На главную Лекции и практикум по психологии Психология личности Проблема социально-психологической зависимости и совладающего поведения личности
Проблема социально-психологической зависимости и совладающего поведения личности
Лекции и практикум по психологии - Психология личности
Индекс материала
Проблема социально-психологической зависимости и совладающего поведения личности
Компьютерная зависимость в структуре социально-психологических зависимостей
Совладеющее поведение как предмет психологического исследования
Все страницы

1.1. Общая характеристика социально-психологической зависимости личности

Проблема зависимого поведения в жизни нашего общества является весьма актуальной. В психологии данная проблема рассматривается в контексте девиантного поведения.
Сущность и содержание девиантного (отклоняющегося) поведения изложены в работах отечественных (В.М. Бехтерев [25], Л.И. Божович [28], Е.В. Змановская [55], Ю.А. Клейберг [71], В.В. Ковалев [72], М. Кле [70], А.Е. Личко [92], В.Д. Менделевич [97], Ф. Райс [123], Д.И. Фельдштейн [148] и др.) и зарубежных (Р. Мертон [48, 102], Н. Смелзер [48, 102] и др.) авторов.

И.Я. Гилинский под девиантным поведением понимает поступки, действия человека, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам (стереотипам, образцам) [43]. Ю.А. Клейберг девиантное поведение рассматривает как специфический способ изменения социальных норм и ожиданий посредством демонстрации ценностного отношения к ним [71]. По мнению И.С. Кона, девиантное поведение - это система поступков, отклоняющихся от общепринятой или подразумеваемой нормы (психического здоровья, права, морали) [75].
Таким образом, ученые считают, что девиантное поведение характеризует поступки и действия человека, вступающего в конфликт с социальными нормами общества. Социальные нормы, по мнению Ф.Б. Бассина [20], находят свое воплощение в законах, традициях, обычаях, то есть во всем том, что стало привычкой, прочно вошло в быт, в образ жизни большинства населения, с целью регуляции деятельности и отношений. Девиантное поведение мы рассматриваем, вслед за Е.В. Змановской, как устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности, а также сопровождающееся ее социальной дезадаптацией [54].
Исследователи выделяют различные виды девиантного поведения. В связи с этим возникает вопрос, какое место среди них занимает компьютерная зависимость. Авторы используют различные основания для классификации отклоняющегося поведения.
Ю.А. Клейберг выделяет три основные группы поведенческих девиаций, в зависимости от их влияния на личность и общество: негативные (например, употребление наркотиков), позитивные (например, социальное творчество) и социально-нейтральные (например, попрошайничество) [71]. Н.В. Перешеина и М.Н. За- островцева [113] предлагают классификацию видов и форм девиантного поведения с точки зрения их проявления во вредных привычках: курение, алкоголизм, наркомания, побеги из дома и бродяжничество, сексуальные отклонения, суицид, страхи и навязчивости, дисморфобии, двигательная расторможенность, патологическое фантазирование и хобби, нарушение «пищевого поведения», азартные игры, сквернословие, граффити.
Ц.П. Короленко и Т.А. Донских [77] делят все поведенческие девиации по признакам «нестандартное» (форма нового мышления, идей, действий, выходящих за рамки социальных стереотипов поведения, например, деятельность новаторов) и «деструктивное» (внешнедеструктивное - социальных норм и внутридеструктивное - суицидное, конформистское, нарциссическое, фанатическое и аутическое) поведение.
В психологической литературе можно встретить и другие подходы к классификации видов отклоняющегося поведения личности. Например, А.Ю. Акопов [5] описывает девиантное (отклоняющееся) поведение с позиций социальной болезни, а девиантное поведение относит к социально-психологическим зависимостям (аддиктивизация общества и человека).
В аспекте нашего исследования заслуживает внимания классификация поведенческих отклонений Е.В. Змановской, которая в качестве оснований для деления девиаций на группы использовала критерии: «вид нарушаемой нормы» и «негативные последствия отклоняющегося поведения» [55, с. 33]. Она выделяет следующие виды девиантного поведения:
- антисоциальное (делинквентное) поведение - это поведение, противоречащее правовым нормам, угрожающее социальному порядку и благополучию окружающих людей (хулиганство, кражи, грабежи, вандализм, торговля наркотиками);
- асоциальное поведение - это поведение, уклоняющееся от выполнения морально-нравственных норм, непосредственно угрожающее благополучию межличностных отношений;
- аутодеструктивное поведение - это поведение, отклоняющееся от медицинских и психологических норм, угрожающее целостности и развитию самой личности, выражающееся в наркозависимом поведении, компьютерной зависимости, пищевых ад- дикциях, суицидальном поведении.
Таким образом, зависимое поведение практически во всех классификациях девиантного поведения рассматривается как один из ее видов, а именно: как вредная привычка (Н.В. Перешеи- на и М.Н. Заостровцева), как аутодеструктивное поведение (Е.В. Змановская).
Зависимое поведение практически всеми авторами, которые так или иначе затрагивают данную проблему, рассматривается как деструктивное поведение, направленное на саморазрушение. Так, А.Ю. Акопов в своих работах убедительно доказывает, что аддиктивное (суррогатное) поведение как на личностном, так и социальном уровнях неизбежно саморазрушительно: «И это логично: если в поисках удовольствий и в погоне за безумными целями человек и общество полностью делегируют всего себя чему-то вымышленному, виртуальному, то это с неизбежностью означает отказ от себя по частям и в целом, утрату целостности и гибель» [5, с. 23].
Независимое поведение - форма здорового образа жизни человека. Зависимое же поведение по своему характеру является «антижизненным вариантом поведения» (А.Ю. Акопов), в основе которого лежит подсознательное стремление к саморазрушению, в конечном счете - смерти.
Зависимое поведение противоположно свободному поведению, при котором человек является хозяином своей жизни, может делать осознанный выбор в реальной ситуации. По мнению А.Ю. Акопова, «Любая зависимость - это ограничение степеней своей свободы, это несвобода от самого себя» [5, с. 61]. Если быть точным, то надо говорить, что человек зависит не от объекта зависимости (наркотик, игра, алкоголь, интернет и т. д.), а от самого себя, от своего состояния.
Зависимое поведение наносит реальный ущерб физическому и психическому здоровью человека. Зависимость имеет массу негативных последствий для человека: разрушение здоровья, нарушение социальной адаптации, утрата работоспособности, конфликты с окружающими, совершение преступлений и др.
В толковых словарях русского языка не дается однозначного и четкого определения понятию «зависимость».
Данное понятие рассматривается в различных аспектах: медицинском, социальном, психологическом. Так, В.Д. Менделевич рассматривает «зависимость» в медицинском смысле как навязчивую потребность личности в использовании привычного вещества, сопровождающаяся ростом толерантности и выраженными физиологическими и психологическими симптомами. Рост толерантности означает привыкание к большим и большим дозам вещества [97].
Под психологической зависимостью А.Г. Врублевский понимает стремление (влечение) постоянно принимать наркотический или другой препарат с тем, чтобы вновь испытывать желаемые ощущения либо устранять явления психологического дискомфорта [71]. Н.С. Курек [83] определяет психологическую зависимость как необходимость «Я» в приеме психоактивных веществ для достижения определенных эмоциональных переживаний; как стойкую эмоциональную потребность в повторяющемся употреблении какого-либо наркотика или группы наркотиков.
В социальном аспекте понятие «зависимость» характеризует В.В. Шабалина [156] и др. Она отмечает, что зависимость человека - это неадекватно высокая восприимчивость к тому или иному внешнему воздействию, как правило, в связи с личностной неспособностью отказаться от объекта влияния как результата подобного воздействия.
Зависимость в психологическом смысле рассматривается в работах А.Ю. Акопова [5], В.П. Ильина [61], Н.Д. Твороговой, Р.А. Прокопишина [143] и др. Так, А.Ю. Акопов под понятием «зависимость» подразумевает гедоническую установку на немедленное получение удовольствия всегда, любыми способами, средствами, любой ценой и из всего; почти рефлекторное погружение в иллюзорный, ирреальный мир наслаждений с уходом от реальности, бегства от общения в одиночество.
Н.Д. Творогова и Р.А. Прокопишин под «зависимостью» понимают расстройство мотивационно-потребностной сферы человека, которое подчиняет всю мотивационную сферу индивида такой потребности, которая не является физиологически обусловленной, ограничивает адаптационные механизмы поведения и вынуждает личность к регулярному и постоянно возобновляющемуся поиску источника удовлетворения потребности, связанного с объектом зависимости. В работе мы придерживаемся определения, предложенного В.П. Ильиным, который рассматривает зависимость как особое внутреннее состояние человека, характеризующееся утратой личностью, в той или иной степени, свободы воли - ключевого ее качества.
Таким образом, понятие «зависимость», как показывает анализ литературы, рассматривается как неадекватно высокая восприимчивость к тому или иному внешнему воздействию (В.В. Шабалина), как гедонистическая установка (А.Ю. Акопов), как стремление (влечение) принимать наркотический препарат (А.Г. Врублевский), как особая потребность человека (Н.С. Курек, В.Д. Менделевич, Н.Д. Творогова, Р.А. Прокопишин), как особое внутреннее состояние человека (В.П. Ильин).
Механизм формирования психологической зависимости - это очень сложный механизм. А.Ю. Акопов описывает около сорока психологических процессов, которые имеют место при формировании психологической зависимости [5]. Среди них он отмечает пять китов психологической зависимости.
1. Желание. У субъекта, который хочет что-то (кого-то), есть желание обладать неким внешним объектом и испытывать при этом удовольствие. Между субъектом и объектом желания устанавливается определенная связь. В громадном большинстве случаев эта связь положительная, в том смысле, что доставляет удовольствие субъекту.
2. Углубление гедонистического начала (большая изначальная природная потребность в удовольствиях). Основным мотивом действия зависимого человека становится немедленное получение удовольствия «здесь и сейчас, и побольше», таким образом, запускается безумная погоня за удовольствиями.
3. Аддикция. В процессе взаимодействия с объектом, который доставляет удовольствие, человек в своем сознании (а позже - и подсознании) не расстается с выбранным объектом аддикции-зависимости, постепенно все больше и больше психологически сливаясь с ним. Наблюдается тотальность захваченности психики аддикцией с подавлением других целей. Борьбы мотивов (пить - не пить, играть - не играть) нет. Увеличивается время связи с объектом.
4. Фиксация связи с объектом зависимости. Процессы гедонизма и аддикции сначала формируют связь субъекта с выбранным объектом желания, а затем приводят к углублению, упрочиванию этой связи. В дальнейшем эта связь и ее элементы все больше фиксируются в мозгу, сознании и подсознании субъекта. Усиливающаяся фиксация связи субъекта с объектом принимает характер навязчивости.
5. Субъективно-пристрастное отношение к выбранному внешнему объекту, постепенно становящемуся для данного индивида наркотиком.
Постепенно избранный объект начинает доминировать над всеми остальными, то есть в мозгу и психике уже зависимого человека объект зависимости становится самым главным, самым важным, самым желанным и любимым, доставляющим субъекту самое большое удовольствие, радость, наслаждение. Доминирование на первых этапах зависимости относительное, то есть объект зависимости самый главный для субъекта, но не единственный; затем на последней, третьей, стадии любой зависимости оно становится абсолютным. При углублении процессов доминирования повышается субъективная значимость этого объекта в сознании субъекта зависимости. И у человека формируется пристрастно-положительное, крайне заинтересованное, сверхположительное отношение к выбранному объекту.
Кроме этого, можно назвать и другие психологические процессы, лежащие в основе психологической зависимости и имеющие прямое отношение к зависимости от компьютерных игр: азарт и сдвиг мотива с цели на средства.
Азарт - это крайнее, предельное эмоциональное выражение захваченности организма и психики процессом овладения объектом зависимости. Это даже больше, чем просто полное слияние с объектом, это полное растворение себя в объекте с потерей себя для себя. Азарт является важнейшей причиной, например, продолжения игры при игровой зависимости.
Сдвиг мотива с цели на средства проявляется в том, что постепенно в процессе взаимодействия с объектом зависимости первоначальная цель утрачивается и заменяется новой - доставить себе все большее удовольствие. Средства достижения этой новой главной цели становятся важнее прежней цели. Теперь уже эти средства достижения удовольствий становятся главным мотивом всей деятельности. Таким образом, происходит сдвиг мотива сначала на новую цель, а потом и на средства ее достижения с полной утратой первоначальной цели. Для человека с игровой зависимостью результат игры уже не нужен, его привлекает сам процесс игры. Выйти из игры у него уже нет сил.
Исходя из выше описанных процессов, А.Ю. Акопов дает следующее определение социально-психологической зависимости: «Социально-психологическая зависимость - это жестко фиксированная, болезненная психологическая связь данного субъекта с выбранным им внешним (чаще) объектом (другим человеком, веществом предметом, деятельностью, занятием), сопровождающаяся глубоким психологическим погружением в него (аддикцией) вплоть до полного слияния и овладения им, крайне максималистским субъективно-пристрастным отношением к нему с резким повышением, гипертрофированием субъективной значимости его для индивида» [5, с. 100].
С понятием «зависимость» тесно связано понятие «зависимого поведения». Е.В. Змановская зависимое поведение определяет как аутодеструктивное поведение, связанное с зависимостью от употребления какого-либо вещества (или от специфической активности) в целях изменения психического состояния [54].
Как разновидность девиантного поведения характеризует зависимое поведение В.Д. Менделевич [97]. Он говорит, что зависимое поведение - это поведение, которое характеризуется непреодолимой подчиненностью собственных интересов - интересам другой личности или группы, чрезмерной и длительной фиксацией внимания на определенных видах деятельности или предметах, становящихся сверхценными, снижением или нарушением способности контролировать свою вовлеченность в какую-либо деятельность, а также невозможностью быть самостоятельным и свободным в выборе поведения.
В своей работе мы придерживаемся определения зависимого (аддиктивного) поведения, предложенного А.А. Ухтомским [147]. Зависимое поведение трактуется им как внешние действия человека, связанные с непреодолимым на данный момент влечением к какому-либо объекту. Объект зависимости, с одной стороны, является средством удовлетворения потребности, лежащей в основе влечения, а, с другой стороны - ведущим мотивом деятельности.
Зависимое поведение полифункционально. Доминирующая функция меняется по мере развития зависимого поведения.
А.А. Ухтомский [147] выделяет следующие функции зависимого поведения:
- познавательная (удовлетворение любопытства, изменение восприятия, расширение сознания);
- гедоническая (получение удовольствия);
- стимулирующая (повышение продуктивности деятельности);
- психотерапевтическая (релаксация при наличии стрессовых ситуаций или эмоционального напряжения; повышение уровня комфортности; снятие барьеров в поведении, которое пугает);
- компенсаторная (замещение проблемного функционирования в сферах сексуальной жизни, общения, развлечений и др.);
- адаптационная (приспособление к группе сверстников, употребляющих наркотики и т. п.);
- анестетическая (избегание боли).
Часто с целью характеристики зависимого поведения авторы используют понятие «аддиктивное поведение» (от лат. addictus - склонность, пагубная привычка). Эти понятия, вслед за Н.Л. Бочкаревой, Е.В. Змановской, Ц.П. Короленко и др., мы используем как синонимы [54, 55, 77].
Прежде всего, зависимое поведение личности проявляется в устойчивом непреодолимом стремлении к изменению психофизического состояния и формированию аддиктивной установки. Аддиктивная установка влияет на совокупность когнитивных, эмоциональных и поведенческих особенностей, вызывающих аддиктивное отношение к жизни (Л.Г. Леонова, Н.Л. Бочкарева, Е.В. Змановская, Н.Д. Творогова, Р.А. Прокопишина) [55, 87, 143].
Аддиктивная установка выражается в появлении сверхценного эмоционального отношения к объекту аддикции и неизбежно приводит к тому, что объект зависимости становится целью существования, а употребление - образом жизни. Объект (ситуация) зависимости может служить источником субъективно-комфортного состояния или средством стабилизации неблагоприятных личностных состояний (Л.Г. Леонова, Н.Л. Бочкарева, Е.В. Змановская, Н.Д. Творогова, Р.А. Прокопишина).
Зависимое поведение влечет за собой социальную дезадаптацию. Ц.П. Короленко, Т.А. Донских, Н.Д. Творогова, Р.А. Проко- пишина и др. указывают на типичные социально-психологические изменения, сопровождающие формирование аддикции. Отсутствие объекта зависимости является помехой нормального (эффективного, стабильного и комфортного) повседневного функционирования личности, вызывает затруднения в социальной и психологической адаптации и/или приводит к субъективному переживанию тяжелого личностного дискомфорта.
Аддиктивное поведение вызывает необратимые физиологические изменения в организме человека (с учетом объекта аддик- ции) (А.Ю. Акопов, Ц.П. Короленко, Е.В. Змановская, Ю.А. Клей- берг, Т.А. Донских, Н.Д. Творогова, Р.А. Прокопишина и др.) [5, 55, 71,77, 87, 143].
Зависимое поведение не обязательно приводит к заболеванию или смерти, но закономерно вызывает личностные изменения. Л.Г. Леонова, Н.Л. Бочкарева [87] к личностным изменениям относят: повышенную обидчивость, конфликтность, подозрительность, стремление говорить неправду, уход от ответственности в принятии решений и взваливание ее на других, поиск оправдательных аргументов в нужный момент, стереотипность поведения, повышенная тревожность.
В.В. Шабалина [156] относит некоторые особенности личности человека как критерии зависимого поведения: игнорирование значимых ранее событий и действий; распад прежних отношений и связей, смена значимого окружения; враждебное отношение и непонимание со стороны значимых для зависимого человека людей; скрытность или раздражительность, когда окружающие критикуют его поведение; чувство вины или беспокойства относительно собственной зависимости; безуспешные попытки сокращать зависимое поведение.
Итак, как показывает анализ литературы, к общим признакам зависимого поведения относятся: стремление к изменению психофизического состояния; наличие аддиктивной установки, выражающейся в сверхценном эмоциональном отношении к объекту аддикции; социальная дезадаптация; особенности личности; необратимые физиологические изменения в организме человека.
При объяснении природы девиантного поведения ученые исходили из биологических, психологических и социальных детерминант. Среди традиционных причин девиантного поведения в психологии обсуждаются следующие:
- биологический фактор, детерминирующий девиантное поведение (Л.С. Выготский) [41];
- нарушения в становлении, формировании и развитии личности (А.Е. Личко, В.С. Мухина, В.А. Петровский) [92, 100, 115];
- социокультурные особенности (В.В. Деларю) [49];
- образ жизни семьи и семейные отношения - детско-родительские, детско-детские, родительские (З.В. Баерунас, Б.Н. Алмазов, Л.С. Алексеева, Г.П. Бочкарева, Н.В. Перешеина) [87, 113];
- характерологические, личностные изменения, обусловленные взаимодействием с окружением (А. Бандура, А. Басс, Р. Лазарус, Г. Айзенк, М.И. Буянов, А.И. Захаров и др.) [18, 85, 154];
- выраженное протекание подросткового кризиса (Ф. Дольте, Д.И. Фельдштейн, Э. Эриксон) [123, 124, 148];
- наличие девиантных сверстников (И.С. Кон) [75].
В современное время появление девиантного поведения связывают с влиянием на личность подростка средств массовой информации, низкопробной кинопродукции, мира компьютерных игр (О.Ю. Ермолаев, Т.М. Марютина, М.С. Иванов) [59].
Наиболее полно вопрос о причинах девиантного поведения раскрыт Е.В. Змановской [54, 55]. Она определила следующие группы факторов, обусловливающие отклоняющееся поведение: внешние условия физической среды; внешние социальные условия; внутренние наследственно-биологические и конституциональные предпосылки; внутриличностные причины и механизмы отклоняющегося поведения. Как указывает Е.В. Змановская, не существует линейной зависимости между девиантными действиями и каким-либо конкретным фактором, механизмом.
Причины зависимого поведения анализируются в исследованиях А.Ю. Акопова [5], М.С. Иванова [59], В.Т. Кондрашенко [152],
С.А. Кулакова [152], А.Е. Личко [92], Н.А. Сироты [136], З. Фрейда [151], А. Фрейд [150], В.М. Ялтонского [167] и др.
Исследователи рассматривают причины зависимого поведения с позиций различных теоретических подходов:
- психоаналитический подход: фиксация на оральной стадии, проявление детского неосознанного желания иметь надежную заботу и опеку [150, 151];
- бихевиористский подход: вознаграждение в случае зависимого поведения ребенка (побочный опыт при научении) [18];
- когнитивный подход: особая схема мышления, для которой характерно убеждение, что независимость подразумевает одиночество; человек, страдающий зависимостью, может также необоснованно считать себя неполноценным и, поэтому, будет нуждаться в ком-то, кто сможет помогать ему бороться с жизненными невзгодами [137].
Анализ исследований показывает, что в качестве причин зависимого поведения выступают биологические и социальнопсихологические факторы. К биологическим факторам аддиктив- ного поведения А.Е. Личко, В.С. Битенский [92] относят степень изначальной толерантности (высокая устойчивость) организма к объектам аддикции, отягощение наследственности, органические поражения мозга, хронические болезни.
В качестве фактора любой психологической зависимости А.Ю. Акопов [5] рассматривает личностные, характерологические черты будущих зависимых людей. Им создан психологический протрет аддиктивной личности, в который включены следующие основные психологические особенности:
1) сильная потребность в удовольствиях, наслаждениях (гедонизм, гедонистический принцип жизни);
2) психологическая готовность (установка, ожидание) к аддикции и формированию зависимости (резкое снижение порога психологической приемлемости и повышение уровня психологической неустойчивости);
3) субъективно-пристрастное отношение (не нейтральнообъективное) к будущему, еще только возможному объекту зависимости;
4) ярко выражен механизм прилипания, фиксации в мозгу и психике любых впечатлений, переживаний, информации;
5) внутреннее представительство объекта будущей аддикции в организме, психике, личности, некое психофизиологическое сродство с этим внешним объектом.
Кроме основных в портрет аддиктивной личности отнесены и другие, дополнительные черты: морально-нравственная незрелость, выраженный инфантилизм, крайний эгоизм и индивидуализм, аффективное мышление, снижение чувства меры, самодовольство, завышенная самооценка, гипертрофирование значения своего личного опыта, снижение критичности к себе, склонность к самообманам, безответственность перед собой и близкими, ненадежность, лживость, снижение рефлексии.
Наличие определенных личностных черт явно недостаточно для формирования зависимости, Для этого нужны другие факторы, в частности внешние социальные факторы.
Как правило, в качестве ведущих социальных факторов аддиктивного поведения рассматривается семья. В ходе многочисленных исследований была прослежена связь между поведением родителей и последующим зависимым поведением детей. Работы А. Фрейд, Д. Винникота, М. Балинта, М. Кляйн, Б. Спока, М. Маллер, Р. Спиц убедительно свидетельствуют о том, что развитию ребенка вредит неспособность матери понимать и удовлетворять его базовые потребности [113].
Внешне социальными факторами формирования зависимого поведения, как указывают Е.В. Змановская [55], Я. Гилинский [48], Ю.А. Клейберг [71], может являться технический прогресс в области пищевой промышленности, фармацевтической индустрии, компьютерных технологий, «выбрасывающих» на рынок все новые и новые товары - потенциальные объекты, способствующие формированию аддиктивного поведения. Социальным фактором может выступать субкультура: подростковая группа, неформальное объединение, сексуальное меньшинство или просто мужская компания.
А.Ю. Акопов выдвигает следующие условия для формирования аддиктивного (зависимого) поведения:
1) сдвиг (перенос) мотива и цели деятельности на средства достижения удовольствия, манипулирования;
2) приведение себя в измененное (вместо обычной нормы), приятное психическое состояние при манипулировании с нейтральными средствами или непосредственно со своей психикой;
3) фиксация связи (она тоже положительная) средств и внутренне приятных состояний, сопровождаемых положительными эмоциями в виде эйфории, наслаждения, удовольствия [5, с. 34].
Таким образом, анализ литературы показывает, что компьютерные технологии выступают в качестве внешних социальных факторов зависимого поведения. В частности, компьютерные игры - это те объекты, которые вызывают у человека положительные эмоциональных состояниях и со временем становятся средствами достижения удовольствия. В сознании человека возникает устойчивая связь между компьютерной игрой и положительными эмоциями в виде удовольствия и эйфории. Наличие такой связи является условием формирования зависимого поведения.

 


 

 

1.2. Компьютерная зависимость в структуре социально-психологических зависимостей


Зависимое поведение имеет множество подвидов, дифференцируемых преимущественно по объекту аддикции. Наиболее распространенными являются такие объекты зависимости, как психоактивные вещества, алкоголь, пища, игры, секс, религия и религиозные культы. В соответствии с перечисленными объектами Е.В. Змановская выделяет следующие формы зависимого поведения:
1) химическая зависимость (курение, токсикомания, наркозависимость, лекарственная зависимость, алкогольная зависимость);
2) нарушения пищевого поведения (переедание, голодание);
3) гэмблинг - игровая зависимость (компьютерная зависимость, азартные игры);
4) сексуальные аддикции (зоофилия, фетишизм, пигмалионизм, трансвестизм, эксбиционизм, вуайеризм, некрофилия, садомазохизм);
5) религиозное деструктивное поведение (религиозный фанатизм, вовлеченность в секту) [54].
Интересную классификацию социально-психологических зависимостей предлагает А.Ю. Акопов. Он разделяет их на три группы: положительные, смешанные и отрицательные. Положительные зависимости - это зависимости, в которых субъект любит объект зависимости, нуждается в нем, положительно к нему относится. При отрицательной зависимости субъект относится к объекту отрицательно: негативно или болезненно. В негативном варианте (например, терроризм) зависимый субъект ненавидит объект зависимости, хочет его уничтожить. В болезненном варианте отрицательной социально-психологической зависимости субъект, нуждаясь в объекте, свою неразрывную связь с ним воспринимает как болезненную, причиняющую ему невыразимые страдания, мучения, но от которой он сам себя избавить не может (любовь-ненависть, садомазохизм). При смешанных зависимостях отношение субъекта к объекту полярное: он его и любит, и ненавидит, но всегда нуждается в нем [5, с. 115]. Компьютерную зависимость А.Ю. Акопов относит к положительным информационным экранным зависимостям, указывая на то, что в информационных зависимостях, в наибольшей степени, выражен социальный фактор ее возникновения (Приложение 1).
Классификацию информационных зависимостей, состоящую из пяти типов, относительно информационных возможностей компьютерных технологий, предлагает К. Янг [168]:
1) киберсексуальная зависимость - непреодолимое влечение к посещению порносайтов и занятию киберсексом;
2) пристрастие к виртуальным знакомствам - избыточность знакомых и друзей в Сети;
3) навязчивая потребность в Сети - игра в онлайновые азартные игры, постоянные покупки или участия в аукционах;
4) информационная перегрузка (навязчивый web-серфинг) - бесконечный поиск информации по базам данных и поисковым сайтам;
5) компьютерная зависимость - навязчивая игра в компьютерные игры (стрелялки - Doom, Quake, Unreal и др., стратегии, квесты).
Таким образом, компьютерная зависимость рассматривается исследователями как вид информационной зависимости (К. Янг), как положительная информационная экранная зависимость (А.Ю. Акопов) и как гэмблинг или игровая зависимость (Е.В. Зма- новская). В связи с этим М.С. Иванов делает вывод о том, что компьютерная зависимость как вид девиантного поведения может рассматриваться по аналогии с психологическими аспектами наркотической, алкогольной и других «традиционных» зависимостей [56, 57, 58, 59, 60]. С его точки зрения, проведение таких параллелей весьма удобно с точки зрения научного исследования игровой зависимости, так как в случае подтверждения эквивалентности этих видов зависимости станет возможным спроецировать весь объем знаний, накопленный в области «традиционных» видов зависимости, на зависимость от компьютерных игр.
В связи с вышеизложенным, нам необходимо определиться с понятием «компьютерная зависимость». В электронном словаре «Википедия» [109] игровая (компьютерная) зависимость определяется как форма психологической зависимости, проявляющаяся в навязчивом увлечении компьютерными играми. В психологической литературе термин «компьютерная зависимость» официально введен недавно. И определяется как пристрастие к занятиям, связанным с использованием компьютера, приводящее к резкому сокращению всех остальных видов деятельности, ограничению общения с другими людьми (М.С. Иванов). В своей работе мы принимаем определение М.С. Иванова.
С помощью компьютера можно получать любую информацию во всех сферах, можно нарисовать свой мир, управлять им (виртуальная реальность) и даже вступать с ним в интерактивную, обратную связь. Однако это может провоцировать «психопатологические расстройства из-за глубокой вовлеченности в этот симбиоз двух реальностей» [5, с. 141].
Для идентификации компьютерной зависимости нам необходимо знать ее признаки, среди которых мы выделяем признаки, характерные для всех видов зависимого поведения и специфические. Выше были описаны признаки зависимого поведения: стремление к изменению психофизического состояния; наличие аддиктивной установки, выражающейся в сверхценном эмоциональном отношении к объекту аддикции; социальная дезадаптация; особенности личности; необратимые физиологические изменения в организме человека. Проявление данных признаков, в случае компьютерной зависимости, имеет свою специфику.
В психологической литературе рассматриваются специфические признаки зависимости от компьютерных игр (А.Е. Жичкина, Е.П. Белинская, М.С. Иванов и др.) [53, 58]. Нами были выделены и систематизированы сферы проявления, критерии и показатели компьютерной зависимости, которые представлены в таблице 1.


Таблица 1
Критерии и показатели проявления компьютерной зависимости

Сфера
проявления КЗ

Критерии проявления КЗ

Показатели проявления КЗ

1

2

3

Когнитивная

отношение к себе

неадекватное отношение к себе в результате неконгруэнтности «Я реального» и «Я виртуального»

Эмоциональная

проявление интереса подростка к компьютеру

сосредоточение вокруг компьютера всех интересов подростка, отказ от других видов деятельности

эмоциональные психические состояния

раздражительность, перепады настроения, депрессия при невозможности играть в компьютерные игры

 

1

2

3

Поведенческая

количество времени, проводимое за компьютером

пренебрежение собственным здоровьем, гигиеной и сном в пользу проведения большего количества времени за компьютером

отношение к психостимуляторам

злоупотребление кофе и другими подобными психостимуляторами

сила вовлеченности в компьютерную игру

готовность удовлетворяться нерегулярной, случайной и однообразной пищей, не отрываясь от компьютера

способность планирования окончания сеанса игры

неспособность спланировать окончание сеанса игры

Физиологическая

физиологическое состояние в случае невозможности удовлетворить потребность в компьютерной игре

ухудшение физиологического состояния при отсутствии или невозможности играть в компьютерные игры

физическое состояние

неоправданно быстро появляющаяся усталость


Таким образом, специфические признаки компьютерной зависимости проявляются в когнитивной, эмоциональной, поведенческой и физиологической сферах.
Данные признаки легли в основу диагностики компьютерной зависимости испытуемых нашей выборки. Сочетание признаков показывает отношение подростков к компьютерным играм: 0 - 1 признак - отсутствие склонности к компьютерной зависимости; наличие от 2 до 5 признаков говорит о склонности к компьютерной зависимости; 6 и более признаков свидетельствует о наличии компьютерной зависимости.
Многие исследователи подчеркивают, что компьютерная зависимость имеет не только уровневый, но и динамичный характер. С этой точки зрения необходимо рассмотреть динамику развития психологической зависимости от компьютерных игр. Данная проблема обсуждается в работах Г.М. Авилова [3], О.Н. Арестовой [12], Ю.М. Евстигнеевой [51], М.С. Иванова [59], Л.И. Шакировой
[157]. Основополагающая работа принадлежит М.С. Иванову, который выделяет четыре стадии развития компьютерной зависимости, каждая из которых имеет свою специфику [59, 60].
1. Стадия легкой увлеченности. Возникает когда человек один или несколько раз поиграл в ролевую компьютерную игру и «почувствовал вкус» игры. Происходит процесс реализации неосознаваемой потребности в принятии роли, чему сопутствуют положительные эмоции от компьютерной графики, звука, самого факта имитации реальной жизни. Специфика этой стадии в том, что игра носит скорее ситуационный, нежели систематический характер, устойчивой потребности к игре не сформировано.
2. Стадия увлеченности. Фактором перехода человека на эту стадию зависимости является появление в иерархии потребностей новой потребности - игра в компьютерные игры. Если человек не имеет постоянного доступа к компьютеру, то есть удовлетворение потребности фрустрируется, возможны достаточно активные действия по устранению фрустрирующих обстоятельств.
3. Стадия зависимости. Эта стадия характеризуется сдвигом потребности в игре на нижний уровень пирамиды потребностей и серьезными изменениями в ценностносмысловой сфере личности (интернализация локуса контроля, изменение самооценки и самосознания). Зависимость может оформиться в одну из двух форм: социализированная (с поддержанием социальных контактов с социумом) и индивидуализированная (уход от социума «в себя»). Для людей с индивидуализированной формой зависимости потребность в игре находится на одном уровне с базовыми физиологическими потребностями. Нарушается основная функция психики - она начинает отражать не воздействие объективного мира, а виртуальную реальность, то есть компьютерная игра - это своего рода наркотик.
4. Стадия привязанности. Эта стадия характеризуется сдвигом психологического содержания личности в сторону нормы, невозможностью оторваться от психологической привязанности к компьютерным играм. Это самая длительная из всех стадий - она может длиться всю жизнь, в зависимости от скорости угасания привязанности.
Стадиальный подход к исследованию компьютерной зависимости позволит определить, на какой стадии зависимости от компьютерных игр находится тот или иной подросток и, в соответствии с этим, применить профилактические мероприятия.
При характеристике компьютерной зависимости возникает вопрос о том, какие виды компьютерных игр быстрее вызывают зависимость. Специфика компьютерных игр обсуждается в работах О.Н. Арестовой, Ю.Д. Бабаевой, А.Е. Войскунского, Д. Гроссман, O.K. Тихомирова, Ю.В. Фомичева, А.Г. Шмелева, С.А. Шапки- на, К. Янг и др. Практически все исследователи указывают на основное отличие компьютерной игры от других игр, заключающееся в том, что игровой процесс происходит при техническом обеспечении электронными вычислительными машинами.
Для того чтобы глубже разобраться с проблемой влияния компьютерных игр на психическое состояние человека, необходимо рассмотреть классификации компьютерных игр. При этом мы опирались на работы таких исследователей, как М.С. Иванов, Ю.М. Евстигнеева, А.Г. Шмелев, С.А. Шапкин и др. В истории исследования компьютерных игр предлагалось несколько оснований для деления их на группы: по целям (образовательные и развлекательные) [160]; по содержанию отображаемой области действительности [163]; по жанру (игра может принадлежать как к одному, так и к нескольким жанрам, а в уникальных случаях - открывать новый или быть вне всяких жанров) [60, 160, 163]; по количеству игроков и способу их взаимодействия (однопользовательские или многопользовательские) [56].
В 1988 году А.Г. Шмелев [162] один из первых разработал классификацию компьютерных игр, которая основана на характеристике психических функций, включенных в процесс игры. Эта классификация была составлена в конце 80-х гг., и, к сожалению, в нее не входят многие популярные в наше время мультимедийные игры.
Необходимо отметить, что утвержденного и опубликованного списка игровых жанров на сегодняшний день не существует, приведенный перечень представляет собой один из наиболее популярных вариантов. Представленная классификация характеризуется смешением нескольких оснований, поэтому конкретная игра, как правило, классифицируется отнесением сразу к нескольким жанрам.
На сегодняшний день в психологии недостаточно разработан вопрос о классификациях компьютерных игр, однако, нам представляется наиболее обоснованной классификация М.С. Иванова. Проанализировав различные параметры, по которым можно охарактеризовать компьютерную игру, М.С. Иванов пришел к выводу о том, что оптимальным критерием для такого разделения является ролевой характер игры. Другими словами, все игры, в которых присутствует факт принятия играющим роли компьютерного персонажа, относятся к классу ролевых игр, все остальные игры - к классу не ролевых компьютерных игр [59, 60]. Это разделение имеет принципиальное значение, поскольку природа и механизм образования психологической зависимости от ролевых компьютерных игр имеют существенные отличия от механизмов образования зависимости от не ролевых компьютерных игр.
В психологическом смысле под ролевыми компьютерными играми понимаются игры, в которых играющий принимает на себя роль компьютерного персонажа, то есть сама игра обязывает играющего выступать в роли конкретного или воображаемого компьютерного героя. Здесь очень важно различать понимание ролевой компьютерной игры в жанровой классификации компьютерных игр (RPG - Role Playing Game) и понимание в необходимом нам психологическом смысле.
Не ролевые компьютерные игры - это игры, в которых играющий не принимает на себя роль компьютерного персонажа, вследствие чего психологические механизмы формирования зависимости и влияние игр на личность человека в целом менее сильны. Мотивация игровой деятельности основана на азарте «прохождения» и/или набирания очков.
М.С. Иванов указывает, что только при игре в ролевые компьютерные игры мы можем наблюдать процесс «вхождения» человека в игру, своего рода интеграции человека с компьютером, а в клинических случаях - процесс утери индивидуальности и отождествление себя с компьютерным персонажем. Ролевые компьютерные игры порождают качественно новый уровень психологической зависимости от компьютера, в отличие от не ролевых компьютерных игр или любых видов компьютерной деятельности.
М.С. Ивановым выделены критерии принадлежности компьютерной игры к классу ролевых игр:
1) ролевая игра должна располагать играющего к «вхождению» в роль компьютерного персонажа и «атмосферу» игры посредством своих сюжетных и мультимедийных (графическое и звуковое оформление) особенностей;
2) ролевая игра должна быть построена таким образом, чтобы не вызывать у играющего мотивации, основанной на азарте - накопить больше очков, побив тем самым чей-то рекорд, перейти на следующий уровень и т. д., то есть этот фактор не должен иметь первостепенного значения [60].
Таким образом, психологическая классификация компьютерных игр по М.С. Иванову выглядит следующим образом:
I. Ролевые компьютерные игры:
1) игры с видом «из глаз» «своего» компьютерного героя;
2) игры с видом извне на «своего» компьютерного героя;
3) руководительские игры.
II. Не ролевые компьютерные игры:
1) аркады;
2) головоломки;
3) игры на быстроту реакции;
4) традиционно азартные игры.
М.С. Иванов не отрицает возможности формирования психологической зависимости от не ролевых компьютерных игр, а также от таких видов работы с компьютером, как программирование или работа в Интернете. Не исключена также возможность того, что этого рода зависимость может быть не менее сильна, чем зависимость от ролевых компьютерных игр. Однако он делает предположение о том, что психологическая зависимость от ролевых компьютерных игр является самой мощной по степени своего влияния на личность играющего [57, 58] .
Итак, мы рассмотрели классификации компьютерных игр, специфику ролевых компьютерных игр и пришли к выводу о том, что ролевые компьютерные игры быстрее вызывают компьютерную зависимость в отличие от не ролевых.
В психологии существует два противоположных подхода по поводу воздействия компьютерных игр на личность человека: свидетельствующие в пользу позитивного влияния и, соответственно, свидетельствующие о ее негативном влиянии. Е.Е. Лысенко, О.К. Тихомиров [145], Ю.В. Фомичева, А.Г. Шмелев, И.В. Бурмистров [149] подчеркивают, что у интересующихся компьютерными играми детей несколько лучше развиты внимание, мыслительные операции, процессы принятия решения, нежели у детей, не интересующихся компьютерными играми. Это соответствует и самоощущению самих игроков, многие из которых отмечают, что компьютерные игры способствуют снятию стресса, концентрации внимания, развитию логического мышления, улучшению скорости реакции. Компьютерные игры способствуют развитию логического мышления, познавательной активности, внимания, волевых качеств, эмоциональной сферы, памяти, навыков ориентации в пространстве, умений конкурировать и сотрудничать; игра помещает игрока в новую ситуацию, которая способствует развитию творческой активности. Компьютерные игры способствуют развитию навыков управления транспортом, ориентации в пространстве, работе с техническими устройствами.
Несмотря на все плюсы компьютерных игр, психологи утверждают, что компьютерная зависимость проявляется намного быстрее, чем любая другая традиционная зависимость (курение, наркомания, алкоголизм и т. д.) и оказывает негативное влияние на все сферы жизнедеятельности человека - когнитивную, эмоциональную, поведенческую и физиологическую. Подробно негативное влияние компьютерной зависимости на подростка описано ниже (II.1.).
Итак, компьютерная зависимость выделяется как самостоятельная форма зависимого поведения, проявляющаяся в чрезмерном времяпрепровождении за компьютером и позволяющая удовлетворять потребность в удовольствии или адаптироваться к ситуациям. Одной из форм времяпрепровождения за компьютером является увлечение компьютерными играми, которое приводит к возникновению игровой зависимости, получившей название гэмблинг. Игровая зависимость в настоящее время получила довольно широкое распространение среди как взрослых, так и детей, особенно среди подростков.
Из вышесказанного следует, что компьютерную зависимость исследователи относят к виду девиантного поведения, имеющую аутодеструктивный характер; к положительной информационной экранной зависимости. В качестве критериев компьютерной зависимости мы выделили: отношение к себе; проявление интереса подростка к компьютеру; эмоциональные психические состояния; количество времени, проводимое за компьютером; отношение к психостимуляторам; сила вовлеченности в компьютерную игру; способность планирования окончания сеанса игры; физиологическое состояние в случае невозможности удовлетворить потребность в компьютерной игре.

 


 


1.3. Совладеющее поведение как предмет психологического исследования


Согласно основной гипотезе нашего исследования, наличие компьютерной зависимости у подростка обусловлено реализацией неэффективного совладающего поведения.
Проблема «совладания» (копинга) личности с трудными жизненными ситуациями возникла в западной психологии во второй половине XX века. Понятие «coping» произошло от английского слова «соре» (преодолевать). В российской психологической литературе понятие «копинг» интерпретируют как «адаптивное, сов- ладающее поведение или психологическое преодоление» [119]. Согласно словарю В. Даля [46], слово «совладание» происходит от старорусского «лад», «ладить» и означает справиться, привести в порядок, подчинить себе ситуацию. В своей работе понятия «совладание» и «копинг» мы будем использовать как синонимы.
Проблеме копинга посвящены как зарубежные исследования: Д.Х. Амирхан [170], Р.С. Лазаруса [173, 180], Л. Мерфи [183], Р. Моос [182], Дж. Коена [174], Дж.Д. Паркес [184], Дж. Роттера [186], С. Фолкман [179], Н. Хаан [175], Д. Эдвардс [135], Н.С. Энд- лер [177], и др., так и отечественные: С.К. Нартова-Бочавер [102], И.М. Никольской и Р.М. Грановской [105], Е.А. Перепеч [112], Т.М. Поповой [118], И.В. Воеводина [35], Л.И. Анциферовой [9], Т.Л. Крюковой [79], В.А. Ташлыкова [142] и др.
Термин «coping» начал активно использоваться в американской психологии в начале 60-х годов для изучения поведения личности в стрессовых ситуациях. Впервые термин «coping» был использован Л. Мерфи в 1962 г. в рамках исследования способов преодоления детьми дошкольного возраста требований, выдвигаемых кризисами развития. К ним относились активные усилия личности, направленные на овладение трудной ситуацией или проблемой. Исходя из своих наблюдений, Л. Мерфи предложил определение термина «копинг» - это деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям [183, с. 10].
Дальнейшее свое развитие проблема копинга получила в концепции психологического стресса Р. Лазаруса, который под совладанием понималповеденческие и когнитивные усилия, предпринимаемые человеком для ослабления влияния стрессовых ситуаций [179].
В настоящее время понятие копинга используется для изучения поведения человека в трудных жизненных ситуациях. При этом исследователи опираются на определение совладающего поведения, которое дает Э. Хайм. По его мнению, оно представляет собой поведенческие, когнитивные и эмоциональные действия человека, предпринимаемые им для преодоления трудных ситуаций и адаптации к возникшим обстоятельствам.
В исследованиях, посвященных проблеме совладающего поведения, разводятся следующие понятия: «совладающее поведение», «копинг-поведение», «копинг-стратегии», «копинг-ресурсы», «копинг-механизмы».
Р.С. Лазарус и С. Фолкман [179] указывают, что «копинг- поведение» реализуется на базе копинг-ресурсов при помощи копинг-стратегий. «Копинг-ресурсы», по их мнению, это набор характеристик личности и социальной среды, позволяющих осуществлять оптимальную адаптацию к стрессовым ситуациям, способствующие развитию копинг-стратегий. Копинг-ресурсы разделяют на средовые (например, социальная поддержка) и личностные (например, локус контроля, Я-концепция, эмпатия и т. д.). «Копинг-ресурсы» - это совокупность внутренних и внешних ресурсов, способствующих успешному преодолению стресса конкретной личностью. «Копинг-стратегии» - это актуальные ответы личности на воспринимаемую угрозу, как способ управления стрессом. «Копинг-механизмы» - поведенческие стереотипы, которые могут приводить как к полезным, так и вредным для их носителя последствиям.
В настоящее время в зарубежной психологии, как отмечает С.К. Нартова-Бочавер [102], выделяют 3 основных подхода к объяснению понятия «копинг». Первый подход, развиваемый в работах Н. Хаан [175], трактует копинг как эго-процессы, направленные на продуктивную адаптацию личности в затруднительных ситуациях. Функционирование копинг-процессов предполагает включение когнитивных, моральных, социальных и мотивационных структур личности для совладания с проблемой. Этот подход практически не распространен, так как его сторонники отождествляют копинг, прежде всего, с результатом преодоления.
Второй подход, отраженный в работах Р. Моос [182], определяет копинг в терминах черт личности как относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом. Однако поскольку стабильность рассматриваемых способов очень редко подтверждается эмпирическими данными, это понимание также не обрело большой поддержки среди исследователей.
Сторонники третьего подхода (Р. Лазарус и C. Фолкман [179]) понимают копинг как динамичное явление, проявляющееся в когнитивной, аффективной и поведенческой сферах. Проявление копинга в когнитивной сфере выражается в избегании, в мыслях, в проблемном анализе, в самообладании. Стратегии эмоционального копинга проявляются в виде различных оценок ситуации, приводящих к переживаниям раздражения, протеста, плача, злости или к подчеркнутому оптимизму как уверенности в преодолении трудной ситуации. С поведенческими стратегиями связаны смена самой деятельности или изменение ее формы.
Р.С. Лазарус обращает внимание на то, что процессы совладания или копинга - это средства, при помощи которых личность осуществляет контроль над угрожающими ситуациями. Процессы совладания протекают вместе с эмоциональной реакцией и являются ее частью. Именно от их развития зависит поддержание эмоционального гомеостаза. Неадекватная оценка ситуаций приводит к неадекватным эмоциям, которые со своей стороны «расстраивают» адаптивные реакции организма [178].
Т.М. Попова [118] отмечает, что определение «копинга», предложенное Р.С. Лазарусом и С. Фолкман, имеет несколько важных отличий от других:
1) копинг рассматривается как «постоянно изменяющийся, динамический процесс»;
2) делается различие между копингом и чисто адаптивным поведением, копинг ограничивается реакциями, когда ресурсы личности оценены как напрягающие, предвосхищающие;
3) отличает копинг от его результата, так как копинг - это «попытка преодоления», которая включает больше, чем просто его результаты.
С позиций теории стресса сущность копинга рассматривает Дж. Эдвардс. Автор определяет стресс как негативное расхождение между состоянием в данный момент и желаемым состоянием при условии, что наличие этого расхождения значимо для человека. Термин «негативное расхождение» показывает, что стресс существует, когда актуальное состояние человека не соответствует желаемому состоянию. Согласно мнению Дж. Эдвардса, расхождение негативно воздействует на психическое и физическое самочувствие человека, между тем, копинг - это усилия личности по смягчению этих негативных воздействий.
Копинг, в свою очередь, влияет на самочувствие, воздействуя на детерминанты стресса следующим образом: непосредственно меняя значимые аспекты физического и социального окружения; изменяя личностные характеристики; изменяя информацию, на которой основаны чувства; видоизменяя чувства посредством когнитивной перестройки действительности; регулируя желания для уменьшения расхождения; уменьшая значимость расхождения.
Вышесказанное позволяет утверждать, что в зарубежной психологии под копингами понимается: деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям (Л. Мерфи); один из способов психологической защиты, используемый для ослабления напряжения (Н. Хаан); черта личности, то есть относительно постоянная предрасположенность отвечать на стрессовые события определенным образом (Р. Моос); «попытка преодоления» стресса (Р. Лазарус, С. Фолкман, Дж. Эдвардс).
Наиболее активное развитие проблема копинг-поведения получила в связи с исследованиями психологического стресса. Постепенная смена модели стресса, разработанной Г. Селье, произошла после выхода книги Р.С. Лазаруса «Psychological stress and the coping process» (1966), где копинг рассматривался в качестве стабилизирующего фактора, который может помочь личности поддерживать психосоциальную адаптацию в период воздействия стресса. Е.В. Змановская [54] «копинг-поведение» определяет как совладение со стрессом.
Как указывают В.А. Бодров, Ю.М. Губачев, Б.В. Иевлев, Т.А. Немчин и др., в современной научной литературе термин «стресс» используется, по крайней мере, в трех значениях. Во-первых, понятие стресс может определяться как любые внешние стимулы или события, которые вызывают у человека напряжение или возбуждение. В настоящие время в этом значении чаще употребляются термины «стрессор», «стресс-фактор». Во-вторых, стресс может относиться к субъективной реакции и в этом значении он отражает внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения; это состояние интерпретируется как эмоции, оборонительные реакции и процессы преодоления, происходящие в самом человеке. Такие процессы могут содействовать развитию и совершенствованию функциональных систем, а также вызывать психическое напряжение. Наконец, в-третьих, стресс может быть физической реакцией организма на предъявляемое требование или вредное воздействие. Именно в этом смысле и В. Кеннон и Г. Селье употребляли этот термин [134]. Таким образом, стресс - это состояние напряжения, возникающее вследствие воздействия на организм человека различных неблагоприятных факторов (стрессоров) [150].
Р.С. Лазарус и Дж. Коэн [86, 174, 179, 180] разделили стрессоры на три разные группы:
1) большие жизненные изменения, касающиеся большого количества людей (например, стихийное бедствие, катастрофа);
2) большие жизненные изменения, касающиеся одного или нескольких человек (как, например, развод или тяжелая утрата);
3) повседневные неприятности, трудности.
Таким образом, в зарубежной психологии понятие «копинг-пове- дение» используется для изучения поведения человека в ситуации стресса и предполагает разработку механизмов преодоления стресса. Основное назначение копинга - адаптация личности к стрессовой ситуации, ослабление ее травмирующего действия на личность.
В отечественной психологии последних лет проблеме совла- дания посвящено значительное количество теоретических и эмпирических исследований. Весомый вклад в решение этой проблемы внесли исследования, выполненные И.М. Никольской и Р.М. Грановской [105]. С их точки зрения, копинг - это «активные, преимущественно сознательные усилия личности, предпринимаемые в ситуации психологической угрозы» [105, с. 174].
Важным для понимания копинг-поведения является исследование отечественного психолога А. Либиной [89], в котором создана структурно-функциональная модель поведения человека в трудных жизненных ситуациях. Основной отличительной чертой данной концепции является выделение в структуре совладающего поведения эмоционального компонента (эмоциональная компетентность), подчеркивающего важность позитивной роли эмоций в преодолении трудностей. Под эмоциональной компетентностью понимается способность личности осуществлять оптимальную координацию между эмоциями и целенаправленным поведением.
Как деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям, рассматривает «копинг» или преодоление стресса А.В. Абабков [1]. Психологическое предназначение «копин- га» состоит в том, чтобы как можно лучше «адаптировать человека к требованиям ситуации, позволяя ему овладеть ею, ослабить или смягчить эти требования» [1, с. 66]. Е.И. Чехлатый определяет копинг-поведение как «сознательные механизмы, направленные на активное изменение ситуации» [155, с. 71]. Определение ко- пинг-поведения как действия человека, направленные на устранение ситуации психологической угрозы, рассматривает Л.И. Вассерман с соавторами [32].
Сказанное позволяет сделать вывод, что в отечественной психологии под копингами понимаются: сознательные усилия личности в ситуации психологической угрозы (И.М. Никольская, Р.М. Грановская); способность личности осуществлять оптимальную координацию между эмоциями и целенаправленным поведением (А. Либина); балансирование между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям (А.В. Абабков); сознательные действия человека по устранению (изменению) стрессовой ситуации (Е.И. Чехлатый, Л.И. Вассерман).
В своей работе мы будем придерживаться определения сов- ладающего поведения, предложенного Т.Л. Крюковой [80, с. 93]. Т.Л. Крюкова совладающее поведение описывает как целенаправленное социальное поведение, позволяющее субъекту справиться с трудной жизненной ситуацией (или стрессом) способами, адекватными личностным особенностям и ситуации, через осознанные стратегии действий. Это сознательное поведение направлено на активное изменение, преобразование ситуации, поддающейся контролю, или на приспособление к ней, если ситуация не поддается контролю.
В изучении совладающего поведения важным вопросом является его назначение и этапы реализации. При совладании с трудными ситуациями С. Фолкман [180] выделяет две основные функции совладающего поведения:
1) разрешение проблемы, составляющей суть противоречия ситуации;
2) регулирование негативного эмоционального состояния, возникающего в трудной ситуации.
Р.С. Лазарус указывает, что копинг-поведение имеет этапы развития:
1) первичная оценка ситуации как когнитивный процесс с эмоциональными компонентами;
2) вторичная оценка альтернативных возможностей решения проблемы. При этом оцениваются собственные возможности, а так же возможная поддержка со стороны окружающих;
3) третичная оценка ситуации или переоценка ситуации, при которой наблюдаются новая постановка задачи и выбор новых альтернатив поведения вследствие предыдущих неудач или получения новой информации.
В зависимости от интерпретации ситуации Р.С. Лазарус различает два основных механизма копинга (совладания):
1) «активное приспособление», выражающееся либо в уменьшении угрозы, либо в избавлении от нее, что относится к механизму преодоления;
2) «пассивное приспособление», выражающееся в частичном или полном избегании, отталкивании проблемной ситуации.
В своей концепции Э. Фромм делает вывод о том, что механизмом формирования копинга является инстинкт преодоления, одной из форм которого является поисковая активность, обеспечивающая участие эволюционно-программных стратегий во взаимодействии субъекта с различными ситуациями [84].
Формирование копинг-поведения, как подчеркивает А.В. Ли- бин [88], зависит от индивидуально-психологических особенностей человека: темперамента, уровня тревожности, типа мышления, особенности локуса контроля, направленности характера.
Дж. Эдвардс отмечает, что человек может сам сознательно создавать набор копинг-стратегий, оценивать возможные последствия каждого варианта и выбирать стратегию, которая сводит к минимуму последствия стресса и улучшает самочувствие. Однако человек не всегда выбирает рациональный подход. Мотивация по созданию копинг-альтернатив увеличивается по мере возрастания стресса, в то время как способность создавать данные альтернативы снижается. Если значимость мотивации увеличивается, человек будет прилагать больше усилий для создания копинг- альтернативы и достижения цели.
В условиях стресса у человека, помимо совладающего поведения, актуализируются механизмы защиты. Термин «защита» впервые появился в 1894 году в работе З. Фрейда «Защитные нейропсихозы» и был использован в ряде его последних работ для описания борьбы «Я» против болезненных или невыносимых мыслей и аффектов. Психологическая защита, по его мнению, - это система регуляторных механизмов, которые направлены на устранение или сведение к минимуму негативных, травмирующих личность переживаний, сопряженных с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта [10, 151]. Согласно теории З. Фрейда, бессознательное и сознание находятся в конфликте, а защита реализует взаимоотношения между ними в этом конфликте.
Дальнейшая разработка и расширение представлений о психологической защите связаны с именем дочери З. Фрейда - А. Фрейд. Она сделала попытку обобщить и систематизировать знания о способах психологической защиты, накопившиеся к середине 40-х годов XX века. А. Фрейд [150] в базовую концепцию отца внесла определенные коррективы: она акцентировала роль на защите в разрешении внешних конфликтов, а сами механизмы рассматривала не только как проявление врожденных задатков, но и как продукты индивидуального опыта и непроизвольного научения. Ею было сформулировано представление о том, что набор защитных механизмов индивидуален и характеризует уровень адаптированности личности.
Таким образом, представители эгопсихологии считали, что «Я» постоянно использует разнообразные методы защиты при столкновении с инстинктивными требованиями. Между конкретными требованиями и способами защиты имеется постоянная связь. По их мнению, защитные способы «Я» оказывают значительное воздействие на формирование, соответствующим требованиям, адекватных реакций человека.
А. Адлер связывал возможность развития личности с наличием чувства неполноценности [4]. Снятие чувства неполноценности происходит через различные механизмы компенсации: «локальные» компенсации нарушенной функции путем ее разработки и упражнения и через «центральные» компенсации, то есть через образование замещающих функций более высокого порядка или перестройку центрального аппарата. За счет вредоносной компенсации (психологическая защита по З. Фрейду) дифференцируется и обогащается весь психический аппарат.
Интересный взгляд на проблему защитных способов принадлежит К. Роджерсу. Он выдвинул положение о том, что когда «Я» только формируется, оно регулируется исключительно организ- мическим оценочным процессом, который способствует правильному удовлетворению потребностей. Угроза существует тогда, когда люди осознают несоответствие между Я-концепцией и какими-то реальными переживаниями.
Ф. Перлз [111] рассматривал организм как единое целое, а любой аспект поведения как проявление целостного бытия человека. У здоровой личности граница со средой является подвижной: возникновение определенной потребности требует «контакта» со средой и формирует гештальт, удовлетворение потребности завершает гештальт и требует «отхода» от среды. У невротической личности процессы контакта и ухода являются сильно искаженными и не обеспечивают адекватного удовлетворения потребностей, нарушая процесс самоактуализации.
Приоритет в постановке проблемы психологической защиты в отечественной психологии принадлежит Ф.В. Бассину [20]. По мнению Ф.В. Бассина, психологическая защита является нормальным способом, который служит для предупреждения расстройств поведения не только в рамках конфликта между осознаваемым и неосознаваемым, но и в рамках конфликта между разными эмоционально окрашенными установками.
В таблице 2 отражены различия между защитой и копингом, наиболее часто упоминаемые исследователями, разграничивающими эти понятия.


Различия между механизмами психологической защиты и копингом
(по Василюк Ф.Е., 1984)


Таблица 2

Характеристики

Защита

Копинг

1

2

3

Основные цели

Устранение, предотвращение или смягчение неудовольствия

Приспособление к действительности, позволяющее удовлетворять потребности

Произвольность,
сознательность

Вынужденные, автоматические, большей частью неосознаваемые и ригидные процессы

Целенаправленные, во многом осознаваемые и гибкие процессы

Отношение к внешней и внутренней реальности

Отрицание, искажение, сокрытие от себя реальности, бегство от нее, самообман

Ориентация на признание и принятие реальности, активное исследование реальной ситуации

Дифференцирован
ность

Формы поведения, не учитывающие целостной ситуации

Дифференцированный подход к ситуации, реалистический учет ее существенных характеристик, целостное видение ситуации

Отношение к помощи в ходе переживания

Отсутствие поиска помощи и отвержение предлагаемой либо потребительское отношение к помогающему, отказ от ответственности

Активный поиск и принятие помощи

1

2

3

Результаты, следствия и функции

Иногда невротическое расстройство. Частное улучшение ценой ухудшения всей ситуации, регресса, объективной дезинтеграции поведения. Спасают от потрясения, предоставляя субъекту время для подготовки других, более эффективных способов переживания

Обеспечивают упорядоченное, контролируемое удовлетворение потребностей и импульсов. Удерживают субъекта от регресса, ведут к накоплению индивидуального опыта совладения с жизненными проблемами

 

При разграничении копинга и защиты последняя рассматривается как преимущественно неосознаваемый, ригидный, дезадаптивный процесс, направленный на снижение эмоционального напряжения в отличие от преимущественно осознаваемого, гибкого копинга, призванного эффективно разрешать проблемную ситуацию.
В настоящее время в отечественной психологии вопрос о психологической защите в детском и подростковом возрасте разрабатывается Л.И. Анцыферовой [9], И.Я. Березной [105], Р.М. Грановской, И.М. Никольской [105] и др.
Р.М. Грановская и И.Я. Березная отмечают, что психологическая защита тормозит полет творческой фантазии, работу интуиции, она выступает в качестве барьера, который сужает, заслоняет и (или) искажает полноценное восприятие и переживание мира. Они описывают защиту как организацию ловушек и преобразователей опасной и тревожной для личности информации. Наиболее опасная информация не воспринимается уже на уровне восприятия, менее опасная воспринимается, но затем искажается, трансформируется в удобную для личности. Одновременно авторы отмечают и то, что защита ограждает сознание от информации, которая может разрушить целенаправленное мышление, которое настроено на решение проблемы в соответствии с отображаемой картиной ситуации. В этом смысле защитные техники рассматриваются как система стабилизации личности, которая направлена на устранение или минимизацию отрицательных эмоций, тревоги, которая возникает при рассогласовании имеющейся картины мира и ситуации с новой и неожиданной информацией.
Еще одна точка зрения на проблему изучения способов психологической защиты принадлежит В.Г. Каменской [67]. Она рассматривает способы психологической защиты во взаимосвязи с процессами социальной адаптации. Начиная с раннего детства все без исключения хорошо адаптированные субъекты проходят через педагогический процесс социализации, который, в сущности, сводится к формированию набора принятых в обществе социальных ролей. Те, кто неудачно прошел стадии социализации, позднее демонстрируют разные варианты социальной дезадаптации и в той или иной степени подвергаются социальному отвержению. С точки зрения психологии защитного поведения, социальная адаптация возникает благодаря нормальному функционированию психологической защиты, а любые формы дезадаптации связаны с ненормативным действием системы эгозащитных механизмов».
Таким образом, многообразие точек зрения на феномен «психологическая защита» привело к тому, что в настоящее время не создана универсальная теория психологической защиты. Но анализ исследований показал, что психологическая защита включается автоматически и является неосознанной. Для обозначения сознательных усилий личности, предпринимаемых в ситуации психологической угрозы, используется понятие копинг-поведение, или осознанные стратегии совладания со стрессом, и с другими порождающими тревогу событиями.


Для разграничения автоматизмов психологической защиты и осознанных стратегий совладания, В.А. Ташлыков [142] предлагает следующую схему анализа:
1. Инерционность. Способы психологической защиты не приспособлены к требованиям ситуации и являются ригидными. Техники сознательного самоконтроля являются пластичными и приспособлены к ситуации.
2. Непосредственный и отложенный эффекты. Способы психологической защиты стремятся к возможно более быстрому уменьшению возникшего эмоционального напряжения. При использовании сознательного самоконтроля человек может многое вытерпеть и даже доставляет себе мучения.
3. Тактический и стратегический эффекты. Способы психологической защиты «близоруки», создают возможность только разового снижения напряжения, тогда как стратегии совладания рассчитаны на перспективу.
4. Разная мера объективности восприятия ситуации. Способы психологической защиты приводят к искажению восприятия действительности и самого себя. Механизмы самоконтроля связаны с реалистическим восприятием, а так же со способностью к объективному отношению к самому себе.
Подводя итог вышеизложенному, мы можем сделать следующий вывод: механизмы совладания более пластичны, но требуют от человека большей затраты энергии и включения когнитивных, эмоциональных и поведенческих усилий; копинг-стратегии являются неосознанным включением первых и сознательным, целенаправленным использованием последних.
Исследование совладающего поведения ставит вопрос о необходимости рассмотрения классификаций копинг-стратегий как составляющих копинг-поведения.
В психологических исследованиях рассматриваются различные классификации стратегий совладающего поведения личности. Э. Хайм предлагал выделять поведенческие, когнитивные и эмоциональные копинг-стратегии, которые, в свою очередь, имеют свои варианты в зависимости от степени собственных адаптивных возможностей: адаптивные, относительно адаптивные и неадаптивные.
В 1990 году, характеризуя копинг-поведение, Н.С. Эндлер и Дж.Д. Паркер [177] определили три типа копинга, в зависимости от уязвимости или устойчивости копинга к стрессору: копинг, ориентированный на задачу; копинг, ориентированный на эмоции; копинг, ориентированный на избегание.
В этом же году Дж.Х. Амирхан [170] разработал методику «Индикатор копинг-стратегий», в которой все формирующиеся в процессе жизни у человека поведенческие стратегии разделил на три большие группы:
1) стратегия разрешения проблем - это активная поведенческая стратегия, при которой человек старается использовать все имеющиеся у него личностные ресурсы для поиска возможных способов эффективного разрешения проблемы;
2) стратегия поиска социальной поддержки - это активная поведенческая стратегия, при которой человек для эффективного разрешения проблемы обращается за помощью и поддержкой к окружающей его среде: семье, друзьям, значимым другим;
3) стратегия избегания - это поведенческая стратегия, при которой человек старается избежать контакта с окружающей его действительностью, уйти от решения проблем.
В результате исследований, проведенных зарубежными авторами, было выявлено, что когнитивные копинг-стратегии (поиск информации) связаны с позитивной эффективностью, а эмоциональные копинг-стратегии (избегание, обвинение и эмоциональное вентилирование) связаны с негативной эмоциональностью и снижением самооценки.
Вопрос о видах копинг-поведения в отечественной психологии рассматривался И.В. Воеводиным, Р.М. Грановской и И.М. Никольской и др. Достаточно интересное разграничение стратегий копинг-поведения предлагает И.В. Воеводин [35]. Автор разделяет их на адаптивные, неадаптивные и относительно адаптивные, помимо распределения по сферам: поведенческой, когнитивной и эмоциональной. Адаптивные стратегии в поведенческой сфере направлены на взаимодействие с социальным окружением, поиск и предложение поддержки. В когнитивной сфере адаптивность проявляется анализом трудностей, поиском путей выхода, повышением самоконтроля и самооценки, верой в собственные ресурсы. В эмоциональной сфере адаптивным считается состояние возмущения и протеста по отношению к трудностям, уверенность в наличии выхода из любой ситуации.
Неадаптивность стратегий поведенческой сферы предполагает избегание мыслей о неприятностях, изоляцию, отказ от решения проблем. На когнитивном уровне человек отказывается преодолевать трудности из-за неверия в свои силы, умышленной недооценки неприятностей. В эмоциональной сфере неадаптивность проявляется чувством безнадежности, покорности либо злостью и «поиском виноватых».
К относительно адаптивным относятся варианты поведения, характеризующиеся в поведенческой сфере временным отходом от решения проблем, в когнитивной сфере - рассуждательством, сопоставлением своих трудностей с проблемами других людей, поиском помощи «свыше». В качестве относительно эмоционального адаптивного состояния рассматривается снятие напряжения, эмоциональное отреагирование либо передача ответственности по разрешению своих проблем другим людям [36].
Р.М. Грановская и И.М. Никольская [105] предлагают следующие стратегии совладания, которые могут выступать преимущественно в поведенческой, эмоциональной и интеллектуальной сферах.
С поведенческими стратегиями связано обращение к какой- либо деятельности, конкретно разрешающей проблему или деятельности замещающей. Среди них выделяют: активное сотрудничество и ответственное участие в разрешении ситуации; переключение на поиск поддержки, с тем, чтобы быть выслушанным, получить понимание и содействие; забота о других; отвлекающее удовлетворение каких-то собственных желаний, уединение и покой.
Стратегии эмоционального совладания проявляются в виде различных неадекватных переживаний: раздражения, плача, протеста, злости, подчеркнутого оптимизма, как уверенности в преодолении трудной ситуации. Иногда имеют место страдания в связи с возложением вины на себя, а иногда, напротив, - переход к пассивному соучастию, когда вся ответственность за последствия снимается с себя и возлагается на кого-то.
В познавательной сфере осуществляются разные способы работы с информацией и ее оценкой. При этом выявлены следующие варианты совладания: отвлечение или переключение мыслей на другие, более важные темы для размышлений; игнорирование неприятной ситуации, даже подшучивание над ней; поиск дополнительной информации - расспросы, обдумывание, новый анализ ситуации; относительность в оценках, достигаемая при сравнении с другими людьми, находящимися в худшем состоянии; придание нового значения и смысла неприятной ситуации, например, отношение к ней как к вызову судьбы, проверке стойкости духа.
Понятно, что каждый человек использует не все эти стратегии и не в равной степени. Перечень всех упомянутых взрослыми людьми стратегий, выявленный на основе опроса Р.М. Грановской и И.М. Никольской, показал, что чаще всего они склонны преодолевать стрессовую ситуацию на поведенческом уровне, помимо поиска социальной поддержки и работы, это могут быть уединение, конструктивная активность, компенсация, альтруизм. Реже используются интеллектуальные стратегии и совсем редко - способы совладания, реализующиеся преимущественно в эмоциональной сфере личности.
Л.И. Анцыферова [9], исследовав психологическую защиту в контексте проблемы совладания личности с жизненными трудностями, пришла к выводу о том, что личность с целью защиты прибегает к приемам изменения ситуации. На основе анализа исследований в отечественной и зарубежной психологии она выделяет следующие основные стратегии совладания: преобразующие стратегии, приемы приспособления и вспомогательные приемы.
Преобразующие стратегии совладания заключаются в формировании проблемы трудной ситуации как возможности ее позитивного практического или вербального изменения. Приемы приспособления - предполагают намеренное изменение отношения к ситуации (прием «позитивного истолковывания»), ролевого поведения, идентификации как эффективных приемов совладания с нежелательными чертами. Вспомогательные приемы самосохранения в ситуациях трудностей и несчастий представляют собой техники борьбы с эмоциональными нарушениями: уход или бегство от трудной ситуации, психологическая борьба с собственными негативными эмоциями и болезненными ощущениями; отрицание. Данные техники не являются конструктивными, так как не устраняют проблему, но в тоже время способствуют облегчению психологического состояния.
В отечественной психологии распространена классификация стратегий совладания с негативными жизненными событиями, приводимая К. Муздыбаевым. Он выделяет три вида копинг-стратегий [118]:
1) стратегия совладания, сфокусированная на оценке - усилия, направленные на понимание значения ситуации, происходящих негативных процессов, стремление оценить их возможные последствия. В этой ситуации могут применяться и неконструктивные способы действия: отрицание или недооценка угрозы, продиктованные защитными механизмами;
2) стратегия совладания, сфокусированная на проблеме - решительное противостояние негативной ситуации и ее последствиям. Получение надежной и полной информации о ситуации, в которой человек оказался, с целью преодолеть трудности;
3) стратегия совладания, сфокусированная на эмоциях - управление чувствами, вызванными негативным событием, и поддержание эмоционального равновесия.
В своей работе мы будем придерживаться классификаций ко- пинг-стратегий, предложенных Р.С. Лазарусом и С. Фолкман, а так же А. Биллингс и Р. Моос. [85, 180, 182], которые предложили классификацию копинг-стратегий на основе следующих критериев: решение проблемы, поиск и использование социальной поддержки, регулирование эмоций. Они выделяют 8 видов ситуационноспецифических копинг-стратегий.
1. Конфронтативный копинг - это агрессивные усилия субъекта по изменению ситуации, с определенной степенью враждебности и готовности к риску.
2. Дистанцирование - это когнитивные усилия личности отделиться от ситуации и уменьшить ее значимость.
3. Самоконтроль - усилия по регулированию своих чувств и действий.
4. Поиск социальной поддержки - это усилия в поиске информационной, действенной и эмоциональной поддержки от других людей.
5. Принятие ответственности - признание своей роли в проблеме с сопутствующей темой ее решения.
6. Бегство-избегание - мысленное стремление и усилия, направленные на бегство, избегание и уход от проблемы, а не дистанцирование от нее.
7. Планирование решения проблемы - это произвольные, специально предпринятые проблемно-сфокусированные усилия по изменению ситуации, включающие аналитический подход к решению проблемы.
8. Положительная переоценка - это усилия по созданию положительного смысла ситуации, концентрация на росте собственной личности, включая религиозный опыт.
А. Биллингс и Р. Моос [182] при изучении копинг-поведения выделили три вида копинга относительно их направленности:
1) копинг, нацеленный на оценку, - преодоление стресса, включающее в себя попытки определить значение ситуации и ввести в действие определенные стратегии: логический анализ, когнитивная переоценка и др.;
2) копинг, нацеленный на проблему, - совладание со стрессом, имеющее целью модифицировать, уменьшить или устранить источник стресса;
3) копинг, нацеленный на эмоции, - преодоление стресса, включающее в себя когнитивные, поведенческие усилия, с помощью которых человек пытается уменьшить эмоциональное напряжение и поддержать аффективное равновесие.
Итак, в качестве показателей совладающего поведения мы использовали 8 видов ситуационно-специфических копинг-стра- тегий и три вида копинга.
Важным вопросом в рамках нашего исследования является вопрос, связанный с оценкой эффективности совладающего поведения. На основании функций копинга, Р.С. Лазарус и Р. Фолкман [179] выделяют как минимум два критерия эффективности копинг- поведения: объективный и субъективный. В качестве первого рассматривается критерий достижения цели, выраженный в получении определенного результата при реальном разрешении проблемы, доступном наблюдению. Субъективный критерий связан с психологическим благополучием человека и сохранением его устойчивого эмоционально-положительного самочувствия, которое обеспечивает нормальное функционирование в трудных жизненных ситуациях [133].
Кроме этих двух основных критериев эффективности совла- дания, как указывает С.К. Нартова-Бочавер [102], выделяются другие, более долгосрочные критерии, по которым также можно судить об успешности применения той или иной стратегии совла- дания. Это характеристики взаимодействия с социальным окружением (социальное благополучие), связанные с необходимостью устанавливать и поддерживать отношения с другими людьми, так как совладание очень редко бывает делом только одного человека. Надежным критерием эффективного совладания также считается ослабление чувства уязвимости к психологическим нагрузкам (Д. Терри), которое формируется через укрепление уверенности человека в собственных силах справляться с трудностями, ощущения оптимизма и т. д.
Очевидно, что эффективным в полной мере будет совла- дающее поведение, удовлетворяющее всем критериям эффективности этого процесса. Однако применяемые стратегии в различных трудных ситуациях имеют разную степень эффективности и, более того, часто удовлетворяют только одному критерию или могут быть более эффективны по копинг-поведению и представляют собой многомерный развернутый процесс с различными этапами, последовательностью и временем применения той или иной стратегии поведения.
Исследования Е.В. Куфтяк [84], Т.М. Поповой [118] и др. показывают, что люди, оказавшиеся в трудной ситуации, используют сразу несколько стратегий совладающего поведения, каждая из которых может быть либо предварительной, подготавливающей успешность следующей стратегии, либо окончательной, соответствующей конечной цели совладания с данной трудной ситуацией. Это обстоятельство подчеркивает необходимость анализа не только содержательного, но и процессуального соответствия между трудной ситуацией и критериями эффективности совладания с ней.
Значит, эффективность совладающего поведения определяется психическим благополучием субъекта: понижением уровня его невротизации, выражающейся в ситуативном изменении, депрессии, тревожности, психосоматической симптоматики и раздражительности. В связи с вышеизложенным возникает вопрос о том, как формируется и развивается совладающее поведение в подростковом возрасте. Совладающее поведение подростков до сих пор остается малоизученным. Наблюдается дефицит методического инструментария диагностики стратегий преодоления кризисных ситуаций. Кроме того, далеко не всегда учитывается специфика самой кризисной ситуации, сфера ее возникновения.
В своем исследовании, при определении эффективности/не- эффективности совладающего поведения подростков, мы опирались на критерии, предложенные Т.Л. Крюковой [80]: эффективное решение проблемы, активный поиск и использование социальной поддержки, конструктивное регулирование эмоций. В соответствии с данными критериями эффективными копинг-стратегиями будут: поиск социальной поддержки, планирование решения проблемы, самоконтроль, позитивная переоценка, принятие ответственности, копинг, ориентированный на решение проблемы. Неэффективные копинг-стратегии - это конфронтативный копинг, дистанцирование, бегство-избегание, копинг, ориентированный на эмоции и копинг, ориентированный на избегание.
Таким образом, интерес исследователей к проблеме совла- дания со стрессом привел к тому, что при изучении копинг-пове- дения учеными были выделены различные копинг-стратегии, определена их эффективность. Важным аспектом исследования копинг-поведения является исследование его детерминант. Изучение психологических детерминант копинг-поведения в настоящее время, как это видно из анализа литературы [22, 88, 45 и др.], ведется в трех направлениях:
1) исследование роли когнитивных конструктов, обусловливающих способы реагирования на жизненные трудности (Р.С. Лазарус, С. Фолкман) [85, 179];
2) анализ трудных ситуаций (П. Коста, Д. Терри, Е. Хайм) [171,
189];
3) исследование влияния личностных переменных на специфику стратегий совладания со сложными обстоятельствами (К. Кобаса, Дж. Роттер) [186].
В рамках первого направления изучается влияние отношения к событию на выбор стратегии поведения в трудной ситуации. Так, по мнению Р.С. Лазаруса и С. Фолкман [179, 180], одним из перспективных направлений изучения психологических детерминант копинг-поведения личности в трудных жизненных условиях является изучение ее отношения к событию, стадией развития конфликта, столкновением субъекта с внешним миром.
Представители второго направления (Е. Хайм, П. Левинсон и др. [171]) большое внимание уделяют анализу самих трудных ситуаций, справедливо предполагая сильное влияние их контекста на стиль совладания. Ученые выявили, что стрессогенность жизненных ситуаций пропорциональна изменениям в жизненном паттерне индивида. Они также предположили, что общим свойством стрессогенных жизненных событий является то, что при их возникновении происходит запуск у человека некоторого адаптивного преодолевающего трудности поведенческого стереотипа.
В рамках третьего направления (К. Кобаса, Дж. Роттер [186] и др.) делается акцент на влияние личностных переменных, обусловливающих предпочтение индивидом тех или иных стратегий совладания со сложными обстоятельствами. Р. Лазарус указывал, что существуют личностные факторы, влияющие на переживание стресса и выбор копинг-стратегий. Так, например, оптимизм создает условия для оценки проблемной ситуации как преодолимой, а, следовательно, способствует выбору активной проблемноориентированной копинг-стратегии. Сторонники данного направления предполагают, что люди, обладающие высоким уровнем смелости, лучше могут преодолевать стресс и, следовательно, меньше страдают от его отрицательных последствий.
В качестве детерминант копинг-поведения исследователи рассматривают локус контроля. В 1966 году Дж. Роттер [186] ввел понятие интернально-экстернального локуса контроля (склонность видеть управление своей жизнью либо во внешней среде, либо в самом себе), что привело к огромному количеству исследований в России и за рубежом.
Лица с выраженными экстернальными тенденциями склонны занимать пассивно-страдательную позицию, воспринимают происходящее с ними как независимое от личностных качеств и усилий. При высоком уровне интернальности человек, напротив, убежден, что его успехи и неудачи напрямую зависят от его действий, поступков и личностных свойств.
В целом, исследования свидетельствуют о том, что интер- нальность чаще сочетается с личностной зрелостью, адаптиро- ванностью, эмоциональной устойчивостью, способностью к самоконтролю, ответственностью; а экстернальность - с трудностями психической и социальной адаптации. Таким образом, интерналь- ность, являясь своеобразным личностным ресурсом, скорее помогает личности в преодолении стресса, а экстернальность - напротив, чаще является дестабилизирующим фактором.
Следует, однако, отметить, что однозначные выводы о пользе интернальности и вреде экстернальности не вполне корректны. С. Фолкман [180] были получены некоторые противоположные результаты относительно того, какой локус контроля более полезен. В некоторых работах отмечается, что люди с интернальными убеждениями испытывают больше стресса и менее эффективно справляются с ним, по сравнению с людьми с экстернальными убеждениями. Субъект, который тотально берет на себя ответственность за все неудачи, провалы, промахи в жизни, подвержен серьезному риску психоэмоциональной дезадаптации. Таким образом, нет однозначных оценок относительно роли локуса контроля в преодолении трудных ситуаций.
На выбор копинг-стратегий в ситуациях межличностного конфликта, как показало исследование А.К. Болотовой и М.Р. Хачатуровой [29], оказывает влияние направленность временной перспективы личности. В данном исследовании показано, что ориентация временной перспективы на будущее в ситуациях межличностного конфликта приводит к выбору когнитивных и поведенческих копинг-стратегий, а ориентация на негативное прошлое - к выбору эмоциональных стратегий совладания. Направленность временной перспективы на фаталистическое настоящее приводит к выбору неадаптивных поведенческих стратегий, отступлению и избеганию разрешения конфликтной ситуации, а также к отсутствию инвариантов стратегий совладания.
Немаловажную роль в формировании и выборе того или иного способа совладания с жизненными трудностями играет принадлежность человека к большому и малому социуму (М.В. Сапоровская [132]). Подразумевается принадлежность индивида к этнической группе и социальному слою, принятие им определенной социальной роли, а также социальный опыт в целом, приобретенный в разных жизненных сферах. Следовательно, содержание копинг-стратегий основано на историческом и социальном опыте и способствует адаптации личности.
Таким образом, совладающее поведение - это целенаправленное социальное поведение, позволяющее субъекту справиться с жизненными трудностями (или стрессами) способами адекватными личностным особенностям и ситуациям через осознанные стратегии действий. Это сознательное поведение направленное на активное изменение, преобразование ситуации, поддающейся контролю или на приспособление к ней, если ситуация не поддается контролю. На выбор личностью копинг-стратегий в трудных жизненных ситуациях оказывают влияние многочисленные факторы: когнитивные конструкты; стрессогенность жизненных ситуаций; личностные особенности (локус контроля, ощущение счастья, направленность временной перспективы личности и др.); принадлежность к большому и малому социуму. Следовательно, копинг- поведение - это полидетерминированный поведенческий стереотип, который запускается в трудных ситуациях с целью их преодоления и адаптации личности к социальным требованиям.

Продолжение Теоретические подходы к изучению проблемы взаимосвязи компьютерной зависимости и совладающего поведения подростков

Источник: Гагай, В.В. Компьютерная зависимость подростков как социально - психологическая проблема современности : монография / Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования ХМАО - Югры «Сургут. гос. пед. ун-т» ; В.В. Гагай, Ю.Н. Быкова. - Сургут : РИО СурГПУ, 2014. - 159, [1] с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.