клиенты ассоциируют свои переживания. Это дает возможность более глубокого анализа уже на начальных этапах работы. Прежде чем придавать общий смысл происходящему, важно помочь клиенту осознать и назвать то, что для него является привычным, и научиться с этим справляться.
2. Особый смысл.
Техника основана на понимании, что все, что с нами случается в жизни, несет определенный смысл, призвано чему-то научить. Психолог предлагает клиенту ответить на вопрос относительно переживания вины или обиды: «Чему ты пришла меня научить, какой мудростью наполнить?»
3. Прояснение потребностей.
Психолог предлагает клиенту мысленно воспроизвести образ обидчика, ситуацию вины или обиды.
Обсуждение включает ответы на следующие вопросы:
• Что вы чувствуете в данный момент?
• С чем конкретно связаны эти чувства (со словами, с действиями или бездействием обидчика, с чем-то еще)?
• Что в связи с этим вам хотелось бы ему сказать, о чем спросить?
• Чего хочется от обидчика (других слов, других действий, чего-то еще)?
Цель этих вопросов — выход на нереализованные потребности, так как от этого зависит дальнейшее направление психотерапии.
4. Проработка ложных потребностей.
Следует сказать клиенту, что существуют потребности, рождаемые нашими «масками» или ролями (роль родителя, роль профессионала, руководителя, подчиненного и т. п.). Например, потребность что-то доказать, потребность самоутвердиться, соответствовать чьим-то ожиданиям, потребность принадлежать сообществу и т. п., но, к сожалению, желание удовлетворить ролевые (ложные) потребности приводит к разрушению отношений, обидам и чувству вины.
Психолог предлагает клиенту описать самого себя, акцентируя внимание на личных качествах и характеристиках, и подумать, какие ролевые потребности ему присущи.
Обсуждение включает ответы клиента на вопросы:
• Что для вас наиболее важно?
• С чем это связано?
• Каким может быть завершение ситуации?
• Каковы возможные последствия?
• Какие эмоции, чувства, ощущения в теле это вызывает?
• Чего в связи с этим хочется?
• Что поможет этого достичь (удовлетворить)?
5. Внутренние нормы.
ПСИХОЛОГ предлагает проанализировать, с какими внутренними (личностными) нормами вина и обида связаны.
Вопросы:
• Что это за норма?
• По поводу чего (поведения, переживаний, мыслей, воспоминаний и т. п.)?
• Откуда она взялась (кем была установлена)?
• С каким опытом она связана?
• Для чего она была установлена?
• Как, в каких ситуациях следование этой норме помогает вам в жизни?
• В каких случаях мешает или противоречит другим нормам?
• В каких ситуациях следование ей не помогает (препятствует) разрешению трудных ситуаций?
• В каких изменениях она нуждается, чтобы быть более уместной (полезной)?
6. Свобода выбора.
Предлагаем клиенту рассказать, какой свободой выбора он теперь обладает. Обсуждаем ответы на вопросы:
• Как вы теперь относитесь к чувству вины (прошлым обидам)?
• Как теперь поступаете по отношению к прошлому?
• Каким выбором (выбором чего) вы сейчас обладаете?
• Что сейчас в центре вашего внимания?
• Какими ресурсами вы обладаете?
• Какие новые способы взаимодействия с миром выбираете?
• В чем заключается свобода выбора?
• Какими новыми смыслами наполняется ваша жизнь?
Свобода выбора заключается в том, что в одной и той же
ситуации человек может поступать по-разному, осознавая и принимая ответственность за способ, который он выбрал.
Работая с этой техникой, важно использовать такую форму вопросов, в которой нет конструктов для прошлого. Делать акцент на том, что происходит в процессе обсуждения пришлого, но в данный момент времени (в настоящем). Свобода
выбора в терапии вины (или обиды) проявляется в способности отодвигать вину на периферию, отдалиться от нее, искать и находить ресурсы для поиска новых способов переживания.

Контрольные вопросы и задания:
1. Какова специфика консультирования в ситуациях деструктивных отношений родителей с детьми-подростками?
2. Как особенности восприятия подростками родительской позиции матери и отца влияют на конструктивность их отношений?
3. Какие приемы может использовать психолог для разрешения родительско-подростковых конфликтов?
4. Каковы стратегии оказания психологической помощи родителям в ситуациях переживания вины или обиды на детей?
Источник: Буравцова, Н. В. Психологическое консультирование и психотерапия семьи: теория и практика: учеб, пособие / Н. В. Буравцова ; Новосиб. гос. ун т экономики и управления — Новосибирск : НГУЭУ, 2018, — 354 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.