На главную Лекции и практикум по психологии Конференции и доклады по психологии Особенности представлений девушек об «идеальном мужчине», «идеальном супруге»
Особенности представлений девушек об «идеальном мужчине», «идеальном супруге»
Лекции и практикум по психологии - Конференции и доклады по психологии

Аннотация: в статье анализируются особенности представлений девушек об «идеальном супруге» и «идеальном мужчине», сопоставляются данные образы. Выявлено, что образы «идеального мужчины» и «идеального супруга» девушками не различаются. Образы предельно идеализированы, деиндивидуализированы, схематичны, но не рассогласованы; маскулинизированы. Это объясняется гендерными стереотипами, а также неумением видеть, понимать «другого».

Ключевые слова: идеальный супруг, идеальный мужчина, юность, гендерные стереотипы, другой.

О любви, об идеальности, идеальности любимого писали многие философы. По мнению В.С. Соловьева, благодаря любви нам открывается идеальная сущность человека, обыкновенно закрытая его материальной оболочкой. Идеализация любимого связывает его с Богом [6]. Идеальный человек - целостный человек. Любовь, по В.С. Соловьеву, - жажда целостности, стремление к ней. Целостность возможна только в единстве женского и мужского. Поэтому в идеальном образе так важны оба эти начала.
H. А. Бердяев считал, что благодаря любви личность стремится к идеальному бытию. Любовь, делая «другого» идеальным, индивидуальным, направлена на неповторимую и незаменимую личность. Н.А. Бердяев выделяет два типа любви: Эрос и Агапэ. Восходящая любовь устремлена ввысь, видит образ любимого в Боге. Нисходящая любовь видит другого в богооставленности, в страдании, в погруженности во тьму мира. Если Эрос и Агапэ дополняют друг друга, любовь становится человечной. Только объединение Эроса и Агапэ дает возможность несколько избавить идеальный образ любимого от богоподобности и сделать его земным [2].
Когда человек пытается найти любимого, наверно, следует помнить об инакости «другого». Как считает М. Бубер, в диалоге с «Ты» человек обретает свое «Я». Мир Я - ТЫ - это мир отношений, мир встречи человека с иным существованием, это живая сопричастность Я и ТЫ, это бытие между Я и ТЫ.
М. Бубер выделяет диалогического и монологического Эроса. Монологический Эрос чувствует себя идолом, восхищается своими чувствами - он не знает настоящего «другого». Для диалогического Эроса важно «Мы» и бытие «Между». «...Настоящее, а не обратившееся в привычку объятие, настоящий, а не игрушечный поединок - вот примеры истинного «между», суть которого реализуется не в том или другом участнике и не в том реальном мире, в котором прибывают наряду с вещами, но в самом буквальном смысле - между ними обоими, как в некоем доступном им измерении» [3, с. 231].
По М.М. Бахтину «быть - значит общаться диалогически. Когда диалог кончается, все кончается» [1]. Понимание «другого» возможно только благодаря диалогу, только «другой» видит меня в целостности, так как он «вненаходим».
Ж.П. Сартр, обращаясь к феноменам любви, идеальности любимого, рассматривает это тоже в аспекте диалогической связи «Я» и «другого». Любовь - это попытка «соблазнить» чужую свободу, так как любящий хочет, при помощи того, кого любит, добиться признания реальности и ценности своего бытия, т.е. другой «дает мне бытие и тем самым владеет мною» [5, с. 207].
Отсутствие «другого», понимающего меня, может привести к исчезновению меня. Как пишет М.К. Мамардашвили, «казалось бы, мое «Я» для меня абсолютно очевидно, а ему нет места в реальности» [4, с. 17].
В исследовании, проводившемся на базе ТулГУ, приняли участие 42 человека в возрасте 18-19 лет; девушки (психологи, лингвисты). Были использованы следующие методики: метод личностных семантических дифференциалов, построенный на базе прилагательных и некоторых описательных утверждений, обозначающих черты личности и ориентированный на оценку самого себя и другого человека. Нами использовался опросник, разработанный И. С. Клециной, содержащий 40 биполярных и 5 униполярных шкал, которые образуют 10 факторов; тест Т. Лири, методика «Незаконченные предложения».
В ходе исследования проверялись следующие гипотезы:
I. Образы «идеального мужчины» и «идеального супруга» девушками не различаются и будут «предельно» идеализированными.
2. Для образов «идеального мужчины» и «идеального супруга» характерна некая рассогласованность, нежизненность, противоречивость.
Как показал анализ полученных результатов, девушки не различают образы «идеального мужчины» и «идеального супруга». Статистический анализ не выявил значимых различий по каждому из 10 факторов. Можно говорить о маскулинизации как образа идеального мужчины, так и образа идеального супруга, что, скорее всего, можно объяснить гендерными стереотипами.
Идеология мужественности - набор социальных норм, известных под именем мужской гендерной роли: настоящий мужчина довольно агрессивен, нечувствителен к другим, скрывает свои эмоции, любит спорт, компетентен, всегда имеет наготове правильное решение, его трудно обидеть, никогда не плачет, независим, любит риск и приключения, лидер и т. д.
По всем факторам, связанным с маскулинностью (общей оценки, силы личности, социального статуса, современности, маскулинности), средние показатели оказались выше 85% и по образу «идеального мужчины», и по образу «идеального супруга», хотя показатели по образу «идеального супруга» несколько выше.
Обращают на себя внимание низкие показатели по факторам эмоциональности (52% - идеальный мужчина, 57% - идеальный супруг), эмпатийности (45% - идеальный мужчина, 47% - идеальный супруг), которые изначально имеют фемининную нагрузку. Ведь одна из форм эмоциональной экспрессии - это самораскрытие, тот тип коммуникации, когда один человек сообщает другому о своих личных чувствах. Но согласно гендерным стереотипам самораскрытие никак не соотносится с образом твёрдости и компетентности, который является важной характеристикой «настоящего мужчины».
Более яркими маскулинными чертами обладает образ «идеального мужчины». Образы «идеальных мужчин» суперменски тривиальны, необычайно телесны, но в плане тела-вещи, а не одушевления тела, но тело может выявлять себя и как динамическая форма, через которую человек являет себя, обнаруживая свою подлинную природу. В образе идеального супруга девушки редко называли (по тесту Т. Лири) такие, в принципе необходимые в супружестве качества, как искренность - 20%, способность быть критичным к себе - 6%, уступчивость - 22%, благодарность - 22%, уважительность - 8%, способность к сотрудничеству - 24%, стремление ужиться с другими - 2%, внимательность - 26%, деликатность - 2%, открытость - 14%, добросердечность - 12%, мягкосердечность - 6%, терпимость к недостаткам - 12%. Супруг, не наделенный такими чертами, вряд ли сможет удовлетворить потребность женщины в заботе, понимании и т. д.
Заканчивая фразу «Я могла бы сказать, что мой образ «идеального муж- чины/супруга» похож / не похож на... 76% / 69% испытуемых назвали ярко маскулинных героев художественных фильмов, литературных произведений (супермены, романтические герои и даже демонические личности), что еще раз свидетельствует о роли культуры в формировании гендерных стереотипов и о жестком влиянии последних на представления об идеальности любимого в этом возрасте. Испытуемые называли князя Мышкина (6%), Остапа Бендера (4%). У 18% / 23% испытуемых «идеальный супруг» похож на отца, старшего брата, что можно объяснить, сославшись на идеи классического психоанализа. По З. Фрейду образ будущего супруга обычно включает в себя черты характера, а нередко и особенности внешности взрослых особ противоположного пола, которые постоянно находились в поле
нашего зрения в возрасте от 3 до 8 лет. Именно они были для нас настоящими кумирами, на которых мы хотели бы походить.
Ожидания в любви в этом возрасте противоречивы. Так, продолжая незаконченные предложения: «мне бы хотелось, чтобы другие люди стали более...» и «у себя мне хотелось бы видеть такие качества, как...», другим испытуемые желали понимания, отзывчивости, доброты, мягкости, терпимости; себе - решительности, твердости, напористости, независимости, настойчивости. Хочется, чтобы окружающий мир был добрее, но сам человек в ответ будет жестким, твердым. От идеального мужчины ждут скорее не понимания, а жестких маскулинных черт. Наверное, идеал мужской привлекательности - мужская индивидуальность. У большинства респондентов образ «идеального мужчины» - деиндивидуализирован, с утрированными признаками мачизма.
Выбирая вариант ответа на утверждение «я считаю / не считаю, что созданный мною образ идеального мужчины будет нравиться большинству женщин моего возраста, подавляющее число девушек (84%), выбирали отрицательный ответ, что вроде бы должно свидетельствовать о понимании, что супруг, даже идеальный - это человек только для меня, открывшийся мне «другой», сходный, родной мне. Как считает С.Л. Франк, тайна «другого» не перестаёт быть тайной, но теперь она не угрожающая, а отрадная и сладкая тайна благодаря такому отношению «Я» как таковое впервые внутренне оформляется, приобретает прочную реальность, как бы усматривает единственность, законность, понятность своего существа. Любовь - это встреча с «ТЫ» как с подлинной реальностью. Любовь - познание изнутри и признание «другого» в его инакости [7].
Что касается второй гипотезы, то она не подтвердилась. Образы «идеального мужчины» и «идеального супруга» схематичны, но ярко маску- линны и в своей маскулинности согласованы.
Можно констатировать, что неразличение образов «идеального мужчины» и «идеального супруга» девушками можно связать с гендерными стереотипами. Но не только с этим, но и с отсутствием духовной наполненности, умения видеть, понимать «другого».
Любовь открывает нам глаза на любимого. «Любящий прозревает любимого через оболочку природного мира... Любовь есть путь к раскрытию тайны лица, к восприятию лица в глубине его бытия» [2, с. 434]. Именно тогда любимый становится для нас идеальным даже с его недостатками.

Список литературы
1. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского [Текст] / М.М. Бахтин. - СПб.: Азбука, 2015. - 412 с.
2. Бердяев Н.А. Смысл творчества / Н.А. Бердяев // Философия любви. Ч. 2: Антология любви / сост. А. А. Ивин. - М.: Политиздат, 1990. - С. 421-445.
3. Бубер М. Два образа веры / М. Бубер. - М.: Республика, 1995. - 464 с.
4. Мамардашвили М.К. Эстетика мышления / М.К. Мамардашвили. - М.: Московская школа политических исследований, 2000. - 210 с.
5. Сартр Ж.-П. Первичное отношение к другому: любовь, язык, мазохизм // Проблема человека в западной философии / Ж.-П. Сартр; под ред. С.К. Тимофеева. - М.: Прогресс,
1988. - С. 207-228.
6. Соловьев В.С. Смысл любви [Текст] / В.С. Соловьев. - СПб.: Азбука, 2016. - 348 с.
7. Франк С.Л. Духовные основы общества / С.Л. Франк. - М.: Республика, 1992. - 510 с.

Источник: Социокультурные и психологические проблемы современной семьи: актуальные вопросы сопровождения и поддержки : материалы VI Международной научно-практической конференции (Тула, 19 ноября 2020 г.) / науч. ред. Н.А. Степанова. - Чебоксары: ИД «Среда», 2020. - 280 с.

 

Поиск

Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.