На главную Лекции и практикум по психологии Педагогическая психология Психологические механизмы переживания профессионального кризиса личности - Рефлексия как механизм переживания кризиса
Психологические механизмы переживания профессионального кризиса личности - Рефлексия как механизм переживания кризиса
Лекции и практикум по психологии - Педагогическая психология
Индекс материала
Психологические механизмы переживания профессионального кризиса личности
Феноменология переживания в трудах отечественных и зарубежных исследователей
Ценностно-смысловой механизм переживания профессионального кризиса
Рефлексия как механизм переживания кризиса
Антиципация как механизм переживания профессионального кризиса личности
Все страницы

 

4. Рефлексия как механизм переживания кризиса

Процесс переживания профессионального кризиса личности сопряжен с запуском рефлексивных механизмов.
В работах А. В. Карпова и представителей его научной школы рефлексия рассматривается как процесс отражения субъектом содержания собственной психики, самовосприятия содержания психических процессов, свойств, состояний, а также их регуляции. Автор подчеркивает, что в рамках структурно-полипроцессуальной парадигмы рефлексия понимается как принципиально гетерогенное по своему процессуальному содержанию явление и не может быть интерпретирована ни как унитарный процесс, ни как монометрическое свойство. Включая в себя целую систему операциональных средств, она представляет собой определенную структуру этих процессов. В качестве исходного следует рассматривать положение, что «суть рефлексии состоит в том, что благодаря ей достигается ощущение полноты и как бы исчерпанности репрезентации внутреннего мира – во всем многообразии его проявлений, в том числе процессуальных» [26, с. 245]. А. В. Карпов и Т. А. Климонтова рассматривают рефлексивные процессы на уровне системы внутреннего мира в разных аспектах. Наиболее интересным представляется переход к рефлексии внутреннего мира с позиции его качественных характеристик [26, с. 247]:
• рефлексия целостности–разделенности внутреннего мира как показатель интегрированности;
• рефлексия комфорта–дискомфорта как показатель переживания внутреннего удовлетворения;
• рефлексия пустоты–наполненности как показатель насыщенности внутреннего мира;
• рефлексия гармоничности–дисгармоничности как показатель внутренней согласованности.
Не менее важна попытка рассмотреть рефлексивные процессы в отношении динамических характеристик системы внутреннего мира, в частности [26, с. 247]:
• рефлексия устойчивости–неустойчивости как показатель со
стояния внутреннего мира во времени («внутри все очень устойчиво
или хрупко и может быть легко разрушено»);
• рефлексия изменения–неизменности как показатель преобразования, изменения внутреннего мира («я чувствую, что во внутреннем мире ничего не меняется / что-то меняется…»);
• рефлексия открытости–закрытости как показатель проницаемости информации во внутренний мир;
• рефлексия стремления к порядку–стремления к хаосу как показатель тенденции к доминированию во внутреннем мире системности / асистемности.
Таким образом, рефлексивные процессы выполняют во внутреннем мире человека следующие функции: во-первых, рефлексия обеспечивает репрезентацию на уровне сознания содержания и процессов внутреннего мира человека; во-вторых, взаимодействие рефлексивных процессов и системы внутреннего мира подчиняется принципу межсистемной гетерохронии, в ходе которой системы в разные моменты времени берут на себя определяющую роль [26].
А. В. Карпов отмечает, что рефлексия (и как процесс, и как состояние, и как свойство) особенно необходима во всех тех ситуациях, организация поведения в которых сопряжена с выбором, неопределенностью, необходимостью ее преодоления. «Рефлексивная пауза» нигде так не важна, а рефлексивные процессы и механизмы нигде не являются столь значимыми, как в этих «точках разрыва поведенческого континуума» [27, с. 48]. Его исследования демонстрируют, что между рефлексивностью как свойством и качеством принятия решения существует нелинейная функциональная зависимость инвертированного U-образного типа. Существует некоторая зона, интервал оптимальных значений рефлексивности, при котором значения «внешнего критерия» (эффективность деятельности, качество принятия решений и др.) являются максимальными. «Сдвиги» как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения рефлексивности ведут к снижению значений «внешнего критерия» [27]. А. В. Карпов считает целесообразной дифференциацию двух типов рефлексии (и рефлексивности) – рефлексия может быть развитой, но «непродуктивной» (а иногда и «контрпродуктивной»). Однако рефлексия может быть и умеренной по своим уров-невым (абсолютным) характеристикам, но при этом и «продуктивной», обладающей действенным структурообразующим, интеграционным потенциалом. Таким образом, роль рефлексии в психологическом обеспечении принятия решения – это роль интегратора иных, более «локальных» когнитивных качеств и процессов [27].
Д. А. Леонтьев выдвигает в своих работах предположение, что разногласия в понимании рефлексии и оценке ее роли в регулировании жизнедеятельности во многом обусловлены тем, что существуют разные формы рефлексии. С самого начала понятие рефлексии имело и продолжает сохранять в себе некоторую амбивалентность. С одной стороны, рефлексия является важнейшим механизмом самопознания, с другой стороны, в обыденном сознании и в научных психологических исследованиях излишняя рефлексивность нередко выступает отрицательным предиктором достижений. Это противоречие успешно разрешается в дифференциальной модели рефлексии [33, 34].
Полному отсутствию самоконтроля, сосредоточенности лишь на внешнем интенциональном объекте деятельности (что можно обозначить термином «арефлексия») противопоставляются по меньшей мере три качественно различных процесса: интроспекция (самокопание), при которой фокусом внимания становится собственное внутреннее переживание, состояние; системная рефлексия, основанная на самодистанцировании и взгляде на себя со стороны и позволяющая видеть одновременно полюс субъекта и полюс объекта; квазирефлексия, направленная на иной объект, уход в посторонние размышления о прошлом, будущем, о том, что было бы, если бы... Интроспекция так же является односторонней, как и арефлексия, и в ситуациях практической деятельности интроспективная «ориентация на состояние» проигрывает арефлексивной «ориентации на действие». Квазирефлексия, уводящая в резонерские спекуляции и беспочвенные фантазии, является скорее формой психологической защиты через уход от неприятной ситуации, реальное разрешение которой не просматривается.
В описанной дифференциальной модели рефлексии из четырех типов рефлексивного отношения системная рефлексия оказывается наиболее объемной и многогранной; хотя ее осуществление достаточно сложно, именно она позволяет видеть как саму ситуацию взаимодействия во всех ее аспектах, включая и полюс субъекта, и полюс объекта, так и альтернативные возможности. Именно такой взгляд позволяет обнаружить новое качество «себя», что является основой для дальнейшего самопознания и работы с внутренним миром. Системная рефлексия является наиболее адаптивной, и именно эта форма связана с самодетерминацией [33].
В психологическом механизме рефлексии как способности произвольного обращения человеком сознания на самого себя можно усмотреть два принципиальных момента: произвольное манипулирование идеальными содержаниями в умственном плане, основанное на переживании дистанции между своим сознанием и его интенциональ-ным объектом, и направленность этого процесса на самого себя как на объект рефлексии. Именно единство этих двух аспектов образует полноценное рефлексивное отношение в узком смысле слова, с которым Д. А. Леонтьев связывает новое качество саморегуляции [34].
В разрабатываемой А. О. Прохоровым и А. В. Черновым концептуальной модели рефлексивной регуляции психических состояний рефлексия включена как центральное основное звено в регуляторный процесс субъекта, поскольку выступает самодетерминирующим и саморегулирующим началом его регуляторных действий [44]. Включенность рефлексивных механизмов обусловливается целью регуляции – необходимостью изменения психического состояния как неадекватного событию, ситуации, цели деятельности и пр. (необходимость изменения состояния осознается субъектом благодаря рефлексии). Рефлексия как механизм обратной связи в жизнедеятельности человека – это не только некий результат, но и процесс, который связан с внутренними преобразованиями, а именно: переосмыслением оснований своего мышления и особенностей психического состояния [44, с. 246].
В зависимости от уровня рефлексивности, а также степени ее развитости у субъекта проявления ситуативной, ретроспективной и перспективной регуляции психических состояний будут различны. Рефлексивные процессы субъекта и рефлексия в целом порождают новые смыслы и значения, новые отношения, создавая и определяя возникающие стратегии и планы, способы и приемы регуляции состояний. Основной психологический механизм рефлексии, обусловливающий трансформирующие и генеративные функции, – это внутренний диалог [44, с. 248].
А. О. Прохоров и А. В. Чернов выделяют также дифференциальный аспект рефлексивной регуляции, связанный с разными фокусами направленности сознания: на внешний интенциональный объект, на самого себя, одновременно на себя и на объект. Эти действия предполагают самодистанцирование, способность посмотреть на себя со стороны и на посторонние объекты за пределами актуальной ситуации.
Встроенность и развернутость механизмов в структуре рефлексивной регуляции состояний обеспечивает ее эффективность в жизнедеятельности субъекта [44, с. 248].
Л. Р. Фахрутдинова экспериментально исследовала взаимосвязи уровней переживания человека (энергетический, пространственный, временной, информационный) с пятью формами рефлексии, выделенными в соответствии с этапами становления самосознания человека: полагающей, сравнивающей, определяющей, синтезирующей и транс-цендирующей. Были выявлены множественные связи между показателями пространственно-временных и информационно-энергетических характеристик переживания и рефлексивного сознания. Так, синтезирующий уровень рефлексии показал статистически достоверные связи с информационной характеристикой переживания. Переживание, воплощающее в себе субъективное, первичное, природное начало, коррелирует и взаимодействует с тем уровнем рефлексии, на котором данное начало начинает субъектом осознаваться. Показано обратное влияние определяющего уровня рефлексии на интенсивность переживания субъекта. Чем меньше человек осознает собственное «Я», тем менее насыщенными, энергетически выраженными являются его переживания. Очень большое влияние на пространственно-временные характеристики переживания оказывает определяющая и сравнивающая формы рефлексии. Определяющая форма рефлексии вызывает замедление временной реальности переживания субъекта и увеличение ее пространственной характеристики. Сравнивающая форма рефлексии усиливает пространственно-временные показатели переживания. Оказывая влияние на пространственные характеристики переживания, сравнивающая и определяющая формы рефлексии вступают во взаимодействие, вызывающее возникновение некоего неизвестного третьего фактора, который оказывает усиливающее воздействие на уровень показателя пространственной составляющей переживания. Трансцендентный уровень рефлексии не проявил никаких взаимоотношений с показателями характеристик переживания.
Таким образом, экспериментальное исследование обнаружило границы внутри психического пространства, которое может обозначать деление психики на качественно различные уровни. Иное качество функционирования психики на трансцендентном уровне сознания может означать иные закономерности актуализации психических явлений, в том числе переживаний субъекта, чем и объясняется отсутствие связи переживания с данным уровнем рефлексии [59, с. 167].
Развивая это направление исследований, Г. Ш. Габдреева изучала роль переживаний в рефлексивной регуляции состояний. Она эмпирически доказала, что переживание является опосредующим звеном, определяющим специфичность многоаспектных, динамичных и взаимозависимых отношений не только между сознанием и психическим состоянием, как это показано в работах А. О. Прохорова и Л. Р. Фахрут-диновой, но и между процессами рефлексивной регуляции как составной части сознания и индивидуально-психологическими и личностными свойствами человека [13, с. 175].
Ю. Н. Крайнова использует термин «саногенная рефлексия» – рефлексия, возникающая в результате воздействия эмоциогенных ситуаций, ведущих к переживанию страха неудачи, чувства вины, стыда, обиды и т. п., приводящая к уменьшению страдания от негативных эмоций. Наряду с эмоциональной компетентностью, саморегуляцией, эмпатией и экспрессивностью автор включает саногенную рефлексию в структуру эмоциональной компетентности педагога [30, с. 197].
В диссертационном исследовании Л. А. Савинкиной раскрывается рефлексивный механизм саморегуляции психических состояний человека. Автор выделяет пять основных параметров рефлексии: объективность, т. е. точность самоанализа человека, его адекватность реальным объективным событиям; полноту, т. е. учет в рефлексивном анализе всех имеющихся факторов, характеристик и объектов, имеющих какое-либо влияние на результат рефлексии; системность, т. е. представленность всех пяти уровней рефлексивного анализа (остановка, фиксация, отстранение, объективация, оборачивание) и их промежуточных результатов; глубину, т. е. выработку нового взгляда на предмет рефлексии; значимость, т. е. важность рефлексивного анализа, субъективное понимание его роли в изменении психического состояния. В цикле эмпирических исследований было обнаружено, что такой параметр рефлексивного анализа, как глубина, оказывает наибольшее воздействие на изменение характеристик психического состояния, а субъективное понимание роли рефлексивного анализа – наименьшее воздействие [48].
Диссертационное исследование И. В. Кочкаревой (2013) посвящено изучению рефлексивного механизма мобилизации ресурсов со-владающего поведения, под которым автор понимает психологический механизм, проявляющийся в переживании, проживании, проигрывании событий из прошлого, настоящего, будущего, связанных с возникшей трудной ситуацией. В результате этого происходит образование смысла, производного от стремления к собственной значимости, определяющего эффективность поведения человека в конкретных жизненных условиях [29, с. 18].
В зависимости от выраженности и взаимосвязи видов стремления к значимости собственной личности, преобладающей активности, качественных характеристик рефлексии было выявлено пять типов рефлексивного механизма мобилизации ресурсов совладающего поведения: «прогностико-когнитивный», «ретро-аффективный», «интро-конатив-ный», «ретро-рефлексивный», «прогностико-рефлексивный», которые определяют выбор стратегий и стилей совладающего поведения. Так, «прогностико-когнитивный» механизм обусловливает выбор стратегий продуктивного стиля совладания, «ретро-аффективный» и «интро-кона-тивный» механизмы определяют выбор стратегии социально ориентированного и непродуктивного стилей совладания. «Ретро-рефлексивный» и «прогностико-рефлексивный» механизмы предопределяют выбор стратегий непродуктивного стиля совладания [29, с. 19].
В диссертационном исследовании И. П. Петрова (2013) изучался рефлексивный механизм психологической готовности личности к самоопределению в юношеском возрасте. Под рефлексивным механизмом автор понимает особую психическую деятельность, направленную на познание субъектом собственных ценностей, установок, потребностей, мотивов и способностей. Данный механизм обеспечивает функционирование личности в оперативном плане, является необходимым условием ее самоопределения, способствует оптимальному решению проблемных ситуаций через моделирование способов решения, формулирование гипотез и оценку хода и результатов своей деятельности и общения. Рефлексивный механизм функционирует в виде определенной последовательности мыслительных действий: остановки, фиксации, отстранения, объективации и оборачивания.
Функционирование рефлексии как психологического механизма личностного самоопределения представляется следующим образом. На первоначальном этапе происходит осознание субъектом своих идеалов, стремлений, способностей, а также личностных свойств. Такое осознание обусловлено ситуацией выбора молодыми людьми значимых целей жизнедеятельности, являющихся основным критерием самоопределения. Эта же ситуация требует от личности нахождения определенных средств и способов достижения целей и понимания условий их реализации. Поэтому на втором этапе рефлексивные действия направлены на осознание противоречий между потребностями и способностями, целями и средствами, а также между требованиями, которые предъявляются человеку общественными нормами, и его жизненными планами. Третий этап представляет собой процесс переосмысления, корректировки тех или иных составляющих процессуальной стороны личностного самоопределения с целью их согласования. На последнем этапе рефлексивного анализа разрешаются отмеченные противоречия и все компоненты процесса самоопределения становятся содействующими [42, с. 14].
В ходе опытно-экспериментальной работы было установлено, что рефлексивный анализ является эффективным фактором, детерминирующим психологическую готовность личности к самоопределению. Рефлексия оказывает различное влияние на ценностные ориентации, потребностно-мотивационную сферу и на личностные свойства. Она обеспечивает относительную устойчивость ценностно-ориен-тационной системы личности старшеклассника и его личностный баланс. Из общего числа параметров рефлексии, влияющих на изменения в потребностно-мотивационном компоненте, наибольшее значение имеет полнота. Изменения личностных качеств, необходимых для самоопределения, порождают более тесные положительные связи рефлексивного анализа, чем изменения в двух других компонентах. При этом наиболее тесная положительная взаимосвязь изменения важнейших для успешного самоопределения свойств личности наблюдается с таким параметром рефлексии, как значимость. Также в работе И. П. Петрова было показано, что рефлексивный механизм способствует преодолению комплекса неполноценности личности. Ведущая роль в данном процессе принадлежит объективности рефлексии [42, с. 20].

М. В. Клементьева, изучающая биографическую рефлексию в ситуации жизненного кризиса, также обращает внимание на амбивалентный эффект этого феномена и видит путь его преодоления в выделении качественно своеобразных типов исследуемого явления. Автор определяет биографическую рефлексию как предметную форму рефлексии, непосредственно направленную на осмысление индивидуальной жизни субъекта. Биографическая рефлексия обнаруживается в механизмах самопознания личности, саморегуляции жизненного пути, в процессах порождения смыслов жизни и взаимовлияния жизненного пути личности и социокультурной действительности [28, с. 342]. Качественное своеобразие типов проявления биографической рефлексии - рефлексии жизненного опыта или рефлексии жизненного пути - М. В. Клементьева рассматривает как различие в содержании и системе связей четырех составляющих: когнитивной, личностной, социально-перцептивной и конфигуративной. Когнитивная составляющая - выделение и анализ действий и средств рефлексии, связанной с осмыслением и упорядочиванием событий жизни. Личностная составляющая - наделение смыслами поступков и событий жизни, осознание личностных свойств, проявляющихся в событиях жизни. Социально-перцептивная составляющая - осознание жизненного пути других людей через объяснение причин их поступков и событий. Конфигуративная составляющая - формирование нарратива, выполняющего функцию «конфигуратора» контекстов жизненного пути.
Указанные структуры определяют в качестве предмета рефлексии жизненного опыта бытийно-экзистенциальное содержание опыта жизни, а предмета рефлексии жизненного пути - сам жизненный путь. Автором подчеркивается, что биографическая рефлексия линейно положительно связана с адаптивностью, саморуководством, самоуверенностью, независимостью, осознанием личной ответственности, осмысленностью жизни и рефлексивностью, что подтверждает ее роль в реализации самодеятельностной позиции человека в своей жизни. Отмечается, что именно рефлексия жизненного пути демонстрирует социализирующую направленность рефлексии, связанную с успешной социально-психологической адаптацией, в то время как рефлексия жизненного опыта, положительно связанная не только с осмысленностью жизни, доминированием и отраженным самоотношением, демонстрирует положительную связь с замкнутостью и самоуверенностью и отрицательную – с удовлетворенностью жизнью, характеризует склонность индивидуума к осмыслению уникального экзистенциального опыта жизни и стремление к поиску нового смысла жизни.
Таким образом, отмечается связь между биографической рефлексией и процессами осмысления жизни, адаптации, преодоления жизненных кризисов. Механизмом, опосредующим эту связь, М. В. Клементьева называет смену типа биографической рефлексии [28]. На основе результатов эмпирического исследования она делает вывод, что в ситуации переживания жизненного кризиса отдельные составляющие биографической рефлексии (когнитивная и личностная) и смыс-ложизненных ориентаций (общая осмысленность жизни и удовлетворенность ее результативностью) повышаются, но при этом роль биографической рефлексии в процессах осмысления жизни блокируется. То есть поиск и открытие смыслов жизни осуществляется посредством иных механизмов, не связанных с биографической рефлексией. Для взрослых, переживающих жизненный кризис, наиболее характерной является рефлексия жизненного опыта, сопряженная со стремлением осмыслить собственный уникальный опыт прожитой (не приносящей удовлетворение) жизни, обнаружить новый смысл жизни. В группе взрослых, оценивающих себя как субъективно благополучных, обнаруживается рефлексия жизненного пути с выраженной социализирующей направленностью, связанной с социально-психологической адаптацией субъекта [28].
Работы Н. А. Деевой посвящены рефлексивному механизму переживания в различных ситуациях жизнедеятельности человека, в том числе и в кризисных [16, 18]. Автор определяет рефлексивный механизм переживания как психологический механизм, который проявляется в обращении активности человека на переоформление значимых ценностно-смысловых образований с целью организации жизнедеятельности и взаимодействия с окружающим миром, т. е. посредством рефлексивных механизмов переживания актуализируется и оформляется значимость деятельности, в том числе и профессиональной [18].
С одной стороны, работа рефлексивных механизмов переживания направлена на значимые ценности и смыслы, а с другой стороны, стимулируя рефлексивный процесс относительно определенных ценностей, можно повышать их значимость и уровень осмысленности совершаемой активности в различных контекстах.
В результате эмпирического исследования различных феноменов (жизненный кризис, проблемная ситуация, значимое событие, личностная идентичность, нравственные переживания личности, переживание экзаменационной ситуации и др.) Н. А. Деева выделила три типа рефлексивных механизмов переживания относительно контекста жизнедеятельности. Ситуативно-фрагментарный механизм характеризуется рефлексивным простраиванием последовательности события, высокой конативной активностью, осмысление случившегося носит ситуативный характер, изменения ценностно-смысловой сферы касаются прежде всего мотивов. Деятельностно-согласующий механизм проявляется в осмыслении кризисного события в рамках какой-либо деятельности или линии жизни, что сопровождается яркой аффективной окраской переживания и глубокими перестройками ценностно-смысловой сферы. Для обобщенно-проектирующего механизма характерно обоснование причин случившегося, обдумывание и анализ ситуации, при этом происходит расширение контекста осмысления противоречий до уровня жизнедеятельности в целом, что ведет к изменениям базовых ценностей [16, с. 10].
Данные механизмы представляют собой различные уровни рефлексивного оформления жизнедеятельности человека – от конкретной ситуации до жизнедеятельности в целом, при этом какой-то из них является доминирующим и во многом определяет формирование жизненной стратегии, внутреннего мира, в том числе учебной и профессиональной деятельности. При этом стратегия переживания и присвоения опыта может быть в различной степени эффективной [19].
Л. Г. Жедунова [21] обосновывает положение о том, что личностный кризис как состояние внутренней дезинтеграции, характеризующееся высоким уровнем неопределенности и остановкой привычной активности субъекта, актуализирует рефлексию и сопровождается определенной динамикой рефлексивных механизмов на всех уровнях их проявления. Проведенный ею феноменологический анализ динамики кризисных переживаний показал, что на разных этапах переживания личностного кризиса мера присутствия, форма и направленность рефлексии претерпевают изменения, подчиняющиеся определенным закономерностям. В начале кризиса, когда переживания представляют, по существу, основную реальность, рефлексия разворачивается как состояние в своей максимальной форме присутствия, она направлена в настоящее и прошлое. При этом можно отметить, что она условно «неконструктивна», так как рефлексирование не ведет к облегчению субъективного состояния. Ретроспективная направленность рефлексии на первом этапе проявляется через анализ прошедших событий, разворачивается стратегия актуализации фрагментов прошлого опыта и оценка их с точки зрения возможности использования в актуальной ситуации. Поскольку в ситуации кризиса опора на прошлый опыт не приносит желаемых результатов, состояние ухудшается. Люди начинают искать в прошлом причины наступления кризиса.
На втором этапе личностного кризиса рефлексия имеет наибольшую выраженность и проявляется как свойство, позволяющее развернуть деятельность переживания. Стратегия актуализации сохраняется, однако актуализируется не прошлый опыт, а ситуация реального опыта и ее рефлексивная оценка. Наряду с актуализацией разворачивается стратегия децентрации – обращение к внутреннему конструкту и оценка состояния в соответствии с его полярностями. Направленность рефлексии на этом этапе носит преимущественно проспективный характер (появляются размышления о будущем, строятся прогнозы относительно вероятностного завершения кризиса).
На третьем этапе интегрированность системы переживаний существенно снижается. К концу второго этапа переживания личностного кризиса в отдельных случаях возникает ощущение нереальности происходящего. Сознание словно «замирает», «концентрируется» перед актуализацией принципиально новой стратегии переживания. В этой точке, как правило, происходит смена личностной позиции по отношению к собственной жизни в целом и переживанию кризиса в частности. Особенностью рефлексии при завершении кризиса является «сбалансированность» – рефлексивные механизмы проявляются во всех своих аспектах и в различной направленности в зависимости от характеристик текущей активности субъекта [17].
Н. А. Деева делает вывод, что в ситуации личностного кризиса рефлексия проявляется во всех своих планах: как процесс, как свойство и как состояние. Возникновение кризиса становится возможным благодаря наличию у субъекта способности к рефлексии смысловых оснований собственной жизнедеятельности. При возникновении кризиса субъект соотносит свои способности и ресурсы со сложившейся ситуацией, через рефлексивные стратегии осуществляет оценку ситуации и изменяет свое видение этой ситуации. Рефлексия «сопровождает» переживание кризиса, изменяя свою направленность, и в то же время выступает основой для реадаптации субъекта как на чувственном, так и на смысловом уровне сознания [17].
Целью диссертационного исследования О. Н. Саковской было выявление закономерности динамики и направленности рефлексии в разных типах кризисов личности (кризис первой беременности, личностный кризис, профессиональный кризис). Автор придерживается понимания рефлексии с позиций регулятивного подхода, где она представляется как глобальный интегративный психологический механизм организации психики человека с целью более эффективной регуляции взаимодействия человека с миром. Базовая функция рефлексии заключается в обращенности на реализацию внешней и внутренней активности человека. Эмпирическое исследование, переменными которого являлись тип кризиса, этап проживания кризиса и направленность рефлексии, позволило сделать следующие выводы [51].
1. В разных типах жизненных кризисов наблюдаются общие закономерности динамики направленности рефлексии, а именно: разобщенность и дезинтеграция структуры направленности рефлексии и поляризация показателей направленности рефлексии. Этап проживания и сам кризис выступают предиктором уровня выраженности направленности рефлексии.
2. Для каждого из исследуемых кризисов существует специфика динамики направленности рефлексии: для профессиональных кризисов типично общее снижение профессиональной рефлексии; для нормативного кризиса первой беременности типична определенная интеграция структуры направленности рефлексии; личностному кризису свойственна дезинтеграция направленности рефлексии, которая несет в себе адаптивную функцию.
3. Для каждого этапа жизненного кризиса существует специфика структуры направленности рефлексии. На каждом этапе кризиса изменяются как показатель организованности структуры, так и базовая направленность рефлексии. Степень дезинтеграции или неинтег-рированности структуры направленности рефлексии является косвенным показателем максимальной степени выраженности переживаний в период кризиса. При проживании разных этапов жизненных кризисов наблюдается изменение разброса показателей направленности рефлексии, что говорит об индивидуализированном опыте переживаний и опыте, приобретенном в период кризиса. Максимальная вариативность характерна для профессиональной рефлексии.
4. Погруженность человека в тот или иной временной континуум переживаний носит неравномерный, гетерохронный характер. Это проявляется в том, что в процессе проживания жизненного кризиса человек обращается преимущественно к одному из вариантов временного континуума. И только на этапе выхода все три временные составляющие гармонизируются, образуя целостную систему. Степень выраженности и направленность рефлексии в определенных случаях могут быть критерием этапа проживания кризиса и степени погруженности в процесс переживания.
Н. А. Липатова, Е. А. Черкевич и А. С. Шаров разработали тренинг преодоления жизненного кризиса, базирующийся на регулятив-но-рефлексивном подходе. Авторы трактуют жизненный кризис как невозможность собрать и завершить себя, свое «Я» целостным и непротиворечивым образом в персональном мифе жизни, неспособность собрать и целостным образом связать границы своих проявлений из будущего и прошлого в настоящем [35].
В качестве механизмов собирания «Я» и преодоления жизненного кризиса авторы рассматривают рефлексивные механизмы, функционирующие на разных уровнях регуляции жизнедеятельности. На мотивационно-потребностном уровне – это причинно-следственные рефлексивные механизмы, когда устанавливается взаимосвязь между причиной и следствием и наоборот. В этом заключено изначальное единство рефлексии и предвосхищения. К ним можно отнести механизм ассоциаций, процесс синхронизации. Это механизмы операционального, или фонового, уровня рефлексии. На феноменологическом уровне причинно-следственные механизмы проявляются в привычках, умениях и навыках. На уровне смысла и смысловых образований функционируют ценностно-смысловые рефлексивные механизмы связывания и собирания границ, к которым авторы относят законы геш-тальта, смыслоосознания и смыслообразования, переживание как изменение и трансформацию ценностно-смысловых образований, механизмы целеобразования, законы формальной логики, группировки и регуляции. Проявлением этих механизмов являются типичные формы поведения и деятельности, а формируются они посредством институ-ционализации. На уровне ценностей функционируют организационно- системные рефлексивные механизмы. Это механизмы рефлексивной абстракции и пропозициональных операций, поиска системного основания, самодетерминации, самотождественности, самопредопределения и прогнозирования; оформления персонального мифа жизни, определения стратегии и модели жизни; собирания, связывания и оформления границ «Я» в «Я-концепции» и др.
Авторы делают вывод, что каждый из рефлексивных механизмов связывает в соответствии со своим уровнем основание жизнедеятельности и ее проект, прошлое и будущее. Вероятно, поэтому движение к основаниям – это забегание вперед себя, опережение своей жизни. Различие между уровнями не в содержании, а в «форме» организации взаимодействия человека в мире [35, с. 15].
Итак, переживание профессионального кризиса личности актуализирует рефлексивные механизмы, заставляя личность простраивать новые границы своего профессионального пространства. Рефлексия обеспечивает нахождение новых профессиональных горизонтов, перспектив профессионального развития. Для педагога значимость рефлексивных механизмов огромна, поскольку именно посредством рефлексии профессионалу удается оставаться субъектом своей профессиональной деятельности.

 



 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.