На главную Лекции и практикум по психологии Педагогическая психология Психологические механизмы переживания профессионального кризиса личности - Ценностно-смысловой механизм переживания профессионального кризиса
Психологические механизмы переживания профессионального кризиса личности - Ценностно-смысловой механизм переживания профессионального кризиса
Лекции и практикум по психологии - Педагогическая психология
Индекс материала
Психологические механизмы переживания профессионального кризиса личности
Феноменология переживания в трудах отечественных и зарубежных исследователей
Ценностно-смысловой механизм переживания профессионального кризиса
Рефлексия как механизм переживания кризиса
Антиципация как механизм переживания профессионального кризиса личности
Все страницы

 

3. Ценностно-смысловой механизм переживания профессионального кризиса

Одним из способов переживания профессионального кризиса личности является использование ценностно-смыслового механизма. Идея о том, что ценностно-смысловая сфера может выступать как механизм переживания профессионального кризиса, основана на работах А. Г. Асмолова, Б. С. Братуся, Ф. Е. Василюка, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, Д. А. Леонтьева, Б. С. Ливехуда, А. К. Марковой, А. О. Прохорова, Н. Р. Салиховой, В. А. Серого, В. Э. Чудновского, Р. Шакурова, А. С. Шарова, Г. Шихи и др.
Как отмечают А. К. Маркова, Б. С. Ливехуд, Г. Шиха, в кризисные моменты развития личности запускается механизм модификации ценностно-смысловой сферы. Именно развитие ценностно-смысловой сферы часто и выступает важнейшим критерием перехода человека на новый уровень (этап, стадию) своего развития.
Становление ценностно-смысловой сферы происходит и после того, как пережитые в процессе профессиональной деятельности трудности, стрессовые ситуации и неудачи побуждают человека переосмыслить свое отношение к профессии, выработать новый взгляд на нее. При этом степень адекватности понимания смысла жизни существенно обусловливает характер профессионального самоопределения (Г. А. Вайзер, Е. Е. Вахромов, Н. Л. Карпова, А. В. Суворов, В. Э. Чудновский).
По мнению А. Г. Асмолова, Б. С. Братуся, Ф. Е. Василюка, Д. А. Леонтьева, сильнейшие потрясения в сочетании с изменением социальной ситуации развития могут привести к глубоким перестройкам всей совокупности личностных смыслов.
В работах ряда авторов также указывается, что ценностно-смысловая сфера (в частности, ценности, по А. С. Шарову, или смысловая сфера, по Д. А. Леонтьеву), барьерность в реализации ценностей (Н. Р. Салихова) могут выступать в качестве психологического механизма регуляции жизнедеятельности и регуляции психических состояний (А. О. Прохоров).
В концепции переживания Ф. Е. Василюка можно встретить важное для нашего исследования понятие ценностного переживания. Автор отмечает, что в ситуации кризиса, каким бы ни был его конкретный характер, возникает разлад между сознанием и бытием [9, с. 7]. Сознание не в состоянии принять бытие в том виде, в каком оно существует в реальности, а следовательно, сознание не в состоянии наделять его смыслом, направлять его. Возникает ситуация утраты смысла, преодоление которой возможно за счет ценностно-смысловых перестроек. При этом Ф. Е. Василюк отмечает, что необязательно меняется вся система ценностей, в ряде случаев происходит перестройка отношений личности с бытием, изменение смыслового вектора ценностей [9, с. 8].
Для того, чтобы представить ценностно-смысловой механизм переживания профессионального кризиса, обозначим для начала две возможные линии профессионального развития личности: профессиональная деятельность и профессиональное развитие составляют определенную значимость для человека, но не являются для него смысло-образующими; профессиональная деятельность и профессиональное развитие выступают для человека как значимая смысловая реальность, это важный фактор и условие благополучного существования личности и ее самоосуществления.
В контексте этих двух линий возможно разворачивание принципиально различных стратегий ценностно-смыслового переживания профессионального кризиса.
Прежде чем раскрыть сущность ценностно-смыслового механизма, сделаем две оговорки. Во-первых, нужно отметить, что ценностно-смысловой механизм не «включается» в момент кризиса, он функционирует на протяжении всего процесса жизнедеятельности личности, но в ситуации профессионального кризиса происходит своего рода активизация смысловых процессов. Во-вторых, еще в исследованиях В. Франкла, а в дальнейшем Д. А. Леонтьева были приведены факты, свидетельствующие о том, что смысл жизни может быть найден любым человеком независимо от пола, возраста, уровня образования и интеллекта, дохода и пр. [32].
Другими словами, процессы смыслообразования разворачиваются в сознании любого человека, но не всегда они субъективно значимы, как следствие, возможно разворачивание различных стратегий выхода из профессионального кризиса.
Не останавливаясь на специфических особенностях действия ценностно-смыслового механизма, раскроем общие аспекты его функционирования: трансформацию системы личностных ценностей и трансформацию системы личностных смыслов.
Трансформация системы личностных ценностей как составляющая механизма переживания профессионального кризиса связана с изменениями прежде всего в характере взаимосвязей в системе ценностей и степени их значимости для личности. Дезинтеграция ценностной сферы, проявляющаяся в уменьшении числа взаимосвязей между ее компонентами, приводит к усилению потребности в восстановлении единства ценностно-смысловой сферы за счет запуска интегративных механизмов. Характер этих изменений может варьироваться от полной деструкции ценностей до полной перестройки системы ценностей.
Трансформация системы ценностей основана на механизме барь-ерности–реализуемости личностных ценностей, который был обоснован Н. Р. Салиховой в процессе исследования ценностно-смысловой регуляции жизнедеятельности субъекта [53]. Автор доказал психометрическую валидность данного параметра и возможности его использования в том числе для раскрытия сущности переживания личностью жизненного кризиса. Сущность барьерности личностных ценностей заключается в разнонаправленном изменении параметров важности и доступности ценности. При нарастании важности ценности наблюдается снижение ее доступности. Поскольку ценность, с одной стороны, определяет жизненные цели человека, а с другой стороны, выражает то, что является для человека наиболее важным, что обладает личностным смыслом, то в ситуации недоступности ценности происходит нарастание напряжения, ощущение бессмысленности существования.
По мнению Н. Р. Салиховой, соотношение выраженности установок барьерности–реализуемости личностных ценностей изменяется в связи с качественными переменами социальной ситуации развития, а также вследствие освоения человеком жизненного пространства и возникновения актуальных и потенциальных барьеров, препятствующих жизнедеятельности в настоящем или угрожающих реализации отдаленных жизненных планов [53].
Обозначенное утверждение значимо для понимания сущности переживания профессионального кризиса. Барьерность личностных ценностей обуславливает то, что человек начинает воспринимать жизненную ситуацию как не соответствующую его глубинному ценностно-смысловому ядру [53]. Режим барьерности личностных ценностей инициирует установку на изменение. Это происходит вследствие исчерпанности потенциала развития личности в существующей смысловой реальности, когда отсутствуют приращение профессиональной деятельности, новизна выполняемых профессиональных задач и ни коррекция исполнительного блока трудовой деятельности, ни изменение цели труда не несут в себе новых возможностей для самореализации и саморазвития. Такая ситуация требует от личности создания новых смыслов, новых ценностно-смысловых ориентиров профессионального развития, новых возможностей для профессионального самоосуществления.
Нужно отметить, что в своем исследовании мы разделяем взгляды Б. С. Братуся, Ф. Е. Василюка, О. И. Генисаретского, В. П. Зинчен-ко, А. Н. Леонтьева, Д. А. Леонтьева, А. Маслоу, В. Франкла и других ученых, наделявших ценности побудительной силой. Личностные ценности являются своего рода мотиваторами жизнедеятельности человека. При этом нужно четко понимать, что ценности при этом не сводимы к потребностям. Ценность реализует свой побудительный потенциал в случае ее смысловой значимости для личности, в случае, когда ценность становится своего рода источником роста и развития личности. Но мотивационное действие ценностей не ограничивается конкретной деятельностью, конкретной ситуацией. Ценности соотносятся с жизнедеятельностью человека в целом и обладают высокой степенью стабильности; изменение в системе ценностей представляет собой чрезвычайное, кризисное событие в жизни личности [32].
Также нужно обозначить и такой момент: несмотря на то, что ценности не сводимы к потребностям, в то же время каждая ценность может рассматриваться как обобщение отдельных аспектов огромного количества потребностей и способов их удовлетворения [53]. Другими словами, в каждой потребности представлено ценностное содержание, в связи с чем барьер в удовлетворении потребности закономерно ведет к возникновению трудностей в реализации ценности, это, в свою очередь, приводит к потере смысла жизни.
Еще одним аспектом разворачивания ценностно-смыслового механизма переживания профессионального кризиса является трансформация системы личностных смыслов. Она запускается, когда человек, теряя смысл профессиональной деятельности и развития и не имея возможности наделить смыслом существующую ситуацию профессионального развития, стремится найти ее значение для себя. При этом его внимание и восприятие становятся ограниченными каким-то временным локусом: «будущего», «настоящего», «прошлого» (например, человек обращается к прошлому, поскольку тогда, в то время, у него были возможности, резервы, горизонт будущего был более необъятным и пр.). Такая «временнáя» фиксация приводит к своеобразному «смысловому десинхрозу» [55].
По мнению В. А. Серого, процесс синхронизации временных ло-кусов можно описать как особое состояние личности (актуальное смысловое состояние), которое регулирует процесс интеграции личности и окружающей действительности и во многом определяет адекватность субъективного действия относительно объективной реальности [55]. По мнению автора, каждый человек в норме сталкивается с необходимостью менять ценности и смыслы. В ряде случаев это происходит под влиянием жестких обстоятельств. При этом адекватное осмысление реальности в настоящем возможно при критическом осмыслении прошлого опыта и относительно индивидуализированной цели (будущего). Именно посредством синхронизации смысловых ло-кусов прошлого, настоящего и будущего происходит расширение границ субъективной реальности, т. е. интеграция личности в новые условия жизни [55]. В ситуации профессионального кризиса происходит своеобразный «десинхроз», фиксация личности на каком-то одном временном локусе, поскольку человек не в состоянии извлечь смысл из ситуации или наделить ее смыслом (в ситуации профессионального кризиса нам представляется, что таковыми выступают локу-сы прошлого и настоящего, поскольку одной из ключевых особенностей кризиса является отсутствие профессиональной перспективы).
В исследованиях К. В. Карпинского можно встретить понятие «дезинтегрированный смысл». По мнению автора, это один из видов неоптимального смысла жизни, проявляющийся в нарушении функциональной и структурной целостности системы смысла жизни, вследствие чего смысл жизни утрачивает специфические свойства и функции. Дезинтеграция жизненного смысла препятствует продуктивной жизнедеятельности и способствует возникновению смысложизненного кризиса в развитии личности. Следствием чего является снижение продуктивности индивидуального жизненного пути и субъективной удовлетворенности жизнью.
Устранение смыслового «десинхроза» осуществляется в процессе реализации процесса смыслостроительства, предложенного Д. А. Леонтьевым. Поскольку в ситуации профессионального кризиса происходит столкновение личности с реальностью собственного бытия, которое вошло в противоречие с ее смысловой реальностью сознания, возникает острое противоречие, требующее разрешения посредством перестройки системы ценностей и смыслов. Как отмечает Д. А. Леонтьев, смыслостроительство, представляя собой содержательную перестройку жизненных отношений и смысловых структур, как раз и обеспечивает процесс критической перестройки смысловой сферы [32]. Именно смыслостроительство устраняет смысловое рассогласование сознания и бытия, восстанавливает соответствие их друг другу и повышает осмысленность жизни. Такого рода смысловые перестройки в ситуации кризиса выступают условием сохранения психологической ценности и целостности личности в долгосрочной профессиональной перспективе.
Исследование механизма трансформации ценностно-смысловой сферы личности осуществлялось по нескольким направлениям.
В рамках реализации гранта «Психологические механизмы переживания педагогами профессионального кризиса личности» (проект № 16–36–01031) осуществлялась проверка гипотезы о том, что у педагогов, переживающих профессиональный кризис, происходят изменения в смысложизненных ориентациях, было проведено эмпирическое исследование, в котором приняли участие педагоги общеобразовательных школ Екатеринбурга и Свердловской области. Средний возраст участников – 36 лет, трудовой стаж – 15 лет. Все испытуемые имеют педагогическое образование. Всего в исследовании приняли участие 125 человек. В группу педагогов, переживающих кризис, вошли 38 человек. Остальные педагоги (87 человек) были отнесены к группе сравнения.
Для диагностики особенностей смысложизненных ориентаций педагогов, переживающих профессиональный кризис личности, мы использовали следующие методы:
1. Тест смысложизненных ориентаций (CЖО) Д. А. Леонтьева (адаптированная версия теста «Цель в жизни» (Дж. Крамбо и Л. Ма-холика). Методика направлена на изучение осмысленности жизни. Она позволяет выявить особенности смысложизненных ориентаций личности (цели в жизни, насыщенность жизни и удовлетворенность самореализацией), которые соотносятся соответственно с целью (будущим), процессом (настоящим) и результатом (прошлым). Кроме того, методика позволяет охарактеризовать локус контроля – Я (ЛК – Я), отражающий представление человека о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, и локус контроля – жизнь (ЛК – жизнь), отражающий веру в собственную способность осуществлять такой контроль (образ «Я»), свободно принимать решения и воплощать их в жизнь.
2. Авторская анкета «Переживание профессионального кризиса личности», разработанная на основе феноменологической методологии. Вопросы анкеты охватывали несколько аспектов процесса переживания педагогами профессионального кризиса личности: общее мироощущение и переживания до момента возникновения профессионального кризиса; переживания, сопровождающие профессиональный кризис личности; трансформацию ценностно-смысловой сферы; преодоление профессионального кризиса. Анкетирование было проведено с целью формирования группы педагогов, переживающих профессиональный кризис личности. Основаниями отнесения к первой или второй группе являлись оценка педагогом своей профессиональной деятельности как кризисной или некритической; общий эмоциональный фон самоотчета; характер оценивания профессиональной деятельности; характер оценивания себя как профессионала.
В ходе исследования нами выдвигалась гипотеза о том, что ключевой особенностью профессионального кризиса личности и, по сути, его индикатором является ощущение бессмысленности прошлого и снижение осмысленности будущего. Кроме того, в ситуации профессионального кризиса личности происходит снижение уверенности в своих силах, потеря чувства контроля над событиями своей жизни.
Перейдем к рассмотрению полученных результатов.
У педагогов, переживающих ситуацию профессионального кризиса личности, наблюдаются более низкие значения всех показателей смысложизненных ориентаций.
При среднем уровне значений смысложизненных ориентаций в целом по выборке педагогам, переживающим кризис, свойственно снижение показателей до нижней границы среднего уровня выраженности. Эти результаты предварительно подтверждают выдвинутые предположения.
Для получения более значимых результатов мы провели сравнение двух независимых выборок с помощью непараметрического критерия Манна-Уитни (U-критерий Манна-Уитни). В табл. 1 представлены значимые различия в параметрах смысложизненных ориентаций и ценностных сфер.
Таблица 1
Результаты сравнительного анализа параметров смысложизненных ориентаций разных групп педагогов

 

Параметры
смысложизненных
ориентаций

Группа педагогов

Средний ранг

Статистика
U-Манна –
Уитни

Уровень значимости (p)

Цели в жизни

1

41,86

849,50

0,00

2

72,24

Процесс жизни

1

54,59

1333,50

0,09

2

66,67

Результативность жизни

1

47,92

1080,00

0,00

2

69,59

ЛК – Я

1

42,99

892,50

0,00

2

71,74

ЛК – жизнь

1

51,11

1201,00

0,02

2

68,20

Общая  осмысленность жизни

1

54,61

1334,00

0,09

2

66,67

Примечание: 1 – экспериментальная группа (в кризисе), 2 – группа сравнения (нет кризиса).
Сравнительный анализ показал, что на уровне значимости р < 0,05 наблюдаются различия по следующим шкалам теста смысложизнен-ных ориентаций: «Цель в жизни», «Результативность жизни или удовлетворенность самореализацией», «Локус контроля - Я (Я - хозяин жизни)», «Локус контроля - жизнь или управляемость жизни». Для педагогов, переживающих профессиональный кризис, свойственны более низкие показатели по перечисленным параметрам. Дадим качественную характеристику полученных результатов.
Шкала «Цели в жизни» характеризует наличие или отсутствие в жизни педагога целей в будущем, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу. Снижение показателей по данной шкале (Хср = 34,34) свидетельствует о том, что в ситуации профессионального кризиса для педагога характерно жить сегодняшним днем, не планируя будущего, поскольку оно малопонятно, а профессиональная перспектива неясна.
Показатели по шкале «Результативность жизни или удовлетворенность самореализацией» (Хср = 25,08) отражают оценку пройденного отрезка жизни, ощущение того, насколько продуктивна и осмысленна была прожитая ее часть. Поскольку для педагогов, переживающих кризис, характерны низкие значения по данной шкале, мы можем констатировать, что преимущественно педагоги не удовлетворены прожитой частью жизни. Вероятно, это обусловлено тем, что в ситуации кризиса у них возникает потребность в ревизии собственных достижений, рефлексии опыта и собственных возможностей. Кроме того, недовольство прошлым может быть обусловлено ощущением, что имеющийся багаж профессиональных знаний и умений в нынешних условиях профессиональной деятельности не может обеспечить достижение декларируемых социально-профессиональной средой задач.
Шкала «Локус контроля – Я (Я – хозяин жизни)» (Хср = 24,34) характеризует общее представление педагога о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о смысле жизни. Поскольку по результатам тестирования педагоги показывают невысокие баллы по этой шкале, то можно утверждать, что в ситуации профессионального кризиса личности для педагога свойственно скорее неверие в свои силы и неспособность контролировать события собственной жизни.
По шкале «Локус контроля – жизнь или управляемость жизни» также было получено статистически значимое снижение уровня (Хср = 30,45). Данная шкала характеризует представление о том, что человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь. Педагогам, переживающим профессиональный кризис личности, в большей степени свойственна убежденность в том, что жизнь человека неподвластна сознательному контролю, что свобода выбора иллюзорна и бессмысленно что-либо загадывать на будущее.
Представляет интерес тот факт, что общий уровень осмысленности жизни и ее эмоциональная насыщенность (шкала «Процесс жизни») не демонстрируют статистически значимых различий между группами педагогов. Жизнь в целом воспринимается педагогами как интересная и насыщенная, а переживание ситуации профессионального кризиса личности изменяет лишь отдельные значимые для педагогической деятельности параметры смысложизненных ориентаций.
Еще одним направлением исследования была диагностика смысложизненных ориентаций у профессионалов, не принадлежащих к какой-то конкретной профессиональной группе. Выборка составила 72 человека. Основанием разделения респондентов на группы стали также результаты анкетирования и те критерии, свидетельствующие о наличии профессионального кризиса личности, которые были заранее заложены в феноменологическую анкету.
Для сравнительного анализа был также использован непараметрический метод U-критерий Манна-Уитни. Сравнение осуществлялось по всем параметрам смысложизненных ориентаций. Результаты сравнительного анализа представлены в табл. 2.

Таблица 2
Результаты сравнительного анализа параметров ценностно-смысловой сферы разных групп профессионалов

Параметры
смысложизненных
ориентаций

Группа профессионалов

Средний ранг

Статистика
U-Манна-
Уитни

Уровень значимости (p)

Цели в жизни

1

38,56

849,50

0,05

2

34,44

Процесс жизни

1

38,51

575,50

0,05

2

34,49

Результативность жизни

1

41,42

553,00

0,05

2

31,58

ЛК – Я

1

39,14

553,00

0,05

2

33,86

ЛК – жизнь

1

41,72

460,00

0,05

2

31,28

Общая  осмысленность жизни

1

41,00

486,00

0,05

2

32,00

Примечание: 1 – группа сравнения (нет кризиса); 2 – экспериментальная группа (в кризисе).
В результате анализа было установлено, что смысложизненные ориентации профессионалов, переживающих профессиональный кризис личности, характеризуются специфическими особенностями. В сравнении со специалистами, не находящимися в ситуации кризиса, у людей, переживающих данное состояние, в большей степени наблюдается сниженный общий уровень осмысленности жизни (показатель «Общая осмысленность жизни», Хср = 32,00), ощущение непродуктивности пройденного отрезка жизни (показатель «Результативность жизни», Хср = 31,58) и убежденность в невозможности сознательного контроля собственной жизни (показатель «ЛК-жизнь», Хср = 31,28).
Таким образом, анализ результатов исследования особенностей смысложизненных ориентаций профессионалов, переживающих профессиональный кризис личности, позволяет сделать вывод о том, что для ситуации кризиса характерна выраженная неудовлетворенность прошлым, ощущение бессмысленности пройденного этапа и безуспешности самореализации. Также важным является появление ощущения неспособности влиять на ход собственной жизни, а также неуверенности в принципиальной возможности самостоятельного осуществления жизненного выбора – в этом также проявляется профессиональный кризис личности.
В целом мы можем констатировать, что профессиональный кризис личности представляет собой ситуацию, когда сталкиваются новая реальность профессиональной деятельности и сложившаяся внутренняя смысловая реальность жизни. Переживание профессионального кризиса осуществляется за счет действия ценностно-смыслового механизма, который разворачивается в направлении трансформации системы ценностей и трансформации смыслового поля сознания.
Работа ценностно-смыслового механизма приводит к тому, что постепенно с изменением иерархии ценностей и формированием иной смысловой реальности происходит переоценка прошлого и настоящего и построение личностью будущего посредством проектирования новой профессиональной перспективы. В ходе этой сложной внутренней работы происходит трансформация мотивационной структуры, вносятся изменения в содержание, структуру деятельности, которая тем самым выводится на уровень творчества.

 



 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.