На главную Лекции и практикум по психологии Общая психология Условия повышения эффективности исследования здоровья человека
Условия повышения эффективности исследования здоровья человека
Лекции и практикум по психологии - Общая психология

3.1. Поиск формализованных показателей для определения критериев здоровья

Понимание закономерностей развития, организации и механизмов функционирования уровней здоровья человека (физического, социального, психологического и др.) может быть плодотворным при выходе за пределы этих уровней и изучаемой системы. Активизация поиска и применение формализованных показателей, или категорий, могут послужить критериями его измерения.
Выход за пределы любой изучаемой системы является одним из методологических подходов, оправдавших себя в столетиях, поскольку получить достаточно полные представление о ней невозможно, находясь внутри нее, и только выход за ее пределы позволяет составить представление о ней, т. е. получить ее более полную характеристику.
С другой стороны, выявление меры, при помощи которой можно определить степень организации какого-либо из уровней здоровья, открывает возможности для его осознанной и целенаправленной регуляции — будь то формирование, укрепление или восстановление.

В связи с этим можно сказать, что для получения данных о каком-либо из упомянутых уровней здоровья следует рассматривать их с позиций целостного, «общего», здоровья человека как системы, включающей эти уровни, и одновременно как одного из важнейших феноменов, от которого зависит жизнедеятельность и адекватность взаимодействия его с социумом и природой.
В этом случае должно быть понимание того, что человек многомерен, т. е. он одновременно выступает как индивид, как единица социума, как личность, как субъект профессиональной деятельности и как индивидуальность. Соответственно этому в рамках «единого», «общего» здоровья человека исследователи, занимающиеся какой-то из сторон его бытия, выделяют разные уровни: социальное, личностное, профессиональное, индивидуальное и др. Рассмотрение и название этих уровней определяется тем, какому из них автор отдает предпочтение.
Выделение и исследование духовного и душевного здоровья рассматривают в связи с тем, что основополагающими категориями в этом подходе выступают понятия о «духе» и «душе» и посредством этих явлений осуществляется детерминация ключевых критериев здоровья — духовности и душевности. Это означает, что названные и другие уровни исследования здоровья представляют собой более углубленный, расширенный, масштабный аспект изучения какой-то из сторон «общего» здоровья человека как естественной, неделимой системы, продукта природы и общества.
Изучая какой-либо из уровней здоровья, ученые должны определить его как предмет исследования, а объединение этих уровней в «общее» здоровье (на основании того, что они функционируют в одном человеке) дает право назвать его объектом исследования потому, что объект и предмет исследования должны соотноситься как целое и часть.
Отсюда следует, что приведенный перечень уровней здоровья представляет собой название частей одного «общего» здоровья человека. Однако при этом название одной и той же части или уровня, например «личностное здоровье как характеристика личности в целом» (Сокольская, 2012, с. 16), проецируется на личность человека и, по мнению ученых, его изучающих (например, М. В. Сокольская), охватывающее личность во всех ее проявлениях, в своей сущности, по характеристикам и содержанию, мало чем отличается от понятия «психологическое здоровье». А по мнению И. В. Дубровиной, оно также «относится к личности в целом и находится в тесной связи с высшими проявлениями человеческого духа и позволяет выделить собственно психологический аспект проблемы психического здоровья, в отличие от медицинского, социологического, философского и других» (Дубровина 2004, с. 39-40).
Это означает, что «психологическое здоровье», в свою очередь, является лишь определенным аспектом более крупной системы под названием «психическое здоровье», т. е. оно - ее часть.
Таким образом, учитывая отмеченное выше, нужно стоять на позиции того, что, решая проблемы именно «психологического здоровья», обращая внимание на собственно психологический его аспект, следует осознанно исключать анализ психических болезней и направлять свои усилия на поиск путей развития, регуляции, совершенствования и созидания психологического здоровья, а также обязательно учитывать наличие у него обратной связи с личностью: детерминацию ее структуры при одновременной зависимости от ее организации. Тогда этот путь, эту методологию исследования можно считать самостоятельным научным направлением.
Анализ литературы свидетельствует о том, что исследователи стремятся найти подходы к характеристикам разных уровней здоровья не только на описательном, качественном уровне, но и выявить некие количественные ориентиры, или определенное «мерило», т. е. критерий, при помощи которого практическим психологам можно было бы не только более объективно определять уровень развития и состояние его у конкретного человека, а и соотносить, сравнивать, анализировать его в динамике изменений у разных людей.
Границы любого из уровней здоровья на сегодня трудно очертить, обозначить, так как разные уровни взаимно проникают друг в друга, пересекаются, «наслаиваются», при этом часто, особенно в сложных и экстремальных ситуациях, они взаимозаменяют, компенсируют функциональные проявления компонентов соседних уровней. Тем не менее выявление факторов, при помощи которых можно установить и прогнозировать возможные изменения здоровья, уже будет шагом вперед.
Позитивным в изучении здоровья следует считать и выделение формализованных параметров, критериев или категорий разных уровней здоровья человека, что обусловливает уменьшение излишнего субъективизма как в диагностической оценке его состояния, так и в обосновании адекватных для конкретного субъекта методов или способов формирования и укрепления, или коррекции, его здоровья.
Установление факторов, включающих в себя какое-либо количество более мелких (элементарных или частных единиц), т. е. существовавших в виде структуры, обладающей системообразующей функцией и более обширным полем влияния на здоровье, позволит, не вмешиваясь в личное пространство человека, не помещая субъекта в экспериментальные условия, изучать состояние и возможные пути его развития, прибегая лишь к моделям данного конструкта.
Рассмотрение различных уровней здоровья человека, отдавая приоритет одному из аспектов его многомерности (личностному, социальному, индивидуальному и др.), следует оценивать двояко. С одной стороны, положительно, так как, фокусируя определенные методы анализа полученных данных на конкретный уровень «общего» здоровья, исследователи имеют реальную возможность изучить его более глубоко, во взаимосвязи с другими уровнями, определить спектр его функций и роль в развитии и сохранении «общего» здоровья. В то же время негативным в оценке такого подхода следует считать то, что без применения принципа дискретности и целостности к использованию диалектических взаимодействий в развитии любой системы между двумя прямо противоположными процессами, такими как дифференциация и интеграция, невозможно глубинное осознание такого феномена, как здоровье человека. Именно человека, а не только личности, субъекта или индивидуальности, так сказать, в «искусственно выделенном варианте».
Другими словами, на каком бы уровне изучения здоровья ни концентрировались усилия исследователей, без объединения их в естественную, структурно-функционально-целостную систему представить и осознать суть здоровья человека как многомерной, динамичной, открытой, саморегулируемой системы невозможно хотя бы потому, что при выделении его частей (видов, уровней) теряется связь между ними, а также сущностная характеристика его как любой целостной системы. А это означает, что полноценное представление о ней может существовать при условии использования таких категорий измерения, которыми можно пользоваться как в пределах одного какого-либо уровня здоровья, так и всей системы в целом. На наш взгляд, такой категорией может быть «информация».
Однако прежде, чем перейти к объяснению возможности и эффективности применения данной категории для характеристики здоровья человека как целостной системы, следует предложить читателю обобщенное представление исследователей о терминах, касающихся системной организации живых объектов, и в том числе здоровья.
1. Система должна обладать целостностью и совокупностью взаимосвязанных элементов (Барабанщиков, 2007).
2. Система характеризуется относительной выделенностью, самостоятельностью и качественным своеобразием по отношению к другим системам, а также свойствами, отсутствующими у составляющих ее элементов (Садовский, Юдин, 1969).
3. Система обладает способностью к самоорганизации и саморегуляции (Капица, Курдюмов, Малинецкий, 2003).
4. Системе свойственна определенная организация как совокупность взаимосвязанных структур (т. е. упорядоченности связей между элементами) и функций (т. е. процессов, направленных на поддержание целостности структуры и в целом поведения системы) (Завалишина, 2005).
Приведенные выше дефиниции часто относят к характеристикам систем невысокого уровня организации, в связи с чем при изучении систем высокого уровня (например, личности) их не всегда можно рассматривать как «системную целостность» (Анцыферова, 1981). Во взглядах этого автора по поводу системного подхода имеется важная мысль: анализируя наличие границ системы личности, она приходит к выводу о том, что в «арсенале системного подхода мы пока не нашли критериев определения границ живой системы» (Анцы- ферова, 1981).
Опираясь на положение, высказанное А. В. Брушлинским (1970), об отсутствии механизмов обратной связи в процессах мышления, Ю. Я. Голиков и А. Н. Костин (1995) указывают на недостаточность системного подхода при анализе мышления. На основании этого они предлагают использовать межсистемный подход.
Однако для решения вопросов, связанных с поиском формализованных показателей, которые могут служить критериями оценки такой системы, как «здоровье человека», на наш взгляд, в большей степени подходит синергетический подход, основные положения которого состоят в следующем.
1. Сложные системы развиваются нелинейно; для них характерно возникновение порядка из хаоса.
2. В системах постулируются следующие свойства как исходные: открытость, нестабильность, нелинейность, неустойчивость, стохастичность. Стабильность, линейность, равновесность выступают моментами в общей нестабильности и неуравновешенности, т. е. эти три параметра проявляются в коротких временных интервалах.
3. Нелинейные системы активны во взаимодействиях со средой и в межсистемных взаимодействиях.
4. Для живых систем адаптивная стабильность разрушительна.
При этом один из главных постулатов в синергетике гласит: у каждой сложной системы имеется некоторое количество путей развития, которые детерминируются ее характеристиками, т. е. нелинейным системам свойственна необратимость и многократность путей развития.
Возвращаясь к возможности использования категории «информация» как формализованного понятия, следует объяснить, на основании чего мы связываем информацию со здоровьем человека, т. е. в чем проявляется эта связь и каким образом ее можно использовать для объяснения организации такой системы, как здоровье человека.
Смена состояния здоровья человека (как целостной системы) во времени носит упорядоченный характер, причем основным фактором обеспечения упорядоченности (или регуляции) служит информация, которая, по У Эшби (1959), представляет собой «разнообразие управляющих сигналов». Источником информации является множество разнообразных факторов внешнего и внутреннего мира человека.
Упорядоченность компонентов структуры здоровья человека содержит совокупность различий между ними, а их дискретность выступает основой структурной информации. Определение количества информации позволяет выявить не только уровень организованности и упорядоченности структуры системы здоровья, но и функциональные способности ее как системы к кодированию, считыванию, преобразованию и использованию информации (Колмогоров, Ван- дарин, 1965; и др.)
Следовательно, структурные компоненты здоровья, взаимодействуя и влияя друг на друга, формируют определенную степень организации и упорядоченности их, что, в свою очередь, создает информационный аспект здоровья как системы. Поэтому, применяя теорию информации, в которой структура любой системы рассматривается как множество дискретных элементов, можно измерить их разнообразие, выразив его в основных информационных характеристиках.
Иначе говоря, структурно-функциональные особенности здоровья (его организация) зависят от разнообразия и степени упорядоченности элементов. Причем элементарные составляющие системы здоровья человека каждое в отдельности отличается слабой устойчивостью. Например, качества личности быстро изменяются под действием, скажем, психического напряжения, в то же время объединяясь в более крупные структуры (на уровне психического/ психологического здоровья), они приводят систему к упорядоченности, повышая при этом ее устойчивость. Следовательно, высокая подвижность быстро изменяющихся мелких элементов определяет приспособляемость к воздействиям на них, но их объединение в целостные системы обеспечивает последним повышение устойчивости и надежности их функций, важнейшей из которых является отражение.
Следует отметить, что отражение — это процесс информационный, поскольку ему свойственен обмен информацией, например между личностью и обществом. Точнее говоря, любое отражение начинается с расходования энергетического кванта, взаимодействия и порождения кванта информационного. Вот почему информация — продукт отражения. А отсюда следует, что уровень организации системы, упорядоченность, разнообразие, устойчивость и некоторые другие параметры можно вычислить, определив информационные показатели.
Причем важно то, что категория «информация» выступает в двойственной ипостаси: с одной стороны, это «отвлеченный» фактор, не входящий в состав любого структурно-функционального компонента здоровья человека как его часть, а с другой стороны, без информации невозможно осуществление функций ни одного элемента здоровья, т. е. она пронизывает всю систему целиком и отдельно в каждом элементе. По сути, информация как объективно существующее явление выполняет организационную и регулирующую функцию в системе здоровья человека.
В основу построения теории информации У Р. Эшби (1959) положил понятие о различии и разнообразии. Он считал, что понятие информации неотделимо от понятия разнообразия и соответствует ему, поэтому количество информации выражает количество разнообразия. При таком подходе разнообразие являет собой характеристику элементов системы, отличающихся и не совпадающих по количественным и качественным параметрам.
А отсюда следует, что в применении к структуре, например системе здоровья человека, количество информации (количество разнообразия, неопределенность системы) будет колебаться между максимальным значением (когда система полностью состоит из разных элементов) или минимальным (при наличии в системе только одинаковых элементов).
Получение системой информации (ее рост) уменьшает ее неопределенность, при этом соотношение между разнообразием и неопределенностью прямо пропорционально, т. е. с увеличением одной увеличивается и вторая.
Таким образом, применение информационного анализа с вычислением основных его показателей (Н — информационная энтропия, h — относительная энтропия, R — коэффициент избыточности, и др.) позволит составить объективную характеристику исследуемых уровней здоровья человека, представить степень упорядоченности его компонентов, а по динамике этих показателей можно судить о направлении изменений в состоянии здоровья.
Такое суждение базируется на наличии взаимосвязи между упорядоченностью элементов в системе и эффективностью ее функций: чем выше их упорядоченность, тем лучше работает система (Шрё- дингер, 1986).
Именно в этой связи для обобщенной характеристики здоровья человека, его состояния и динамики как процесса можно использовать категорию «информация» в качестве формализованного объективного критерия его оценки. В связи с этим предлагается краткая характеристика основных информационных показателей.
В теории информации центральным понятием является энтропия. Это понятие соотносится как с энергией, так и с информацией открытой системы. Так, Г. Н. Дульнев (2000) энтропию определяет как меру недостатка информации в системе. А по мнению В. М. Снет- кова (2013), это «мера связанной, фиксированной, не свободной энергии, которая не может быть использована для работы». Это следует понимать таким образом: «свободная энергия» — это полезная энергия, которая, не переходя в тепловую, обеспечивает улучшение функциональных возможностей системы. И, соответственно, связанная энергия — это тепловая энергия, при росте которой не улучшается функция системы, она ведет к ее дезорганизации, хаотичности ее компонентов, к росту энтропии. При этом следует помнить, что в живом организме человека постоянно наблюдаются прямо противоположные потоки энергии — приток и отток.
Лучше всего их соотношение проиллюстрировать на уровне элементарной, но чрезвычайно важной структурно-функциональной открытой системе — клетке, как это сделано у В. М. Снеткова (2013). В организме человека функционирует от 70 до 100 триллионов клеток, причем жизнедеятельность тканей, органов, их систем и организма в целом поддерживается способностью клеток к воспроизводству себе подобных, т. е. их делением. Считается, что каждую минуту в организме человека путем деления образуется примерно миллион новых клеток, а клетки, способные к делению, осуществляют это около 50 раз.
Приток и отток энергии по отношению к клетке означает образование в ней энтропии (тепловой энергии) и поступление в нее из среды отрицательной энтропии, или информации, которая является фактором снижения скорости образования энтропии.
При этом важно понимать, что производство клеткой энтропии (связанной энергии) подчиняется закону взаимоотношений ее объема и поверхности. Увеличение объема клетки всегда сопровождается уменьшением площади ее поверхности, при этом образование тепла (энтропии), т. е. его приток (внутри клетки) возрастает, а отток его во внешнюю среду уменьшается. Так происходит потому, что производство энтропии пропорционально объему клетки, а ее отток пропорционален площади ее поверхности.
Уход во внешнюю среду (а для каждой клетки это остальные клетки) тепла (энтропии) не приводит клетку к накоплению свободной энергии, к росту хаотичных процессов и дезорганизации, а ее деление восстанавливает оптимальное соотношение объема и поверхности. Иначе говоря, увеличение в 2 раза поверхности вновь образовавшихся клеток приводит к росту оттока (отдачи тепловой энергии во внешнюю среду) в 1,26 раза, что снижает энтропию, позволяет увеличить приток негэнтропии (информации), упорядочить внутриклеточные процессы и оптимизировать энергоинформационный баланс.
В связи с этим следует отметить, что глубинное понимание связи данного баланса с проекцией его на количество энтропии и здоровье человека должно базироваться на том же принципе, что и в примере, приведенном относительно клетки, представляющей собой открытую систему. Опираясь на законы термодинамики, такие авторы, как Э. Шрёдингер (1986), Б. С. Доброборский (2012), В. М. Снетков (2013) и др., обосновали, что живой организм увеличивает свою энтропию, и это ведет его жизнь к своей противоположности, т. е к смерти. И только отдавая тепло (энтропию) во внешнюю среду и извлекая из нее негэнтропию (информацию), человек поддерживает и сохраняет жизнь. Кроме того, в здоровом организме отток энтропии должен быть количественно выше, чем ее приток в виде энергии, получаемой из внешней среды. Вот почему уменьшение энтропии всегда свидетельствует об улучшении энергетического обеспечения системы, активации ее функциональных возможностей, и, соответственно, ее рост означает обратное. Энтропию можно трактовать и как меру неупорядоченности системы, т. е. ее рост приводит к информационной неопределенности, движению к хаотическому состоянию. Поэтому увеличение информации (или приток к системе отрицательной энтропии—негэнтропии) уменьшает неопределенность и одновременно рост упорядоченности.
Живые системы отдают энтропию в окружающую среду, тем самым предупреждая перегрев систем организма человека, ухудшение их функций, разрушение его структурных компонентов и повышение их упорядоченного взаимодействия в пространстве. Следовательно, только отдавая энтропию в среду или извлекая из среды отрицательную энтропию, называемую негэнтропией (это и есть поступающая в систему информация), система смещается к уменьшению неопределенности.
Получается, что такая система, как здоровье человека, будет функционировать на оптимальном уровне при условии поддержания баланса образующейся энергии и поглощения энтропии вследствие расщепления питательных веществ и дыхания и оттока ее в окружающую среду. Поэтому В. М. Снетков «способность человека сохранять баланс притока и оттока энтропии (энергии и информации)» определяет как главное условие сохранения здоровья человека. Он также отмечает, что «информацию можно рассматривать в качестве одной из необходимых и важнейших категорий при изучении развития человека и сохранения его здоровья» (Снетков, 2013, с. 87). Отсюда он делает вывод «об энергоинформационной основе развития сенсорных, психических и душевных способностей человека, в том числе развития, нарушения и восстановления его здоровья» (там же, с. 87).
Наличие у человека структурной иерархии здоровья, например, выделение нами трех его уровней — морфофункционального, психофизиологического и духовно-нравственно-смыслового, подтверждает, что последний является высшим его уровнем и именно он определяет способность человека к осознанию смысла получения, хранения и использования информации (в форме получения знаний, обучения), а также производство новой информации (в результате творческой деятельности) как источника отрицательной энтропии (не- гэнтропии), что позволяет ему противостоять переходу системы его здоровья к неопределенности, хаотичности и предболезни.
Следовательно, информация может выступать в роли высокообобщенного, формализованного критерия оценки здоровья человека как многокомпонентной, сложной, динамической, открытой и высокоорганизованной системы. Использование категории «информация» позволит максимально сконцентрировать сведения о многочисленных факторах, влияющих на здоровье человека, до их минимального количества, но при этом применять критерий, обладающий диагностической способностью, а также обеспечит понимание центральных механизмов осознанного и целенаправленного управления здоровьем как системой.
Вместе с тем, чтобы осознанно и разумно управлять любой системой, чрезвычайно важно знать как минимум ее устройство и функциональные возможности. Так, если речь вести о здоровье человека и зависимости его состояния от влияющего на него потока информации, то результат воздействия этой информации будет двоякий: либо положительный, либо отрицательный.
В современном обществе первичная эйфория от бурно увеличивающегося потока информации переходит к своей противоположности, порождая отрицательные эмоции, негативные оценки необходимости роста скорости переработки все новых порций информации, резкое увеличение нагрузки на психику и здоровье человека и, как следствие, возрастание требований к ее усвоению. Поэтому в настоящее время актуальной становится проблема ограждения человека от бурного информационного потока, поиск путей управления информацией и способов ее осознанной «фильтрации» в самых разных областях деятельности.
Не минует эта проблема и спорт, спортивную деятельность, в которой особенно болезненно отражаются противоречия развития общества. Имеются в виду факты чрезвычайно высокой интенсивности «информационного пресса», влияющего на спортсменов высокой квалификации и особенно на профессионалов. Количество экстремальных ситуаций в спорте также лавинообразно растет, и при этом нужно помнить, что причиной является «сгусток» информационных явлений, негативно воздействующих на психику спортсменов, на их личность. Коммерциализация спорта порождает обострение противоречий между обществом и личностью спортсмена, а запредельный поток информации из необходимого и полезного превращается в фактор риска не только для спортсменов, но и для общества в целом. При постановке вопроса о том, как и какие факторы будут оказывать влияние на состояние здоровья спортсмена при взаимодействии с большим количеством информации, уместно рассмотреть его в рамках закона нормального распределения.
Содержание этого закона базируется на учете плотности распределения вероятностей различных числовых величин, не поддающихся предсказанию и возникающих как результат суммации ряда независимых и сравниваемых случайных величин, к которым, в частности, мы можем отнести и параметры взаимодействия спортс- менов-профессионалов с постоянно растущим потоком информации (Агабекян, 2005).
В экстремальных условиях, превышающих возможности человека к восприятию и обработке информации по экспоненциальному закону, способность реагировать вовремя и адекватно, т. е. без вреда для здоровья и на пользу выполняемой деятельности, интенсивно ухудшается, так как, согласно И. Р. Пригожину (2016), одно из основных положений синергетики гласит: развитие «лавинообразных» процессов носит экспоненциальный характер. А это означает, что и возможности человека к полноценному и безвредному для здоровья осмыслению и отражению поступающей информации, т. е. взаимодействия с ее потоком, также должны увеличиваться по экспоненциальному закону. Однако способность воспринимать, оптимально и осмысленно отражать влияющую на человека информацию также подчиняется закону нормального распределения, а при избытке происходит ее искажение. Иначе говоря, суммарное количество влияющей на человека информации не должно превышать его функциональных возможностей осознать ее сущность и адекватно на нее реагировать. Это условие, которое следует учитывать с целью сохранения психического и психологического здоровья субъекта, осуществляющего деятельность в экстремальной среде, например, спортсмена-профессионала, а обозначить его можно как фактор психологической безопасности.
По сути, этот фактор является многокомпонентным, поскольку определение степени использования субъектом его составляющих, особенно в сложной, опасной или экстремальной деятельности, будет характеризовать уровень его культуры. А компоненты фактора безопасности можно обозначить критериями.
Следует также учесть, что последние представляют собой свойства личности, в определенной степени влияющие на ее здоровье, которые будут изменяться, начиная от психофизиологических (и генетических) задатков, впоследствии притупляющихся или развивающихся в способности, определяющие возможность гораздо быстрее и эффективнее воспринимать, перерабатывать и реализовывать влияющие на человека потоки специфической и характерной конкретному виду деятельности информации.
Поэтому способность субъекта воспринимать, осмысливать и отражать влияющую на него информацию можно обозначить как первый критерий психологической безопасности.
Вследствие взаимодействия, например, спортсмена, осуществляющего деятельность в экстремальных условиях, с интенсивным информационным потоком, по экспоненциальному закону наступает этап (период) ослабления данного взаимодействия, требующий применения активных действий для предотвращения интенсифицированной способности воспринимать данную информацию.
Именно активность действий спортсмена можно обозначить как компонент культуры психологической безопасности и второй ее критерий. В результате актуализации этих действий осуществляется активное преодоление и активизация отражения растущего потока информации уравновешиванием (упорядочиванием) ее на всех этапах (восприятия, переработки, отражения).
Третьим критерием культуры психологической безопасности можно назвать мотивацию субъекта к цели и соотнесение ее со средствами достижения. Именно целеполагание и ценностная характеристика цели являются весьма значимыми в реализации определенного уровня проявления третьего критерия.
Четвертый критерий определяется потребностью человека к саморазвитию, к повышению своих профессиональных возможностей или к росту спортивного мастерства и уровня квалификации. Другими словами, прилагая усилия к развитию своих наследственно обусловленных задатков, а в дальнейшем способностей, спортсмен расширяет рамки взаимодействия с информационным потоком, а значит, и пороговые значения его восприятия.
Оптимальный, не травмирующий психику и отрицательно не влияющий на спортсмена способ взаимодействия его с информацией во многом определяется гармонично развитой и приспособленной к конкретной среде способностью, т. е. гармония со средой существования как интегральное качество личности — это пятый критерий культуры ее психологической безопасности.
Таким образом, выделение, определение и содержательные характеристики пяти критериев культуры психологической безопасности позволяет представить истинную диалектичность влияния на здоровье человека весьма полезного, значимого и в обязательном порядке осознаваемого фактора, которым является информация. Хотя этот же фактор при избыточном поступлении и воздействии его на психику человека трансформируется в свою противоположность, т. е. из положительно действующего превращается в отрицательно влияющий.
Кроме того, учет не только качества воздействующей информации, но и понимания ее связи с разнообразием компонентов такой системы, как здоровье человека, ее соотнесение с их упорядоченностью и организацией —это параметры, которые позволяют количественно, т. е. с меньшей степенью субъективности, оценить как состояние, так и особенности развития изучаемого феномена: в нашем случае — здоровье человека. Хотя здесь же хотелось бы подчеркнуть, что овладеть и применять информационные параметры, а также разумно пользоваться ими может только здоровая личность. Наличие интеллекта и креативности как качеств личности, имеющих большое значение в любой деятельности человека, и спортивной в том числе, не менее важно и при использовании формализованных показателей теории информации в процессе применения предлагаемых критериев культуры психологической безопасности.
В поиске формализованных факторов с целью использования их как критериев оценки здоровья человека энтропия также выступает одним из фундаментальных понятий. Дело в том, что в настоящее время существуют достаточно обоснованные представления об энтропии с позиции термодинамики. Так, энтропия является величиной аддитивной, т. е. она пропорциональна количеству частиц в системе. Даже самое ничтожное изменение энтропии может значительно повлиять на энергоинформационные параметры биологической системы (с большим числом элементарных частиц). Выражаясь языком психологии, можно сказать, что порой даже незначительное событие, даже слово может вызвать целый поток негативных или позитивных психических состояний.
Используя принципы термодинамики и представления об энтропии, Э. С. Бауэр показал, что живые организмы могут находиться только в устойчивом неравновесном термодинамическом состоянии. На основании этого им был сформулирован «Всеобщий закон биологии», который гласит следующее: «Все и только живые системы никогда не бывают в равновесии и исполняют за счет своей свободной энергии постоянную работу против равновесия, требуемого законами физики и химии при существующих внешних условиях» (Бауэр, 1935, с. 75). Кроме того, Бауэр обосновал «принципы устойчивого равновесия живых систем» в следующей формулировке: «Для живых систем характерно именно то, что они за счет своей свободной энергии производят работу против ожидаемого равновесия».

Выводы

1. В живых системах ни один процесс не может происходить непрерывно, а должен чередоваться с противоположно направленным: активность-пассивность, возбуждение-торможение и т. д., потому что необходимо чередование потребления и выделения энергии как важнейшего условия обеспечения устойчивости неравновесного термодинамического состояния.
2. Состояние живых систем никогда не бывает статическим, а все его параметры находятся в состоянии непрерывных колебаний, т. е. они всегда динамичны.
3. Живые системы, в которых протекают неравновесные процессы, рассматриваются как непрерывные, а их флуктуирующие состояния работают как нулевые переменные.
А. О. Прохоров (2004) рассмотрел психические явления, преломляя их через физические законы. Этот автор сформулировал концепцию неравновесных (неустойчивых) состояний. Суть ее заключается в том, что все психические состояния человека неравновесны, так как равновесие, исходя из второго закона термодинамики, несовместимо с жизнью.
Согласно концепции самоорганизации, неравновесные состояния представляют собой функциональную структуру, которая формируется при нарушении симметрии между организмом и средой существования. Как обосновано И. Р. Пригожиным, «нарушение симметрии возникает вследствие процессов, обусловленных внесением потока информации и энергии в открытую систему, которой является человек. В результате, вследствие самоорганизации, складывается новое функциональное образование системы - неравновесное состояние» (Пригожин, 2016).
В связи с этим А. О. Прохоров пишет: «Относительная устойчивость и равновесие суть необходимые условия для существования и функционирования вполне определенной, конкретной системы (субъекта), тем не менее переход к новой системе и развитие в целом невозможны без ликвидации равновесия, устойчивости и однородности. Новый порядок (новая структура личности) возникает благодаря неравновесному состоянию и зависит от его интенсивности» (Прохоров, 1998).
Эмпирические исследования, проведенные нами со спортсменами разной квалификации, однозначно подтверждают это положение. Так, выявлено, что в зависимости от специфики спортивной деятельности спортсменов и уровня их квалификации изменяются качества и свойства их личности, причем происходит это именно в период перехода их от равновесного к неравновесному состоянию (в период соревнований). Более того, уровень этих изменений определяется интенсивностью воздействующих на них факторов (прежде всего, это степень психического напряжения). И, как отмечает А. О. Прохоров (1998), измененные качества входят в структуру личности, определяя ее новый качественный состав, в чем проявляется детерминирующее влияние психологического здоровья на личность.
Таким образом, переход системы (например, здоровья человека) от равновесного состояния к своей противоположности — неравновесному состоянию — является актом демонстрации действия закона единства и борьбы противоположностей и иллюстрацией результата этого процесса — развития личности спортсмена.
Поэтому, ставя целью изучение взаимоотношений в системе «личность—психологическое здоровье», чрезвычайно важно понимать, что чередование равновесных и неравновесных состояний, обострение противоречий между ними выступает действующим началом в механизме формирования новообразований в структуре личности спортсмена.
Весьма значимым является то, что неравновесное состояние обусловлено напряженностью взаимодействия, например, спортсмена с характеристиками (требованиями) общества, и чем она выше (но до определенных пределов), тем в большей степени он проявляет характерные непосредственно для него, т. е. в наибольшей степени свойственные ему, личностные качества, расширяя тем самым границы человеческих возможностей. Это то положительное, что происходит при максимальных, предельных напряжениях в экстремальных ситуациях соревнований. Однако длительные интенсивные нагрузки на психику спортсменов ведут к накоплению психической усталости, росту степени проявления негативных изменений в структуре личности, появлению и развитию предпатологических состояний.
Другими словами, неравновесные состояния, на базе которых происходит обнажение глубинных пластов личности, сопровождаемое достижением спортивных результатов за счет мощного подъема ее психоэнергетических возможностей, необходимых для демонстрации ее качеств и свойств, в конечном счете неоднозначны.
Обеспечивая повышение мастерства, приобретение опыта и рост спортивных результатов, с одной стороны, они выполняют созидающую, развивающую и отчасти позитивную роль. Но в то же время, вызывая нарушения в психике, выступая активатором новообразованных, с высоким уровнем проявления, но негативных качеств личности (агрессии, вспыльчивости, тревожности, депрессивности и др.), они приводят к значительному ухудшению, прежде всего психического и психологического здоровья личности спортсмена. Это и есть его плата за достигнутое, в этом и проявляется диалек- тичность происходящего, т. е. переход позитивного результата в противоположный.
В заключение подраздела нужно отметить несколько положений:
— поиск методов, способов, критериев комплексной оценки здоровья необходим;
— в процессе изучения данных факторов важно использовать интегральный и синергетический подходы;
— категория информации может быть применена как высокообобщенный, формализованный критерий здоровья;
— энтропия как энергоинформационная мера также может выступать формализованным фактором;
— соотношение равновесия и неравновесности может служить показателем развития и состояния здоровья личности человека.

3.2. Необходимость терминологической упорядоченности и структурированности при исследовании здоровья человека

Здоровье является непреходящей и высшей ценностью, обусловливая при этом полноценное проявление и самореализацию не только для отдельно взятого субъекта, но и для общества. Оно выступает мерой качества жизни людей, а также определяется политикой государства. Именно поэтому проблема созидания, укрепления и сохранения здоровья остается актуальной в разные периоды времени.
Однако, несмотря на многовековую историю и желание многочисленных исследователей решить эту проблему как можно полнее, многие вопросы остаются нерешенными. Так, в рамках этой проблемы в настоящее время назрела необходимость определить структурную организацию, соподчиненность, соотношение и показатели, которыми пользуются исследователи при изучении и описании здоровья и его компонентов. При этом если речь вести о здоровье личности, то очевидно следует соотнести «личность» и «здоровье» как целое и часть.
Условия повышения эффективности исследования здоровья человека А это означает, что:
— здоровье является компонентом личности;
— здоровье представляет собой сложную, многокомпонентную и разноуровневую систему;
— здоровье зависит от особенностей структуры и функций личности, и одновременно оно определяет степень проявления активности ее структурных компонентов.
Представление о здоровье человека нуждается в структурированности, поэтому составляющие его как системы можно расположить по убывающей в следующей последовательности: уровни (виды), подходы, категории, критерии.
Итак, что касается уровней здоровья, то выделяют: физический, психический, социальный и душевный. Однако кроме этих рассматривается еще психологическое (Дубровина, 2004, 2009), моральное (Сахно, 1989), профессиональное (Пономаренко, 2004; Шингаев, 2010), сексуальное (Ананьев, 2006), духовное (Шмелев, 2005), эмоциональное (Тарабакина, 2000), личностное (Сокольская, 2012) здоровье.
Более того, некоторые авторы справедливо указывают на то, что психика человека многоаспектна, а значит, и здоровье человека содержит в своей структуре много элементов, которые можно рассматривать как составные его компоненты или как отдельные его виды. Так, Е. М. Потапчук (2004) выделяет ряд видов здоровья, классифицируя их, например, по особенностям психической активности человека (познавательная, эмоциональная, практическая) или по направленности активности (на себя, на людей). В связи с такой трактовкой он выделяет следующие составляющие психического здоровья: умственное — умение получать, анализировать и использовать необходимую информацию; эмоциональное — способность понимать, высказывать и регулировать свои эмоции и чувства; практическое — способность осознавать свои потребности и интересы, ставить соответствующие цели и достигать их (Потапчук, 2004).
Изложенное выше свидетельствует о том, что дифференциация здоровья человека необходима (хотя бы в свете закона системной дифференциации А. А. Богданова (1989)) как и любого неотъемлемого звена в процессе развития любой системы. Вместе с тем, усердно дифференцируя такой целостный конструкт, как «здоровье», очевидно, следует упорядочить терминологически его уровни, части, аспекты, элементы, виды, компоненты и иные факторы, часто обозначаемые как синонимичные.
Очевидно, все более мелкая дифференциация здоровья имеет смысл при изучении индивидуальных и личностных характеристик, которые являются показателями различных уровней здоровья субъекта. Однако мы больше склоняемся к мысли В. А. Ананьева, когда он, говоря о психологическом аспекте здоровья, отмечает: «Мы снова дифференцируем, дробим до бесконечности здоровье, в то время, когда надо уже объединять, интегрировать, рассматривать человека как психосоматическое целое духовное существо» (Ананьев, 2006, с. 39).
Более того, внутри психического здоровья, Б. С. Братусь (1988), например, выделяет три уровня:
1) личностно-смысловой;
2) индивидуально-психологический;
3) психофизиологический.
А по М. В. Сокольской (2012), имеется пять уровней личностного здоровья:
1) метасистемный;
2) системный;
3) субсистемный;
4) компонентный;
5) элементный.
Существует также представление о популяционном и планетарном уровне здоровья (Вернадский, 1993; Лоренц, 1998).
Таким образом, мы видим, что даже краткая характеристика использования авторами понятия «уровень здоровья» свидетельствует об отсутствии общепринятого мнения и четкой позиции в отношении того, чем «уровень» отличается, например, от видов здоровья.
Следует рассмотреть также применение разными исследователями понятия «подход» к определению и пониманию сущности здоровья. Использование этого понятия в настоящее время определяется приверженностью авторов к определенным направлениям в психологии, доминированием взглядов относительно процесса развития и становления личности, а также соотношения психического и телесного.
Так, холистический подход предлагался исследователями, которые считали, что здоровье определяется обретаемой индивидом в процессе развития целостности личности (Олпорт, 2002; Эриксон, 2008).
Эволюционистский подход поддерживали ученые, которые в основе здоровья человека видели успешность его приспособления к среде существования (Казначеев, Спиркин, 1991).
Наибольшее количество последователей у нормоцентрического подхода к пониманию здоровья. В его основе лежит представление о здоровье как совокупности среднестатистических норм психических явлений и телесных показателей субъекта. Хотя именно представление о «норме» (чаще всего используемое в медицине) вызывает большое количество возражений вследствие чрезвычайной сложности его формализации.
Социально-ориентированный подход поддерживается и рассматривается специалистами, которые считают, что здоровье определяется влиянием общества. А кросс-культурному подходу отдают предпочтение исследователи, которые особое внимание уделяют действию на здоровье и развитие человека культурно-исторических взглядов, правил, обычаев и т. д. (Бергер, Лукман, 1995).
Представители феноменологического подхода делают акцент на роли субъективных переживаний, видят неповторимость проявления индивидуального как главный фактор в формировании и проявлении здоровья (Лэнг, 2016; Ялом, 1999; Ясперс, 1997).
Аксиологический подход к определению здоровья поддерживается исследователями, утверждающими, что в его основе лежат ценности и потребности человека (Бессонова, 2013; Кемпински, 1998).
Существует также дискурсивный подход, представители которого выделяют медицинский и духовно-экологический дискурсы, считая, что здоровье человека в первом случае отдается в руки врачам (при этом сам человек относится к его состоянию пассивно), а во втором определяется наличием желания самого субъекта повысить его уровень (Розин, 2001).
В акмеологическом подходе акцент делается на изучении здоровья личностей, достигших высоких показателей в самоактуализации (Деркач, 2004; Маслоу, 2002).
В последнее время обоснован и развивается экзистенциально-холистический подход, суть которого заключается в том, что свойства и состояния человека и, естественно, его здоровье зависят от непрерывного инструментально-смыслового взаимодействия с текущей ситуацией как неотъемлемой частью окружающей природы и социальной среды (Снетков, 2013).
Однако, к сожалению, в одном и том же исследовании понятие «подход» может заменяться понятием «уровень». Очевидно, как применение, так и понимание смысла, вкладываемого в различные термины, требует упорядоченности. Терминологическая упорядоченность позволит сравнивать результаты, полученные разными авторами, и более объективно делать выводы об исследуемом феномене. А с другой стороны, как выразился В. М. Снетков, «упорядоченность психической деятельности человека может рассматриваться в качестве показателя его развития и здоровья» (Снетков, 2013, с. 91).
Определив подход к исследованию здоровья человека, можно приступать к изучению и трактовке его основных категорий. Как известно, категория — это родовое понятие, отражающее основные, характерные свойства и процессы. Хотя термин «категория» также употребляется авторами весьма произвольно. Так, например, В. А. Андреев «психическое здоровье» называет категорией, а В. С. Кроник категорией, стоящей над психическим здоровьем, считает «жизнетворчество». Категориями также называют «жизнеобеспечение», «жизненный потенциал» и др.
По-видимому, здоровье в таком случае нужно обозначить как конститутивную категорию, т. е. основополагающую, а, скажем, жизнетворчество — как консекутивную, поскольку первая определяет результат, а вторая, хоть и влияет на него, но не является фундаментальной.
При изучении и описании здоровья наиболее часто применяется термин «критерии», значение которого — «мерило», «оценка», «признак». Поскольку здоровье и разные уровни его проявления зависят от многочисленных факторов психической, телесной, социальной, духовной природы, то критериями даже одного, например психического, здоровья называется большое количество факторов.
Чаще всего критериями здоровья называются качества и свойства личности, к ним относят также функциональные и структурные показатели, системы «ресурсов и деструкторов» и многие другие. Выделяют критерии психического здоровья, относящиеся к процессам, состояниям или свойствам личности.
Количество критериев, например, психического здоровья, неуклонно растет в связи с желанием авторов выделить какие-то свои, а это значительно усложняет его диагностику и оценку. Именно поэтому очень важным является поиск и определение критериев, обладающих высокой степенью интегрированности, консолидирован- ности и обобщенности. Особенно значимым, на наш взгляд, следует считать выявление системообразующих критериев, которые вбирают в себя свойства и функции мелких, частных.
Таким образом, необходимость терминологической упорядоченности и структурированности, придание терминам единой, общепризнанной трактовки и употребление их по отношению к здоровью человека в определенной иерархии является актуальной задачей психологии.
Источник: Алёшичева А. В., Самойлов Н. Г. Психологическое здоровье личности: монография. — М.: Когито-Центр, 2019. — 216 с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.