На главную Лекции и практикум по психологии Конференции и доклады по психологии Содержание и смысловая организация жизненного пути личности - Смысловая организация времени человеческого бытия как основание построения субъективной картины жизненного пути личности
Содержание и смысловая организация жизненного пути личности - Смысловая организация времени человеческого бытия как основание построения субъективной картины жизненного пути личности
Лекции и практикум по психологии - Конференции и доклады по психологии
Индекс материала
Содержание и смысловая организация жизненного пути личности
Смысловая организация времени человеческого бытия как основание построения субъективной картины жизненного пути личности
Все страницы

Смысловая организация времени человеческого бытия как основание построения субъективной картины жизненного пути личности

Проанализировав опыт исследования жизненного пути личности в психологии, мы не нашли ни одного подхода, адекватно отражающего принципы анализа проблемы времени человеческого бытия, описанные нами выше. На наш взгляд, существует альтернативный подход к исследованию времени человеческого бытия, согласующийся со спецификой проведенного философского анализа. Этот подход базируется на представлении о смысловой организации времени человеческого бытия.

Рассматривая категорию времени человеческого бытия, мы понимаем это время, повторяя вышесказанное, как меру изменения (становления) его личностного бытия. Время есть зависимая от «тела отсчета» переменная, становление бытия личности неразрывно связано с таким интегративным понятием, как жизненный путь.
Жизненный путь как психологическая категория отражает специфику организации бытия личности как развивающегося и динамического образования. Жизненный путь личности понимается как система событий, имеющих значимость для личности, или имеющих «личностный смысл», по А.Н. Леонтьеву (Леонтьев А.Н., 1975, 2000). Чисто событийный подход к пониманию времени человеческого бытия оказывается здесь неудовлетворительным, поскольку далеко не все события приобретают для человека личностный смысл. Процесс порождения личностного смысла напрямую связан с системой мотивов, т.е. значение через мотив получает «личностную окраску» и становится личностным смыслом.
Понимание жизненного пути личности как системы событий, на наш взгляд, не является исчерпывающим. Сами жизненные события и связи между ними есть явления, фиксируемые в памяти человека, а нас интересует психологическая сторона связи, системной организации этих явлений, предполагаем, что системообразующим принципом этой системной организации выступает текущая деятельность личности, ее жизнедеятельность в конкретной жизненной ситуации человека. Жизненный путь личности, таким образом, будет отражать, фиксировать в себе личностный смысл событий, связанных в систему текущей жизнедеятельностью субъекта в конкретной жизненной ситуации, то есть жизненный путь может быть представлен как временная организация смысловой реальности личности. Личностный смысл события определяется контекстом всей жизни и всегда имеет значение только в системе актуальной жизненной ситуации.
Таким образом, жизненный путь в психологическом исследовании предстает перед нами как система смыслов событий, которые будут располагаться условно в прошлом или будущем. Условность эта определяется тем фактом, что прошлое в аспекте хронологии – нечто свершившееся и не подлежащее изменению, то же можно сказать и о будущем – это нечто, не свершившееся и, возможно, никогда не реализующееся. Однако, обратившись к пониманию настоящего как такого момента «Теперь», который имеет «длительность» и «протяженность», в котором встречаются противонаправленные движения прошлого и будущего (Трубников Н. Н., 1987), и вспомнив постулат о том, что человеческое сознание как бы «сворачивает» любой предмет до некоторой «точки настоящего», чтобы его фиксировать и воспроизводить (Там же), мы приходим к возможности существования в настоящем как прошлого, так и будущего. Сознание постоянно производит ретенцию прошлых событий, чтобы ощущать неизбежный «ток» времени, что обеспечивается свойством «емкости» настоящего (или «событийной емкости»), которая может различаться в различные моменты человеческого бытия. Именно благодаря этому прошлые события могут быть переосмыслены и переоценены в процессе пребывания в настоящем; также возможны альтернативные антиципации будущих событий. Таким образом, личностные смыслы событий всегда существуют в этом «протяженном» настоящем, и их система может различаться в зависимости от наличной ситуации, поэтому мы говорим о представленности жизненного пути личности в «моменте «Теперь»» (кавычки указывают на условность понимания момента, это более или менее длительный, с точки зрения времени физического, период жизни личности, характеризующийся смысловой и, следовательно, деятельностной однородностью), который функционирует в виде динамической смысловой системы (Леонтьев Д.А., 2003). Само настоящее при этом, в некоторой степени, определено событиями прошлого и будущего. Каждое событие выступает в контексте всего жизненного пути, но и весь жизненный путь строится из «точки» настоящего заново в конкретной жизненной ситуации, побуждающей субъекта к рефлексии, пониманию себя и своего места в мире, то есть в ситуации осуществления своей субъектной сущности по отношению к своему жизненному пути.
Таким образом, жизненный путь личности как система личностных смыслов событий, в зависимости от контекста актуальной ситуации может быть переоценен и переориентирован. Динамическая смысловая система потому и названа динамической, что она не статична. Из всех объяснений этого феномена наиболее интересным представляется объяснение с позиции теории нелинейных динамических систем. Согласно этой теории, всякая система находится в неустойчивом равновесии со средой, для поддержания которого необходим приток вещества, энергии или информации. Таким образом, всякая изолированная система стремится к дезорганизации, хаосу, росту энтропии. Существуют экспериментальные подтверждения «саморазрушения» некоторых явлений в психике человека: так, условные рефлексы со временем угасают (при соблюдении условия изоляции); осмысленные слова, события забываются (при соблюдении того же условия); в экспериментах по сенсорной депривации наступали явления серьезной дезорганизации психики человека (человеку постоянно необходимо поддерживать ощущение различия со средой, ощущение субъектности, а это является необходимостью притока энергии и информации). Возникает вопрос о специфике сохранения человеческой целостности. Автор ядерно-сферической концепции развития знания Н.В. Поддубный отвечает на этот вопрос следующим образом: человеческое Я остается организованным только благодаря постоянному самовоспроизводству (Поддубный Н.В., 2003). Перефразируя этот ответ применительно к концепции жизненного пути личности, можно сделать вывод о том, что именно постоянная представленность в моменте «Теперь» динамической смысловой системы, отражающей жизненный путь личности, ее изменчивость, это «повторение», а иногда и «переработка» жизненной истории является средством для человеческого существа сохранить целостность собственной личности.
Интересной в данном контексте представляется мысль Б.В. Маркова о связи времени и смысла, который пишет, что взаимообусловленность времени и смысла «… определяется тем, что атомы времени, которое мыслится как необходимая последовательность или структура сущностных событий, есть не что иное, как система первосмыслов, или сама метафизика. Время мира оказывается онтологизацией метафизических сущностей» (Марков Б.В., 2001, с. 427).
Необходимо отметить, что жизненный путь не дан сознанию в форме его психологического содержания, феноменология жизненного пути в повседневной жизни дана в форме понимания наличия и знания содержания внешней стороны событий. Они не организуются сами по себе в систему, человек не осознает просто так смысл и взаимосвязь событий – это результат целенаправленной активности, рефлексии. В контексте нашего исследования жизненный путь выступает как тот доступный анализу материал, позволяющий проникнуть во внутреннее содержание смысловой реальности. Смысловая реальность многогранна, и жизненный путь в его психологическом понимании выступает не как биография (когда выявляется ряд событий, не обязательно значимых для личности), а как система значимых событий, имеющих смысл, то есть как отражение смысловой реальности. Таким образом, в сознании презентируется та часть событий, происходящих с человеком, которые имеют смысл, т.е. при анализе этих событий мы можем выявить содержание той грани смысловой реальности, которую презентирует нам жизненный путь личности.
Понимая жизненный путь человека как систему событий, имеющих значимость для личности, т.е. говоря словами А.Н. Леонтьева, имеющих «личностный смысл», следует отметить, что далеко не все события, происходящие с личностью, несут в себе личностный смысл даже в контексте короткого временного отрезка (дня, недели, месяца…), и уж тем более не все события являются значимыми в контексте жизненного пути, истории человека, включенного в сложные социальные связи, историю общества. Понимание жизненного пути как совокупности, набора событий, как биографии человека не оправдано, такое понимание не может быть предметом изучения в психологии, более того, сами по себе события жизни вообще не могут выступать как предмет психологического исследования. В контексте психологического исследования необходимо изучать психологическую сторону явления, процесс и результат психического отражения. Изучение жизненного пути личности в контексте его временной организации может проходить в плане содержательного анализа психологической составляющей событий, то есть совокупности смыслов жизненных событий и ситуаций человека.
Психологические характеристики времени человеческой жизни отличны от характеристик физического времени, времени в его естественнонаучном описании (Трубников Н. Н., 1978, 1987; Бурлачук Л.Ф., 1998; Василенко Т.Д., 1993, 2011). Это связано со спецификой человеческого бытия, отличного от существования физических тел, о чем было сказано выше. Поэтому, несмотря на распространенное в психологии понимание психологического времени как специфического отражения объективного времени, с выделением психологического прошлого, настоящего и будущего, мы считаем такой подход не совсем оправданным. На характеристики личностного времени, времени жизненного пути неразумно переносить характеристики физического времени. Можно понимать жизненный путь личности как систему значимых событий прошлого и неопределенно отдаленного будущего, как проекции личности во времени, причем событий не однозначных по своей значимости, протяженности и распределенности во времени. Психологической составляющей, основой жизненного пути личности, будут не сами по себе события в их внешней форме, а личностные смыслы событий. Личностный смысл события как субъективное отражение объективно произошедшего или представление, проецирование будущего события, определяемое контекстом всей жизни, будет иметь значение только в системе актуальной жизненной ситуации. Значимость того или иного события определяет субъективные характеристики течения времени, его переживания.
Опираясь на идеи Н.Н. Трубникова о времени человеческого бытия, понимая физическое и психологическое время не в их натуральной данности, а как различное описание единых системных процессов пространства-времени, мы можем обратиться к общей теории развития (Поддубный Н.В., 2003), разработанной с применением теории нелинейных динамических (ТНДС). С позиции ТНДС развитие идет не линейно, а циклично, проходя ряд повторяющихся этапов – циклов, при этом взаимопереходы хаоса в порядок и наоборот имеют свои законы. Несомненно, что в различные периоды развития системы одни события представляют большую значимость, а другие меньшую. С позиции наблюдателя, время течет в один период быстрее, а в другой медленнее, в момент, предшествующий бифуркации, напряжение крайне высоко, а после прохождения этой точки, когда система выходит на «прямую» своего развития, упорядочивается, течение времени как бы замедляется. В состоянии хаоса говорить о времени крайне сложно, это хоть и динамический, но не направленный процесс. Жизненный путь как система событий развивается не линейно и представлен не линейно, он цикличен. В любой момент развитие может направиться по одному из огромного множества путей, вариативность огромна – жизненный путь альтернативен.
Время личности, ее жизненный путь рассматривается нами как система, определяющим моментом развития которой будет этапность, смена циклов событий различной значимости, от чего и будут зависеть особенности переживания времени. Жизненный путь в психологическом исследовании предстает как система смыслов событий, которые будут располагаться в прошлом или будущем. Но это не есть прошлое или будущее, которое мы понимаем в отнесенности к физическому времени. Прошлое с позиции физического времени невозможно изменить, а вот психологическое прошлое изменимо, т.к. можно переоценить, по-новому осмыслить какую-то часть прошлого, конкретное событие может фигурировать или отсутствовать в психологическом прошлом, оценка этого прошлого может быть различна в различные жизненные периоды, что, собственно, изменяет само время личности. В психологическом будущем мы отмечаем схожие явления, предсказание осуществляется по разным критериям, но оно не однозначно, возможно альтернативное развитие, которое зависит от настоящего момента. Вопрос, существует ли психологическое настоящее, что это - неуловимый момент или ощутимая протяженность – может быть, на наш взгляд, разрешен таким образом, что существует протяженное настоящее время личности, протяженное на какое-либо определенное событие, происходящее в данный момент, или целостную жизненную ситуацию. При этом для прошлого и будущего это событие (или ситуация) выступает как смыслообразующй контекст, влияющий на то, какие события попадут, будут представлены в прошлом или будущем. При этом само настоящее в определенной степени определено событиями прошлого и будущего. Каждое событие выступает в контексте всего жизненного пути, но и весь жизненный путь строится личностью из позиции настоящего. Несколько парадоксально в данном случае говорить о будущем и прошлом, они непостоянны, альтернативны, зависят от настоящего; в этом смысле человек всегда живет настоящим, которое упорядочивает его текущей деятельностью (жизнедеятельностью) прошедшее и будущее, определяя и встраивая в систему смыслы прошедшего и будущего контекстом настоящего. Можно предложить отказаться от выделения прошлого и будущего, ведь реально они не существует. Существует лишь настоящий, длящийся период жизни личности, и это не краткий преходящий момент «здесь и сейчас». Этот настоящий период экзистенции личности характеризуется смысловой однородностью: события реального (физического) прошлого и будущего актуальны, задаются текущей жизненной ситуацией, смысловыми связями или ассоциациями они соответствуют жизненной ситуации, которую проживает личность. В данном случае мы имеем в виду не события сами по себе, а смысл этих событий. Таким образом, смыслы событий являются теми образованиями личности, из которых складывается определенный временной момент жизни личности, и в этом моменте будет отражено и ее прошлое – в форме смыслов произошедших событий, и ее будущее – в форме смыслов предполагаемых событий.
Моменты связи смысловой насыщенности бытия и организации времени личности можно понимать как смысловую организацию времени жизненного пути. Пространство смыслов во времени распределено таком образом, что можно отметить смысловые, жизненные ориентации на прошлое или будущее. В настоящий момент человек может быть ориентирован на события, имевшие место в прошлом, и соответственно его настоящий момент складывается преимущественно из событий прошлого, с относительной суженностью перспективы, как временной, так и смысловой, жизненной. При наличии такого соотношения, мы можем подозревать состояние личностного кризиса идентичности, которое блокирует постановку отдаленных целей. При наличии четкой временной жизненно-смысловой перспективы мы говорим об активной, целеустремленной жизненной позиции.
Итак, на основе анализа имеющегося опыта исследования времени и жизненного пути личности в психологии мы пришли к следующим заключениям:
1) исследования, в основном, базируются на событийном подходе, критику которого мы давали выше;
2) в психологических исследованиях рассматривается, как правило, лишь один тип времени – физическое время, и совершенно не исследованным остается вопрос переживания человеком времени своего бытия.



Реализуя идею В. Франкла (1990, 2000) о смысловом измерении человека, надстраивающемся над биологическим и психологическим измерениями, ориентируясь на современные подходы, рассматривающие личность как «изменяющуюся в изменяющемся мире» (Асмолов А.Г., 1990, с. 365), представляет интерес системное видение целостного жизненного пути субъекта как временной организации смысловой реальности, конструируемой в каждой жизненной ситуации. Системообразующим фактором построения таким образом понимаемого жизненного пути личности будет выступать личностно значимая ситуация, запускающая процессы рефлексии, смысловой переработки не только наличного с точки зрения физического времени в настоящий момент, но значимого из всей совокупности уже произошедших или ожидаемых, планируемых событий; причем, событий не как таковых, а смыслонаполненных в контексте наличной жизненной ситуации. Системный подход, основанный на связи, иерархичности и структурности этой связи элементов, чтобы быть приближенным к анализу на его основе поведения субъекта, должен быть дополнен основаниями психологического мотивационного детерминизма, обеспечивающими системный подход категорией значимости и смысла взаимодействия субъекта с внешней реальностью, как предметной, так и социальной.
По Ж.-П. Сартру, «сознание всегда может выйти за пределы существующего, отнюдь не к его бытию, а к смыслу этого бытия. … Смысл бытия существующего, поскольку он сам открывается сознанию, ‒ это феномен бытия. Этот смысл сам обладает бытием, на основании которого он обнаруживается» (Sartre J.-P., 1943, p. 30, цит. по: Леонтьев Д.А., 2003, с. 17). Важно отметить, во-первых, что смысл сам имеет бытие, а во-вторых, автор указывает на локализацию линии бытия смысла, она проходит параллельно осознанию существования, это как бы второй план сознания ‒ осознание сознаваемого существования. С.Л. Рубинштейн говорил о рефлексии как способности субъекта выйти за пределы осознания течения жизни, подняться над ней и осознать смысловые аспекты осознаваемого с этой новой позиции сознания, рефлексивной позиции. Следовательно, осознание смысла своего существования доступно субъекту в случае, если он выйдет в своем сознании за пределы осознания течения бытия в настоящем его течении (поднимется над настоящим моментом времени бытия) и в единстве аффективного и когнитивного компонентов сознания откроет субъективно-личностный смысл бытия как целостного, но конечного процесса. Причем, основополагающей точкой и системообразующим началом такого открытия смысла будет являться активность субъекта в настоящем, в текущий период бытия. В нем, как в игольном ушке, как в центральной части песочных часов и совершается переход из бытия в небытие (из настоящего в прошлое) и из небытия в бытие (из прошлого в настоящее как воспоминание или из будущего в настоящее как реализация поставленных ранее целей), ход времени жизни субъекта (Н.Н. Трубников). Такой «хроноток» и определяет через активность (деятельность) субъекта позицию, ракурс перемещения сознания в плоскость существования смыслов, существование которых также задается активностью (деятельностью) субъекта в конкретной жизненной ситуации.
Субъект, находясь в конкретной жизненной ситуации, особенно если эта ситуация содержит угрозу идентичности, жизни или здоровью, находится в состоянии активной переработки всего имеющегося и получаемого им опыта, информации, запускаются активные процессы осознания, переживания, рефлексии, понимания себя и возможностей ситуации, причем эти процессы развертываются в контексте всего жизненного пути данной личности.
«Категория переживания действительного мира-бытия ‒ как события ‒ есть категория единственности, переживать предмет ‒ значит иметь его как действительную единственность, но эта единственность предмета и мира предполагает соотнесение с моей единственностью» (Бахтин М.М., 1986, с. 115). Ситуация преломляется через смысловое поле личности, при этом «правда события не есть тождественно себе равная содержательная истина, а правая единственная позиция каждого участника, правда его конкретного единственного долженствования» (Там же, с. 116). «Жизнь может быть осознана только в конкретной ответственности. Философия жизни может быть только нравственной философией. Можно осознать жизнь только как событие, а не как бытие-данность. Отпавшая от ответственности жизнь не может иметь философии: она принципиально случайна и неукоренима» (Там же, с. 124).
Бахтин характеризует «смысловой ряд жизни» как «познавательно-этическое напряжение жизни изнутри ее самое» (Бахтин М.М., 1979, с. 96). М.М. Бахтин противопоставляет смысловую организацию жизни организации ее во времени, указывая, что смысл дает человеку непосредственную вневременную опору (Там же, с. 97).
Временная организация личности, представляющая собой поле смыслоозначенных событий жизни, которые не теряют своего значения, несмотря на то, что совершились задолго до настоящего момента или свершатся в будущем, есть не что иное как вневременная смысловая схема, карта жизненных событий, смысловое содержание которых, с одной стороны, задано целями деятельности и, следовательно, индивидуальными смыслами, а с другой стороны, экзистенциальными смыслами, реализующими в конкретных событиях вневременные духовные ценности. Содержание эмоционально-волевого отношения в дальнейшем жизненном процессе может быть или исключено из вневременной смысловой картины или фиксировано в ней, при этом «временность» его проявится только в фиксации в реальном времени того события, которое вневременно, не преходяще.
Смысл как принцип связи проявляется в совокупности значимых событий или картине жизненного пути. Связь распространяется на те события и этапы, которые имеют смысл для личности в связи с этим личностным принципом связи, соединения. Соединяется то, что может соединиться личностью в соответствии с выработанным ею принципом связи. Как задается этот принцип? Видимо, реальной жизненной ситуацией в соединении с образом мира, опытом и уровнем развития субъекта, его возможностями подняться над ситуацией, выйти за ее пределы и осознать себя, свою жизнедеятельность и систему ценностей, которые являются значимыми, освоенными личностью.
Д.А. Леонтьев рассматривает смысловые структуры как превращенные формы жизненных отношений субъекта (Леонтьев Д.А., 2003, с. 253). Автор пишет: «Сама эта форма определяется структурой человеческой деятельности и сознания, в функционирование которых реальные жизненные отношения вторгаются, принимая форму смысловых структур. Любой структурный элемент личности тем самым оказывается включен одновременно по меньшей мере в два определяющих его движения: со стороны формы ‒ в непрерывное движение структур деятельности и сознания субъекта, в его практику, в которой место и функция любого элемента отнюдь не является неизменным, и со стороны содержания ‒ в более медленное, но вместе с тем и более гибкое движение системы отношений субъекта с миром, более или менее резкие изменения которых в течение жизни субъекта отражаются в более или менее адекватных изменениях системы смыслов» (Там же). Динамика системы смыслов - это отражение изменений в отношениях субъекта с миром. Причины изменений: изменение жизненной ситуации, изменение деятельности или сознания субъекта в кризисной ситуации, при потере идентичности, в процессе онтогенеза личности.
«Динамичность личностных структур, ‒ как указывает Анцыферова, ‒ прямо вытекает из их функции ‒ сложной регуляции жизнедеятельности субъекта на фоне постоянно изменяющихся условий и ситуаций. Поэтому не будет преувеличением сказать, что непрерывное изменение, развитие личности ‒ в тех или иных частностях или затрагивающее ее целиком, плавное или скачкообразное ‒ является способом ее существования» (Анцыферова Л.И., 1997, с. 253‒254).
Д.А. Леонтьев связывает развитие смысловой сферы с качественными изменениями процессов смысловой регуляции в целом, а не просто смены одних смысловых образований другими или их трансформаций (Леонтьев Д.А., 2003, с. 270‒271). О «… развитии смысловой сферы мы вправе говорить тогда, когда мы сталкиваемся с изменениями закономерностей, по которым осуществляются процессы смысловой регуляции, или же изменениями основ структурной организации самих смысловых систем» (Там же, с. 271).
В литературе различают «большую» и «малую» динамику смысловых образований. «Под «большой динамикой» развития смысловых образований понимаются процессы рождения и изменения смысловых образований личности в ходе жизни человека, в ходе смены различных видов деятельности» (Там же, с. 254). «Под «малой» динамикой развития смысловых образований понимаются процессы порождения и трансформации смысловых образований в ходе движения той или иной особенной деятельности» (Там же, с. 254).
Д.А. Леонтьев выделяет три класса «малой» динамики:
смыслообразование, смыслоосознание и смыслостроительство.
Смыслообразование (расширение смысловых систем на новые объекты и порождение новых производных смысловых структур), смыслоосознание (восстановление контекстов и смысловых связей, позволяющих решить задачу на смысл объекта, явления и действия) и смыслостроительство (содержательная перестройка жизненных отношений и смысловых структр, в которых они преломляются) как процессы динамики смысловой сферы личности охватывают как эволюционные, так и революционные изменения, как осознаваемые и даже инициированные работой сознания, так и неосознаваемые трансформации (Леонтьев Д.А., 2003, с. 270).
А.Н. Леонтьев рассматривал смыслообразование как процесс, проистекающий в системе «мотив ‒ цель» или «мотив ‒ условия» (Леонтьев А.Н., 1975). Д.А. Леонтьев расширяет это понятие, рассматривая смыслообразование как «глобальный процесс подключения новых объектов (явлений) к существующей цепи или системе смысловых связей, в результате чего эти объекты (явления) приобретают новый смысл, а смысловая система распространяется на новые объекты (явления), в результате эти новые объекты (явления) встраиваются в систему жизненных отношений субъекта или в новую их подсистему и приобретают новые регулирующие функции» (Леонтьев Д.А., 2003, с. 255). Жизненный путь личности отражает процесс смыслообразования: вся жизнь рассматривается, исходя из текущей жизненной ситуации; при этом происходит локализация сегодняшнего (в плане личностной экзистенции) смысла в физическом времени (прошедшем или будущем) с сохранением актуальности в текущей жизненной ситуации, настоящее как этап жизни протяженно и может включать в неравномерной представленности прошлое и будущее с позиции физического времени. Таким образом, ситуация, запускающая процессы смыслообразования, приводит к новому построению картины жизненного пути личности.
Д.А. Леонтьев выделяет три механизма смыслообразования: личностный и жизненный смысл обусловлены «прагматической» значимостью в конкретной ситуации, задаваемой мотивом, некоторой «предубежденностью», задаваемой смысловой диспозицией, атрибутивным смыслообразованием под влиянием ценностей (Леонтьев Д.А., 2003, с. 213‒214).
Смыслоосознание представлено двумя процессами:
- осознанием смысловых структур (мотивов, диспозиций и т.д.) в процессе интроспекции, результатом которой будет констатация субъектом присутствия в регуляции жизнедеятельности определенных смысловых структур, оказывающих на его жизнь более или менее существенное влияние;
- осознанием смысловых связей - это «направленная не столько на себя, сколько на мир рефлексивная работа сознания, заключающаяся в решении особой задачи…» - «задачи на смысл», или «задачи на жизнь» (Леонтьев А.Н., 1975, с. 184). «В наиболее общем виде задача на смысл есть задача определения места объекта или явления в жизнедеятельности субъекта. Она может ставиться как по отношению к собственному действию (ради чего я это сделал или делаю или собираюсь делать; какие мотивы за ним стоят, какие потребности или ценности находят реализацию в этом действии и к каким следствиям оно приведет), а также по отношению к объектам, явлениям или событиям действительности (какое место они занимают в моей жизни, в моем жизненном мире, для каких аспектов моей жизни они небезразличны, как могут повлиять на нее, какие иметь последствия)» (Леонтьев А.Н., 1975, с. 258‒259). О неосознанности смысла сигнализируют эмоции (Там же).
«И смыслообразование и осознание смыслов суть процессы развития смысловой структуры личности, однако они могут обеспечивать это развитие лишь до тех пор, пока противоречия, возникающие в объективной системе отношений субъекта с миром, не потребуют осуществления более или менее радикальной смысловой перестройки личности. Смыслообразование и смыслоосознание, создавая, как правило, предпосылки для подобной перестройки, не в состоянии ее реализовать, поскольку речь идет о необходимости преобразования не структур деятельности или психического отражения, а глубинных личностных структур» (Леонтьев Д.А., 2003, с. 261). В процессе построения жизненного пути личность осуществляет как процессы смыслоосознания, так и процессы смыслообразования, особенно отчетливо эти процессы проявляются в сложных, неординарных жизненных ситуациях. Если ситуация содержит в себе черты экстремальности (столкновение с угрозой жизни, здоровью, резкое изменение жизненных обстоятельств, экзистенциальные кризисы и т.п.), когда от личности требуется решение задачи формирования новых оснований своей жизни или своей идентичности, к обозначенным процессам добавляется процесс смыслостроительства.
Смыслостроительство рассматривается как преобразование глубинных личностных структур. Эти процессы неосознаваемы (Василюк Ф.Е., 1984). Вместе с тем, эти процессы влияют на субъективную картину жизненного пути, определяя ее содержание и устанавливая связи прошлого и будущего в настоящем времени бытия личности.
Субъективная картина жизненного пути личности понимается нами как система событий, имеющих значимость для личности, или имеющих «личностный смысл» (Леонтьев А.Н., 1975, 2000). Смысл события определяется контекстом всей жизни и всегда имеет значение только в системе актуальной жизненной ситуации. Смысл выступает и как составляющая сознания, в плане детерминации поведения, и как явление, интегрирующее все процессы жизнедеятельности и развитие личности. Он может лежать и в прошлом и будущем, быть индивидуальным и субъективным или присущим многим людям и выполняющим функцию объединения людей. Смысл связан с личной историей и предполагаемым будущим – жизненным планом. Субъективная картина жизненного пути личности выстраивается из настоящего текущего жизненного этапа личности, который определяет направленность и содержание субъективной картины жизненного пути личности и характеризуется смысловой однородностью.


Литература
1. Аарелайд-Тард А.М. К проблеме человеческого времени // Принцип социальной
памяти. Социальная детерминация познания. ‒ Тарту: Тартуский государственный университет, 1984.
2. Аарелайд-Тард А.М. Категория времени в современной науке и проблема человеческого времени // Известия АН ЭССР. Общественные науки. – № 27/3. – Рига, 1978.
3. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. – М.: Наука, 1977.
4. Анцыферова Л.И. Человек перед лицом жизни и смерти // Российский менталитет: Вопросы психологической теории и практики. ‒ М.: Институт психологии РАН, 1997.
5. Барабанщиков В.А. Восприятие и событие. ‒ СПб.: Алетейя, 2002.
6. Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. ‒ М.: Худ. лит., 1986.
7. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. ‒ М.: Искусство, 1979.
8. Бахтин, М.М. Автор и герой в эстетической деятельности. – М.: Искусство, 1979.
9. Бахтин, М.М. Проблемы поэтики Достоевского. – 3-е изд. – М. : Худ. лит., 1972.
10. Бергсон А. Восприятие изменчивости. Вторая лекция // Собрание сочинений. Т.4. ‒ Петроград, 1915.
11. Бергсон А. Две памяти // Хрестоматия по общей психологии: Психология памяти / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, Б.Я. Романова. ‒ М., 1979. ‒ С. 61‒75.
12. Бергсон А. Непосредственные данные сознания // Время и свобода воли. Т. 4. ‒ СПб., 1914.
13. Брушлинский А.В. Избранные психологические труды. ‒ М.: Институт психологии РАН, 2006.
14. Брушлинский А.В. Психология субъекта. ‒ СПб.: Алетейя, 2003.
15. Брушлинский А.В. Психология субъекта: некоторые итоги и перспективы // Известия Российской академии образования. ‒ М.: Магистр,1999. ‒ С. 30-41.
16. Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. Психология жизненных ситуаций. ‒ М.: Российское педагогическое агентство, 1998.
17. Василенко Т.Д. (Иобидзе Т.Д.) Время человеческого бытия и психологические особенности его переживания: Дисс. …канд. психол. н. ‒ Тбилиси, 1994.
18. Василенко, Т.Д. Жизненный путь личности: время и смысл человеческого бытия в норме и при соматической патологии. – Курск: Изд-во КГМУ, 2011.
19. Василюк Ф.Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. ‒ М.: Изд-во Моск. уни-та, 1984.
20. Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6 тт. ‒ М.: Педагогика, 1982‒1984.
21. Гайденко П.П. Человек и история в свете «философии коммуникации» К. Ясперса // Человек и его бытие как проблема современной философии. ‒ М.: Наука, 1978.
22. Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. ‒ Киев: Наукова думка, 1984.
23. Гюйо М. Происхождение идеи времени. ‒ СПб.: Знание, 1899.
24. Дильтей В. Наброски к критике исторического разума // Вопросы философии. ‒ 1988. ‒ № 4. ‒ С. 135‒152.
25. Знаков В.В. Психология понимания: Проблемы и перспективы. ‒ М.: Изд-во Институт психологии РАН, 2005.
26. Знаков В.В. Самосознание, самопонимание и понимающее себя бытие // Методология и история психологии. ‒ 2007. ‒ Том 2. ‒ Выпуск 3. ‒ С. 65‒74.
27. Историческая психология и возникновение философии. Беседа с Ж.-П. Вернаном // Вопросы философии. ‒ 1969. ‒ № 9. ‒ С. 145‒146.
28. Кант И. Пролегомены. М.-Л.: ОГИЗ,, 1934.
29. Кашапов М.М. Ситуационный подход к исследованию и формированию творческого педагогического мышления // Ярославский психологический вестник. ‒ 2004. ‒ Вып. 13. ‒ С. 147‒155
30. Леонтьев АЛ. Деятельность. Сознание. Личность. ‒ М.: Политиздат, 1975;
31. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. ‒ М.: Смысл, 2000.
32. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. ‒ М.: Смысл, 2003.
33. Лэнгле A. Person: Экзистенциально-аналитическая теория личности. Сборник статей. ‒ М.: Генезис, 2006.
34. Марков Б.В. Знаки бытия. ‒ СПб.: Наука, 2001.
35. Мостепаненко A.M. Пространство и время макро-, мега и микромире. ‒ М.: Политиздат, 1974.
36. Мэй Р. Открытие бытия. ‒ М.: Институт общегуманитарных исследований, 2004.
37. Мясищев В.Н. Психология отношений. М.: ВЛАДОС, 2003.
38. Поддубный КВ. Психология и синергетика: методологический аспект. ‒ Белгород: ИПЦ «ПОЛИТЕРРА», 2003.
39. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии. ‒ М.: Аспект Пресс, 1999.
40. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. ‒ М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1957.
41. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. ‒ СПб: Питер, 2000
42. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. ‒ М.: Педагогика, 1973.
43. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. ‒ М.: Питер, 1997.
44. Слободчиков В.И. О соотношении категорий «субъект» и «личность» в контексте психологической антропологии. // Личность в парадигмах и метафорах: ментальность - коммуникация - толерантность. ‒ Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002. ‒ С. 20‒29.
45. Трубников Н. Н. Время человеческого бытия. ‒ М.: Наука, 1987.
46. Трубников КН. Проблемы времени в свете философского мировоззрения // Вопросы философии. ‒ № 2. ‒ 1978.
47. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы теории установки. Тбилиси: Издательство АН Гр.ССР, 1961.
48. Философский энциклопедический словарь. ‒ М.: Советская энциклопедия, 1983.
49. Франкл В. Воля к смыслу. ‒ М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000.
50. Франкл В. Человек в поисках смысла: Пер. с англ. и нем. - М.: Прогресс, 1990.
51. Фресс П. Восприятие и оценка времени // Экспериментальная психология. ‒ М.: Прогресс, 1978. ‒ С. 88‒133.
52. Элькин Д.Г. Восприятие времени. М.: Изд-во Акад. пед. наук РСФСР, 1962.
53. Cohen J. Psychological Time // Scientific American November. ‒ 1964. ‒ Vol. 211. ‒ № 5. ‒ Р. 116-125.
54. Rabin A.J. Future Time Perspective and Ego Strenth, The Study of Time III // Рroceedings of the Third Conference of the international Society for the Study of Time. Alpback-Austria. ‒ New- York: Springer - Verlag., 1978. ‒ Р. 294-300.
Источник: Интегративная психология жизненного пути: Е.Ю. Коржова, Т.Д. Василенко, Е.К. Веселова и др. / Под ред. Е.Ю. Коржовой. – СПб.: Стикс 2016. ‒ 232 с.



 

Поиск

Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.