На главную Семейное право Брак Расторжение брака как способ защиты прав супругов - Обеспечение и защита личных прав супругов при расторжении брака
Расторжение брака как способ защиты прав супругов - Обеспечение и защита личных прав супругов при расторжении брака
Семейное право - Брак
Индекс материала
Расторжение брака как способ защиты прав супругов
История развития и современное нормативно-правовое регулирование защиты прав супругов, расторгающих брак
Обеспечение и защита личных прав супругов при расторжении брака
Все страницы

 


1.3. Обеспечение и защита личных прав супругов при расторжении брака


В цивилистической доктрине А.В. Габов обоснованно отмечает, что через правовые средства необходимо найти оптимальный баланс государственных, общественных и частных интересов... Такой баланс достижим в том числе и тогда, когда само право системно, определенно и ясно; когда оно понятно участникам отношений; когда они (участники) понимают, что те институты, которые это право составляют и обеспечивают его реализацию и применение, гарантируют им реализацию своих интересов, защищают их права; когда соблюдается справедливость.
Права и обязанности супругов в рамках существующего между ними правоотношения традиционно разделяются на неимущественные (личные) и имущественные, которые находят реализацию при процедуре расторжения брака. В свою очередь имущественные права супругов могут регулироваться как законом, так и договором (брачным контрактом). Личными правами супругов являются: право на выбор фамилии при заключении брака, на совместное решение вопросов жизни семьи, на свободный выбор рода занятий, профессии, места работы, места жительства. Эти вопросы возникают в бракоразводном процессе, соответственно, нуждаются в их разумном и обоснованном решении.
В доктрине М.Н. Малеиной справедливо отмечается, что «одновременно с нарушением личных неимущественных прав гражданина возможно причинение вреда его имуществу». Что касается имущественных правоотношений между супругами, то они могут возникать на основе многочисленных семейно - правовых соглашений. Здесь необходимо согласиться с высказанным в науке мнением, что «при заключении между супругами семейно-правовых соглашений по поводу их общего имущества должны быть учтены особые гражданско-правовые режимы некоторых объектов прав. По справедливому мнению С.Ю. Чашковой, «данные обстоятельства создают проблемы квалификации судебными органами договоров, заключенных между супругами, в качестве действительных сделок, влекущих ожидаемые правовые последствия».
Супруги обязаны строить отношения в семье на основе взаимоуважения, заботиться о благополучии семьи, о воспитании и развитии своих детей, вопросы воспитания и образования детей должны решать совместно. Право выбора фамилии при заключении брака является важным личным правом супругов. Согласно статье 28 Федерального закона от 15.11.1997 № 143-ФЗ в ред. от 29.12.2017 «Об актах гражданского состояния» при государственной регистрации заключения брака супругам в записи акта о заключении брака по выбору супругов записывается общая фамилия супругов или добрачная фамилия каждого из супругов. Соответственно, при расторжении брака перед супругами встают все эти вопросы в связи с их возможным прекращением.
Многие авторы, отмечает, что расторжение брака влечет за собой прекращение личных и имущественных правоотношений супругов. В частности, в науке О.А. Рузакова, как и другие авторы, отмечает, что расторжение брака влечет за собой прекращение личных и имущественных правоотношений супругов. Исходя из рассмотрения брака как способа защиты прав и интересов супругов, представляется необходимым говорить не только о прекращении, но и о защите как неимущественных, так и имущественных прав супругов.
Профессор О.Ю. Ильина справедливо определяет, что прекращение брачно-супружеских правоотношений не всегда влечет прекращение семейных правоотношений. Семья продолжает свое существование.
Безусловно, как таковые супружеские семейные правоотношения прекращаются, но сохраняются отдельные, приобретенные в браке права, нуждающиеся в установлении специального режима их защиты. Соответственно, отдельные цивилисты не столь категоричны в отношении прекращения всего объема правоотношений между бывшими супругами после расторжения брака. О.Л. Тимшина обоснованно указывает, что «отдельные правоотношения между бывшими супругами продолжают существовать, хотя конечно же в иной форме». В литературе справедливо отмечается, что «расторжение брака, прекращающее правоотношения между супругами, не влечет за собой прекращение правоотношений между родителями и детьми».
Конечно, необходимо указать на добровольность брачного союза, как основополагающий принцип семейного права, что предопределяет выбор лиц не только при вступлении в брак, но и при его расторжении. Соответственно, речь может идти не только о праве на заключение брака, но и о праве на расторжение брака, которое может быть реализовано по свободному волеизъявлению.
Полагаем, что в правоотношениях, складывающихся при расторжении брака, приоритетным объектом защиты выступают нематериальные блага, принадлежащие супругам, которые были определены ранее, а также субъективные личные неимущественные права в отношении данных благ. В соответствии со ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.
Защита нематериальных благ супругов и бывших супругов - это насущная проблема для современного российского общества, требующая своего логического разрешения. В пункте 2 ст. 2 ГК РФ предусмотрено, что «неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих отношений». Нематериальные блага не только являются личными неимущественными правами, но и выступают в качестве объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ). Личные неимущественные права абсолютны, они пользуются абсолютной защитой от любого их нарушителя.
В пункте 1 ст. 150 ГК РФ развиваются и уточняются права и свободы человека, провозглашенные и гарантированные гл. 2 Конституции РФ, формулируются принципы их защиты, устанавливаются случаи и порядок их защиты. Закон определяет не пределы осуществления нематериальных благ, он устанавливает границы вторжения других лиц в личную сферу человека. Будучи неотделимыми от человека - носителя личных неимущественных прав, нематериальные блага индивидуализируют его, делают человека неповторимым среди других членов гражданского общества. Нематериальные блага действуют в течение всей жизни человека, на их нарушение не распространяются сроки исковой давности (ст. 208 ГК РФ). В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, нематериальные блага, принадлежащие умершему, могут защищаться другими лицами (абз. 3 п. 2 ст. 150 ГК РФ).
Развитию защиты нематериальных прав граждан послужила в ГК РФ на основании Федерального закона от 02.07.2013 № 142 «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой ГК РФ» ст. 152.2 «Охрана частной жизни гражданина», которой введен запрет на распространение сведений о частной жизни гражданина без его согласия. Отметим, что запрет на сбор и распространение сведений о частной жизни гражданина содержится и в уголовном законодательстве - ст. 137 УК РФ. До введения в действие упомянутых изменений в гражданском законодательстве отсутствовала прямая возможность гражданско-правового воздействия на нарушителя помимо публично-правового воздействия в порядке уголовного преследования. Внесение изменений в ГК РФ устранило данный пробел.
Недостатки введенной нормы аналогичны недостаткам положений ст. 152.1 - исключение из запрета на распространение сведений о частной жизни гражданина без его согласия в публичных целях не согласуется с положениями Закона № 152-ФЗ, где такое исключение не содержится.
Представляется, что применение супругами расторжения брака для защиты своих прав должно сопровождаться путем реализации специальных процессуальных средств, обеспечивающих охрану и защиту личных неимущественных прав супругов. Считаем, вполне оправданным установление императивного предписания по проведению закрытого судебного заседания при рассмотрении дела о расторжении брака, что будет способствовать защите семейной тайны, а также тайны частной жизни лица. Представляется возможным дополнить ст. 21 СК РФ пунктом третьим следующего содержания: «3. Рассмотрение гражданского дела о расторжении брака требованию участников процесса возможно в закрытом судебном заседании».
Ведь, действительно, при расторжении брака в бракоразводном процессе встают и становятся предметом обсуждения вопросы семейной жизни, в некоторых случаях интимной стороны супружеских отношений. Все эти и многие другие частные вопросы являются частной жизнью лица и, соответственно, необходимо обеспечить гражданско-правовой режим тайны частной супружеской тайны, ее неприкосновенность и защиту при расторжении брака.
Полагаем, что при решении данных спорных вопросов должен учитываться принцип приоритетной защиты семейных прав, разумности осуществления семейных прав супругов или бывших супругов.
Необходимо отметить справедливость суждений С.Ю. Чашковой, что «разумность (как принцип семейно -правового регулирования) - общая оценка содержания принадлежащих субъектам семейных отношений прав и обязанностей и возможности их реализации исходя из существующих и устоявшихся представлений в обществе о должном (достаточном) поведении члена семьи с учетом его ролевой функции и возможном поведении конкретного члена семьи исходя из конкретной спорной ситуации».
При решении вопроса обеспечения и защиты личных прав супругов при расторжении брака принцип разумности должен приобретать решающее значение.
Новые тенденции, реализуемые в жизнедеятельности супругов, изменение традиционных представлений о супружеских отношениях, предопределяют возникновение актуальных жизненных супружеских ситуаций, не урегулированных российским семейным и гражданским законодательством. В частности, речь идет о смене пола одним из супругов в период брака, что с неизбежностью диктует необходимость постановки вопроса о его расторжении. Как известно, действующее российское семейное законодательство не предусматривает такого специального основания для прекращения брака, как смена пола. Однако существование такого брака, уже как не разнополого союза, ставит перед правоприменителем резонный вопрос о дальнейшей возможности существования такого брака.
Обратим внимание, что смену пола необходимо рассматривать с биологической и юридической точек зрения.
В течение длительного времени семейным законодательством остается не урегулированным вопрос относительно правовых последствий смены пола одним из супругов во время брака, т.е. данные отношения находятся за рамками четкого правового регулирования, как на уровне семейного, так и гражданского законодательства. Безусловно, пол человека определяется при его рождении. В дальнейшем некоторые люди, находящиеся в интерсексуальном положении, и транссексуалы, испытывая проблемы с тем полом, который записан, стремятся изменить запись акта о рождении, свидетельство о рождении, расторжении брака.
Проблема смены пола связана с определением правового статуса и правосубъектности лица. В современный период вопросам правового статуса посвящено немало исследований.
«Правоспособность принадлежит от рождения каждому человеку, не зависит от личных качеств..., является равной для всех и каждого без исключения... семейная правоспособность является специальной., наиболее наглядно степень влияния специальной правоспособности на процесс реализации прав и обязанностей ребенка проявляется в содержании такой правовой конструкции, как правовой статус».
В ответе Минздрава России на запрос суда по конкретному делу указано, что коррекция пола представляет собой многоступенчатую процедуру: за установлением диагноза следуют длительное наблюдение у врача-психиатра и гормональная коррекция, после чего комиссией врачей, в состав которой входят врач-психиатр, психолог и врач-сексопатолог, проводится медицинское освидетельствование пациента и решается вопрос о выдаче ему направления на коррекцию пола в медицинской организации и смену документов. Вопрос об оперативном вмешательстве и его объеме решается самим транссексуалом. Сходного подхода придерживался профессор -психиатр О.А. Бухановский, по мнению которого изменение гражданского пола должно предшествовать секстрансформирующему (маскулинизирующему или феминизирующему) хирургическому вмешательству.
Изменения в запись акта о рождении в связи с изменением пола вносятся в России по заключению органа ЗАГС, если заявителем представлен документ, выданный медицинской организацией по той форме и в порядке, которые, как отмечалось ранее, не установлены.
Вопрос о том, на каком именно этапе оказания медицинской помощи возможно изменение гражданского пола, сотрудниками органов ЗАГС и судами решается в ряде случаев произвольно, комиссионное медицинское заключение о необходимости изменения гражданского пола ставится под сомнение, выдвигаются требования до изменения гражданского пола провести секстрансформирующие операции, в том числе в большем объеме, чем уже фактически выполненные.
В мире существуют две концепции по поводу допустимости изменения записи акта о рождении после ее составления и возможности выдачи нового свидетельства о рождении: в одних государствах последующие изменения гражданского состояния отражаются в записи акта о рождении с той или иной полнотой и, соответственно, в свидетельстве о рождении, в других - первоначальные сведения не подлежат в дальнейшем изменению, за
исключением исправления допущенных ошибок. К последним государствам (отметим, что их количество незначительно) относится, например, Великобритания. Россия же принадлежит к первой группе государств: здесь запись акта о рождении подлежит частичной актуализации, в том числе в случае изменения пола лица, в отношении которого она составлена. Вместе с тем, к примеру, сведения о гражданстве родителя (родителей) в записи акта о рождении ребенка, соответствовавшие действительности на момент их внесения, в случае последующего изменения гражданства родителя (родителей) не подлежат изменению.
Если лицо, состоящее в браке, изменило пол, то нерешенной остается проблема о правомерности такого брака на будущее время, так как в п. 3 ст. 1 СК РФ упоминается возможность брачного союза только между мужчиной и женщиной, а в п. 1 ст. 12 СК РФ одним из условий, необходимых для заключения брака, называется взаимное добровольное согласие именно мужчины и женщины, вступающих в брак. При этом и после перемены пола одним из супругов де-юре брак остается союзом мужчины и женщины (до перемены имени в их документах, удостоверяющих личности, указана различная половая принадлежность), а на деле получается однополый союз. Признать такой брак недействительным не представляется возможным, если на момент его заключения были соблюдены требуемые законом условия и отсутствовали препятствия, закрепленные соответственно в ст. ст. 12 и 14 СК РФ.
В свою очередь, правовой анализ подобных отношений дает основания предположить, что расторжение брака при смене пола направлено на прекращение личных неимущественных и имущественных прав обоих супругов
ввиду невозможности сохранения отношений супружества между лицами одного пола.
В юридической литературе высказываются различные мнения по этому поводу. Некоторые авторы считают, что необходимо ввести институт принудительного медицинского освидетельствования при заключении брака и обязательной осведомленности лиц, вступающих в брак, о состоянии здоровья друг друга исходя из медицинских показаний. В частности, такое мнение в науке высказано Ю.М. Фетюхиным и тогда впоследствии обозначенный вопрос будет снят. Соответственно, это касается осведомленности о произведенной операции по смене пола одним из лиц, вступающих в брак, поскольку данное обстоятельство может иметь существенное значение для выполнения семьей демографической функции в связи с невозможностью лица, переменившего пол, к деторождению.
В.Г. Алейниченко указывает на такой вариант решения данной проблемы, как прекращение брака путем расторжения по причинам невозможности сохранения семьи. Однако открытым остается вопрос, кто будет выступать инициатором прекращения брака, если никто из однополых супругов не изъявляет желания разводиться. А развод, как известно, возможен только по воле хотя бы одного из супругов. Поэтому предложенный путь решения не представляется мне соответствующим действующему законодательству.
Ряд авторов полагает, что для другого супруга должна быть предусмотрена упрощенная процедура расторжения брака. В частности, А. Копьев предлагает внести дополнения в ст. 19 СК РФ, указав, что расторжение брака по заявлению одного из супругов независимо от наличия у них общих несовершеннолетних детей производится в органах записи актов гражданского состояния, если другой супруг сменил пол. Прекращение брака путем расторжения в данном случае будет основываться на причинах невозможности сохранения семьи.
На первый взгляд, регистрация и нахождение в браке - это свободное, личное право лица, соответственно, он сам решает, расторгать ему брак или нет при смене пола другого супруга. Однако продолжение существования отношений супружества будет подрывать классические представления о семье и браке, основанные на добровольном союзе мужчины и женщины, что будет противоречить морально-нравственным представлениям о браке и условиям его заключения, установленным нормами семейного законодательства.
Защита прав и интересов одного из супругов при смене пола другим супругом может быть обеспечена посредством подачи им заявления о расторжении брака. Возможно, что «автоматическое» прекращение брака не в полной мере будет способствовать достижению указанной цели, однако и продолжение такого союза будет противоречить действующему семейному законодательству, которое прямо предусматривает, что брак - это разнополый союз.
По мнению Т.Н. Палькиной статью 33 Закона «Об актах гражданского состояния» следует дополнить, указав, что «при смене пола одним из супругов брак прекращается органом записи актов гражданского состояния после направления медицинским учреждением в загс документа о смене пола».
Полагаем, что такого рода предложения является вполне логичными и оправданными, т.к. брак предполагает союз мужчины и женщины, при смене пола одним из супругов в период брака уже возникает однополый союз. Точнее сказать, разнополый союз мужчины и женщины трансформируется в однополый союз, если, конечно, такой союз сохраняется и супруги не обращаются с требованием о расторжении брака.
Однако, прекращение брака было установлено в качестве условия изменения гражданского пола в ряде иностранных государств, но в Австрии,
Германии, Италии, Франции, Швейцарии, Швеции не выдержало последовавшей проверки на конституционность: конституционные суды названных государств признали, что изменение пола в свидетельстве о рождении не должно быть обусловлено принудительным разводом. Действие конкретных мужчины или женщины по перемене пола, в том числе как акта гражданского состояния, можно было бы считать «юридической смертью» этих лиц и одновременно «юридическим рождением» наоборот, женщины или мужчины соответственно. Следовательно, по мнению отдельных авторов стоит говорить о прекращении брака, в котором по законодательству РФ не могут состоять лица одного пола. В этой связи целесообразно будет внести дополнение в п. 1 ст. 16 СК РФ и изложить его в следующей редакции: «Брак прекращается вследствие фактической (физической) и юридической (при перемене пола одним из супругов) смерти или вследствие объявления судом одного из супругов умершим». По справедливому мнению Е.Ю. Горской, «такое решение излишне радикальное и влечет за собой слишком негативные последствия для самого лица, сменившего пол, и для его детей в случае их наличия. Ведь в таком случае все правоотношения имущественного и личного характера прекращаются, включая родительские права».
Полагаем, что такое предложение автора является достаточно революционным и не соответствует действующему российскому
законодательству. Перемена пола одним из супругов по сути, действительно, приводит к юридической смерти лица. Однако, применительно к перемене пола супругом и возможному прекращению супружеских правоотношений следует применить прекращения брака. Т.е. перемена пола должна выступать в качестве одного из оснований для прекращения брака, т.к. брак рассматривается в качестве разнополого союза. 
Д.И. Степанов небезосновательно предлагает квалифицировать смену пола как социальную смерть и объявлять такое лицо умершим в судебном порядке по правилам ст.45 ГК РФ156. Прекращение брака в данном случае будет определяться решением суда об объявлении одного из супругов умершим. Полагаем, что данное предложение выглядит несколько революционным, говорить о физической смерти не приходится, хотя изменение биологического состояния лица, изменение пола приводит к прекращению его прежнего социально-правового статуса.
Что касается смены пола, то в данном случае ни о какой смерти речь не идет. Человек продолжает жить и реализовывать принадлежащие ему права, нести обязанности. Однако, полагаем, что фактически происходит «рождение» новой «правовой личности», однако прежние личные и имущественные права автоматически, конечно, не прекращаются.
Существует мнение, что брак, в котором происходит смена пола одного из супругов необходимо признать недействительным с момента вступления в законную силу решения суда об установлении факта смены пола. Такую позицию возможно закрепить как в нормах СК РФ, так и путем разъяснения Пленума Верховного Суда о делах подобной категории и обязать суды общей юрисдикции разъяснить лицу правовые последствия выносимого решения с отражением такого разъяснения в резолютивной части решения суда. Также следует обязать органы ЗАГС внести соответствующие отметки в запись акта о заключении брака (процедуру проставления отметки предлагаю проводить по аналогии с проставлением отметки о расторжении брака), мотивируя тем, что с этого момента брак противоречит законодательству Российской Федерации, в частности ст. 2 СК РФ.
Не соглашаясь с такого рода предложениями необходимо указать, что брак признается недействительным при наличии строго определенных  
обстоятельств, указанных в ст. ст. 12 - 14, п. 3 ст. 15 СК РФ.
Обратимся к одному примеру из судебной практики. С. обратился в орган ЗАГС с заявлением о внесении изменений в запись акта о рождении в связи с изменением пола, но получил отказ из -за того, что в соответствии со ст. 70 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» заявителем должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией по форме и в порядке, которые установлены федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, а такие форма и порядок не установлены. С. обратился в суд, указывая, что отсутствие установленных формы и порядка выдачи медицинской организацией документа не может служить основанием ограничения его прав и свобод.
Хотя легитимность медицинских документов и сам факт медицинской коррекции пола, подтверждаемый ими, сомнению судом не подвергались, в удовлетворении заявления С. было отказано со ссылками на то, что он состоит с 1998 г. в браке и имеет несовершеннолетнего ребенка 1999 г.р.; внести изменения в запись акта о рождении заявителя в связи с переменой пола невозможно, поскольку будут нарушены права и законные интересы других лиц: изменить запись акта о рождении заявителя, по мнению суда, нельзя без изменения записи акта о заключении брака и записи акта о рождении ребенка С., а их изменение противоречит основам российского семейного законодательства. Кроме того, запись акта о рождении отражает физическое состояние ребенка на момент его рождения. Суд указал также, что в соответствии со ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом.
С. обжаловал решение в апелляционном и кассационном порядке, но решение суда осталось неизменным. Отказывая в передаче жалобы для ее рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции, судья не усмотрел никаких существенных нарушений норм материального или
процессуального права со стороны нижестоящих судов и указал, что иная точка
зрения на то, как должно быть разрешено дело, не может явиться поводом для отмены или изменения вступивших в законную силу судебных актов, а противоположный подход приводил бы, как неоднократно отмечалось ЕСПЧ, к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.
Демонстрируя реальную российскую ситуацию, дело С. высвечивает как требующие законодательных решений проблемы, с которыми столкнулись и другие страны, так и необходимость изменения судейского менталитета.
Заметим, что в зарубежной практике встречаются случаи расторжения брака при перемене пола одним из супругов. Так, например, 42-летний гражданин США Б. Элиот после десяти лет брака развелся со своей женой Эйприл. В ходе рассмотрения дела в суде было установлено, что его жена родилась лицом мужского пола. Б. Элиот предъявил встречный иск о компенсации причиненного ему морального вреда в размере миллиона долларов, указав, что прошлое его жены стало для него ужасным потрясением.
Заслуживает поддержки высказанное в науке мнение Е.Ю. Горской в отношении внесения изменений в семейное законодательство относительно перечня регистрируемых актов гражданского состояния и его дополнения актом перемены пола, где будут отражаться изменения в персональных данных субъекта. Запись акта будет носить смешанный характер и содержать в себе информацию как о перемене пола, так и о перемене имени.
11 июля 2002 г. Большая палата ЕСПЧ по двум делам по жалобам против Великобритании транссексуалов Christine Goodwin v. the United Kingdom и I.
v. the United Kingdom вынесла два Постановления, в которых признала нарушение и ст. 8, и ст. 12 Европейской конвенции. После этого Великобритании, где в отличие от России запись акта о рождении, как уже подчеркивалось, не подлежит изменению в принципе (кроме исправления ошибок, допущенных при ее составлении), пришлось ввести особую систему, при которой транссексуал может получить по решению Комиссии о признании пола или суда свидетельство (certificate) о признании пола, позволяющее заявителю считаться во всех целях лицом противоположного (приобретенного) пола.
В том случае, если заявитель состоит в браке, первоначально, поскольку однополые браки и однополые гражданские партнерства в тот период (2004 г.) в Великобритании не допускались, была предусмотрена выдача такому заявителю временного свидетельства, подтверждающего признание изменения им пола, после чего заявитель мог оформить развод, а затем уже получить «полное» свидетельство. В 2013 - 2014 гг. законодательство подверглось
кардинальным изменениям , и в настоящее время временное свидетельство о признании приобретенного пола выдается при другом условии: когда супруг заявителя или его партнер по гражданскому партнерству не желает, чтобы отношения с заявителем в соответствующем семейном союзе продолжались после получения им "полного" свидетельства. Если согласие супругом (партнером) не дано, то для получения "полного" свидетельства брак (партнерство) следует расторгнуть или признать недействительным. Иными словами, законодательно был пройден путь от обязательного развода до истребования согласия супруга (партнера) на сохранение брака (партнерства). В
Шотландии, однако, возможно получение «полного» свидетельства независимо от такого согласия супруга (партнера).
В Российской Федерации семейное и гражданское законодательство вполне оправданно и справедливо не предусматривает альтернативных браку законных форм семейной жизни, в которых права и обязанности их участников были бы определены и защищены законодательно. Процедура признания изменения пола в России не дифференцирована в зависимости от брачного статуса заявителя, в ней не выделяются какие-либо стадии исходя из такого статуса. Что касается расторжения брака, то юридически значимым обстоятельством при отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака является невозможность дальнейшей совместной жизни супругов и сохранения семьи (п. 1 ст. 22 СК РФ).
Как справедливо указано в литературе, наличие у транссексуала несовершеннолетнего ребенка не является препятствием для признания его нового пола. После изменения родителем пола правоотношения между ним и ребенком сохраняются в полном объеме. Если заинтересованным лицом инициирован спор об осуществлении родителем после изменения им гражданского пола родительских прав (в частности, об определении порядка общения с ребенком в случае раздельного проживания), юридическое значение по такому спору имеют фактические семейные взаимоотношения, эмоциональная связь между ребенком и родителем, психологические аспекты их контактов, возраст ребенка. Позиция по этому поводу ЕСПЧ была выражена в Постановлении от 30 ноября 2010 г. по делу P.V. v. Spain.
Правовое положение лиц, сменивших пол, - это определенный правовой вакуум, который должен быть устранен путем закрепления в законе специальных норм, регулирующих правовой статус лиц, сменивших пол, а также должна быть урегулирована правом возможность установления правовой связи между лицами, сменившими пол, и остальными членами общества.
Итак, в области правовой индивидуализации гражданина определенное значение играет пол, отражающий состояние половой принадлежности гражданина, причем пол может быть отнесен и к формальным, и к социальным, и к статутным средствам индивидуализации физических лиц.
Необходимо особо отметить, что большинство ученых, характеризуя правовые последствия в сфере реализации личных неимущественных прав супругов, обращает внимание на проблемы реализации права на выбор фамилии, использование изображения и другие нематериально правовые последствия.
Изменение фамилии при заключении и расторжении брака является правом, а не обязанностью лиц, супругов или бывших супругов. Решение данного вопроса зависит исключительно от их свободного волеизъявления. Лицо, расторгающее брак, само должно решить, какой фамилией оно будет именоваться после расторжения брака. К изменению фамилии не может также принудить ни один государственный орган (в том числе суд и органы ЗАГС).
В отношении права бывших супругов на выбор фамилии, как правило, дискуссия разворачивается в части обсуждения согласия бывшего супруга на использование его фамилии другим супругом после расторжения брака. Обозначение лица определенной фамилией придает определенность личности; граждане как субъекты права осуществляют принадлежащие им права и обязанности. Он не может решаться за счет уступок в каких-либо других правах или интересах одним супругом другому.
Выбор по своему желанию при заключении брака фамилии другого супруга в качестве общей фамилии или сохранение добрачной фамилии, а равно право при расторжении брака на сохранение общей фамилии или восстановление добрачной фамилии являются личным неимущественным правом, принадлежащим каждому супругу (ст. 32 СК РФ).

О.Л. Тимшина вполне обоснованно, предлагает несколько ситуаций для решения вопроса выбора супругами фамилии при расторжении брака:
- каждый из супругов сохраняет свою добрачную фамилию;
- супруги выбирают фамилию жены в качестве общей;
- супруги выбирают фамилию мужа в качестве общей;
- супруги соединяют свои фамилии и приобретают общую двойную фамилию в качестве общей.

В науке определяется, что редакция п. 3 ст. 32 СК РФ не вполне удачна. При расторжении брака преимущественно прекращается общность совместной жизни мужчины и женщины, в связи с этим некорректно употреблять слово «супруги», речь уже идет о каждом из супругов Данные рассуждения позволяют утверждать о необходимости изложения п. 3 ст. 32 СК РФ в новой редакции: «В случае расторжения брака каждый из бывших супругов имеет право сохранить фамилию, избранную при вступлении в брак, либо восстановить свою добрачную фамилию».
В юридической литературе высказывается, как представляется, весьма обоснованное мнение о целесообразности предоставления бывшим супругам права возвращаться к своей фамилии, полученной от рождения, а не только к добрачной. В частности, С.А. Шаповалова предлагает позаимствовать опыт законодательства Германии. В соответствии с п. 5 параграфа 1355 Германского Гражданского Уложения овдовевший или разведенный супруг сохраняет добрачную фамилию, может восстановить свою фамилию, полученную от рождения, либо фамилию, которую носил до определения брачной фамилии, либо присоединить к брачной фамилии свою фамилию, полученную от рождения.
Во Французском гражданском кодексе предусмотрено право супругов совместно осуществлять моральное и материальное руководство семьей. Супруги заботятся о воспитании детей и подготавливают их будущее (ст. 203 ФГК).
Необходимо отметить, что во французском законодательстве есть глава, в которой прямо указаны последствия расторжения брака и вытекающие из них права и обязанности супругов. Так, после расторжения брака каждый из супругов утрачивает право носить фамилию своего супруга.
Необходимо указать, что вопрос, связанный с моментом выбора фамилии при расторжении брака, стал предметом разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в постановлении № 15 от 5 ноября 1998 года «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».
«Представляется, что право выбора бывшими супругами фамилии подлежит рассмотрению с точки зрения ст. 19 ГК РФ, согласно которой имя гражданина включает фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая. Значит ли это, что бывший супруг, который после расторжения брака сохранил общую фамилию, являющуюся фамилией другого супруга, тем самым использует имя последнего? Соответственно, должен ли он получить согласие на использование имени второго супруга...».
Признавая значимость содержания и результатов проведенного О.Л. Тимшиной исследования, считаем возможным обратиться дать их правовой анализ.
В рамках изложенной научной дискуссии О.Л. Т имтттина. придерживается позиции профессора О.Ю. Ильиной, в связи с этим обосновывает необходимость получения согласия супруга на использование его фамилии другим супругом, поскольку речь идет об использовании имени гражданина.
Полагаем, что расторжение брака как один из способов защиты прав супругов вообще должен исключать возможность выбора супругами фамилии на этапе расторжения брака. Исходя из лексического значения, прекращение по своей сути предполагает сохранение статического состояния чего-либо или возвращение к прежнему состоянию, то есть, логически можно предположить, что, прекращая брак, супруги должны сохранить и те фамилии, которые каждый из них носит на момент расторжения брака. Впоследствии, используя опять-таки возможности, предоставленные гражданским законодательством в сфере перемены имени, каждый из бывших супругов в предусмотренном законом порядке может выбрать для себя любую фамилию в порядке, предусмотренном законодательством об актах гражданского состояния.
Исходя из выше обозначенного представляется достаточно интересным в рамках применения метода сравнительного правоведения обратиться к зарубежному опыту и привести примеры из законодательного регулирвоания. Так, особенностью французского закона является то, что бывший супруг утрачивает право носить фамилию другого супруга, выбранную при заключении брака. В случае прекращения брака или признания его недействительным в Венгрии бывшая жена продолжает носить ту фамилию, которую она имела в браке.
Заметим, что семейное законодательство бывших республик СССР также предусматривает различные варианты. Так, Семейный кодекс республики Таджикистан (ст.45) предусматривает, что супруг, изменивший свою фамилию при вступлении в брак, вправе после расторжения брака именоваться этой фамилией при согласии другого супруга. Таким образом, чтобы оставить фамилию одного из супругов, избранную при вступлении в брак в качестве общей, нужно получить его согласие.
Вышеизложенные научные мнения свидетельствуют о достаточно серьезной проблеме обеспечения прав и интересов бывших супругов. Объективно следует признать, что большинство правовых последствий расторжения брака определяются моментом его прекращения и возникают, соответственно, с момента государственной регистрации расторжения брака в органах записи актов гражданского состояния либо с момента вступления в законную силу решения суда. В то же время отдельные правовые последствия в сфере личных неимущественных отношений бывших супругов, которые расторгли свой брак в суде, возникают лишь в момент государственной регистрации расторжения брака в органе ЗАГС.
Анализ научной литературы позволил сделать вывод, что за пределами внимания ученых остается не менее актуальная проблема, характеризующиеся значительной степенью практической значимости, а именно, вопрос о сохранении семейной тайны, о не нарушении каждым из бывших супругов соответствующего личного неимущественного права другого супруга. Зачастую в реальной жизни после расторжения брака каждый супругов начинает распространять сведения о семейной жизни, выставляя бывшего супруга в неблагоприятном для него социально -нравственном положении.
На конституционном уровне (ст. 23) установлено право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Согласно ч. 1 ст. 24 Конституции РФ «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются». Обратим внимание, что в соответствии со ст.150 ГК РФ личная и семейная тайна отнесены к числу нематериальных благ, подлежащих особой защите в случае нарушения, в том числе, возможно применение мер уголовной ответственности.
Представляется, что в современных условиях развития цифровых технологий и информационного пространства, использования электронных ресурсов и баз данных, существует немало возможностей для нарушения данного права посредством размещения информации в отдельных социальных сетях, аккаунтах, интернет пространстве.
Конечно, такая ситуация может способствовать распространению тайны частной жизни бывшего супруга.
Проблемами правового регулирования личной и семейной тайны  занималось достаточное количество ученых. Данный вопрос находится на стыке нескольких наук - юриспруденции, социологии и психологии. Основной вывод, который может быть сделан после исследования всех мнений: семейная тайна возникает именно в рамках семейного союза и затрагивает интересы лиц, состоящих в семейных отношениях и связанных взаимными правами и обязанностями. Различие между личной и семейной тайной состоит в том, что если личная тайна непосредственно затрагивает интересы лишь конкретного лица, то семейная тайна - интересы нескольких лиц, связанных семейными отношениями.
Как справедливо указывает О.Ю. Ильина, «перечень составляющих частной и семейной жизни не является исчерпывающим; он лишь указывает на те правовые аспекты личной и семейной жизни, которые уже были предметом рассмотрения Суда по правам человека, и каждая новая жалоба может изменить и дополнить этот перечень».
Конституционный Суд РФ в Определениях от 26 января 2010 г. № 158-О- О и от 24 декабря 2013 г. № 2128-О обозначил позицию, согласно которой право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. Таким образом, Конституционный Суд РФ отдал отнесение информации к личной, интимной (и, как следствие, к семейной) тайне на самостоятельное усмотрение лица, наделенного соответствующими правами, в целях ее контроля и препятствия ее разглашению.
В рамках тайны частной жизни выделяются личная тайна - конфиденциальные сведения, касающиеся одного лица, и семейная тайна - конфиденциальные сведения, затрагивающие интересы членов семьи и иных родственников.
Многие международные правовые акты, регулируя отношения в сфере реализации права на семейную тайну, оперируют более общим понятием - право на уважение семейной жизни, которое включает в себя в том числе и право на семейную тайну.
Считаем необходимым учитывать и то, что расторжение брака, будь то административный или судебный порядок, в первую очередь, направлено на обеспечение и особую защиту личных неимущественных отношений, нематериальных благ супругов. Изменяя свой статус супруга на статус бывшего супруга, мужчина и женщина приобретают свободу для дальнейшей реализации принадлежащих им гражданских прав. Безусловно существует возможность распространения той информации, которая стала им известной в период нахождения в браке. Следует признать, что информация, сведения о бывшем супруге могут иметь интимный характер и при распространении таких сведений бывшим супругом будут являться нарушением прав и интересов другого бывшего супруга.
В связи с этим актуальным и личностно важным для бывшего супруга, его общественной оценки как личности, с точки зрения обеспечения неприкосновенности частной жизни лица, представляется вопрос о гарантиях
обеспечения права каждого из бывших супругов на защиту личной и семейной тайны. Следует отметить, что в науке семейного права данной проблеме уделяется достаточно мало внимания.
Семейная тайна, являясь определенным видом тайны и соотносясь с ней как частное и целое, имеет соответствующие ей общие черты, но вместе с тем обладает и собственными специфическими характеристиками, отграничивающими ее от других.
Анализируя право граждан на личную и семейную тайну, А.В. Филиппенко в качестве семейной тайны понимает «сведения о лицах, фактах, событиях, существующих в сфере отношений, регулируемых семейным правом». Вместе с тем данное определение является весьма аморфным в плане содержания, поскольку не предусматривает признака ограниченного доступа к сведениям, составляющим семейную тайну, а также не определяет условия возникновения режима тайны в отношении соответствующих сведений и круга лиц, чьим интересам удовлетворяет сохранение режима тайны.
Семейная тайна возникает именно в рамках семейного союза и затрагивает интересы лиц, состоящих в семейных отношениях и связанных взаимными правами и обязанностями.
Было бы неверно утверждать, что семейная тайна существует только лишь в «семейном кругу». Являясь весьма многогранным явлением, семейная тайна способна проявляться в различных сферах семейных отношений (например, тайна усыновления, тайна частной жизни супругов) и в силу определенной специфики, предусмотренной действующим законодательством РФ, может быть доступна иным лицам, не являющимся частью соответствующей семьи, но выступающим ее носителями.
Действительно, такой подход позволит обеспечить и защитить личные неимущественные права бывшего супруга лишь в узкой сфере, связанной с его, прежде всего, профессиональной деятельностью. Полагаем, что соответствующие гарантии должны иметь место в любых правоотношениях, складывающихся после расторжения брака. Каждый из бывших супругов должен осознавать, что, распространяя какую-либо информацию, полученную в связи с состоянием в браке и касающуюся личной жизни другого супруга, он нарушает тем самым права и интересы своего бывшего супруга. Очевидно, в подобной ситуации возможно применение режима защиты чести и достоинства, безусловно, супруг, виновный в распространении соответствующей информации, будет обязан компенсировать причиненный другому супругу моральный вред.
Иной взгляд на проблему нарушения личной или семейной тайны выражает Д.А. Матанцев. По его мнению, разглашение сведений, составляющих семейную тайну, может быть квалифицировано как злоупотребление личными правами супругов.
В содержание права на семейную тайну входят, помимо правомочий лиц, состоящих в семейных отношениях или ранее находившихся - бывших супругов, право требовать неразглашения сведений, составляющих семейную тайну, соблюдения режима ограниченного доступа к ним, также правомочия распоряжаться данной информацией по своему усмотрения с согласия всех лиц, состоящих в семейных отношениях, чьи интересы затрагиваются соответствующей информацией.
Члены семьи или бывшие супруги обладают не только правом на семейную тайну, но также обязанностью сохранить семейную тайну и после расторжения брака.


Сформулируем основные выводы по данному параграфу.
1. Доказано, что расторжение брака, будь то административный или судебный порядок реализации формы защиты права, в первую очередь, направлен на защиту личных неимущественных прав и интересов супругов.
Супруги после расторжения брака изменяют свой семейно-правовой статус и, являясь бывшими супругами, приобретают свободу в сфере организации своей последующей жизнедеятельности, в том числе могут распространить информацию о своей супружеской жизни, бывшем супруге, в том числе.
2. Приходится констатировать тот факт, что действующее российское семейное законодательство не позволяет в полной мере урегулировать вопрос относительно юридической судьбы брака, во время которого один из супругов осуществил смену пола и, соответственно, должным образом защитить права супругов.
Определена необходимость п. 1 ст. 16 СК РФ изложить в следующей редакции: «Брак прекращается вследствие смерти или объявления одного из супругов умершим, а также при изменении пола одним из супругов».
Полагаем, что такого рода предложение является вполне логичным и оправданным, т.к. брак предполагает союз мужчины и женщины, при смене пола одним из супругов в период брака уже возникает однополый союз. Точнее сказать, разнополый союз мужчины и женщины трансформируется в однополый союз, если, конечно, такой союз сохраняется и супруги не обращаются с требованием о расторжении брака.
Доказана жизненная необходимость законодательного урегулирования последствий изменения пола одним из супругов во время брака, затрагивающих права и законные интересы членов семьи данного лица.
3. В содержание права на семейную тайну входят, помимо правомочий лиц, состоящих в семейных отношениях или ранее находившихся - бывших супругов, право требовать неразглашения сведений, составляющих семейную тайну, соблюдения специального режима ограниченного доступа к ним, также правомочия распоряжаться данной информацией по своему усмотрения с согласия всех лиц, состоящих в семейных отношениях, чьи интересы затрагиваются соответствующей информацией. Члены семьи или бывшие супруги обладают не только правом на семейную тайну, но также обязанностью сохранить семейную тайну и после расторжения брака, с целью защиты личных
неимущественных прав бывших супругов.
4. Доказано, что расторжение брака должно исключать возможность выбора супругами фамилии с целью защиты права супруга на этапе его расторжения. В такой ситуации допустимо реализовать права, предоставленные гражданским законодательством в сфере перемены имени, в соответствии с которым бывший супруг в предусмотренном законом порядке может выбрать для себя любую фамилию, вне зависимости от статуса бывших супругов.

Источник: Измайлов Виталий Викторович
Защита прав супругов, расторгающих брак: правовая природа, формы и средства
Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук



 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.