На главную Лекции и практикум по психологии Психология семейных отношений Современная психодиагностика семейных нарушений
Современная психодиагностика семейных нарушений
Лекции и практикум по психологии - Психология семейных отношений

1. Латентное семейное нарушение и семейный диагноз

Психодиагностика семейных нарушений в семейном консультировании и психотерапии играет очень важную роль, так как нужна для выявления нарушений, которые могут быть как явными, так и скрытыми (латентными) .
Если семья относится к группе семей с открытой формой неблагополучия, имеющиеся у нее дисфункции, как правило, сразу понятны психологу, и дальнейшую диагностику он может осуществить уже в процессе психотерапевтической работы с семьей. Другое дело, если семейные дисфункции носят неявный характер. В этом случае говорят о возможном наличии латентного семейного нарушения.
Латентное семейное нарушение — такое нарушение, которое не оказывает существенного отрицательного воздействия на жизнь семьи в обычных условиях, однако играет значительную роль в трудных жизненных ситуациях, определяя неспособность семьи им противостоять.

Как в норме, так и при кризисе члены семьи общаются, испытывают друг к другу определенные чувства, распределяют между собой права и обязанности, выполняют разнообразные семейные функции. В обычных условиях определенные нарушения во всех этих сферах вполне допустимы (не слишком значительные осложнения взаимопонимания, умеренно выраженная конфликтность, пониженная способность членов семьи регулировать уровень требований друг к другу) и не оказывают негативного влияния на жизнь семьи в целом.
Однако в трудных ситуациях характерной для семьи степени взаимопонимания, привязанности и устойчивости к стрессу оказывается недостаточно. Вот здесь-то и проявляется разница в реакциях на проблемы. В семьях, где латентных нарушений нет или они минимальны, оказывается возможной внутренняя мобилизация. Там, где есть такие нарушения, это осуществить трудно.
В результате формируются предпосылки для возникновения семейно-обусловленных психотравмирующих состояний: глобальной семейной неудовлетворенности, «семейной тревоги», чувства вины, непосильного нервно-психического и физического напряжения.
Представление о латентных нарушениях дает возможность более точно и разносторонне понять особенности функционирования семьи в критические моменты В соответствии с этими представлениями трудные условия (семейный стресс) выступают не просто как фактор, нарушающий те или иные стороны жизнедеятельности семьи, но и как индикатор, выявляющий именно латентные нарушения ее жизнедеятельности, в свою очередь определяющие стратегии решения проблемы (семейный копии г).
Латентные семейные нарушения могут быть обусловлены особенностями внутрисемейных отношений и индивидуально- психологическими особенностями членов семьи.
В первом случае в качестве латентных можно выделить такие осложнения внутрисемейных отношений, как нарушения:
• представлений о семье и личности друг друга;
• межличностных коммуникаций в семье;
• механизмов интеграции семьи;
• структурно-ролевого аспекта жизнедеятельности семьи.
Во втором случае в их основе будут лежать:
• сексуальная дисгармония супругов;
• психологическая несовместимость (противоречие темпераментов, акцентуаций характера, эмоциональных отношений);
• несовместимость уровня духовности и культуры (различие в ценностных ориентациях, уровне образования, социальном происхождении, культурных нормах и традициях и пр.).
Это показывает, насколько сложным, многоуровневым и дифференцированным должен быть подход к пониманию семьи и оценке ее благополучия
Далее мы рассмотрим методы семейной диагностики, которые позволяют выявить явные и скрытые семейные нарушения и установить семейный диагноз.
Семейный диагноз — это:
1) выявление в жизнедеятельности определенной семьи тех нарушений, которые способствуют возникновению и сохранению у одного или нескольких ее членов трудностей в повседневной жизни и нервно-психических расстройств;
2) определение тех психологических особенностей семьи и ее членов, от которых зависит коррекция этих нарушений и которые, соответственно, нужно учитывать при выборе метода оказания психологической помощи (семейного консультирования или психотерапии) и при ее осуществлении .
Диагностика семейных отношений — это определение типа семейной дезорганизации, дисгармоничного воспитания, установление причинно-следственных связей между психологическими нарушениями и отклонениями в функционировании семьи.
Параметры семьи, которые выявляет семейная диагностика:
1. Дисфункция — нарушение в выполнении супружеской, родительской, материально-бытовой и других функций семьи.
2. Структура базисных семейных ролей — совокупность социальных ролей, присущих только семье, которая предписывает членам семьи, что, как, когда и в какой последовательности они должны делать, вступая в отношения друг с другом.
3. Стандарты взаимодействий (повторяющиеся взаимодействия устанавливают определенные стандарты, которые в дальнейшем управляют взаимодействиями членов семьи).
4. Семейные подсистемы — локальные, дифференцированные совокупности семейных ролей, которые позволяют семье избирательно выполнять определенные функции и обеспечивать ее жизнедеятельность.
5. Альянсы/коалиции. Функционирование каждой подсистемы подразумевает заключение альянса между ее членами. Альянсы позволяют членам семьи почувствовать особую близость. В нормально функционирующих семьях эти альянсы непостоянны и зависят от конкретной ситуации. Когда альянсы носят дезадаптивный характер, они принимают форму коалиций.
Коалиции предполагают сплочение одних членов семьи, направленное против других, и помогают тем, кто чувствует себя слабым, справиться с тем, кто кажется им сильнее. Как правило, коалиции складываются между представителями разных поколений:
• родитель создает коалицию с ребенком против другого родителя (коалиция матери с дочерью против отца ослабляет его родительскую власть);
• родитель создает коалицию с ребенком против коалиции другого родителя с ребенком (в этом случае между детьми вероятны конфликты, в которые будут вмешиваться родители — каждый на стороне «своего» ребенка, между супругами будут происходить конфликты по поводу поведения детей, причем каждый будет оправдывать поведение одного ребенка и осуждать другого);
• родитель создает коалицию с ребенком против других детей (избранному будет позволяться больше, чем другим),
• супруг объединяется со своим родителем против другого супруга (конфликт между тещей и зятем);
• старшее поколение объединяется с младшим (детьми) против среднего (родителей) (бабушки и дедушки могут покрывать перед родителями школьные неуспехи детей или их поздние приходы домой);
• кто-то из старшего поколения объединяется с ребенком против одного родителя (в разведенных семьях).
6. Семейные коммуникации. Под коммуникацией понимают смысловой аспект социального взаимодействия. В семьях информация передается с помощью коммуникационного канала, в котором выделяют ряд промежуточных явлений, передаточных механизмов, обеспечивающих процесс обмена информацией: выбор содержания сообщения, его кодировка, передача, прием, декодировка, выбор содержания ответного сообщения.
Каждая семья не только пользуется общими правилами передачи и переработки информации, которые поддерживаются коммуникативным контекстом нации и культуры, но и вырабатывает свои правила либо игнорирует те, которые помогают большинству людей понимать друг друга.
7. Границы — правила, которые определяют, кто и каким образом выполняет семейные предписания в определенном аспекте семейной жизни — супружеском, родительском, в детской группе и др.
Интерперсональные границы варьируются от жестких до диффузных.
Жесткие межличностные границы допускают мало контактов с другими подсистемами, что приводит, с одной стороны, к самостоятельности и автономии, а с другой — к изоляции, ограничениям душевной теплоты и заботы.
Диффузные (розмытые) границы свидетельствуют о несформированности представлений о личном пространстве членов семьи и ведут к утрате психологической суверенности.
Внешние границы в норме способствуют формированию идентичности семьи и подсказывают окружающим, какое присоединение к семье может оказаться наиболее эффективным.
Внутренние границы в норме способствуют структурированию психологического и физического пространства семьи, что дает ей импульсы к развитию.
8. Иерархия — авторитет, доминирование, власть принимать решения или степень влияния одного члена семьи на других. В нормально функционирующей семье члены придерживаются общепринятых норм разделения власти. Однако если в семье существуют недостаточно четкие границы между родительскими и детскими подсистемами, то возможен вариант, когда родители считают детей равными себе. Этот вариант называется перевернутой иерархией (статус ребенка выше статуса родителя). Это семьи, где родитель может даже гордиться тем, что «ребенок ему лучший друг» (мама может обсуждать с дочерью измены мужу, делая дочь соучастницей тайны).
Бывают случаи, когда супруги не могут принять решение, не посоветовавшись с родителями, воспользовавшись их опытом, ответственностью и ресурсами. Часто в таких семьях будут присутствовать коалиции через поколение, где сплоченность или преданность друг другу между родителем и ребенком больше, чем между родителями.
Еще два варианта нарушенной иерархии связаны с несбалансированностью иерархии в детской подсистеме:
1) чрезмерная иерархизированность, например, когда один ребенок несет непосильное бремя родительских функций, отвечая за всех остальных;
2) отсутствие иерархии, когда некто (обычно мать) регулирует все взаимодействия между детьми и отвечает за все, что с ними происходит.
9. Образ семьи, или образ «Мы», — целостное, интегрированное образование, семейное самосознание, функции которого — целостная регуляция поведения семьи и согласование позиций ее членов. Образ семьи — целостная характеристика нормально функционирующих семей.
10. Семейные мифы, верования, убеждения, экспектации — определенное неосознаваемое или частично осознаваемое соглашение между членами семьи, функция которого — препятствовать осознанию отвергаемых образов (представлений) семьи в целом и каждого ее члена в частности.
Это защитные механизмы, используемые для поддержания единства в дисфункциональных семьях, неадекватный образ «Мы», включающий согласованные селективные представления о характере взаимоотношений в дисфункциональных семьях, которые создают для каждого члена семьи и семьи в целом демонстрируемый публичный образ.
11. Семейные секреты. Секрет — это информация, скрываемая от других людей. Многие семьи имеют секреты, касающиеся добрачной беременности, суицида или психологического заболевания, криминальной деятельности кого-то из членов семьи.
Клиническое значение секрета — в его тайной власти над человеком. Секрет может усилить уязвимость члена семьи, которого он касается, вызвать смущение, спровоцировать на неблаговидный поступок из-за нежелания огласки. Роль секрета — стабилизировать или защищать семейную систему. Значительная часть энергии семьи идет на его поддержание. Секреты чаще осознаваемы, но могут быть и неосознанными. Хотя члены семьи осведомлены о секрете, о нем редко упоминают внутри семейной системы. Семейные секреты вызывают сильную тревогу.

 

2. Носитель симптома и его функции


Члена семьи, у которого выражены деструктивные проявления, в семейной психодиагностике называют носителем симптома.
Чаще всего носитель симптома появляется в результате того, что:
1) члены семьи игнорируют проблему на системном уровне, отказываются разделять ответственность за симптом;
2) закрытые внешние границы дисгармоничных семей ограничивают взаимодействие членов семьи с другими системами, не позволяют получить ресурс извне для решения проблем, блокируют рост и развитие самой семейной системы;
3) диффузные границы между подсистемами стимулируют процесс хронической беспомощности у всех членов семьи, но особенно у носителя симптома;
4) блокирование отрицательных эмоций между членами семьи в дисгармоничных семьях создает ситуацию перенапряжения, носитель симптома непроизвольно «оттягивает» энергию на себя;
5) носитель симптома помогает сохранять семейный гомеостаз, ребенок как носитель симптома подкрепляет родительскую потребность в контроле (позитивная трактовка симптома) .
Носитель симптома, или идентифицированный пациент, может возникнуть в семье как при попытке сохранения гомеостаза во время прохождения какой-либо стадии жизненного цикла, так и при разрешении конфликта неадекватным способом.
Некоторые семьи пытаются в ответ на системные стрессоры, сдвиги или травмы реагировать усилением негибких способов реагирования. Сохранение или усиление этих способов возникает в ситуациях страха, в результате болезни, миграции, стресса.
Симптом выполняет в семейной системе определенные функции:
1. Морфостзтическую — консервирует систему в текущем состоянии. Например, в качестве попытки уменьшить напряжение в браке своих родителей ребенок может «заболеть», или у него появляется девиантное поведение. В генезе поведенческих расстройств у детей особое место принадлежит способам разрешения конфликтов между родителями.
Другой пример: супруги собираются разводиться из-за алкоголизма мужа. Жена подает на развод, но в этот момент он «случайно» ломает ногу, и она не может его бросить в таком состоянии. Симптом позволяет им избежать пугающих изменений.
2. Морфогенетическую — изменяет семейную систему, способствуя переходу на другую стадию жизненного цикла семьи. Так, подросток может предпринять суицидальную попытку как крайнюю меру для того, чтобы получить больше жизненного пространства для самого себя и чтобы изменить жесткие семейные правила.
3. Функцию скрытой, парадоксальной коммуникации — несет в себе коммуникативную метафору и в то же время представлен в такой форме, которая не воспринимается другими членами семьи как послание (можно манипулировать, снимать с себя ответственность).
4. Функцию вторичных выгод (симптом становится выгодным, полезным для реализации определенных потребностей). Например, если болеть, можно не ездить на дачу или не делать ремонт в доме.
Выгода может быть и первичной, когда она образует симптом (не хочет делать ремонт в квартире и «придумывает» аллергию), и вторичной (вначале был симптом, потом человек понял, как его можно использовать).
Полезно осознавать функцию и символику симптома, его причины. Если симптом существовал долго, то не нужно спешить избавлять от него сразу: симптом необходимо уезжать, так как это некоторая деятельность, пусть и неосознанная, которая была нужна человеку.
Снятие симптома может привести к усугублению внутрисемейной ситуации, поэтому центральный вопрос психотерапии заключается не в том, как избавиться от симптома, а в том, что произойдет, если он исчезнет: как будет функционировать система после исчезновения симптома и какую цену ей придется за это заплатить.
Если симптомы выступали защитными механизмами, то вначале необходимо человека научить более гибко справляться с жизненными ситуациями, а потом убирать симптомы, если они не исчезнут сами.
Ван Дейк предложил при оценке симптоматического поведения использовать поочередно три вопроса или гипотезы:
I. Носит ли симптом сигнальный характер, т. е. служит сигналом тревоги или является специфической закодированной информацией?
При включении сигнала тревоги загорается лампочка, предупреждающая, что данная ситуация далее невыносима. Например, приступы тревоги у молодой матери, возникшие сразу после рождения ребенка, могут говорить о том, что эта семья не в состоянии перейти на стадию воспитания детей. Или другой пример: в первый месяц обучения девочка-первоклассница, приходя из школы, разбрасывала книжки по комнате и устраивала истерики, выражая таким образом реакцию на смену обстановки. Подобное поведение свидетельствует о несформированности у ребенка готовности к нахождению в новых условиях деятельности.
Такие отклонения можно рассматривать как реакцию на случайные травмы или на неизбежные трудности, связанные с прохождением жизненного цикла индивида и его семьи (рождение, болезнь, кончина члена семьи, первый день в школе и т. д.).
Симптом превращается в закодированное сообщение, когда существующие взаимоотношения исключают открытое обсуждение проблем в семье. Информация приобретает симптоматическую форму и часто противоречит вербальным высказываниям. Если ребенку не нравится ходить в школу и если родители способны это понять, то ему нет необходимости проявлять неудовольствие в виде прогулов или жалоб на боли в желудке. Такие симптомы у детей могут выражать:
1) протест против родителей (когда открытый протест чересчур опасен);
2) сообщение в метафорической форме (например, головная боль при наличии у ребенка трудностей в обучении).
II. Является ли симптом частью модели, повторяющейся хронически?
Часто первое оптимистическое предположение терапевта заключается в том, что симптом пропадет, если расшифрована заключенная в нем информация и решена конкретная проблема. Однако нередко симптоматическое поведение никуда не исчезает или даже обостряется, так как симптом давно перестал быть острым и превратился в хронический, встроенный в семейную систему, подкрепляемый ее членами.
Взаимоотношения между членами семьи носят комплементарный характер: чем больше степень беспомощности у ребенка, тем выше степень доминирования родителей, и наоборот. Реакции одного провоцируют то или иное поведение другого, что подкрепляет поведение первого.
Закрепляющие симптом модели, как правило, ригидны и трудно поддаются изменениям. Если родители привыкли втягивать ребенка в свои взаимоотношения и используют его в качестве громоотвода, козла отпущения, партнера в коалиции, арбитра или посредника, то формируется устойчивая модель. Члены семьи фиксируются в своих стереотипных ролях. Попытки терапевта изменить устоявшиеся поведенческие паттерны вызывают активное противодействие — как прямое, так и в виде усиления или затягивания симптоматического поведения. Одним из самых простых закрепляющих факторов является дополнительное внимание, получаемое носителем симптоматического поведения от других членов семьи.
III. Является ли данный симптом выражением «механизма преодоления», проявлением адаптации с целью избежать альтернативы? Если это так, то какого изменения опасаются члены семьи?
Например, симптоматическое поведение у ребенка появляется после скандалов между родителями, представляющих угрозу для семьи. Им следует забыть о конфликте и переключиться на симптом, который является частью морфостатического механизма.
Психотерапевту предстоит ответить на вопросы:
1. Если верна первая гипотеза, что означает данный симптом? В чем его коммуникативная метафора?
2. Если верна вторая гипотеза, то в какую семейную модель он укладывается, какие поведенческие паттерны семьи можно наблюдать в этой связи?
3. Если верна третья гипотеза, то в какой степени данный симптом связан с вопросами адаптации и выживания?
(Часто правильными оказываются две или три гипотезы.)
4 Как все это соотносится со стадиями жизненного цикла семьи и семейной структурой?
5. Как симптоматическое поведение выглядит в контексте семейной истории по крайней мере трех поколений?
Итог — определение функций симптоматического поведения в семейной системе и отношение к нему как к коммуникативной метафоре.
Когда ПСИХОЛОГ пытается понять функции симптомов в семейной системе, ему важно отдавать себе отчет в том, что является единицей анализа — индивид, диада или триада. Если это индивид, то проблема, как правило, анализируется в плане недостатка/излишка чего-либо (например, гипотеза строится следующим образом: «Этот человек ведет себя так, потому что ему не хватает... силы Эго (тепла и эмоциональной поддержки; положительных эмоций и активности; определенных химических веществ в организме и т. д.)». В том случае, если в качестве единицы рассмотрения выступает диада, объяснение существующих проблем происходит в терминах взаимодействия (конфликт, соревнование, сплоченность, борьба за власть и т. д.). Симптоматическое поведение становится тогда межличностными силовыми маневрами, средством контроля других людей.


3. Процедуры выявления семейных нарушений


В семейном консультировании и психотерапии семьи используются как классические, так и специфические методы выявления дисфункциональных проявлений.
Классический клинико-биографический метод позволяет изучить биографию семьи, а также психологические отношения в настоящий момент при сопоставлении разных оценок тех или иных ситуаций членами семьи и специалистом («семья глазами ребенка», «семья глазами родителей», «семья глазами психотерапевта»).
Наиболее распространенные клинические диагностические методы: беседа, наблюдение, сбор данных (анамнез), анализ продуктов деятельности человека и тестирование.
Беседа позволяет получить информацию о внутренних процессах, субъективных переживаниях и особенностях поведения человека, которые не могут быть обнаружены с помощью объективных методов. Беседа служит особым средством установления тесного личного контакта с собеседником и часто используется не только как диагностический метод, но и как психотерапевтический прием.
Наблюдение состоит в преднамеренном, организованном, систематическом и целенаправленном восприятии, изучении психических явлений с целью отыскания их смысла, если его невозможно воспринять непосредственно. Может сопровождать любой другой метод. Как самостоятельный метод наблюдение включает систему приемов, обеспечивающих наибольшую информативность и точность наблюдения. Четко сформулированная цель наблюдения несколько сужает его поле, но это помогает систематизировать наблюдаемые явления.
Сбор данных об истории жизни человека (анамнез) способствует созданию точной картины индивидуальных особенностей, помогает отыскать причины того или иного психического изменения.
К этим методам тесно примыкает анализ продуктов деятельности человека (писем, дневников, фотографий, рисунков и т. п.), который дает богатый психологический материал, хотя зачастую его использование осложнено вследствие нефор- мзлизуемости показателей и субъективности интерпретации.
Тестирование — это стандартизированное измерение индивидуальной характеристики. Оно позволяет с известной вероятностью получить объективные показатели. Но даже самые надежные тесты не дают точных данных для диагностики отдельных случаев. Возможность повторного тестирования позволяет обнаруживать различные проявления и изменения.
ЕСЛИ классические методы могут применяйся как для работы с семьей, так и для индивидуальной работы с клиентом, то специфические методы ориентируются непосредственно на выявление семейных дисфункций. Рассмотрим их подробнее.
При использовании проблемного подхода проблема отбора параметров, которые должны быть в центре внимания, решается иным путем. Семейный психотерапевт, изучающий неблагополучную в каком-либо отношении семью, прежде всего выявляет особенности, определяющие неспособность семьи справиться с психической нагрузкой. В схему диагностического анализа семьи при этом включается метод выявления и изучения типовых слабых мест семьи.
Типичная схема такого анализа — трехосевоя классификация проблемных семей, разработанная в американской школе психотерапии .
Первая ось — нарушения развития семьи — совокупность трудностей, отражающих этапы развития любой семьи (первичная дисфункция): трудности установления удовлетворяющих отношений между супругами; проблемы, возникающие с появлением ребенка и связанные с кризисными этапами в его развитии; при уходе из семьи выросших детей и смерти близких. Это также осложнения и вариации развития семьи по этапам, семейные кризисы, связанные с оставлением семьи одним из супругов, с повторным браком; хроническая неустойчивость семьи в связи с частыми отъездами одного из ее членов.
Вторая ось — нарушение семейных подсистем — дисфункций в супружеских отношениях (нарушение взаимной дополняемости супругов, конфликты интересов, патологическая зависимость одного из них); нарушения в подсистемах «родители — дети» и «братья — сестры».
Третья ось — нарушения функционирования семейной группы — проблемы интеграции отдельных членов в семье (дезинтеграция семьи; патологически интегрированная семья — случай, когда члены семьи вовлечены в несоответствующие им социальные роли; сверхструктурироеанная семья образуется при наличии жесткой системы ролей, ограничивающих инициативу отдельного ее члена, и др.); ряд нарушений во взаимоотношениях семьи с социумом (социально изолированные семьи; семьи людей с отклоненным поведением).
Трехосевая схема выявляет соотношение между проблемами каждой из групп, а также возможность совпадения проблем основных групп и их взаимного усиления.
Модель Мак-Мастерса. Эта модель ставит цель дать общее и всестороннее представление об изучаемой семье в данный момент, ориентируя семейного психотерапевта на изучение шести аспектов функционирования семьи: способности к решению проблем, коммуникации в семье, семейных ролей, аффективной отзывчивости, аффективной вовлеченности и контроля над поведением.
Охарактеризуем каждый из аспектов модели:
1. Способность семьи к решению проблем. Авторы исходят из предположения, что какова бы ни была проблема, с которой сталкивается семья в своей повседневной жизни, ее члены должны:
а) опознать проблему — понять, что перед ними проблема, требующая усилий для ее разрешения (без этого осознания семья может ощущать неудовлетворенность жизнью, но полагать, что так и должно быть, и не задумываться, что может быть иначе);
б) иметь информацию о проблеме — все, кто должен принять участие в ее решении, узнают о ней от того, кто первым ее обнаружил:
в) рассмотреть альтернативные пути решения — плохо, если принимается первое попавшееся решение;
г) принять одно-единственное решение — обсуждения не могут продолжаться вечно;
д) осуществить это решение;
е) убедиться в успешности своих действий и оценить результат.
Н. Эпштейн указывает, что неспособность семьи к решению проблем вызывает цепную реакцию негативных последствий, одинаковых для разных семей и при решении разных проблем. Причиной несостоятельности в решении проблем может быть нарушение на любом из этапов жизненного цикла семьи.
2. Коммуникация в семье Схема анализа этого аспекта жизнедеятельности семьи в значительной мере отражает достижения коммуникативной школы, в нее включены характеристики, от которых зависит успешность коммуникации.
Модель Мак-Мастерса предписывает выяснить две характеристики коммуникационных процессов в семье. Во-первых, открытость или, напротив, замаскированность информации, которой обмениваются члены семьи. Если в семье превалируют замаскированные высказывания, то можно говорить о стиле замаскированной коммуникации. 8о-вторых, является коммуникация прямой или косвенной Если «послание» высказывается именно тому лицу, к которому относится, а не передается ему через других членов семьи, то мы имеем дело с прямой коммуникацией.
3. Семейные роли. Ролевая структура семьи включает: функции, которые выполняет та или иная семья, привычные образцы поведения (роли), наличие навыков и умений, необходимых для выполнения роли, правила «приписывания» ролей членам семьи и, наконец, установление ответственности за различные внутрисемейные события.
4. Аффективная отзывчивость (способность распознавать и отражать эмоциональное состояние другого) объединяет группу эмоциональных отношений.
5. Аффективная вовлеченность — характер мотивации, определяющий отношение индивида к семье, его привязанность к ней. Авторы выделяют типы вовлеченности, которые важно учитывать:
а) недостаточный уровень эмоциональной вовлеченности в семью;
б) «нарциссическая» вовлеченность, в основе которой лежит эгоцентризм, а интерес к семье существует лишь постольку, поскольку она обеспечивает удовлетворение чувства тщеславия и укрепление самооценки;
в) сверхвовлеченность — индивид эмоционально полностью слит с семьей, неудача или разрушение семьи равносильны для него гибели;
г) симбиотическая связь — утрата индивидом способности действовать и жить самостоятельно, полная зависимость от других членов семьи.
6. Контроль поведения — способ, которым семья оказывает влияние на поведение членов, регулирует его (ригидный, хаотический, гибкий и др.).
Модель Мак-Мастерса используется многими психологами, так как дает программу первичного изучения семьи. Но фактически выделение этих аспектов отражает не столько важность и значимость их в жизни семьи, сколько внимание, уделяемое им представителями основных школ психотерапии.
Факторные модели. К ним относятся диагностические схемы, основные параметры которых выявляются путем факторного анализа. В качестве примера факторной модели опишем предложенную Д. Олсоном круговую модель1. 8 ней выделено два семейных фактора, которые наиболее полно характеризуют любую семью: семейное согласие (cohesion) и адаптируемость (adaptability).
Семейное согласие — степень эмоциональной связи между членами семьи. При максимальной выраженности этой связи члены эмоционально взаимозависимы. При минимальной выраженности имеет место далеко идущая эмоциональная автономия каждого члена семьи.
Семейная адаптируемость — характеристика того, насколько гибки или, наоборот, стабильны отношения в семье. Оптимальным является некоторый промежуточный уровень стабильности. Каждая из этих двух глобальных характеристик семьи может иметь четыре степени выраженности: две умеренные и две крайние. Характеризуя адаптируемость семьи, можно выделить следующие степени: ригидная (крайне устойчивая), стандартная (умеренно устойчивая), гибкая (умеренно неустойчивая), хаотичная (крайне неустойчивая). Четыре степени выделяются и в характеристике эмоциональной вовлеченности.
Интуитивная таксономия. При таком подходе выделяются определенные типы семей, содействующих возникновению нервно-психических расстройств. Эти типы выделяются, основываясь, прежде всего, на интуиции психотерапевта, его опыте работы с семьями, успехами в их коррекции.
Данные исследований эффективности семейной психотерапии подтверждают, что вне зависимости от принадлежности психотерапевта к той или иной школе возрастание его опыта ведет к повышению эффективности психотерапии.


4. Диагностические проблемы получения информации о семье и пути их решения


Специалист, начинающий работу с семьей, должен не только понимать, какая именно информация нужна ему для диагностического исследования, но и уметь получить достоверные данные.
выделяются следующие проблемы, связанные с получением информации о семье:
1. Проблема интимности: в соответствии с моральными и этическими нормами, с обычаями и традициями нашего общества некоторые области жизни достаточно интимны и поэтому скрыты от посторонних людей.
Беседуя с членами семьи, наблюдая за их жизнью, психолог стремится создать все условия для того, чтобы дать им возможность без стеснения и полно раскрыть жизнь своей семьи. Это достигается соответствующим отношением психолога, его благожелательностью, готовностью без стеснения и ограничений обсуждать даже самые щекотливые вопросы, а также тем, в какой мере он сумеет создать у члена семьи уверенность в том, что правильно понимает его, что не имеет другого, затаенного мнения об услышанном от клиента и, наконец, что все услышанное останется полной тайной.
2. Проблема изменчивости: многие события семейной жизни протекают быстро, не задерживая на себе внимания, легко ускользают даже от опытного и тренированного наблюдателя.
Многие аспекты взаимоотношений в семье трудноуловимы в силу своей привычности и мимолетности. Это в особенности касается взаимной коммуникации, выражения эмоций, привычных реакций членов семьи на различные события внутрисемейной жизни. Выявление этих особенностей тем более необходимо, что именно неосознаваемая и малоосознаваемая часть семейных отношений оказывает наименее управляемое воздействие на членов семьи, на их представления друг о друге, на интерпретацию получаемых ими сообщений, просьб, замечаний.
3. Проблема разбросанности данных: многие явления, представляющие интерес для семейного психотерапевта, существуют в разных сферах деятельности семьи и проявляются только в определенные моменты ее жизни. Например, такой феномен, как подчинение одного члена семьи другому, проявляется не непрерывно, а лишь в определенных ситуациях (например, когда у подчиненного члена семьи возникает желание поступить по-своему и это не соответствует планам доминирующего).
Для того чтобы выявить многие факты, необходимо специально создавать экспериментальные ситуации, в которых поведение индивида будет свидетельствовать об их наличии или отсутствии. Так, опросники дают возможность быстро получить информацию о самых разнообразных аспектах семейных отношений, но их надежность нередко в значительной мере зависит от способности членов семьи к самонаблюдению, к адекватному восприятию различных сторон жизни своей семьи.


5. Техники и методики семейной психодиагностики


Для решения проблем получения данных в семейной психодиагностике разработаны специальные методики. Рассмотрим их подробнее.
Техника «Присоединение к семье», разработанная американским психотерапевтом С. Мимухиным, предполагает более или менее длительное присоединение психотерапевта к семье. Оно включает в одних случаях совместное проживание с семьей, в других — совместное проведение досуга на протяжении какого-то времени. Такое присоединение дает психотерапевту совершенно уникальную возможность наблюдения семьи в ее повседневных условиях и привычных взаимоотношениях. С. Минухиным описаны разнообразные приемы, облегчающие присоединение к семье.
Так, прием аккомодации сводится к тому, что психотерапевт, не пытаясь внести каких-либо изменений в жизнь семьи, напротив, старается усвоить неписаные правила ее жизни и стремится проверить правильность своего понимания их сознательным применением.
Прием поддержания заключается в том, что психотерапевт выявляет существующую в семье структуру отношений и действует только через нее. Например, если в определенной семье мать является лидером, то контакт с детьми психотерапевт устанавливает только через нее.
Прием мимесисе включает попытки воспроизведения стиля общения семьи, вплоть до употребления тех же слов и оборотов.
Использование видеозаписей позволяет увидеть происходящее в замедленном темпе . Видеозапись обычно осуществляется в ходе совместного выполнения членами семьи какого- либо задания, предложенного психотерапевтом, — обсуждение какого-либо вопроса или совместная деятельность, важно, чтобы задание вовлекало членов семьи, требовало от них определенной активности и внимания. В этих условиях члены семьи активно проявляют привычные для них образцы поведения и коммуникации. Видеозапись создает широкие возможности выявления и изучения этих реакций. Так, уже непосредственный просмотр полученного материала с членами семьи позволяет обнаружить источники дисфункций.
Семейная социограмма относится к проективным методикам и позволяет выявить положение субъекта в системе межличностных отношений, а также характер коммуникаций в семье (прямой или опосредованный) (описание методики см. в прил. 1).
Семейная генограмма представляет собой структурированную диаграмму системы внутрисемейных отношений в трех-четырех поколениях. Она была предложена М. Боуэном в рамках подхода семейной терапии, изучающего несколько поколений семьи. Цель методики — показать, как образцы поведения и внутрисемейных взаимоотношений передаются из поколения в поколение и как события, подобные смертям, болезням, крупным профессиональным успехам, переездам на новое место жительства, влияют на современные поведенческие образцы, а также на внутрисемейные диады и треугольники (прил. 1).
Структурированное семейное интервью проводится для оценки взаимоотношений в семье. Используя эту технику, консультант имеет возможность наблюдать и оценивать человека.
диаду и взаимоотношения целой семьи. В ходе структурированного семейного интервью психолог предлагает семье выполнить пять заданий и наблюдает за тем, как семья работает: за взаимодействием, ролями, соблюдением границ. Наблюдение осуществляется для определения характера взаимодействий, способа решения проблем, поведения в конфликтных ситуациях и т. п. Информация извлекается из наблюдения: насколько допускаются разногласия, как родители вовлекают в обсуждение детей (прил. 1).
Скульптура семьи. Техника применяется на любом этапе диагностики и терапии. Скульптура может изображать как настоящее, так и прошлое и включать любое требуемое количество членов расширенной семьи. Расположение людей и объектов физически символизирует внутрисемейные взаимоотношения, определяя то, как видится место каждого в семейной системе (прил. 1).
Тестовые методики. Существует множество психологических тестов для выявления семейных нарушений5. К наиболее распространенным из них относятся:
Методика PARI (Parental Attitude Research Instrument) — тест-опросник, предназначенный для изучения родительских установок, авторы Е. С. Шефер и Р. К. Белл (в адаптации Т. Нещерет — для изучения отношения родителей (матерей) к разным сторонам семейной жизни (семейной роли)).
Тест «Анализ семейного воспитания» (АСВ) (авторы Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис) предназначен для изучения роли родителей в воспитании ребенка или подростка и поиска ошибок в родительском воспитании.
Тест «Анализ семейной тревоги» (ACT) (авторы Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис) — для выявления у одного или нескольких членов семьи состояния тревоги, нередко плохо осознаваемого и трудно локализуемого, в основе которого лежит неосознаваемая неуверенность в каком-то очень важном аспекте (в чувствах другого супруга, в себе)1.
Тест «Типовое семейное состояние» (ТСС) (авторы Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис) нацелен на изучение психологической атмосферы семьи и семейных отношений через выявление чувств, которые чаще всего испытывает каждый член семьи
Тест «Опросник удовлетворенности браком» (ОУБ) (авторы В. В. Столин, Т. Л. Романова, Г. П. Бутенко) разработан для выявления субъективной удоалетворенности/неудовлетворенности браком.
На других (менее распространенных) методиках остановимся подробнее.


Шкала семейной адаптации и сплоченности FACES-3 Д. Олсона позволяет быстро, эффективно и достоверно оценить процессы, происходящие в семейной системе, и наметить мишени для психотерапевтического вмешательства, разработана для оценки двух параметров — семейной сплоченности и семейной адаптации.
Семейная сплоченность — степень эмоциональной связи между членами семьи. При максимальной выраженности они эмоционально взаимозависимы, при минимальной — автономны и удалены друг от друга. Для диагностики используются такие показатели, как эмоциональная связь, семейные границы, принятие решений, время, друзья, интересы и отдых.
Семейная адаптация характеризует, насколько гибка или, напротив, ригидна семейная система, насколько готова приспосабливаться, меняться при воздействии стрессоров. Используются такие параметры, как лидерство, контроль, дисциплина, правила и роли в семье (см. прил. 2).
«Кинетический рисунок семьи» (КРС) (авторы Р. Бернс, С. Кауфман, адаптация Г. Т. Хоментаукасэ) используется для диагностики внутрисемейных отношений с точки зрения ребенка. Он помогает выявить отношение ребенка к членам всей семьи, семейные отношения, которые вызывают тревогу рисующего, показывает, как ребенок воспринимает взаимоотношения с другими членами семьи и свое место в семье. Процедура проведения и интерпретация приводятся в прил. 2.
Тест «Ролевые ожидания и притязания в браке» (автор А. Н. Волкова) позволяет выявить иерархии семейных ценностей супругов и сделать вывод об их социально-психологической совместимости Тест помогает уточнить представления супругов о значимости различных сфер семейной жизни и о желаемом распределении ролей при реализации семейных функций, объединенных шкалой ролевых ожиданий и притязаний. Процедура проведения и интерпретация приводятся в прил. 2.
Опросник «Реакции супругов на конфликт» (авторы А. С. Кочарян, Г. С. Кочарян) позволяет диагностировать индивидуально-специфические защитные модели (паттерны) и их структуру. Речь идет о двух типах защит — протективных и дефензивных механизмах. Процедура проведения и интерпретация приводятся в прил. 2.
Представленные выше методики и приемы семейной психодиагностики весьма различаются в зависимости от научного направления или психотерапевтической школы. В следующих главах мы рассмотрим специфику различных научных направлений более подробно.


Контрольные вопросы и задания:
1. Дайте определение понятию «латентное семейное нарушение».
2. Чем обусловлены латентные семейные нарушения?
3. На выявление каких параметров направлена семейная диагностика?
4. Какие Функции выполняет симптом в семейной системе?
5. Опишите техники взаимодействия с семьей в процессе семейной психодиагностики.
6. Перечислите основные тестовые методики семейной психодиагностики.


Рекомендуемая литература
Основная:
1. Змановская, Е. В. Психология семьи основы супружеского консультирования и семейной психотерапии : учеб, пособие / Е. В. Змановская. - М.: ИНФРА-М. 2017. - С. 8-43.113-140.
2. Козырев, Г. И. Социология семьи: любовь и расчет в брачносемейных отношениях и не только... (Электронный ресурс] : учеб, пособие. — М. : Форум : ИНФРД-М, 2016.
3. Соловьева, Е. А. Психология семьи и семейное воспитание : учеб, пособие / Е. А. Соловьева. — М. : Юрайт. 2017. — С.42-96.

Дополнительная:
1. Большая энциклопедия дома и семьи : в 2 т. Т. 1 / Ю. Ф. Боданов, А. П. Варнаков, В. А. Воронов и др. ; ред. совет:
В. И. Узун (председатель) и др — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. — 479 с.
2. Большая энциклопедия дома и семьи : в 2 т. Т. 2 / Ю. Ф Боданов, А, П. Варнаков, В А. Вороное и др.; ред. совет:
В. И. Узун (председатель) и др. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. — 463 с.
3. Варга, А, Я. Системная семейная психотерапия Краткий лекционный курс / А. Я. Варга. — СПб.: Речь, 2001. — С. 36-76.
4. Дружинин, В Н. Психология семьи / В. Н. Дружинин. — СПб.: Питер, 2008. - С. 8-12.
5. Некрасов, А. А. Брак умер... Да здравствует семья! / А. А. Некрасов. — М.: Амрита-Русь, 2008. — С. 38-148.
6. Резник, С. Д. Проблемы и механизмы самоорганизации российской семьи (Электронный ресурс] : монография / С. Д. Резник, В. А Бобров ; под общ. ред. С. Д. Резника. — М : ИНФРА-М, 2015. — С.151-237.
8. Целуйко, В. М. Психология неблагополучной семьи : книга для педагогов и родителей / В. М. Целуйко. — М.: Владос-Пресс, 2003. - С. 8-98.
9. Эйдемиллер, Э. Г. Методы семейной диагностики и семейной психотерапии / Э. Г. Эйдемиллер. — М. : Сфера, 2008. — С.18-78.
10. Эйдемиллер, Э. Г. Психология и психотерапия семьи / Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкис. — СПб.: Питер, 2002. — С. 37-62.

Источник: Буравцова, Н. В. Психологическое консультирование и психотерапия семьи: теория и практика: учеб, пособие / Н. В. Буравцова ; Новосиб. гос. ун т экономики и управления — Новосибирск : НГУЭУ, 2018, — 354 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.