На главную Профилактическая работа психолога в школе Профилактика правонарушений Педагогические основы профилактики противоправного поведения несовершеннолетних
Педагогические основы профилактики противоправного поведения несовершеннолетних
Профилактическая работа психолога в школе - Профилактика правонарушений
Индекс материала
Педагогические основы профилактики противоправного поведения несовершеннолетних
Социальные условия и влияния в формировании противоправного поведения подростка
Методологические основания педагогической профилактики противоправного поведения несовершеннолетних
Психолого-педагогические задачи профилактики противоправного поведения несовершеннолетних
Все страницы

1. Психолого-педагогические особенности личности несовершеннолетнего правонарушителя

Постановка психолого-педагогических задач, а также выработка способов педагогической профилактики противоправного поведения подростков требует изучения психологических свойств личности, обусловливающих социально-правовое поведение (преступное и правомерное).

Современный несовершеннолетний преступник - это преимущественно юноша в возрасте 16-17 лет, по национальности белорус, проживающий в городской местности, чаще всего из полной семьи, поддерживающий связь со своими родителями, живущий за счет их материальной поддержки, учащийся общеобразовательного учебного заведения, пропускающий занятия, проводящий все свое свободное время в компании друзей, не участвующий в общественной жизни, ранее не судимый, совершавший противоправные поступки с детского возраста (12-13 лет), совершивший умышленное преступление корыстной направленности с целью удовлетворения своих материальных потребностей либо насильственной направленности из хулиганских побуждений, считающий назначенное наказание справедливым, полностью раскаивающийся в совершенном преступлении, с назначенным сроком лишения свободы более года, с потребительскими чертами характера, безответственный, имеющий невысокий уровень культурного и интеллектуального развития, посредственно характеризующийся по месту учебы и жительства, агрессивный, склонный к риску, лживый, конфликтный, мстительный, циничный, злоупотребляющий спиртными напитками, иногда употребляющий наркотические или токсические вещества, с холерическим типом темперамента, импульсивный, невыдержанный, несамокритичный, слабовольный, страдающий перепадами настроения, склонный к дисфории, неадекватный в оценке ситуации [83, с. 61].
Несовершеннолетние чаще совершают преступления агрессивноимпульсивного характера. Их возрастные особенности не всегда играют решающую роль в мотивации преступного поведения, они могут лишь усилить восприятие отрицательного влияния. Самоутверждение
через насилие - типично подростковая мотивация. У несовершеннолетних возникают такие мотивы преступления, которые заставляют их доказывать определенной группе лиц свою значимость. Мотивация самоутверждения подростков проявляется в формах ложного чувства товарищества, агрессии к чужакам вследствие низкой культуры проведения досуга. Основными мотивами преступлений несовершеннолетних являются эгоистически-потребительские, которые направлены на удовлетворение желаний завладеть «модными» предметами. По данным мотивам совершается более половины всех преступлений несовершеннолетних. Хулиганство и некоторые другие преступления ими совершаются чаще всего в драках, происходящих в результате групповой конфликтности или в состоянии алкогольного опьянения для того, чтобы завоевать авторитет в группе, закрепиться в ней. Некоторые насильственные преступления подростков носят характер вандализма, особенно при массовых беспорядках футбольных фанатов, когда орудует небольшая, но спаянная группа несовершеннолетних [83].
Значительной части несовершеннолетних преступников присуще такое качество, как отчуждение, то есть нахождение личности на определенной дистанции от общества и семьи. Отчужденность порождает особую взаимосвязь между субъектом и окружающей его средой: он противопоставляет себя как отдельным индивидам, так и обществу в целом. Вследствие такой самоизоляции, ухода в себя наблюдается неприятие несовершеннолетним общественных норм и требований, враждебное к ним отношение. Отчужденность выступает в качестве фактора, затрудняющего эмпатическую идентификацию подростка с другими людьми и тем самым способствующего совершению противоправных действий по отношению к ним [83].
К наиболее распространенным преступлениям, совершаемым несовершеннолетними, относятся кражи. Если в возрасте 8-11 лет воровство чаще всего связано с тем, что волевая сфера у детей развита недостаточно (ребенок хочет обладать какой-либо вещью и справиться с этим соблазном ему не удается), то в 12-15 лет кражи совершаются осознанно. Есть множество причин, из-за которых дети начинают воровать (удовлетворение естественной потребности в пище, вещах первой необходимости; употребление запрещенных для их возраста алкогольных напитков, табака; владение престижными вещами, которые родители не в состоянии приобрести; месть и др.). Вместе с тем одна из самых распространенных причин воровства - желание самоутвердиться в среде сверстников, проверить границы дозволенного, испытать новые острые ощущения или привлечь к себе внимание. Часто такие подростки не получают в достаточной степени родительской заботы и внимания. Как правило, кражи осуществляется без тщательной подготовки и планирования.
В Минске 11-летний школьник за четыре месяца похитил у своего отца свыше 10 тыс. рублей, которые потратил на покупку велосипеда, iPhone и спортивный инвентарь. Двум друзьям подарил клетку и трех хомячков. Еще одному другу передал 600 белорусских, на которые мама друга купила телевизор. Школьники ежедневно катались на аттракционах в парке развлечений и несколько раз в день ходили в McDonald's.
Уголовное дело против школьника не возбуждалось, в связи с не достижением возраста уголовной ответственности. Однако в отношении родителей составлены административные протоколы по статье о невыполнении родителями обязанностей по воспитанию детей .
В 2017 г. в республике 1 021 подросток совершили кражи; в 2018 г. 65 несовершеннолетних отбывали за данное преступление наказание в виде лишения свободы.
Грабежи несовершеннолетними совершаются крайне редко. Например, в 2017 г. было совершено 83 подобных преступления с участием подростков. В воспитательной колонии отбывают наказание 19 осужденных. Как правило, открытое похищение имущества осуществляется в состоянии алкогольного опьянения, спонтанно, без подготовки и планирования противоправного деяния.
21 апреля 2018 г. около 04.00 пьяный несовершеннолетний из Минского района зашел в столичный магазин на проспекте Победителей. Он взял бутылку водки и пива и направился к выходу. Продавец магазина заметила парня, позвала на помощь коллегу и удерживала дверь. Но подростку удалось убежать. Следом за ним выбежал охранник. Молодого человека задержали и доставили в ИДН в местное РУВД.
В отношении подростка возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 14 (покушение на преступление) и по ч. 1 ст. 206 (грабеж) УК Республики Беларусь.
Парень учился в одном из столичных колледжей, состоял на учете в ИДН. Ранее неоднократно привлекался к административной ответственности, в том числе за распитие спиртных напитков в общественном месте. Сотрудниками ИДН Минского РУВД решается вопрос о его направлении в специализированную школу закрытого типа.
Одним из наиболее опасных видов преступлений является убийство. Личности несовершеннолетних убийц присущи такие качества, как
склонность к риску, низкий уровень самоконтроля, импульсивность и эмоциональная неустойчивость, неадекватная самооценка, ригидность и внушаемость, сильная потребность в самоутверждении. Для несовершеннолетних, совершивших убийства, характерны враждебность и агрессивность к другим людям, сверстникам и близким людям, абсолютно незнакомым гражданам.
В 2018 г. в воспитательной колонии республики отбывали наказание в виде лишения свободы 10 человек, совершивших убийство в несовершеннолетнем возрасте.
16-летний Александр Г. друзьями и учителями характеризовался как спокойный, уравновешенный, дружелюбный. Согласно заключению психиатра у подростка имелось психическое заболевание в форме диссоциального расстройства личности.
Отец оставил семью, когда сыну было 3 года, проживает в другом городе с новой семьей. Участия в воспитании сына не принимал. Мать, когда Саше было 5 лет, уехала на заработки в другу страну, периодически звонила по телефону, присылала деньги. Воспитывался бабушкой и дедом, которые обеспечивали высокий материальный достаток в семье. Проживали в собственном доме. Опекуны заботились о единственном внуке, контролировали успеваемость, воспитывали в строгости и послушании. Между ними и внуком сложились конфликтные отношения, Александр периодически их обманывал, воровал деньги. Бабушка часто ругала его за низкую успеваемость в школе, прогулы. В день совершения преступления бабушка во время разговора с матерью Александра с использованием программы «Скайп» оскорбляла внука и била его кулаком по голове.
Соседи характеризовали бабушку Александра как скандальную и взрывную. Классный руководитель охарактеризовала семейные отношения с положительной стороны, при этом указывала на отсутствие предвзятого отношения со стороны бабушки и деда. О наличии психологических проблем у ученика осведомлена не была.
Вечером во время ссоры, возникшей из-за невыполненного школьного задания, Александр, взяв на кухне нож, стал наносить бабушке удары в область спины. Прибежавшему на крики в комнату деду стал наносить удары ножом в область головы и шеи. Бабушка в это время выбежала из комнаты и попыталась по телефону из кухни вызвать милицию. Чтобы помешать ей, внук нанес несколько ударов ножом, от которых она упала. Догнав на улице убегавшего деда, нанес ему несколько ударов совком по голове, завел назад в дом, взял топор из сарая, нанес ему несколько ударов лезвием топора по голове.
На следующее утро орудия преступления и одежду, которая была на нем во время преступления, упаковал в пакеты, отнес к железнодорожному мосту и выбросил в реку. Соседям Александр сказал, что на их дом напали грабители в масках, которые требовали клад, а затем убили бабушку и деда.
Во время следствия Александр утверждал, что преступление совершил спонтанно, заранее к нему не готовился, основанием послужила сильная злость на погибших, поскольку они его сильно и часто ругали, оскорбляли. Не думал о последствиях, когда начинал наносить удары. В судебном заседании достоверно установлено, что около 23.00 обвиняемый Александр Г. умышленно нанес бабушке не менее 16 ударов ножом, а деду не менее 27 ударов ножом, совком и топором в различные части тела, в том числе жизненно важные.
Судебная коллегия признала Александра виновным в умышленном противоправном лишении жизни двух лиц, совершенном с особой жестокостью, и на основании п. 1, 6 ч. 2 ст. 139 УК Республики Беларусь назначила наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет в воспитательной колонии.
Несовершеннолетние совершают сексуальные преступления чаще всего против половой неприкосновенности сверстниц и сверстников, редко малолетних лиц или женщин намного старше себя. Часто несовершеннолетние совершают изнасилование группой лиц. Подростки не так стремятся к сексуальному удовольствию, сколько к самоутверждению в глазах друг друга, наслаждению от издевательства над другими, глумления над беззащитной жертвой. Нередко подросток принимает соучастие в изнасиловании под влиянием сверстников, опасаясь, что отказ будет воспринят как трусость, а это послужит основанием для изгнания из группы. Если же изнасилование совершено одним подростом, то, как правило, потерпевшей являлась лицо, которое в силу определенных особенностей не в состоянии было адекватно оценить виктимную ситуацию (малолетние девочки, женщины, находящееся в беспомощном состоянии в силу, например, алкогольного опьянения, психического заболевания, возраста и др.). В большинстве случаев сексуальные насильники являлись знакомыми потерпевшей или потерпевшего.
Александр Д. (16 лет) воспитывался в неблагополучной семье, успеваемость в школе была крайне низкая, часто пропускал занятия. Друзей не имел, испытывал к себе враждебное отношение со стороны сверстников.
В первой половине дня, находясь наедине со своей двоюродной сестрой Анастасией Д. (19 лет), являющейся инвалидом I группы с детства (тяжелая умственная отсталость), использовал ее беспомощное состояние, вопреки воле потерпевшей, которая не могла понимать характер и значение совершаемых с нею действий и не могла оказывать сопротивление, вступил с ней в половое сношение в естественной форме.
Через несколько месяцев мать Анастасии заметила у дочери признаки беременности. В ходе следствия и судебного разбирательства Александр полностью признал свою вину.
Суд приговорил Александра Д. виновным в совершении полового сношения вопреки воли потерпевшей, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, и назначил наказание по ч. 1 ст. 166 УК Республики Беларусь в виде лишения свободы сроком на 3 года и 1 месяц с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
Психологические особенности личности сексуальных насильников характеризуются такими чертами, как низкая чувствительность в межличностных контактах (черствость), отсутствие склонности к рефлексированию и способности поставить себя на место другого, отсутствие доверия к людям, эмоциональная неуравновешенность, мнительность, раздражительность, агрессивность и др.
В 2018 г. в воспитательной колонии Бобруйска отбывали наказание в виде лишения свободы 13 осужденных, совершивших изнасилование и насильственные действия сексуального характера (в том числе мужеложство) в несовершеннолетнем возрасте.
Несовершеннолетние Алексей Х. и Артем П. (обоим по 17 лет), находясь в состоянии алкогольного опьянения, по предварительному сговору, реализуя совместный единый преступный умысел, направленный на удовлетворение своей половой страсти с применением физического насилия, в конце апреля около 20.30 в безлюдном месте остановили одноклассницу, несовершеннолетнею Екатерину О. и предложили ей вступить с ними в интимную связь. Девушка отказалась и попыталась убежать. Догнав ее, удерживая девушку за одежду, подталкивая руками сзади вперед себя, привели ее в лесопарковую зону города. Действия молодых людей вызывали чувство страха и психологически подавляли волю потерпевшей оказать какое-либо сопротивление. Алексей против воли потерпевшей завел руки Екатерины за спину, насильственно удерживал ее в таком положении, чтобы подавить ее активное сопротивление и облегчить действия Артема, который в это время снял с потерпевшей одежду. Поочередно совершили половое сношение в естественной форме, причинив потерпевшей легкие телесные повреждения.
По возвращении в общежитие Екатерина обо всем рассказала дежурному педагогу по колледжу, была вызвана милиция.
Алексей в ходе следствия пояснил, что действительно удерживал против воли Екатерину, помогая Артему изнасиловать девушку. После окончания насилия товарищем, вступил с ней в половые сношения. При этом считал, что потерпевшую не насилует, так как «она не сопротивлялась». Обвиняемый Артем вину не признал, показал, что половое сношение с Екатериной было по обоюдному согласию, насилия не было, при этом рядом никого, в том числе Алексея, не было.
Алексей страдает легкой умственной отсталостью, несмотря на это способен понимать происходящее, критически оценивает ситуацию, свои действия и может прогнозировать их последствия. Артем имеет социализированное расстройство поведения, синдром зависимости от алкоголя (хронический алкоголизм). Алексей воспитывался в полной семье, Артем - матерью и ее сожителем.
Суд обоих признал виновными в половом сношении вопреки воле потерпевшей с применением насилия (изнасилование), совершенном группой лиц, заведомо несовершеннолетней и на основании ч. 2 ст. 166 УК Республики Беларусь назначил наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет каждому с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
В последние годы все чаще несовершеннолетние привлекаются к ответственности за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов (ст. 328 УК Республики Беларусь). По данной статье в 2018 г. в воспитательной колонии республики отбывали наказание 96 осужденных.
Доступ к наркотикам стал намного проще, так как любой подросток, умеющий пользоваться современными гаджетами может как приобретать, так и распространять самые различные виды наркотических средств, не имея при этом специальных знаний и связей в преступной среде. Особую опасность представляет возможность анонимного приобретения и распространения наркотических средств и психотропных веществ с использованием сети Интернет. При этом многие подростки не употребляют наркотики, а лишь ищут способ «легкого» заработка, выполняя функцию распространителей. В интернете на специальных сайтах представлено огромное количество видов наркотических средств (курительные смеси «спайсы», синтетические наркотики, так называемые соли, шоколад, различные реагенты, запрещенные в Беларуси), с полным их описанием, которые можно легко приобрести, оплатив товар через электронные кошельки или переведя деньги на счет карты, указанной для покупки и получения товара.
Наиболее распространенный сегодня способ сбыта наркотических средств - оставление их в тайниках, так называемых закладках. Это бесконтактный способ сбыта, при этом координация действий и обмен информацией между участниками и заказчиком осуществляются посредством телекоммуникационных сетей и мобильных приложений (Telegram, Viber, WhatsApp, Jabber и т. д.).
Несовершеннолетний Геннадий А. (16 лет) воспитывался в полной семье с высоким уровнем материального достатка. В школе учился на «хорошо» и «отлично», занимался в различных секциях, увлекался исторической литературой. В 15 лет в компании пристрастился к употреблению наркотиков. Систематически приобретал без цели сбыта особо опасные психотропные вещества посредством сети Интернет, используя программы Skype и Vipole.
В 2016 г. на основании ч. 1 ст. 328 УК Республики Беларусь приговорен к 3 годам лишения свободы.
Анализ уголовных дел несовершеннолетних, осужденных за незаконный оборот наркотических средств, позволяет классифицировать их по трем основаниям: подростки - наркоманы, зависимые от ПАВ, приобретающие наркотические вещества или их аналоги для личного потребления; подростки - наркоманы, зависимые от ПАВ, приобретающие наркотические вещества или их аналоги для личного потребления, а также распространяющие запрещенные вещества с целью получения денежных средств для их приобретения; Зподростки, не употребляющие наркотики, распространяющие запрещенные вещества ради получения материальной выгоды.
Обвиняемые Максим М. и Василий С. (обоим по 17 лет) воспитывались в неполных семьях, ранее к уголовной или административной ответственности не привлекались. Зависимость от ПАВ отсутствует. Из корыстных побуждений, вступили в созданную в неустановленное время неустановленным лицом устойчивую, управляемую организованную группу для незаконного оборота особо опасных психотропных веществ через сеть Интернет, в состав которой неустановленное лицо, являющееся организатором, также вовлекло иных лиц и осуществляло руководство их деятельностью.
В соответствии с преступным планом и распределением ролей в ходе осуществления преступной деятельности неустановленное лицо распространяло запрещенные к обороту психотропные вещества, используя программы для мгновенного обмена сообщениями посредством сети Интернет с функцией шифрования входящего и исходящего трафика Telegram и Vipole для связи с собой и потребителями. Денежные средства неустановленное лицо получало путем их зачисления через платежные терминалы, почтово-денежные и банковские переводы на подконтрольные электронные кошельки электронных платежных систем, зарегистрированных на иных лиц. Распространение наркотиков осуществлялось бесконтактным способом через потайные места, специально определенные для скрытого и долговременного хранения, после их оплаты .
Несовершеннолетние Максим М. и Василий С. в течение месяца осуществили не менее 20 «закладок» для дальнейшей продажи. В этих целях они приобрели оптовую партию особо опасных психотропных веществ (гашиш и альфа-PVP), затем занимались их дроблением, фасовкой, раскладкой с применением географических координат. В ходе судебного разбирательства подростки вину признали частично, не признав в своих действиях такие квалифицирующие признаки, как действие в составе организованной группы.
Суд признал Максима М. и Василия С. виновными в приобретении, хранении и сбыте особо опасных психотропных веществ, совершенных организованной группой, и на основании ч. 4 ст. 328 УК Республики Беларусь назначил наказание в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
Современное состояние науки позволяет утверждать о наличии криминогенных склонностей личности, которые детерминируют преступное поведение.
Методологическим основанием оценки свойств личности, обусловливающих противоправное поведение подростка, выступает концепция криминогенных склонностей и антикриминальной устойчивости личности, разработанная профессором А. Н. Пастушеней [67, 68, 72, 73]. Криминогенная склонность личности представляет личностную предрасположенность (допустимость) совершения определенного вида преступления при определенных условиях, то есть выступает личностной предпосылкой потенциально возможного преступного поведения индивида.
Совершение индивидом преступного деяния обусловлено личностными предпосылками, которые представляют собой совокупность определенных свойств, выражающих криминогенную потенцию (склонность) личности как присущую ей внутреннюю возможность или необходимость и возможность совершения преступного деяния при определенных условиях. Личностные предпосылки противоправного поведения могут выражаться не только в наличии определенных психологических свойств, но и в отсутствии тех свойств, которые выступают внутренними детерминантами правомерного поведения и антикриминальной устойчивости, а именно в отсутствии личностных запретов, барьеров, установок на недопущение противоправных действий.
Личностные предпосылки преступного поведения могут иметь различную степень выраженности: высокая степень проявляется в совершении преступного деяния по собственной инициативе, а низкая - в совершении преступления при определяющем влиянии внешних условий (условия жизни, обстоятельства ситуации, поступки и воздействие других людей).
В совокупности психологических свойств, выражающих личностные предпосылки преступного поведения, имеются свойства, выполняющие роль системообразующего ядра криминогенной склонности личности (наиболее существенные), и свойства, способствующие реализации функций этого ядра в порождении противоправного деяния. Эти свойства детерминируют содержание таких основных элементов психологического механизма преступления, как восприятие внешних условий (социальная перцепция), мотивообразование, целеполагание и исполнительная регуляция.
Социальная перцепция представляет собой восприятие и оценку субъектом внешних условий и своего положения в этих условиях. Содержание восприятия и оценка ситуации, в которой совершается преступление, порождают определенные знания, представления, ожида
ния, эмоционально-оценочные установки, ценностные ориентации и отношения личности. Побуждения, вызванные неадекватной в нравственном и юридическом плане оценкой внешних условий, выступают детерминантами преступного поведения. К ним относятся: преувеличенно отрицательная оценка действий других людей как несущих вред для самого субъекта и значимых для него людей (превышение пределов необходимой обороны); искаженная оценка внешних условий как благоприятных для достижения цели; неадекватно отрицательная оценка собственных возможностей как не позволяющих удовлетворить определенные жизненные потребности правомерным способом (украл, ибо считал, что никогда не сможет заработать); искаженные представления о социальной приемлемости (допустимости) и распространенности совершения определенных видов противозаконных деяний (так все делают).
Мотивообразование - возникновение побуждения к активности, совершению действий или воздержанию от действий. Мотивацию порождают потребности, влечения, притязания, ценностные ориентации, чувства, отношения. В механизме преступного поведения ведущая роль отводится следующим гипертрофированным потребностям: гипертрофированные аморальные влечения (алкоголизм, наркомания, пристрастие к играм на деньги, дракам, потребность в систематических развлечениях аморального характера, половая распущенность); гипертрофированные потребности (притязания), уровень которых явно завышен, не соответствует индивидуальным или социальным возможностям обеспечения их правомерного удовлетворения и при этом явно превышает социально средний или жизненно необходимый уровень (неадекватно завышенные притязания материального характера в обеспечении материального достатка, приобретение дорогостоящего имущества, услуг, дорогостоящие развлечения и т. д.); гипертрофированная потребность властвования над другими людьми (например, над представителями определенных социальных групп), доминирования в межчеловеческих отношениях, которое проявляется в деспотизме, чрезмерной подозрительности и враждебности; чрезмерно завышенные притязания в достижении престижного статуса в группе или определенной общности людей (известность, влиятельность), самовыражении; потребность в разрядке устойчивых отрицательных эмоциональных состояний (устойчивые переживания чувств отчужденности, тревоги, неполноценности, мести, обиды, зависти, озлобленности, агрессивности); острое переживание отрицательного чувства по отношению к людям, социальным группам, государственным и общественным институтам и другим социальным ценностям; потребность в социально отчужденном образе жизни, приобщение к группе противоправной направленности, приобретение авторитета среди лиц, совершающих преступления. В такой среде они находят возможность самовыражения, удовлетворения потребности в общении, персонализации.
В исполнительной регуляции реализуются способности, умения, навыки, привычки, стереотипы. Этот процесс поддерживается волевыми усилиями субъекта.
Целеполагание (цель преступного деяния) - желаемый результат, неразрывно связанный с противоправным способом его достижения. Принятие преступной цели и способа действий предопределяют представления, предубеждения, отношения, касающиеся преступных способов, личностные нормы (правила) и поведенческие установки.
Центральным (системообразующим) элементом в механизме преступного поведения выступает принятие криминальной цели и неразрывно связанного с ней преступного способа действий, что представляет собой формирование у индивида криминальной целевой установки (решимость совершить определенные преступные действия или разрешение сложившейся проблемной ситуации). Эта криминальная целевая установка по сути представляет собой преступный умысел.
Другие такие элементы механизма, как восприятие, оценка ситуации, имеющей отношение к преступлению, и мотивация, обусловливают принятие криминальной цели-способа, а исполнительная регуляция обеспечивает ее реализацию.
В соответствии с этим подходом в структуре криминогенной склонности необходимо выделить: во-первых, психологические свойства личности, которые обусловливают принятие преступной цели- способа, во-вторых, свойства, обусловливающие такую оценку ситуации и такие побуждения (мотивы), которые способствуют принятию именно данной преступной цели и способа, в-третьих, свойства, позволяющие реализовать принятую криминальную цель.
Системообразующее ядро криминогенной склонности представляют психологические свойства личности, которые определяют принятие преступной цели-способа. Характеризуя эти свойства наиболее общим понятием, можно сказать, что они выражают личностную приемлемость преступного способа и соответствующей ему криминальной цели.
Личностную приемлемость преступного способа действий и собственно самого криминального деяния предопределяют психологические свойства на различных уровнях психической деятельности: интеллектуальном (на основе обдумывания и расчета), эмоциональном (по воле чувств), установочно-поведенческом (в силу привычки).
В качестве свойств, выражающих приемлемость преступного способа, могут выступать преобладающе положительные представления о преступном способе; преобладающе положительное отношение к преступному способу и его личному использованию; криминальная лич
ностная норма; криминальная поведенческая установка; криминальное влечение; криминогенное самосознание.
Преобладающе положительные представления о преступном способе выражают видение индивидом в преобладающей мере его положительных сторон, в том числе позитивное видение его результата и последствий. Преступный способ может представляться, например, как быстрый, эффективный, не требующий больших затрат, единственно возможный, используемый многими и т. д. Положительные представления о преступном способе включают и доминирование в сознании представления о достижимости желаемого результата и благоприятных последствий. При этом индивид осознает определенные отрицательные стороны преступного способа, а также возможность отрицательных последствий, в том числе привлечения к уголовной ответственности. Однако эти отрицательные представления в сознании не доминируют в его субъективном образе. В результате таких представлений преступный способ приобретает преобладающе положительное значение как позволяющий обеспечить удовлетворение некоторой потребности или разрешение определенной проблемной ситуации.
Преобладающе положительное отношение к преступному способу и его личному использованию может быть абстрагированным, когда индивид видит в нем положительные стороны, одобряет его использование другим человеком, но при этом не испытывает положительного отношения к его личному использованию. В связи с этим наряду с положительным отношением к преступному способу существенное значение для его личностной приемлемости имеет положительное отношение и к его личному использованию (это более высокий уровень его сформированное™). Положительное отношение к преступному способу (как и отрицательное) может быть сформировано не только на основе интеграции представлений о нем, но и более непосредственно - на основе внушения, подражания примеру, стимулирования криминальных действий (например, одобрение сверстниками), самостимулирования при удовлетворении преступным путем потребности, а также в результате психологической защиты самооправдания, приводящей к позитивной переоценке собственных действий.
Криминальная личностная норма представляет собой усвоенное субъектом правило либо решение действовать определенным криминальным способом или выражает субъективную допустимость совершения таких действий при определенных обстоятельствах, проблемных ситуациях или для удовлетворения определенной потребности. Эта личностная норма представляет более высокую степень готовности к противоправному поведению при определенных условиях, поскольку в ней потенциально содержится криминальное намерение при определенных условиях.
Криминальная поведенческая установка выражается в потенциальной готовности к совершению определенных преступных действий при актуализации некоторой потребности или при определенных условиях. Она отличается от криминальной нормы операциональной освоенностью таких действий в результате их предшествующего неоднократного совершения. Это определяет ее более конкретное содержание как внутреннего регулятора действий (что и как надо делать), снижает сдерживающие психологические барьеры неиспробованности, непривычности, опасности и в целом выражает более высокую готовность к преступному деянию.
Криминальное влечение представляет собой установку на совершение определенных преступных действий, сочетаемую с потребностью в их совершении, предмет которой заключается в благоприятных для субъекта переживаниях от самого процесса совершения: этот процесс приносит сильные положительные эмоции (удовольствие, радость успеха, азарт, облегчение и др.).
Каждый из приведенных видов психологических свойств представляет собой более высокую степень зрелости личностной приемлемости преступного способа действий.
Субъективная приемлемость преступного способа действий, в том числе его вынужденная допустимость, обусловлена также и особенностью самосознания личности, которая неразрывно связана с наличием указанных криминогенных свойств. Эта особенность самосознания выражается в принятии себя в роли субъекта приемлемого противоправного деяния, то есть в позитивном отношении к себе в этой роли. Такое отношение выражает криминогенное самосознание и может иметь различный смысловой и эмоциональный оттенок - от чувства гордости собой до оправдания себя в связи с пониманием, что преступное деяние является делом недостойным, но вынужденно необходимым.
Лица, имеющие склонность к совершению определенных преступных деяний, как правило, достаточно хорошо информированы о их наказуемости и относительно высокой раскрываемости. Наличие таких представлений, однако, не выступает для них существенным фактором неприятия преступного способа. Первостепенное значение имеет другой фрагмент субъективного отражения результата и последствий, в котором наиболее четко проявляется отличие лиц, имеющих криминогенную склонность, от законопослушных лиц. Это отличие заключается в разных акцентах субъективной представленности результата и последствий совершения противоправных действий: что выходит на первый план в их образе, на что акцентировано внимание, что находится на переднем плане в сознании.
Психологический анализ генезиса преступных деяний, а также проективное моделирование законопослушными лицами преступного поведения дали основания для сравнительных выводов об особенностях психической деятельности, детерминирующей преступное поведение, которые весьма значимы для понимания личностных предпосылок такого поведения. Так, по мнению А. Н. Пастушени, у лиц, совершавших преступления, при принятии ими криминального решения и планировании действий сознание было сосредоточено на оценке возможности достичь желаемого результата с учетом имеющихся помех и опасностей и осмыслении, что необходимо предпринять для его достижения и избежания отрицательных последствий. В отличие от них внимание законопослушных лиц при проективном моделировании преступного поведения захватывал образ негативных последствий: что произойдет в случае неудачи и наказания [68].
Субъективная оценка возможности привлечения к ответственности у лиц, имеющих криминогенную склонность, является более оптимистичной с преобладающей уверенностью в возможности избежать негативных последствий. Такая уверенность снижает степень субъективного ощущения их опасности. Их относительно высокая вероятность осознается (как правило, около 50 %), но в субъективном отражении уходит на второй план и не имеет мотивирующей силы, препятствующей совершению преступных действий.
Таким образом, у лиц, имеющих криминогенную склонность, сознание акцентировано на положительном результате и последствиях, а осознаваемые отрицательные последствия выступают второстепенными. Такое смещение акцентов внимания в психическом отражении результата и последствий преступного деяния определяет преобладающе положительный его личностный смысл. Акценты внимания, определяющие значение преступного деяния и его последствий, актуализируют соответствующие ожидания: у лиц, имеющих криминальную склонность, - надежду на успешное достижение криминальной цели и избежание ответственности, а у законопослушных лиц - предчувствие высокой опасности привлечения к ответственности и связанных с ней жизненных потерь. Эти ожидания, в свою очередь, существенно определяют приемлемость либо неприятие преступных действий.
Второстепенность значения отрицательных последствий преступного деяния может объясняться рядом факторов. Она может обусловливаться: включением психологических защит, когда мысль о возможности юридической ответственности вытесняется как препятствующая желанному результату; отсутствием достаточно впечатляющих представлений о возможных отрицательных последствиях преступного деяния или искаженных представлениях о том, что серьезных неприятностей не произойдет. Это часто проявляется у несовершеннолетних преступников.
Еще одна сторона личностной приемлемости преступного способа действий отражает специфику субъективной представленности причиняемого вреда. Уголовный закон определяет умысел на причинение вреда, когда субъект осознавал наступление вреда и при прямом умысле желал его наступления, а при косвенном - не желал, но допускал или относился к нему безразлично. Психологическое объяснение субъективного отражения вреда должно раскрывать его влияние на приемлемость либо неприятие совершения преступного деяния.
Исследование, проведенное А. Н. Пастушеней, показало, что представленность ожидаемого вреда у лиц, имеющих криминогенную склонность, возможна в различных вариантах [68]. Первый вариант - это одобрение вреда, который может быть причинен деянием, и оценка этого вреда как справедливого, правильного, полезного и т. д. Второй заключается в представленности вреда (потеря, страдание) как неизбежного события в жизни людей или как менее значимого в соотнесении с другими потерями и страданиями. Третий вариант проявляется в объективной отрицательной оценке вредных последствий преступного деяния с сожалением или хладнокровным отношением к ним как к неизбежному явлению.
Вместе с тем необходимо учитывать, что субъективная представленность вреда и отношение к его причинению могут зависеть от того, кому причиняется вред. У части лиц, имеющих криминогенные склонности, причинение вреда в отношении разных категорий людей вызывает различное отношение к его причинению и совершению преступного посягательства. Например, негативное эмоциональное отражение криминальных действий проявляется у некоторых преступников при моделировании совершения преступления в отношении детей, людей преклонного возраста и некоторых других социальных субъектов и ценностей, что определяет неприятие такого деяния в отношении данных лиц.
Подводя итог изложению психологической сущности личностной приемлемости преступного способа действий как ядра криминогенной склонности личности, необходимо подчеркнуть, что данная приемлемость определяется положительной представленностью этого способа в психическом мире личности, доминированием в его образе положительных сторон и второстепенностью отрицательных последствий. Приемлемость преступного способа относительна. Она соотносится с определенными условиями: мотивацией, ради удовлетворения которой приемлемо совершение противоправного деяния (потребность, ценность, проблемная ситуация); обстоятельствами, при которых субъективно приемлемо совершение преступления; приемлемым объектом преступного посягательства и приемлемой тяжестью причинения вреда.
Приемлемость преступного способа (деяния) может быть различной по своей степени - от минимальной до максимальной. Минимальная
выражает допустимость для индивида совершения определенных преступных действий при вынуждающих обстоятельствах с проявлением амбивалентного отношения к этим действиям. Максимальная представляет положительное отношение к преступному деянию, сочетающееся с криминальной установкой, что выражает его желательность и освоенность и проявляется в совершении преступлений по собственной инициативе.


 


2. Социальные условия и влияния в формировании противоправного поведения подростка


Совершение преступления происходит в силу личностных свойств подростка. Вместе с тем, как известно, личность - это социальная характеристика человека, то есть свойства формируются в процессе социализации под воздействием социальных условий и влияний. Криминогенные свойства личности являются также результатом социализации [54, 57, 58, 73, 85, 87].
К основным социальным условиям и влияниям в формировании личности и социально-правового поведения относятся: социальноэкономические условия; деятельность органов государственной власти, в частности органов правопорядка; государственная политика в сфере нравственно-правового воспитания; деятельность учреждений образования; СМИ, интернет; семья и неформальная (референтная) группа.
Важнейшей составляющей социально-экономических условий жизни людей (уровень их материального, образовательного, культурного расслоения и т. д.) выступает наличие в обществе возможностей для социально приемлемого удовлетворения потребностей, интересов и притязаний, достижения жизненных целей и планов, разрешения жизненных и личных проблем (потребности материального характера, отдых и развлечения, безопасность от преступных посягательств, социальная справедливость; уважение личного достоинства и личных интересов со стороны других людей и государства, решение жизненных проблем в сфере межличностного общения, разрешение конфликтов, споров и др., самоактуализация, достижение профессиональных целей, реализация профессиональных умений и навыков и т. д.).
Чем меньше в обществе возможностей для удовлетворения указанных потребностей и выше уровень расслоения населения, тем ниже уровень его нравственного и правового сознания, тем выше риск формирования девиантного поведения у подрастающего поколения.
Эффективность, обоснованность и справедливость деятельности государственных органов, в том числе правоохранительных, будет способствовать формированию правопослушного правосознания подростков, если в обществе доминирует мнение об эффективности работы местных и республиканских исполнительных и законодательных органов, их заботе о человеке, отсутствии масштабных коррупционных проявлений среди чиновников, своевременности и справедливости принимаемых решений. Правоохранительная деятельность также способствует формированию правосознания, укреплению правопорядка в среде несовершеннолетних, если обеспечивается реализация принципа неотвратимости наказания, эффективно раскрываются и расследуются правонарушения, правосудие осуществляется открыто и доступно гражданам, органы правопорядка тесно взаимодействуют с населением и гражданским обществом. В результате граждане станут активно участвовать в поддержании правопорядка: выступать свидетелями правонарушений, оказывать помощь в раскрытии преступлений, пресекать определенные нарушения правопорядка и др. И наоборот, деятельность органов управления, оцениваемая людьми как несправедливая, коррумпированная, нечестная, не реализующая принцип неотвратимости наказания и т. д., будет формировать в правосознании граждан негативное отношение к власти и государству в целом, что, в свою очередь, выступает предпосылкой формирования девиантного поведения.
Важнейшей функцией любого государства является культивирование через органы управления, учреждения образования, СМИ, институты гражданского общества определенной системы ценностей (идеология), являющейся условием его существования. При этом государство не может эффективно функционировать без формирования в гражданах готовности вести социально приемлемый образ жизни, удовлетворять потребности, разрешать жизненные проблемы и конфликты в рамках морали и законопослушными способами. Объектом государственной политики (идеологии) в сфере нравственно-правового воспитания выступает все население страны, предметом воздействия - нравственное и правовое сознание личности [19, 50, 61, 62, 128, 136].
В настоящее время содержание государственной политики в сфере нравственно-правового воспитания определено Законом Республики Беларусь «Об основах деятельности по профилактике правонарушений» от 4 января 2014 г. № 122-З и Кодексом Республики Беларусь об образовании от 13 января 2011 г. № 243-З. Так, Закон Республики Беларусь «Об основах деятельности по профилактике правонарушений» одной из мер общей профилактики правонарушений предусматривает правовое просвещение граждан (ст. 10). В ст. 2 Кодекса Республики Беларусь об образовании последним пунктом ч. 1 указано, что одним из основных направлений государственной политики в сфере образования является «обеспечение деятельности учреждений образования по осуществлению воспитания, в том числе по формированию у граждан духовно-нравственных ценностей, здорового образа жизни, гражданственности, патриотизма, ответственности, трудолюбия». Данные положения развиваются в ч. 5 ст. 18 кодекса. Законодательно регламентированное содержание воспитания охватывает отдельные компоненты правовой сферы личности и направлено на формирование уважительного отношения к основным правоохраняемым социальным ценно- стям , повышение уровня правового сознания и правовой культуры граждан. Вместе с тем декларируемые задачи не подкреплены соответствующим механизмом реализации: что и как необходимо делать в целях формирования правосознания личности в духе уважения к закону.
Важнейшая роль в нравственно-правовом воспитании принадлежит СМИ. Основным механизмом реализации государственной политики в сфере правового воспитания выступает процесс формирования СМИ общественного мнения, в основе которого - целенаправленное планомерное предоставление реципиенту определенным образом обработанной информации, создающей нужные государству мировоззренческие ориентиры, взгляды и убеждения.
Как свидетельствуют результаты проведенного нами эмпирического исследования [114, 115, 119, 121], в настоящее время именно интернет и телевидение наиболее сильно оказывают влияние на формирование правосознания личности. Проведенный анализ позволяет говорить о соответствии содержания информационной политики государства нравственно-правовым ценностям, ее направленности на формирование положительных представлений о законопослушном человеке, деятельности правоохранительных органов (в основном, милиции и суда), правовое информирование граждан, а также профилактику правонарушений, формирование негативного образа преступника, человека, ведущего противоправный образ жизни.
Вместе с тем содержание информационного потока, как правило, не ориентировано на формирование конкретных и понятных законопослушных моделей поведения в различных сферах жизнедеятельности. Они не раскрывают привлекательно правомерные способы удовлетворения потребностей материального характера, взаимодействия с другими людьми, развлечения и проведения свободного времени, досуга. Почти отсутствуют убеждающие материалы о том, что правопослушные способы решения жизненных проблем являются единственно возможными. Крайне редко даются четкие, конкретные, понятные и, главное, реальные разъяснения, как поступать и вести себя, не нарушая
1 Уголовное законодательство Республики Беларусь к основным правоохраняемым социальным ценностям относит: человечество (его мирное сосуществование), общественные и государственные интересы, жизнь, здоровье, честь, достоинство, права, свободы, личные интересы и собственность человека, уклад семейных отношений и др.
закон, в сложных жизненных ситуациях (например, межличностный конфликт, нехватка денег, невозврат долга, криминогенные ситуации в общественных местах и др.). Нередко материалы СМИ формируют убеждения о сложности удовлетворения своих потребностей, защиты прав и интересов правомерными способами, невозможности их законного удовлетворения либо это возможно, но потребует больших усилий и затрат по сравнению с противоправным способом.
Очень редко встречаются материалы, направленные на формирование антикриминальной устойчивости личности, умению говорить «нет» на призыв к совершению криминального действия. При огромном массиве материалов в СМИ антиалкогольной и антинаркотической направленности, информация об альтернативных стратегиях поведения чаще всего сводится к указанию телефонов доверия, служб спасения и др., то есть преимущественно речь идет о проблемах зависимых людей, а не о вопросах предупреждения употребления наркотиков, алкоголя, табакокурения.
Крайне недостаточно материалов, которые бы отражали социальную значимость оказания гражданами помощи правоохранительным органам в раскрытии и расследовании преступлений, поддержании правопорядка.
Интернет становится неотъемлемой частью жизни подростков. Абсолютное большинство детей, начиная с 10-летнего возраста, почти ежедневно посещают глобальную сеть. По данным лаборатории Касперского, в 2018 г. в 37 % случаев они посещали веб-ресурсы, предоставляющие доступ к программному обеспечению, видеоаудиоконтенту, 32 % - социальные сети, 20 % заходили на порталы, связанные с электронной коммерцией. При этом в 3 % случаев подростки заходили на сайты связанные с алкоголем, табаком и наркотическими веществами, в 2 % - с нецензурной лексикой и в 1 % - с контентом порнографического и эротического характера1.
Нередко в сети Интернет распространяется откровенно деструктивная и даже криминальная информация. Опасность распространения криминальной информации в социальных сетях сопряжена с эффектом психологического заражения. Исследователи отмечают, что восприятие окружающей действительности у девиантной личности представлено картинкой «мне плохо на душе потому, что вокруг плохие люди, которые конкурируют со мной, я веду себя с ними так же плохо, как они, я такой же плохой, потому, что мне плохо на душе, ведь вокруг
меня плохие люди» (и по новому кругу спирали психического). Этот эффект за короткое время может охватить значительное количество пользователей социальных сетей [129, с. 126].
Именно интернет сегодня стал основным средством незаконного распространения наркотических средств. Основными способами осуществления незаконных операций по приобретению или сбыту наркотиков с использованием сети Интернет являются «закладки» (оплата наркотического средства осуществляется при помощи электронных платежей с последующим сообщением покупателю места, где расположен тайник с наркотиком). Использование электронных платежных систем Webmoney, «Яндекс. Деньги» существенно затрудняет возможность выявления наркопреступлений, не позволяет проследить связь между поставщиком и потребителями наркотиков. Криминальную сделку могут совершать лица, которые лично не знакомы и не обладают информацией друг о друге, находящиеся не только в разных регионах, но и в разных государствах, где действует различное законодательство [60, с. 47].
В сети Интернет встречаются также рекламные объявления о продаже марихуаны, синтетических стимуляторов амфетаминового ряда. Программные средства мониторинга социальных сетей позволили обнаружить ряд видеофрагментов, касающихся процесса изготовления и употребления наркотических средств, в основном курительных смесей. Ряд ссылок, имеющихся в социальных сетях, ведет на тематические форумы, посвященные употреблению и продаже наркотиков. Несмотря на то что такие интернет-ресурсы вносятся в перечень запрещенных сайтов и доступ к ним ограничивается, ссылки на них могут открываться и с использованием анонимайзеров, то есть средств для сокрытия информации о компьютере или пользователе в сети от удаленного сервера, либо при помощи браузера Tor. Только за один год только одним российским исследователем было выявлено 1 114 фактов распространения экстремистских материалов и 789 фактов рекламы, пропаганды или распространения наркотиков в социальных сетях [106, с. 18].
В настоящее время сеть Интернет становится площадкой и средством совершения преступлений. В. С. Соловьев провел эмпирическое исследование [106], в результате которого установил, что 83,3 % пользователей сети встречались с материалами экстремистского характера. С информацией, унижающей и оскорбляющей людей по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной, языковой принадлежности или отношения к религии, сталкивались в социальных сетях 68 % респондентов. Наибольшая интенсивность встреч с материалами экстремистского содержания зафиксирована среди несовершеннолетних респондентов (40 % несовершеннолетних пользователей сталкиваются с такими материалами часто). Информацию, призывающую к насилию в отношении людей по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной, языковой принадлежности либо отношения к религии, встречали при пользовании социальными сетями 51,6 % опрошенных, с пропагандой идей исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии сталкиваются при пользовании социальными сетями 58,4 % опрошенных, с попытками склонения, вовлечения, вербовки людей в социальных сетях для участия в реальных террористических или экстремистских объединениях либо совершаемых ими деяниях (например, вербовки в организацию «Исламское государство») - 27,7 % пользователей.
51,9 % инернет-пользователей находят информацию, пропагандирующую употребление наркотиков, рассказывающую о способах изготовления, рецептах запрещенных веществ, содержащую рекламные объявления о продаже наркотических средств. Из них 19,3 % сталкиваются с подобной информацией часто, 35,8 % - время от времени и 44,9 % - в единичных случаях. Каждый десятый пользователь часто встречается с информацией пронаркотического характера в социальных сетях. В наибольшей степени подобные материалы встречают респонденты, имеющие профили более чем в шести социальных сетях.
60,5 % респондентов сталкивались с рекламой услуг сексуального характера (проституции), информацией о приеме на работу лиц, желающих оказывать коммерческие сексуальные услуг. 56,2 % пользователей сети встречают фотовидеоматериалы порнографического характера с изображением несовершеннолетних (11,9 % респондентов указали на то, что часто встречают такие материалы в социальных сетях). С попытками совершения мошеннических и иных действий, направленных на хищение денежных средств (блокировка страницы с требованием прислать платное смс-сообщение, ссылки на баннеры, блокирующие работу компьютера, просьбы прислать реквизиты банковской карты и т. п.), сталкивались 82,9 % пользователей социальных сетей (24,7 % респондентов подвергались таким попыткам часто, 36,8 % респондентов - время от времени, 38,5 % - в единичных случаях). Доля лиц, часто подвергающихся попыткам мошеннических действий, среди общего числа опрошенных пользователей составляет 20,5 %. Наибольшая вероятность подвергнуться мошенническим действиям в социальных сетях существует у женщин (почти каждая четвертая пользовательница подвергалась попыткам совершения таких действий), несовершеннолетних пользователей (каждый третий несовершеннолетний пользователь социальных сетей сталкивался с мошенническими действиями).
Наибольшей криминальной пораженностью, представленностью криминального контента отличаются социальные сети «ВКонтакте»,
«Живой журнал» и Twitter, а также видеохостинги YouTube и RuTube. При этом, распространение материалов, рекламирующих и продающих наркотики в социальной сети Twitter происходит в 9,9 раза эффективнее, чем в «Живом журнале», и в 21,6 раза эффективнее, чем в социальной сети «ВКонтакте» [106, с. 15].
Широко представлены в сети Интернет также такие криминальные явления, как распространение клеветнических материалов, деятельность религиозных сект, школьное и иное подростковое насилие, угрозы пользователям, взлом аккаунтов, мошенничество.
16-летний Дмитрий Б. после ссоры с девушкой Татьяной К. на почве конфликта с ней и ее братом создал в социальной сети «ВКонтакте» персональную страницу от имени Татьяны К., озаглавив ее «Татья Лизби», и разместил на ней заведомо ложную, вымышленную информацию, позорящую Татьяну К., выставив ее девушкой нетрадиционной ориентации, оказывающей платные сексуальные услуги. Затем разместил на данной странице видеофильмы порнографического характера для общего просмотра.
Дмитрий Б. воспитывался матерью, учился посредственно, увлечений не имел, поддерживал дружеские отношения со сверстниками, состоящими на учете в инспекциях по делам несовершеннолетних. В сети Интернет проводил, с собственных слов, 6-8 ч в день.
Суд приговорил Дмитрия Б. виновным в хранении с целью распространения и рекламирования порнографических материалов, публичной демонстрации видеофильмов порнографического содержания, совершенном с использованием глобальной сети Интернет и на основании ч. 2 ст. 343 УК Республики Беларусь назначил наказание - 2 года и 2 месяца, признал виновным в распространении заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений (клевете), размещенной в глобальной сети Интернет, и на основании ч. 2 ст. 188 УК Республики Беларусь назначил ему наказание - 2 месяца ареста. По совокупности преступлений назначил Дмитрию Б. наказание в виде лишения свободы на 2 года и 2 месяца. В соответствии со ст. 77 УК Республики Беларусь исполнение назначенного ему наказания отсрочено на 2 года.
В сетевом пространстве начинает распространяться и пропагандироваться криминальная субкультура [24]. Наиболее ярким примером такого рода субкультурной экспансии является распространение в сети Интернет движения АУЕ (арестантский уклад един, арестантское урка- ганское единство). Смысл идеологии АУЕ заключается во включении подростков в традиционную криминальную субкультуру посредством создания неформальных подростковых организаций, в основе которых лежит соблюдение норм криминальной субкультуры («понятий»), содержание «общака», внутригрупповой стратификации (смотрящие, опущенные и т. п.), а также кураторство взрослых представителей криминальной среды. Страницы и группы в социальных сетях с соответствующим контентом набирают сотни тысяч подписчиков , среди которых основную долю составляют несовершеннолетние. В интернетпространстве такие сообщества не всегда открыто пропагандируют криминальную идеологию. Часто она транслируется косвенно, как бы невзначай. Контент таких сообществ насыщен различными темами, сквозь которые проступает криминальная идеология и культура. Он отличается высоким качеством исполнения. Это выполненные с использованием последних PR-технологий изображения, видеоаудиоматериал, тексты, записи, статусы и т. п.
Продуцируясь в социальных сетях Интернета, такая разновидность криминальной субкультуры выходит за пределы интернет-пространства и объективируется в деятельности многочисленных, но объединенных общим идеологическим компонентом молодежных (подростковых) криминализованных движений.
Важнейшей воспитательной функцией семьи является «формирование личности ребенка, развитие его способностей и интересов, передача детям взрослыми членами семьи накопленного обществом социального опыта; привитие им чувства коллективизма, потребности и умения быть гражданином и хозяином, соблюдать нормы общежития и поведения» [55, с. 343].
По мнению Л. С. Выготского, патология подросткового периода не является фатальной, она обусловливается не столько теми перестройками, которые происходят в физических и нервно-психических сферах подростка, сколько аномальными условиями предшествующего ему воспитания и развития. Избыток или недостаток внимания к нему со стороны родителей, неправильное воспитание вообще - все это подготавливает почву для трудностей. Трудновоспитуемость подростка, несоблюдение им норм и правил, установленных в обществе, в науке рассматривается через явление, называемое «девиация». Подростковый возраст - один из важнейших и одновременно очень сложных периодов в становлении личности, девиантное поведение подростка и его последствия могут существенно повлиять на развитие личности [21]. Л. И. Божович указывает на то, что нельзя рассматривать процесс социализации как усвоение только социально одобряемых образцов общественного человеческого опыта. Такие образцы могут быть продуктом негативного опыта, представлять собой ложные взгляды и принципы, устаревшие традиции, отрицательные качества личности. В связи с этим девиантное поведение личности может стать результатом усвоения негативного социального опыта в процессе социализации [13].
Еще в 1937 г. А. С. Макаренко сказал: «Не только среда виновата в том, что дети становятся преступниками, а первую очередь виноваты плохие родители и плохие педагоги. Преступники растут не только в малообеспеченных и бедных семьях, но и в хорошо обеспеченных богатых семьях. Преступления совершают и выходцы из богатых семей. Все преступники, как малолетние, так и взрослые - все они воспитывались и росли в семьях, ходили учиться в школы. Значит, дело не только в объективных тяжелых условиях жизни, но прежде всего в субъективных - в неправильном воспитании детей» [93].
Только в благополучной семье возможно формирование здоровой личности ребенка и, следовательно, правопослушного правосознания личности. А. Г. Сапрунов в результате эмпирического исследования приходит к выводу, что «позиции ближайшего окружения - прежде всего семьи - являются решающим фактором формирования уровня правосознания подрастающего поколения, вследствие чего семейное неблагополучие создает предпосылки повышения влияния на подростка социально негативно направленных неформальных групп» [90, с. 119].
Для того чтобы определить, какие семейные факторы негативно влияют на формирование личности подростка, необходимо рассмотреть содержание благополучной семьи. Понятие «благополучная семья» можно охарактеризовать посредством четырех базовых факторов.
Во-первых, благополучная семья отличается наличием эмоционально-позитивных отношений между родителями. Особый вред формирующемуся правосознанию личности ребенка оказывают отрицательные отношения между супругами, проявляющиеся в форме межличностной отчужденности, отсутствия общих интересов, увлечений, угасшего чувства любви и уважения друг к другу, не говоря уже о семейных скандалах, оскорблениях, драках и т. д. Как указывают российские исследователи, подростки из семей, где встречается супружеская неверность, в 10 раз чаще становятся правонарушителями [65, с. 20].
Во-вторых, благополучная семья безупречна с точки зрения нравственно-правового поведения родителей. Учитывая, что главным методом воспитания в семье является пример, родители должны быть образцом подражания для своих детей. Аморальное поведение родителей (развращенность, пьянство, тунеядство, совершение правонарушений и др.) является антипримером того, как нужно жить. Подобное поведение родителей становится определенным паттерном поведения, который формируется в правовом сознании ребенка. Очень важно, чтобы словесное воздействие родителей не противоречило их собственному поведению. Нередко под внешним благополучием семьи скрывается ее аморальная или даже противоправная направленность. Негативным фактором в формировании правосознания личности выступает демонстрация родителями эмоционально-позитивных отношений, а на самом деле в основе их отношений лежит безразличие (неприятие, неуважение, ненависть и др.). Двуличие, лицемерие формируют чувство отчужденности и повышенной тревожности у ребенка. Если снижается авторитет родителей, то в правовом сознании ребенка формируются иные идеалы и авторитеты.
В-третьих, в благополучной семье присутствуют эмоциональнопозитивные отношения «родители - ребенок». Отсутствие эмоционального контакта с ребенком (хотя бы одного из родителей), а в крайнем случае, отвержение ребенка, формируют в его сознании чувство отчужденности, страх смерти, повышенную тревожность, неуверенность в себе. В этой связи важным представляется вывод, сделанный Ю. М. Антоняном, Н. И. Еникеевым и В. Е. Эминовым: «Отсутствие или значительное сужение эмоциональных контактов ребенка с матерью и отцом, отвергание его одним из родителей и особенно обоими есть психологическое отчуждение индивида, закладывающее начало дальнейшей дезадаптации. Отвергание в детстве представляет собой и социальное отчуждение, порожденное конкретными отношениями, сложившимися в этой малой социальной группе. Следовательно, дезадаптация, наблюдаемая у многих преступников, имела социальное происхождение. Здесь мы руководствуемся одним из основных принципов психологии: каждая психическая функция, прежде чем стать интрапсихической (внутренней, присущей личности), первоначально является функцией интерпсихической (межличностной). Этот принцип положен в основу одной из центральных идей: криминологически значимые психологические особенности имеют свои корни в характере ранних внутрисемейных отношений» [5, с. 78].
И в-четвертых, адекватные педагогические методы воспитания ребенка - залог формирования здоровой в нравственно-правовом отношении личности. Для того чтобы уметь воспитывать детей, родители сами должны быть социально подготовлены к данной роли, обладать достаточным интеллектуальным и духовным уровнем развития. Родители должны четко представлять себе цели воспитания, у них должны быть единые педагогические требования, общая стратегия воспитания. Пренебрежение нравственным и интеллектуальным воспитанием детей, гиперконтроль, безнадзорность, отсутствие контроля, безнаказанность, невежество родителей, несогласованность и непоследовательность в действиях родителей, насилие, неумение организовать досуг детей, отсутствие воспитания как такового являются основными источниками формирования дефектов правового сознания личности. Результаты исследований свидетельствуют, что в семьях правонарушителей в 3/4 случаев преобладает «потребительское» воспитание, а в 3/5 -
господствует атмосфера безнаказанности, в 9-10 раз чаще процветает насилие и жестокость [65, с. 20-23].
Отсутствие одного из четырех факторов в семье превращает ее в неблагополучную. С.А. Беличева к неблагополучной семье относит: криминально-аморальные семьи, в которых преобладают криминальные факторы риска; аморально -асоциальные семьи, которые характеризуются антиобщественными установками и ориентациями; конфликтные (отчужденные) семьи, в которых отсутствуют эмоционально-позитивные отношения «родители - дети»; педагогически несостоятельные семьи, в которых доминируют антипедагогические методы воспитания [10]. Неблагополучная семья может сочетать в себе несколько деструктивных факторов.
Наибольшую опасность по своему негативному воздействию на детей представляют криминально-аморальные семьи. Жизнь детей в таких семьях из-за жестокого обращения, пьяных дебошей, сексуальной распущенности родителей, отсутствия элементарной заботы не о воспитании даже, а просто об элементарном содержании детей часто находится под угрозой. Такие дети относятся к категории социальных сирот (сирот при живых родителях), которых, как правило, ждут побеги из дома, раннее бродяжничество, полная социальная незащищенность как от жестокого обращения в семье, так и от криминализирующего влияния преступных группировок.
К асоциально-аморальным семьям чаще всего относят семьи с откровенными стяжательскими ориентациями, живущие по принципу «цель оправдывает средства». Внешне обстановка в таких семьях может выглядеть вполне благопристойной, уровень жизни достаточно высок, но духовные ценности подменены исключительно стяжательскими ориентациями с весьма неразборчивыми средствами их достижения. Такие семьи, несмотря на внешнюю респектабельность, своими искаженными моральными представлениями тоже оказывают на детей прямое десоциализирующее влияние, прививая им антиобщественные взгляды и ценностные ориентации.
Конфликтные семьи могут быть как шумными, скандальными, где повышенные тона, раздраженность становятся нормой взаимоотношений членов семьи, так и «тихими», где отношения характеризуют полное отчуждение, стремление избегать всякого взаимодействия. Но в обоих случаях конфликтная семья отрицательно влияет на формирование личности ребенка и может послужить причиной различных асоциальных проявлений. В конфликтных семьях десоциализирующее влияние проявляется не прямо через образцы аморального поведения или антиобщественные убеждения родителей, здесь имеет место косвенное десоциализирующее влияние, оказываемое за счет хронически осложненных, нездоровых отношений между членами семьи, чаще всего между родителями.
В педагогически несостоятельных семьях, то есть в семьях, где при относительно благоприятных условиях (здоровая семейная атмосфера, социально одобряемый образ жизни и забота о детях) неправильно формируются взаимоотношения с детьми, совершаются серьезные педагогические просчеты, приводящие к различным асоциальным проявлениям в сознании и поведении детей. По данным С. А. Беличевой, 45-60 % подростков, стоящих на учете в милиции, - из педагогически несостоятельных семей. Педагогически несостоятельные, как и конфликтные, семьи не оказывают на детей прямого десоциализирующего влияния. Формирование антиобщественной ориентации у детей в таких семьях происходит потому, что за счет педагогических ошибок, тяжелой морально-психологической атмосферы здесь утрачивается воспитательная роль семьи, и она по степени своего воздействия начинает уступать другим институтам социализации, играющим отрицательную роль.
Исследования показывают, что неблагополучная семья служит основным источником антиобщественного поведения ребенка в 58,6 % случаев [65, с. 20]. Уход ребенка в группы, в том числе криминальные, является замещающим фактором, группа начинает играть роль эквивалентную семье, а ее лидер - роль отца (матери, старшего брата и т. д.).
Нарушение структуры семьи (неполная, формально полная, когда ребенком занимается один из родителей) является важным, но не определяющим фактором должного воспитания и формирования законопослушного правосознания личности. Если в диаде «ребенок - родитель» существуют устойчивые эмоционально-позитивные отношения, при этом родитель демонстрирует и проповедует нравственно-правовое поведение, применяет адекватные педагогические методы воспитания, а у ребенка есть законопослушный эмоционально привлекательный идеал для подражания (в случае разнополости ребенка и родителя), неполная семья является благополучной семьей.
Семья выступает базовым, стартовым фактором социального влияния на ребенка. С возрастом в формировании правосознания начинает принимать участие ближайшее окружение - родственная референтная группа (дедушки и бабушки, братья и сестры), а затем друзья, учителя, другие люди, с которыми начинает контактировать ребенок. Со взрослением на личность подростка начинают оказывать опосредованное информационное влияние книги, искусство, художественные фильмы, телевидение, интернет и т. д. Каждый из факторов социального влияния в разные периоды развития ребенка оказывает воздействие, отличающееся по интенсивности и длительности.
Процесс формирования личности подростка подвержен влиянию неформальной группы (фанаты, уличные объединения, байкеры и др.). Подростки, входящие в неформальные группы, как правило, не приемлют стандартизированных правил поведения, стремятся жить в соответствии со своими собственными, а не навязываемыми им извне интересами. Досуг у них воспринимается как главная сфера жизнедеятельности, а образование отходит на второй план перед реализацией своих потребностей. Основная причина, привлекающая несовершеннолетних в неформальные группы, - стремление приобрести внешние, формальные характеристики, позволяющие выделяться из общей обезличенной, по их мнению, массы населения, быть заметными, чтобы чувствовать свою значимость. Отличием неформальных групп является добровольность вступления в них, устойчивый интерес к определенной цели, идее, а также потребность самоутверждения членов группы. Приобщение несовершеннолетних к употреблению наркотических средств и токсических веществ чаще всего происходит в кругу сверстников, то есть в неформальных группах, что впоследствии приводит к совершению групповых преступлений.
Процесс перерастания досуговых групп несовершеннолетних в антиобщественные формирования, а затем и в преступные группы происходит двумя путями: под влиянием лидера, имеющего криминальный опыт; посредством приобщения к употреблению наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов, токсических или других одурманивающих веществ, что впоследствии приводит к совершению малозначительных правонарушений, а затем все более серьезных противоправных деяний [83, с. 65].
Таким образом, личность подростка непосредственно формируется под влиянием социально-экономических условий, благодаря деятельности органов государственного управления и власти, вырабатываемой и реализуемой системы государственно-правового воспитания через различные социальные институты, гражданское общество, учреждения образования. Ведущая роль в становлении правосознания личности принадлежит семье, а также СМИ.
В своих работах А. Н. Пастушеня указывал, что результат социальных влияний может быть как положительным, так и отрицательным с точки зрения формирования индивидуального и общественного правосознания [67, 69, 72, 73]. Положительное воздействие заключается в формировании достаточно полных правовых знаний членов общества о наказуемых (запрещаемых) деяниях и законных путях обеспечения своих прав и интересов, то есть о возможностях удовлетворения потребностей и решения жизненных проблем. Наряду с формированием правовых знаний положительное социальное влияние предполагает формирование в индивидуальном и общественном сознании правоутверждающих ценностей, ожиданий и позиций, а также общественного мнения, способствующего поддержанию правопорядка. Отрицательный результат социальных влияний представляет противоположное явление, выражающееся в формировании таких ценностных ориентаций, ожиданий и общественных настроений, которые разрушают антикриминальную устойчивость членов общества и таким образом способствуют углублению внутренних предпосылок преступности. Такие влияния проявляются в девальвации правоохраняемых социальных ценностей, отрицательной оценке правовой системы и деятельности правоохранительных органов, убеждениях о значительной распространенности и безнаказанности определенных противоправных деяний, безуспешности или невозможности реализации своих прав и законных интересов правомерным путем, отрицательных последствиях честного выполнения гражданского долга по участию в защите правопорядка и т. п. Особое значение в формировании асоциальных позиций имеет идеализация образа успешного человека, пренебрегающего нормами права и использующего насилие и другие противоправные способы достижения своего благополучия.


 


3. Методологические основания педагогической профилактики противоправного поведения несовершеннолетних


Методологическим основанием педагогической профилактики противоправного поведения несовершеннолетних служат концепции готовности личности к правопослушному образу жизни [67, 70, 71, 73] и формирования правосознания личности информационно-педагогическими средствами [118-121, 123, 124].
Готовность подростка к правопослушному образу жизни представляет собой определенное качество личности (состояние души человека), которое обеспечивает внутреннюю необходимость и возможность осуществлять жизнедеятельность, соблюдая требования законов и морали.
Готовность к правопослушному образу жизни выражается в желании жить правопослушно, реальных и конкретных представлениях о том, как жить, не нарушая закон, а также в различных сферах жизнедеятельности. Человек ставит перед собой правомерные цели и использует правомерные способы удовлетворения потребностей, решения жизненных задач. Правомерные цели и способы являются для него
личностно приемлемыми, в то время как противоправные цели и способы представляются в его сознании как недопустимые.
Исходя из того что значительная часть потребностей может быть удовлетворена и правомерными и противоправными способами, определяющим внутренним фактором для использования субъектом того или иного способа является его личностная приемлемость. Таким образом, личностная приемлемость правомерных жизненных целей и способов удовлетворения потребностей и поведения в различных ситуациях, личностное неприятие противоправных целей и способов, выражают основу готовности к правопослушному образу жизни.
Противоположностью готовности к правомерному образу жизни является готовность личности к преступному поведению, то есть наличие склонностей к совершению определенных видов преступных деяний (криминогенных склонностей). Ослабление и ликвидация криминогенных склонностей выступают параллельной целью исправительнопрофилактической работы.
Готовность к правопослушному образу жизни может иметь различную степень сформированности и быть: минимальной по степени своей зрелости; фрагментарной, внутренне противоречивой; достаточно зрелой, устойчивой, системной и гармоничной (непротиворечивой).
Гармоничная готовность к правопослушному образу жизни охватывает ряд сфер жизнедеятельности: материального обеспечения жизни (подросток должен иметь готовность правомерно обеспечивать свое материальное положение (жилье, питание, одежда, предметы бытового назначения), соизмеряя при этом свои материальные притязания с реальными возможностями их обеспечения, например родителями); взаимодействия с другими людьми, включая взаимодействие с семьей, учителями, милицией и другими социальными субъектами (подросток должен обладать готовностью осуществлять взаимодействие с другими людьми и отстаивать свои интересы, не прибегая к аморальным, насильственным и другим противоправным действиям); потребления и досуга (подросток должен уметь отдыхать социально приемлемыми способами, необходимо предупреждать формирование алкогольной и наркотической зависимости, профилактировать и корректировать склонности к аморальным и другим развлечениям, имеющим криминальный риск, склонности вести развратный образ жизни).
Готовность к правопослушному образу жизни может быть представлена как система свойств его личности, которые в своей совокупности будут определять субъективную необходимость и возможность правомерного поведения в различных сферах жизнедеятельности. Совокупность этих свойств можно представить структурно (рис. 3).

структура

Рис. 3. Структура готовности личности к правопослушному образу жизни

В структуре готовности личности к правопослушному образу жизни А. Н. Пастушеня выделяет комплекс психических свойств и интегративных психических образований, выполняющих функции мотивообразования, целеполагания и исполнительной регуляции в психическом механизме социального поведения: интегративные психические свойства - Я-образ и концепция образа жизни; потребности, притязания и интересы, определяющие мотивы поведения; личностные нормы и принципы поведения, определяющие использование правомерных способов удовлетворения потребностей и поведения в проблемных ситуациях; социальные и правовые ожидания; социальные умения и навыки [67].
Концепция образа жизни включает в себя представления об условиях своей жизни, на которые рассчитывает подросток, о роде занятий, распорядке своего дня, круге общения, отношениях с близкими людьми, учителями и учениками, формах досуга, ближайших и перспективных жизненных планах.
Я-образ выражает представления о самом себе: какой я есть, каким мне надо быть. Я-образ охватывает осознание внешнего облика и манер поведения, черт характера, потребностей, ценностей и привычек, своих достоинств и недостатков.
Без формирования и достаточно комплексного представления о будущем образе жизни и целостного представления о необходимом Я- образе нельзя сформировать устойчивую готовность подростка к правопослушному образу жизни. Вместе с тем эти интегративные образования формируются на основе ряда ценностей, прежде всего ценности жизни в условиях свободы, жизни без риска отрицательных последствий и потерь, ценности жизни, не приносящей горе другим людям, умиротворенной, спокойной, без тревожных ожиданий, связанных с совершением преступлений и отношениями с преступной средой, и т. д.
Важной стороной готовности к правопослушному образу жизни выступает содержание потребностей, притязаний и интересов человека.
У законопослушного человека потребности и притязания соответствуют субъективным и объективным возможностям их удовлетворения (не носят гипертрофированного характера) и не являются собственно аморальными или противоправными, деформированными. Деформированные потребности и влечения проявляются в стремлениях к дорогостоящему имуществу и развлечениям, приобретению высокого статуса в криминогенной среде, самовыражению путем унижения и глумления над другими людьми, сверстниками. Они также выражаются в алкогольной и наркотической зависимости, склонностях к развратному образу жизни.
Деформация потребностей может проявляться как патология влечений: в садистских наклонностях, педофилии, клептомании, пиромании и других психических аномалиях. Если человек стремится удовлетворить такого рода влечения или не способен их произвольно сдерживать, то он вынужден прибегать к противоправным способам и средствам их удовлетворения.
В связи с этим одной из задач формирования готовности к право- послушному образу жизни являются ослабление и устранение аморальных, гипертрофированных и собственно криминальных потребностей и влечений. Другой задачей является расширение и обогащение сферы потребностей за счет привития социально одобряемых личностных ценностей и интересов (добропорядочное поведение в школе, семейной жизни, забота о родителях, младшей сестренке; здоровый образ жизни; общение с законопослушными людьми; учебная и трудовая деятельность, ведение домашнего хозяйства; культурный досуг, саморазвитие, духовное совершенствование, творчество и т. д.).
При этом важно определить реальный, адекватный возрасту, состоянию здоровья, семейному и имущественному положению подростка, а также его способностям комплекс личностных ценностей и притязаний, которые необходимо ему прививать. Надо сформировать представления о личностно приемлемом роде занятий, своем социальноролевом статусе, материальном положении, которые должны укрепляться в сознании как личностные ценности, притязания и жизненные планы.
Для наличия у человека готовности к правопослушному образу жизни важно сформировать достаточно широкий комплекс личностно приемлемых правил и способов поведения и решения жизненных задач, охватывающих различные сферы жизнедеятельности и многообразие наиболее вероятных проблемных ситуаций. Прежде всего следует сформировать личностно приемлемые правила и способы удовлетворения основных потребностей человека, связанные с материальным обеспечением жизни и обеспечением своего социально-психологического статуса.
Важно также обеспечить формирование личностно приемлемых правомерных и нравственных правил и способов взаимодействия с другими людьми, и прежде всего индивидуальных правил поведения в конфликтных ситуациях и в случаях воздействия лиц, склоняющих к совершению преступлений. Их формирование предполагает развитие представлений о возможных правомерных способах удовлетворения тех или иных потребностей и способах поведения в проблемных ситуациях взаимодействия с другими людьми.
Особое значение имеет формирование у подростка представлений о способах противостояния вовлечению в преступную деятельность криминогенными лицами. Наличие таких представлений о правомерных способах решения жизненных задач еще недостаточно для их использования в реальной жизни. Правомерные правила и способы должны осознаваться подростком как наиболее правильные, благоприятные, разумные с точки зрения личностных ценностей и жизненных перспектив.
Необходимо также обеспечить и положительную эмоциональную представленность в сознании подростка правомерных способов и правил поведения. И наконец, они должны быть сформированы в психическом складе как личностные нормы и принципы действий, поведенческие установки и стереотипы.
В то же время в психическом складе должны быть определены личностные нормы-запреты на использование противоправных способов («так действовать нельзя»), которые призваны выполнять функции психологических барьеров в отношении данных способов, реализуясь на уровне сознания и подсознания. Формирование норм-запретов предполагает наличие убеждений о том, что противоправные деяния приносят вред самому себе и другим близким людям, угнетают душевное состояние, неизбежно приводят к наказанию юридическому или человеческому (презрение, проклятие, божья кара), жизненным потерям. Наряду с формированием отрицательного личностного смысла противоправных способов необходимо также и формирование отрицательного чувственного отношения к ним.
В создании правопослушной индивидуальной концепции образа жизни, включающей жизненные планы и пути их реализации, большое значение имеют социальные и правовые ожидания, которые связаны с представлениями как о правопослушном образе жизни, так и о противоправном поведении. Следует учитывать, что у значительной части лиц, склонных к правонарушающему поведению, отсутствует надежда на возможность правомерным путем обеспечить свое нормальное существование после освобождения. Многие уверены или предполагают, что не смогут правомерно решать жизненные проблемы и удовлетво
рять свои потребности, в будущем могут быть осуждены. Такие подростки свыкаются с мыслью, что им придется совершать преступления и рано или поздно попасть в места лишения свободы. У них теряется чувство страха перед этой перспективой. В связи с этим у них надо формировать и укреплять оптимистические положительные ожидания, веру в будущее, надежду на возможность осуществления правомерных жизненных планов и намерений, положительный результат при использовании правомерных способов решения жизненных проблем.
У другой части подростков проявляется высокая уверенность в возможности избежать юридической ответственности при совершении преступлений, они рассчитывают на свою смекалку, криминальный опыт, поддержку родственников (отец, дядя, брат, старший товарищ, ведущие преступный образ жизни). У таких лиц необходимо прежде всего формировать представления о неотвратимости кары при совершении преступлений, об опасности для их будущего даже небольшой вероятности раскрытия преступлений, обострять осознание такой опасности и жизненных потерь в случае совершения преступлений.
Наличие правомерных личностных норм, правил и принципов поведения еще недостаточно для их использования. Надо обладать социальными умениями и навыками реализации этих норм. К ним относятся умения и навыки учебной и трудовой деятельности, социальноролевого поведения в сфере семейно-бытовых и трудовых отношений (включая привычку систематически учиться и трудиться, готовность соблюдать учебную дисциплину), умения и навыки общения с различными категориями людей в различных ситуациях и с различными целями (например, с целью получения информации, мотивирования определенных поступков других лиц, налаживания сотрудничества, препятствования действиям других, отстаивания своей позиции, защиты своего достоинства). Большое значение имеет формирование у подростков навыков саморегуляции и сдержанности, торможения импульсивно возникающих агрессивных и иных криминогенных побуждений или отрицательных влечений.
Правосознание личности выступает одним из предметов педагогической профилактики.
Важнейшей функцией любого государства является осуществление идеологического воздействия, в том числе культивирование определенной системы нравственно-правовых ценностей. Вместе с тем государственная политика в сфере правового воспитания как практический компонент реализуемой идеологии не определяет в достаточной степени стратегические ориентиры в формировании правопослушных граждан страны, не ставит четких и понятных педагогам задач воспитания в данной сфере.
Законодательно регламентированное содержание воспитания охватывает отдельные компоненты нравственно-правовой сферы личности и предусматривает формирование уважительного отношения к основным правоохраняемым социальным ценностям, повышение уровня правового сознания и правовой культуры граждан1. Вместе с тем декларируемые цели носят общий, достаточно абстрактный характер. Проведенный нами содержательный анализ документов в сфере образования свидетельствует, что в настоящее время отсутствуют конкретные и понятные как для педагогов, так и для родителей цели и задачи воспитания нравственной и законопослушной личности обучающихся [119, 122-124].
Как следствие, социальная, воспитательная и идеологическая работа в учреждениях образования сводится в основном к выявлению обучающихся, склонных к противоправному поведению, а также профилактике употребления и распространения наркотических, токсических веществ и спайса (это необходимые направления воспитания подрастающего поколения, но далеко не единственные).
Важнейшим средством индивидуальной, специальной и общесоциальной профилактики правонарушений выступает правовое воспитание. Результатом правового воспитания, а также критерием оценки его эффективности выступают нормоправное (правопослушное) поведение индивида и общественный порядок в обществе. Вместе с тем мы согласны с мнением Н. Я. Соколова и Е. К. Матевосова, что «правовое воспитание, безусловно, не является абсолютным детерминантом правомерного поведения, но оно есть основной, решающий и определяющий фактор его формирования» [105, с. 14].
Проблема правового воспитания широко исследуется начиная с 60-х гг. XX в. в юриспруденции, педагогике и психологии. Однако в настоящее время в науке отсутствует единообразное понимание правового воспитания. В юридической литературе правовое воспитание рассматривается как «систематическое влияние на сознание, психологию воспитуемых (индивидов и общественных групп) всего уклада общественной жизни и идеологических факторов» [88, с. 135]; организованное, систематическое, целенаправленное воздействие на личность, формирующее правосознание, правовые установки, навыки и привычки активного правомерного поведения [30, с. 5]; целенаправленное, систематическое воздействие на личность для формирования правового сознания, выработки навыков и привычек правомерного поведения
1 Статьи 10, 20 Закона Республики Беларусь от 4 января 2014 г. № 122-З «Об основах деятельности по профилактике правонарушений»; ст. 2, 18 Кодекса Республики Беларусь об образовании.
[27, с. 8]; структурный элемент механизма правового воздействия, средство воздействия на правовое сознание и поведение субъектов правоотношений [74, с. 75]; целевое воздействие, направленное на формирование системы нравственно-правовых ценностей личности, обеспечивающей высокий уровень правовой культуры [52, с. 8]; комплексная система мер по интеграции в сознание людей политико-правовых ценностей и политико-правового опыта, реализуемая в целенаправленной деятельности государства, общественных организаций, отдельных граждан с целью формирования позитивного правового сознания граждан [76, с. 279].
Традиционно правовое воспитание рассматривается в широком и узком смысле. По мнению исследователей, в широком смысле правовое воспитание включает в себя воздействие всех факторов жизни на формирование качеств личности [79, с. 81]; всеохватывающий процесс воздействия на сознание воспитуемых объективных условий жизни - ближайшего бытового окружения, учебного или трудового коллектива, личного правового опыта и т. д. [11, с. 24]; общий процесс формирования правосознания и правовой культуры членов общества, включая влияние социально-экономического уклада жизни, политического режима, идеологической деятельности, нравственно-правовой атмосферы [6, с. 4].
Как мы полагаем, в широком смысле правовое воспитание представляет собой правовую социализацию личности, то есть процесс усвоения индивидом правовых знаний и норм, нравственно-правовых ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве правопослушного (нормоправного) члена общества. В процессе правовой социализации человек формируется под воздействием социальных условий (социально-экономические факторы, правовое устройство государства, деятельность органов государственного управления и власти, в том числе правоохранительных, состояние правопорядка в обществе и др.).
В узком смысле правовое воспитание рассматривается как целенаправленное воздействие общества на сознание людей, их нравы, черты характера, образ поведения [79, с. 81]; вид организованного и целенаправленного воздействия на сознание воспитуемых [11, с. 24]; вид общественной деятельности, который выражается в целеустремленной и организованной работе государственных органов и общественных организаций, направленной на формирование правовой культуры и воспитание правопослушных граждан [6, с. 4]; целенаправленное воздействие на сознание личности, социальных групп и всего общества в целях превращения правовых идей и требований в личные убеждения и правомерное поведение граждан, формирование их правовой культуры [105, с. 9].
Мы считаем, что правовое воспитание в узком смысле - это целенаправленный процесс формирования правосознания личности, направленный на усвоение личностью системы правовых норм, регулирующих юридически значимое поведение, и формирование готовности к их соблюдению.
Правовое воспитание является составным компонентом идеологической функции любого государства. Его содержание и роль в жизни общества определяется политикой государства. Правовое воспитание имеет социально обусловленную педагогическую цель - формирование правопослушного гражданина, соблюдающего и почитающего правовые предписания общества, содержание (нравственно-правовую информацию), которое необходимо передать с помощью специальных средств, форм и методов трансляции, с учетом определенных закономерностей и принципов, а также объект, предмет и субъект воздействия.
Общим объектом правового воспитания выступает все население страны. Специальным объектом является подрастающее поколение - подростки. Предметом правового воспитания являются психические свойства, образующие индивидуальное правосознание личности и социально-психологические явления, детерминирующие общественное и групповое правосознание.
В происхождении асоциального и противоправного (делинквентного) поведения подростков особенно большую роль играют деформации правового сознания.
Под правовым сознанием личности мы понимаем систему психологических свойств, реализующихся в когнитивной и чувственно- эмоциональной сфере и детерминирующих субъективное отражение норм морали, правовой действительности, а также социально-правовое поведение человека [118, 119, 124].
Доминирующей функцией правосознания является регулятивная. Правосознание выступает внутренним регулятором социально-правового поведения подростка, неформальных групп, общества в целом.
Правосознание подростка охватывает основные сферы юридически значимого поведения, а также его социальные роли, реализация которых регламентирована правом и предусматривает определенные обязанности и запреты. Так, подросток выполняет различные регулируемые правом социальные роли сына (дочери), ученика, пешехода, свидетеля, пассажира, водителя мотоцикла и т. д.
Можно выделить правосознание личности с нормоправной (правомерной) и противоправной (противоречивой, криминогенной) направленностью поведения.
Нормоправная направленность правосознания выражает обусловленную им личностную предрасположенность к соблюдению нравст
венно-правовых предписаний и волевую устойчивость против совершения противоправных деяний, в том числе устойчивость по отношению к криминогенным обстоятельствам и влияниям. Противоправная направленность связана с наличием деформаций правосознания, выступающих личностными предпосылками противоправного поведения. Правосознание личности нормоправной и противоправной направленности можно с различной степенью детализации дифференцировать в зависимости от уровня сформированное™ в следующем диапазоне: гармонично нормоправное - противоречивое - гармонично противоправное (криминогенное, криминальное). Например, О. Э. Схопчик выделяет следующие уровни правосознания несовершеннолетних: сформированное законопослушное, преобладающе законопослушное, противоречивое и правосознание с криминогенными деформациями [125].
Свойства нормоправного либо противоправного правосознания формируются в процессе правовой социализации, взаимосвязаны между собой и представляют систему. В зависимости от различных условий те или иные свойства могут быть сформированы лучше, чем другие, что обусловливает противоречивость правосознания. В этой связи, например, знание (незнание) правовых предписаний, выступая одним из необходимых условий для адекватной оценки конкретных правовых ситуаций, не является единственным детерминантом нормоправного либо противоправного поведения.
Профилактика и коррекция делинквентного поведения подростков требует знания основных свойств (компонентов) правосознания, существенно детерминирующих социально-правовое поведение индивида.
Проведенный анализ результатов философских, правовых и криминологических, а также психолого-педагогических исследований позволяет выделить ядро правосознания личности - свойства, существенно детерминирующие социально-правовое поведение человека: знание поведения и правовых предписаний; оценочное отношение к закону, правовым предписаниям; оценочное отношение к правоохраняемым социальным ценностям; оценочное отношение к социально-правовому поведению (законопослушному, противоправному и собственному); оценочное отношение к субъектам социально-правового поведения (законопослушному человеку, преступнику и потерпевшему); оценочное отношение к судебно-правовому устройству государства, правоохранительным органам и их деятельности; оценочное отношение к выполнению гражданского долга по участию в поддержании правопорядка; социально-правовые ожидания.
Поскольку одной из задач исследования является изучение элементов правосознания, детерминирующих социально-правовое поведение, надо рассмотреть, с одной стороны, те его свойства, которые играют первоочередную роль в обусловливании нормоправного поведения человека, его готовности соблюдать закон и следовать его требованиям. С другой стороны, важным представляется определение психологических характеристик деформаций правосознания как предпосылок делинквентного поведения.
Рассмотрим базовые структурные компоненты правосознания, существенно детерминирующие социально-правовое поведение человека.
Знание правовых предписаний и запретов. Правовые знания являются значимым элементом правовой подготовленности личности и выступают одним из условий нормоправного поведения. По мнению И. Ф. Покровского, правовые знания являются ядром правосознания [77, с. 24], поэтому важнейшим направлением формирования правосознания лично - сти выступает именно правовая подготовка в учреждениях образования, в рамках досуговых мероприятий, семье, через СМИ и др.
Однако сами по себе правовые знания непосредственно не детерминируют направленность социально-правового поведения. В процессе отражения социально-правовых явлений, правовых норм и требований закона у индивида складываются собственные представления, в которых отраженные явления обретают субъективное значение. Основными видами психологических свойств личности, реализующихся в данных процессах, выступают социально-правовые представления, которые представляют собой разновидность социальных представлений личности, являющихся когнитивными и ценностно-смысловыми образованиями.
Исследования ряда авторов свидетельствуют, что уровень правовой подготовленности существенно не влияет на направленность социально-правового поведения человека. А. Р. Ратинов и Г. Х. Ефремова, эмпирически исследуя правовую подготовку как интеллектуальный компонент сознания, указывает, что общий объем правовой осведомленности в рамках требований, которые определены в качестве необходимых для правомерного поведения, достаточно высок у всех испытуемых и даже несколько выше у преступников и правонарушителей по сравнению с законопослушными гражданами [35, 85]. В совместном исследовании Г. Х. Ефремова и А. Р. Ратинов делают вывод о том, что «преступники имеют наиболее точные представления о тех видах запретного поведения, за которые они сами привлекались к уголовной ответственности; правонарушители уступают им в степени информированности, но также отличаются от законопослушных граждан более специализированными познаниями... Уровень формальных знаний не определяет степени практического владения ими» [85, с. 95-96], и далее: «уровень практического владения юридическими знаниями у лиц с отклоняющимся поведением, во всяком случае, не ниже, а по некото
рым показателям выше, чем у законопослушных граждан» [85, с. 97]. Авторы делают общий вывод: «все группы испытуемых - и законопослушные, и правонарушители, и преступники - очень близки по уровню юридической подготовки» [85, с. 97]. Сходные данные были получены А. И. Долговой, которая эмпирически доказала, что в обыденной жизни люди часто пользуются не знанием закона, а моральными нормами [30, 31]. К таким же выводам пришли и другие ученые [26, с. 120-123].
Результаты эмпирических исследований влияния уровня правовой подготовки на социально-правовое поведение обобщил А. М. Столя- ренко. Он указал на то, что «правомерное поведение личности в определенной степени возможно и при отсутствии знаний в области права, если она находится на высоком уровне социального и психологического развития. Мораль и право неразрывно связаны, и человек, разбирающийся в вопросах морали, которому присущи справедливость, честность, порядочность, стремление к добру, доброжелательность, человечность, ответственность, требовательность к себе и пр., интуитивно угадывает, что справедливо, а что нет, и не допускает нарушений» [81, с. 58].
Отношение к закону, правовым предписаниям. Отношение людей к закону, основанное на нравственных ценностях, выступает стержневым элементом правосознания и может быть отрицательным, противоречивым либо положительным. Не знание тонкостей правовых предписаний, а целостное восприятие права как неприкосновенного института является важнейшим детерминантом законопослушного поведения. Как правило, поведение людей обусловлено не правовыми нормами, а представлениями о нормах права. При этом у гармонично развитой личности представления о нормах права и морали совпадают. В связи с этим М. И. Еникеев рассматривает данную сферу правосознания шире, включая в нее не только правовые нормы, но и общесоциальные: «Фундаментальными факторами социально положительного поведения человека является положительное эмоционально-оценочное отношение личности к общесоциальным нормам» [33, с. 233].
Оценочные отношения к правопослушному и противоправному поведению людей, субъектам социально-правового поведения. Отношение индивида к явлениям правовой действительности, правомерному или противоправному поведению и их субъектам формирует у него представления относительно собственного юридически значимого варианта действий. Восприятие и оценка правового поведения других людей выступает источником собственного правового поведения. Одобрительная оценка определенных видов правонарушений обусловливает собственное правонарушающее поведение и наоборот. В этой связи в целях выявления деформаций правосознания важным является изучение отношения к правомерным и противоправным способам удовлетворения потребностей или разрешения проблемных ситуаций (материальных - отношение к труду на законных основаниях, кражам, воровству; межличностных - поиск компромиссов при конфликте, совершение насильственных преступлений; правомерные либо противоправные способы защиты личных интересов и др.). К данному элементу можно отнести и представление о правовых позициях других людей, так как «для субъекта социального поведения характерна ориентация на других людей, прежде всего на тех, с которыми он себя идентифицирует, которые для него представляют референтную социальную группу» [69].
Отношение к правоохраняемым социальным ценностям. К правоохраняемым социальным ценностям уголовное законодательство относит мирное и безопасное существование человечества; жизнь, здоровье, честь, достоинство, права, свободы, личные интересы человека, его собственность; уклад семейных отношений; окружающую и природную среду; общественные и государственные интересы (безопасность, здоровье населения, общественный порядок и др.) и т. д. «Личностнозначимыми социальными ценностями также являются моральные свойства социальных отношений, а именно утверждение в обществе и государстве справедливости, взаимопомощи, гуманизма, законности, правопорядка и т. д. Они выступают для индивида важными условиями его социального бытия» [72].
Отношение к правоохраняемым социальным ценностям может быть уважительным, гуманным либо эгоистичным, потребительским, пренебрежительным, неприязненным. Уважительное отношение к социальным ценностям существенно определяет выбор правомерных и морально одобряемых способов взаимодействия с ними. Противоположное отношение прямо не предопределяет склонность субъекта к вредоносным действиям, но характерно для лиц, совершающих противоправные посягательства на них.
Оценочные отношения к судебно-правовому устройству государства, правоохранительным органам и их деятельности, выполнению гражданского долга по участию в поддержании правопорядка; социальноправовые ожидания. Данные структурные компоненты правосознания выражают отношение к правовому контролю, осуществляемому правоохранительными органами, выявлению ими противоправных деяний и лиц, их совершающих, к применению правовых санкций и мер юридической ответственности, уголовно-исполнительной системе и мерам наказания. Отношение к правоохранительным органам и их деятельности является одним из основных элементов правосознания, детерминирующих социально-правовое поведение людей. При этом характер этих отношений определяет уровень правовой активности граждан в
поддержании правопорядка, степень напряженности во взаимоотношениях населения и власти. «Дело в том, что милиция в глазах населения, с одной стороны, олицетворяет порядок, установленный законом, а с другой - является наиболее „осязаемым“ инструментом власти» [80, с. 49].
Отношение населения к правоохранительным органам и их деятельности определяется представлениями об уровне правопорядка в стране, конкретном регионе; мнением, насколько распространены в обществе те или иные преступные деяния; наличием либо отсутствием у граждан состояния безопасности от преступных посягательств; оценкой морально-деловых качеств сотрудников правоохранительных органов, в первую очередь милиции (добросовестность, отзывчивость, профессионализм, соблюдение законности, уровень коррумпированности и др.); степенью доверия к правоохранительным органам; отношением к выполнению гражданского долга по поддержанию правопорядка (участие в защите правоохраняемых социальных ценностей, пресечение (воспрепятствование) противоправных деяний, изобличение преступников в уголовном процессе в качестве свидетеля, профилактические мероприятия или охрана общественного правопорядка совместно с сотрудниками органов внутренних дел и т. д.); социально-правовыми ожиданиями населения, представлениями об уровне раскрываемости преступлений, реализации принципа неотвратимости наказания.
Социально-правовые ожидания выражают представления о положительных или отрицательных последствиях противоправного поведения, а также успешности законопослушных способов удовлетворения потребностей и интересов, разрешения жизненных проблем. Эти ожидания касаются, с одной стороны, наступления или ненаступления юридической ответственности за совершение противоправных действий (ее неотвратимости или возможности избежать), а с другой - успешности правомерных путей удовлетворения определенных интересов.
Рассмотренные элементы правосознания (ядро) выступают источником для репродукции свойств правосознания, в том числе противоправной направленности, так называемые деформации правосознания.
Деформации правового сознания - это совокупность психологических свойств, детерминирующих искаженное отражение правовой действительности, отрицательное отношение к правовым предписаниям, законности и правопорядку, а также асоциальную направленность поведения индивида или группы.
Искажения отражения правовой действительности опосредованы социальными влияниями, к которым относятся: наличие социально-эко - номических и политических кризисов в развитии общества, низкий уровень экономического благосостояния граждан; неблагополучная семья; негативное влияние референтной группы; формализм в проведении воспитательной и идеологической работы с населением, который способствует формированию в сознании граждан недоверия к органам государственной власти, неуважение к ее представителям; деструктивный информационный поток, транслируемый СМИ и в сети Интернет; низкий уровень педагогического мастерства субъектов правового воспитания (педагоги, сотрудники идеологических аппаратов, органов правопорядка, журналисты и др.) и т. д.
В психолого-педагогической и юридической литературе описаны деформации правосознания, обусловливающие противоправную направленность поведения. Традиционно рассматриваются следующие формы деформации правового сознания личности: правовой инфантилизм, правовой нигилизм, правовой фетишизм и перерожденное правосознание. При этом выделяют деформации общественного, группового и индивидуального правосознания.
Под правовым инфантилизмом понимается недостаточная сформи- рованность и пробельность правовых взглядов, знаний, установок [75]; правовым нигилизмом - осознанное игнорирование требований закона [8]; правовым фетишизмом - гипертрофированное (возведенное в абсолют) понимание роли юридических средств в осуществлении социально-экономических, политических и иных задач без учета их реальных возможностей [8, 23]; правовым перерождением - случаи осознанного отрицания законов, сопровождающегося наличием у лица преступного умысла, а также корыстного, алчного [8].
Указанные деформации правосознания не отражают в полной мере его психолого-педагогической сущности. Деформации правосознания личности подростка выражаются в особенностях ее психического склада, специфических характеристиках системы интегративных психических образований, детерминирующих социально-правовое поведение, в социально-правовых ожиданиях личности, а также в социальной неподготовленности личности (отсутствие необходимых профессиональных, социально значимых умений и навыков, несформированность социально одобряемых личностных норм и принципов поведения и т. д.). Исходя из проведенного нами теоретического анализа сущности правового сознания, под деформациями правосознания личности следует понимать совокупность психологических свойств, реализующихся в когнитивной и чувственно-эмоциональной сфере, детерминирующих искаженное отражение правовой действительности, а также противоправную направленность поведения.
В зависимости от степени выраженности, представленности свойств, обусловливающих асоциальное поведение, деформации правосознания можно типологизировать на предкриминогенные, криминогенные и криминальные (табл. 3).

Таблица 3

Ядро правосознания личности

Деформации правосознания

предкриминогенные

криминогенные

криминальные

Знание правовых предписаний

+

+/-

+; +/-; -

Отношение к закону, правовым предписаниям

+

+/-

-

Знание конкретных и реальных представлений о правомерных способах удовлетворения потребностей и решения жизненных проблем

+/-

+/-

+/-; -

Отношение к правомерным способам удовлетворения потребностей

+

+/-

-

Отношение к преступным способам удовлетворения потребностей

-

+/-

+

Отношение к правопослушному поведению

+

+/-

-

Отношение к противоправному поведению

-

+/-

+

Отношение к законопослушному человеку

+

+/-

-

Отношение к преступнику

-

+/-

+

Отношение к правоохраняемым социальным ценностям

+

+; +/-

-; +/-

Социально-правовые ожидания

+

+; +/-

-; +/-

Отношение к органам правопорядка

+

+/-

-

Отношение к выполнению гражданского долга по участию в поддержании правопорядка

+/-

+/-

-

 


Носитель предкриминогенных деформаций правосознания отличается преобладанием правопослушной направленности поведения, правомерных взглядов, убеждений и ожиданий; личной неприемлемостью противоправного способа удовлетворения потребностей, интересов и притязаний; достаточным уровнем знаний правовых предписаний и запретов, необходимых для того, чтобы умышленно не нарушать закон; однозначно уважительным отношением к закону.
Признаки предкриминогенных деформаций правосознания: отсутствие конкретных и реальных представлений о правомерных способах удовлетворения потребностей в сфере материального обеспечения жизни (подросток выражает правомерные представления о том, как обеспечивать свою жизнь и жизнь близких людей материальными благами: необходимо учиться, получить профессию, трудиться, нельзя воровать, обманывать других и т. д., однако его взгляды носят общий, поверхностный характер, без реальных и детальных представлений о том, что необходимо для получения соответствующей трудовой специальности, чем конкретно будет заниматься данный труженик, сколько денег зарабатывать, как повысить заработанную плату); взаимодействия с другими людьми (разрешение конфликтных ситуаций), обеспечения собственных прав и интересов, прав и интересов других людей (ребенок стремится разрешать конфликтные ситуации, не причиняя вред другим, не нарушая нравственные и правовые нормы, однако у него отсутствуют конкретные представления, как налаживать взаимоотношения, например, с одноклассниками, строить с ними гармоничные дружеские отношения; не знает реальных способов выхода из сложной межличностной ситуации, например во взаимоотношениях с учителем; как правило, это приводит к вынужденному одиночеству, доминирующему состоянию тоски, грусти, печали, тревоги; наибольшей угрозой выступает незнание подростком правомерных стратегий поведения в криминогенно опасной ситуации, например, в случае совершения товарищами противоправного или безнравственного поступка, издевательства, насилия, включая сексуальное над одноклассником); развлечения и досуга (проведение свободного времени) (подросток выражает искреннее неприятие к употреблению наркотиков, иных психотропных препаратов, осуждает ребят, принимающих алкоголь, курящих; вместе с тем ребенок не умеет занять себя в свободное время; особую опасность представляет незнание правомерных способов поведения в криминогенно опасной ситуации: не представляет, что сказать ребятам, которые могут предложить употребить наркотические вещества, например спайс; серьезно осложняет ситуацию отсутствие волевой решимости противостоять данному криминальному воздействию со стороны окружающих);
несоответствие правомерных жизненных притязаний объективным и субъективным возможностям субъекта (ставятся завышенные жизненные цели, не подкрепленные необходимыми личностными качествами (например, ребенок мечтает стать космонавтом, не прилагая к этому никаких волевых усилий: в школе успеваемость слабая, учиться не хочет, физкультурой не занимается, посещать спортивные секции отказывается); деформации правосознания данного типа могут быть обусловлены завышенными (гипертрофированными) потребностями (постоянное требование от родителей большей суммы карманных денег, дорогих вещей и предметов), неадекватным стремлением приобрести престижный статус в учебной группе (известность, влиятельность), самовыражением (переживание самодовольства от обращения на себя внимания других людей), самоутверждением, побуждающим к рискованным действиям, не соотносимым с разумной необходимостью, совершаемым вопреки социальным нормам);
отсутствие бескорыстной готовности оказывать помощь органам государственной власти в поддержании правопорядка в обществе (демонстрация готовности принять участие в расследовании преступления в качестве свидетеля только при определенных условиях - материальном вознаграждении, освобождении от учебных занятий, предоставлении определенных льгот и поблажек и др.).
Наличие вышеуказанных проявлений предкриминогенных деформаций правосознания свидетельствует о недостаточной антикриминальной устойчивости личности, что выступает одним из существенных условий вовлечения подростка в противоправную деятельность.
Носитель криминогенных деформаций правосознания сочетает положительные и отрицательные представления о явлениях правовой действительности, а также признаки девиантного (отклоняющегося) поведения.
Признаки криминогенных деформаций правосознания: недостаточный (пробельный, фрагментарный) уровень знаний правовых норм и запретов, необходимых для реализации своих основных прав и обязанностей; отсутствие понятных и конкретных представлений об уголовной или административной ответственности за те или иные правонарушения, что может способствовать совершению неумышленных и умышленных правонарушений (например, 16-летний подросток, не предполагая о возможном наказании, может сообщить ложную информацию о заложенной в школе взрывчатке, что является основанием для привлечения его к уголовной ответственности);
двойственное отношение к закону: с одной стороны, уважительное отношение к закону, с другой - убежденность в том, что отдельные правовые требования не справедливы, не обязательны для исполнения (например, оплата проезда в общественном транспорте);
незнание правомерных способов удовлетворения потребностей, решения жизненных проблем, обеспечения собственных прав и интересов (криминогенные деформации правосознания выражаются в представлении о сложности и проблемности правомерных способов, которые требуют больших усилий и затрат по сравнению с противоправными; преступные способы удовлетворения потребностей, воспринимаемые как «неправильные», считаются более легкими и простыми, не требующими существенных усилий);
отрицательное отношение к отдельным сторонам правопослушного образа жизни, добросовестному труду или учебе в школе; эгоистичное, потребительское отношение к другим людям (ученик может награждать одноклассников-отличников негативными эпитетами, распространять сплетни и небылицы о них; более слабых эксплуатировать в личных интересах);
положительное (оправдательное) отношение к отдельным сторонам преступного образа жизни, отдельным преступлениям (подросток может демонстрировать спокойное отношение к правонарушающему поведению со стороны своих товарищей, которые издеваются над сверстником; в последующем при наступлении ответственности может оправдывать друзей, по принципу «Он первый начал!»; принятие некоторых норм и традиций криминальной субкультуры, «воровских законов» (например, в среде подростков, которые в целом выражают правопослушную направленность поведения, может культивироваться запрет на сотрудничество с органами правопорядка, использоваться в разговорной речи криминальный жаргон, приветствоваться нанесение татуировок с криминальным смыслом (аксельбант на предплечье, перстень на фаланге пальца и т. д.);
представления о том, что значительная часть преступников избегают ответственности либо это достаточно легко сделать, совершив правонарушение (данный признак криминогенных деформаций свидетельствует о неверии в неотвратимость наказания);
неаргументированное отрицательное отношение к деятельности органов внутренних дел, судов; нежелание оказывать им помощь в поддержании правопорядка в обществе.
Девиантное поведение подростков с криминогенными деформациями правосознания проявляется в провинностях, нарушающих нравственные, общепринятые нормы поведения (прогул учебных занятий, побег из дома, бродяжничество, оскорбление учителей, товарищей, общение с антисоциальными (криминальными) компаниями и др.).
Криминальные деформации правосознания выражаются в наличии отрицательных социально-правовых взглядов, убеждений и ожиданий, а также склонностей к совершению правонарушений.
Признаки криминальных деформаций правосознания: отрицательное отношение к закону (правовые требования воспринимаются как вредные и ненужные для людей (данное отношение наиболее выражено, например, в среде подростков, исповедующих экстремистские, анархические взгляды, «воровские законы»); правовая система государства, нравственно-правовые нормы и требования общества воспринимаются как несправедливые, защищающие только власть, а не человека, необязательные для исполнения);
значительная часть людей воспринимаются как неуважительно относящиеся к закону, уклоняющиеся от соблюдения требований правовых предписаний («Все чиновники воры!» или «У нас в школе никто не готовит домашние задания!»);
неуважительное (отрицательное) отношение к правомерным способам удовлетворения материальных потребностей, решения жизненных проблем, межличностных конфликтов, обеспечения собственных прав и интересов; представления о невозможности законно удовлетворять потребности, интересов и притязаний (правопослушный образ жизни воспринимается как неприемлемый, невыгодный, неправильный);
противоправное поведение воспринимается как нормальное, выражается положительное отношение (выгодное, правильное) к преступному образу жизни;
принятие и культивирование норм и обычаев криминальной субкультуры, «воровских законов» (положительное отношение к лицам, ведущим преступный образ жизни, стремление завоевать криминальный авторитет, оправдательное отношение большинства преступлений; преступник наделяется положительными волевыми и моральными качествами (смелый, удачливый, справедливый, готовый к самопожертвованию за товарищей - «братву»), его судьба преподносится как достойная уважения; распространение криминальных песен («блатной шансон»), жаргона («блатная феня»), татуировок («масти»), прозвищ («погоняла»)).
Криминальная субкультура выполняет регулятивную функцию в антисоциальных сообществах. В этой связи педагогам необходимо знать, какие криминальные нормы, обязанности и запреты наиболее распространены в среде несовершеннолетних правонарушителей: всегда и везде оказывать поддержку преступникам («бродягам», «шпане», «пацанам»); препятствовать установлению представителями органов государственной власти (в контексте данной публикации - администрации учреждения образования) должного правопорядка; стойко переносить дисциплинарные наказания; соблюдать обязательства и договоренности; поддерживать справедливость в отношениях; рассчитываться за проигрыш в карты или другие азартные игры и добиваться возвращения карточного долга (долг прощать нельзя); пополнять общую кассу («общак»); пополнять ряды несовершеннолетних правонарушителей, готовить молодое пополнение; делиться информацией, значимой для избежания уголовной ответственности с преступниками, которых это касается; хранить тайну общего дела; отвечать за обвинения, оскорбления и поступки; расправляться с теми, кто допустил незаслуженное обвинение или оскорбление («смыть кровью»); давать объяснение своим поступкам на сборе представителей криминальной элиты («сходке»).
Основными запретами по «воровским законам» являются: сотрудничество с работниками правоохранительных органов, администрацией учреждения образования в целях обеспечения должного правопорядка (жалобы на их действия писать допустимо); незаслуженное (недоказуемое) оскорбление или обвинение представителей элитной касты («бродяг», «шпаны», «пацанов»); беспричинная расправа («беспредел»); распространение информации о жизни сотоварищей с работниками правоохранительных органов, учителями и др.; воровство у «своих» (правонарушителей); проявление слабости характера и др.
Криминальная субкультура предполагает также такой обычай, как проверка новичков («прописка»), например, в классе на умственные способности, умение постоять за себя, надежность, а также на отрицательные склонности, в том числе к гомосексуализму.
Центральной характеристикой криминальных деформаций правосознания личности выступает наличие личностной приемлемости преступных способов удовлетворения определенных потребностей либо разрешения жизненных проблем.
Противоправное поведение подростков с деформациями правосознания проявляется в проступках, нарушающих правовые нормы общества (хулиганство, издевательство над другими людьми, вымогательство (денег, предметов, одежды и т. д.), угон велосипедов и мотоциклов, мошенничество, спекуляция, кражи, нанесение телесных повреждений, сексуальные девиации (педофилия, зоофилия, некрофилия, эксгибиционизм и др.) и т. д.).
Знание содержания правосознания, его деформаций необходимо для постановки дифференцированных психолого-педагогических задач правового воспитания. Так, в отношении личности, сформированной в духе законопослушного поведения, задачи должны быть направлены на укрепление позиции на правопослушный образ жизни, активное участие в защите правопорядка, конкретизацию правомерных способов удовлетворения потребностей и интересов. В отношении лиц, отличающихся криминогенными и криминальными деформациями правосознания, задачи должны быть направлены на устранение свойств, их образующих (исправительный аспект), и образование свойств, детерминирующих правомерную ориентацию поведения, антикриминальную устойчивость личности, готовность к правомерному решению жизненных проблем в различных сферах жизнедеятельности (формирующий аспект).
Свойства правосознания личности (ядро), с одной стороны, являются предметом их формирования (образования) в процессе правового воспитания, а с другой - профилактики и коррекции, если они образуют деформации правосознания.
Для выработки целей правового воспитания следует исходить из того, что правосознание охватывает три сферы юридически значимого поведения человека (материальное обеспечение, общение с другими людьми, развлечение и досуг), а также социальные роли, реализация
которых предусматривает правовые обязанности и запреты (гражданин, патриот, труженик, семьянин и др.). Основываясь на содержании правосознания личности, сформулируем цели правового воспитания: формирование патриота, добросовестно выполняющего свой долг по защите отечества, других людей, в том числе от преступных посягательств, активно поддерживающего правопорядок; отличающегося готовностью в любой момент стать на защиту Родины;
формирование гражданина (члена общества), уважительно относящегося к нравственно-правовым предписаниям общества, другим людям, природе, чужой собственности, отличающегося совестливостью, терпимостью, уживчивостью; способного жить в коллективе и учитывать его интересы; способного к самоограничению; демонстрирующего благопристойное поведение в сфере отдыха и развлечений;
формирование профессионала-труженика, считающего труд основным источником материальных благ; стремящегося максимально качественно исполнять профессиональные обязанности; отличающегося приоритетом духовных ценностей над материальными, бескорыстием, душевной широтой и щедростью, нестяжательством;
формирование семьянина, добропорядочного родителя, любящего детей и использующего педагогически адекватные приемы воспитания; преданного супруга и заботливого сына (дочери).
Данные цели должны пронизывать всю систему государственной политики в сфере правового воспитания, образовательный процесс учреждений образования всех уровней, пропагандироваться СМИ, гражданским обществом. Центральной идеей государственной идеологии в сфере нравственно-правового воспитания человека должна быть аксиома «нельзя жить в обществе и быть свободным от общества».
Правовое воспитание должно быть направлено на формирование готовности личности к правомерному поведению в различных сферах жизнедеятельности, выполнению определенных социальных ролей, а также на формирование (укрепление) антикриминальной устойчивости личности. Данная стратегия предполагает устранение деформаций правосознания, формирование свойств, выступающих детерминантами законопослушного поведения, в том числе готовности поддерживать правопорядок, противодействовать совершению противоправных деяний другими людьми.
Для достижения целей правового воспитания необходимо решение комплекса психолого-педагогических задач, основанных на знании структурных элементов правосознания личности. Данные задачи должны быть направлены на формирование в личности воспитанника: необходимого уровня правовых знаний; уважительного отношения к закону; положительного отношения к законопослушному человеку и негативного - к преступнику; личностной приемлемости правопослушного поведения и неприятия преступного образа жизни; уважительного отношения к правоохраняемым социальным ценностям; уважительного отношения к органам государственной власти, в том числе правоохранительным; гражданской активности, направленной на поддержание правопорядка в обществе; адекватных социально-правовых ожиданий.


 


4. Психолого-педагогические задачи профилактики противоправного поведения несовершеннолетних

Стратегия профилактической работы с подростками предусматривает: недопущение формирования и (или) нейтрализацию криминогенных склонностей и деформаций правосознания; формирование и развитие качеств личности, необходимых для законопослушной жизни, правомерного удовлетворения потребностей и решения жизненны проблем (социальной подготовленности подростка); формирование или укрепление антикриминальной устойчивости личности, выражающейся в способности противостоять криминогенным влияниям других лиц и жизненных обстоятельств.
Реализация профилактической стратегии предполагает три основных этапа [67, 124].
Первый этап - формирование мотивации и волевой решимости жить правопослушно. Мотивация построить благополучную жизнь должна включать не только желание и волевую решимость не допускать совершения противоправных деяний, но и систематически учиться, трудиться, а также выполнять иные обязанности для обеспечения своей жизни (заботиться о близких и др.).
Индивидуальная исправительно-профилактическая работа предусматривает последовательное решение ряда психолого-педагогических задач.
Во-первых, формирование высокой ценностной значимости учебной, спортивной, трудовой и иной социально полезной деятельности. Реализация данной задачи возможна посредством:
обогащения положительной эмоционально-образной представленности социально активной жизни в психическом мире личности (обеспечивается это управляемой актуализацией положительных эмоционально-образных детских воспоминаний об играх, спортивных состязаниях, совместной трудовой деятельности с родителями; достигается при выполнении просьбы воспитателя представить, какие чувства испытывает человек, когда выполняет подобную деятельность; наряду с самостоятельным ассоциированием положительного душевного состояния необходимо использовать и внушающую подсказку, в чем оно заключается (приятное спокойствие, чувство радости, удовлетворенности от радости близкого человека, ощущение своего достоинства, уверенности в том, что это всегда будет в будущем); усиление положительных образных ассоциаций может обеспечиваться демонстрацией фотографий, видеосюжетов, рисованием символических рисунков, написанием кратких эссе («маленькие и большие радости в жизни», «Благополучие в жизни в моей душе»));
укрепления позитивных ожиданий в построении благополучной жизни (многим трудным подросткам присуще чувство неоправданных надежд на построение такой жизни, неуверенность в возможности справиться с трудностями в учебе, приобретении профессии, отношениях со взрослыми и сверстниками; для укрепления положительных ожиданий необходимо вначале достичь признания подростком, что построить благополучную добропорядочную жизнь в принципе возможно; затем может идти проективное обсуждение вопросов: «Есть ли люди, у которых при реальных не совсем благоприятных условиях это получается. У какого человека это может получиться? Что он для этого делает?»; далее целесообразна детализация для «накопления уверенности» в возможности построить благополучную правопослушную жизнь, заключающуюся в том, что несовершеннолетние под управлением воспитателя последовательно осмысливают возможность обретения отдельных благ и решения отдельных задач по налаживанию правопослушной жизни, начиная от наиболее простых и переходя к более сложным, параллельно продуцируется мысль о необходимости личного старания и принятия личной ответственности за это).
Во-вторых, формирование мотивации избегать неблагоразумных (противоправных) поступков и принимать личную ответственность за свое будущее. Для этого необходимо выполнить следующие психолого-педагогические действия:
осмысление отрицательной значимости асоциального (противоправного) поведения: что оно принесло плохого и что отняло, чем такая жизнь хуже, чем противоположная (добропорядочная) (обеспечивает формирование ценностно-смыслового компонента отрицательного отношения к криминогенному образу жизни);
актуализация негативных воспоминаний о переживании наказания (от родителей, в школе, милиции) за неблаговидные поступки (драка, хулиганские действия и др.) для усиления эмоциональной стороны отрицательного отношения к нему в контексте личной ответственности за случившееся (у многих подростков негативное восприятие наказания отсутствует в силу защитных механизмов, оберегающих от чувства вины; человек может подсознательно приуменьшать субъективную тяжесть своих провинностей, глядя на них с точки зрения личной способности «достойно» пройти испытание, не показать себя слабым; кроме того, у подростков, длительно находящихся в компании подобных трудных сверстников, происходит привыкание к такой криминогенной жизни, отвыкание от добропорядочной жизни с ослаблением нормальных социальных связей и отношений; еще один защитный феномен выражается в блокировании мыслей о жизненных потерях: подросткам не приятно и не хочется думать об этом);
мысленное проектирование жизненного пути при совершении преступлений: какие могут наступить правовые последствия, что человек теряет (позволяет взглянуть на преступную жизнь в масштабе жизненного пути и увидеть ее ущербность; у подростков может возникнуть сильная защитная реакция, побуждающая к отказу от осмысления своего будущего при противоправном поведении, но это имеет пользу для исправительного влияния);
обесценивание благ, получаемых от преступной деятельности (иллюзорное уважение, самоутверждение, материальные блага и др.) с подведением к мысли о том, что на них надо смотреть в неразрывной связи с жизненными потерями, душевными переживаниями и физическими лишениями, которые им присущи в связи с наступающим уголовным наказанием (часть подростков склонны оправдывать свою жизнь, восхваляя аморальные развлечения, общение со сверстниками и др.); необходимо насыщать сознание воспоминаниями об отрицательных моментах противоправной жизни и на этом фоне стараться обесценивать «блага» преступной жизни; полезна актуализация положительных воспоминаний о правомерном периоде жизни детстве;
формирование ожиданий неизбежности наказания и иных отрицательных последствий при противоправном поведении (целесообразно использовать такие приемы, как обращение к примерам раскрытия тщательно подготовленных преступлений; использование ассоциативных аналогий, например с «русской рулеткой»; применение метафор, поговорок, крылатых выражений о неизбежности наказания при совершении преступлений.
Второй этап - формирование готовности к правопослушному образу жизни, включая проработку правильных жизненных планов и соответствующих им личных правил поведения в различных сферах и ситуациях, осознание должного Я-образа, правильных вариантов решения жизненных проблем, а также приобретение профессиональной квалификации и выработку умений, необходимых для правильного взаимодействия с людьми, бытового самообеспечения. По мере формирования и укрепления мотивации построения правопослушного образа жизни постепенно решаются задачи подготовки к нему.
Данный этап профилактической работы основывается на результатах первого (стремление построить добропорядочную жизнь с отказом от противоправного поведения) и носит характер проработки подростком ряда ее составляющих:
жизненные планы в основных сферах жизнедеятельности и правильные варианты разрешения вероятных жизненных проблем: где жить; как строить отношения с теми, с кем придется жить, как избегать конфликтов; как вести себя с детьми; как действовать для трудоустройства и как справиться с проблемами в этом деле; как себя зарекомендовать в ученическом коллективе; как строить отношения с сотрудниками милиции; как строить отношения с друзьями; какой должен быть распорядок жизни; как с пользой проводить свободное время и избегать втягивания в пьянство; как наладить семейную жизнь или построить близкие отношения;
должный Я-образ: каким себя необходимо проявлять в различных сферах и социальных отношениях (в школе, с членами семьи, сверстниками, работниками милиции и т. д.); какие проявления нельзя допускать (при коррекции Я-образа такая умственная проработка представляет только начальный этап; далее необходимо использование техник, формирующих более глубокие установки на проявление требуемых качеств и волевой самоконтроль по сдерживанию проявления нежелательных);
формирование системы личных правил действий и поведения в разных сферах жизнедеятельности, при реализации определенных функций, отношений и решении всевозможных жизненных задач: как необходимо себя вести, действовать, строить отношения, поступать в определенных проблемных ситуациях; как не следует поступать (формирование системы таких правил требует умственной выработки с письменной фиксацией, что более рационально для усвоения; затем возможно применение техники самовнушения на фоне релаксации и техники умственного апробирования в воображаемых ситуациях и в виде ролевой игры);
формирование умений, необходимых для социальной адаптации и построения правомерного образа жизни (касается реализации выработанных личностных правил поведения, самоконтроля; может осуществляться в процессе обучения, консультирования, проведения тренинговых мероприятий, контроля за поведением, стимулирующего влияния и коррекции);
формирование устойчивости против употребления наркотиков и против пьянства (является специальным направлением исправительнопрофилактической работы, которое требует сочетания медицинских и психолого-педагогических средств); воспитательное влияние призвано обеспечить формирование установки на прохождение наркологического лечения (при наличии зависимости), которая предусматривает прежде всего ее ценностно-смысловую основу аналогично описанному выше формированию мотивации отказа от противоправного поведения.
Третий этап - формирование достаточного уровня правовых знаний и уважительного отношения к явлениям социально-правовой действительности: необходимого уровня правовых знаний о сущности и назначении закона, основных нормах административного и уголовного законодательства, обстоятельствах, отягчающих вину, порядке реализации права человека на защиту от преступных посягательств и т. д.; уважительного отношения к закону; положительного отношения к законопослушному человеку, отрицательного - к преступнику и сочувственного - к объекту преступного посягательства; положительного отношения к законопослушному поведению и отрицательного - к противоправному; уважительного отношения к правоохраняемым социальным ценностям (жизнь, здоровье, честь, достоинство, права и свободы человека, общественная нравственность, уклад семейных отношений, природная среда, общественные и государственные интересы и т. д.); положительного восприятия органов государственной власти, в том числе органов правопорядка, и их деятельности; повышение гражданской активности по поддержанию правопорядка в обществе; необходимых социально - правовых ожиданий:
Реализация формирования необходимого уровня правовых знаний о сущности и назначении закона, основных нормах административного и уголовного законодательства, обстоятельствах, отягчающих вину, порядке реализации права человека на защиту от преступных посягательств и т. д. имеет особое значение в отношении ребенка как существенное условие и средство социализации его личности. Базовые правовые знания надо формировать у несовершеннолетнего до наступления возраста уголовной ответственности (14 лет), а в подростковом возрасте - углублять и расширять их. В результате по окончании средней школы выпускник обязательно должен иметь целостное представление о своих правах и обязанностях, порядке их реализации, возможностях и способах защиты прав личности (куда обратиться за решением того или иного вопроса, как и где обжаловать неудовлетворяющее решение, способах защиты своих прав от незаконных действий физических и юридических лиц); правилах поведения в криминогенных ситуациях, обеспечения личной безопасности человека от преступных посягательств в семье, школе, общественных местах, дома, на улице; государственно-правовом устройстве Республики Беларусь, системе обеспечения национальной безопасности, в том числе по защите граждан от преступных посягательств, а также правах и обязанностях граждан по участию в охране правопорядка; видах юридической ответственности граждан, условиях и порядке привлечения граждан к юридической ответственности; уголовной и административной ответственности за правонарушения в сфере материального обеспечения (кража, разбой, грабеж и т. п.), взаимодействия с другими людьми (оскорбление, хулиганство, телесные повреждения, проституция, изнасилования и т. д.), развлечения и досуга (пропуски учебных занятий, нахождение в общественных местах в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, распространение наркотиков и др.).
Оценочными критериями должного уровня правовой подготовленности являются: умение индивида давать нравственно-правовую оценку поступкам людей, собственным действиям, явлениям жизни (правильно с точки зрения морали и закона поступил или нет), а также знание юридической ответственности за проступки и правонарушения.
Формирование уважительного отношения к закону предполагает: воспитание представлений о социальной важности и необходимости правовых предписаний, направленных на защиту конкретного гражданина, всего общества, устанавливающих общественный порядок; формирование убеждений о справедливости действующих в обществе правовых предписаний; разъяснение обязательности исполнения правовых предписаний всеми гражданами, равенства всех граждан перед законом.
Формирование оценочного отношения к закону проявляется, с одной стороны, в раскрытии положительных сторон (выгодных для каждого человека, ребенка и взрослого) существования в обществе правовой системы и действующих законов. С другой стороны, целесообразно разъяснение катастрофических последствий для социума отсутствия правовых предписаний, нормативно закрепленных правил взаимодействия людей друг с другом.
Участие народа в подготовке законопроектов является важнейшим условием формирования личностной значимости правовых предписаний, потребности их соблюдать и требовать их соблюдения от других людей. Уважение к законам формируется не только тогда, когда народ принимает участие в его создании, но и потому, что есть возможность его изменять в случае, если закон начинает приносить вред. В этой связи важным представляется привлечение, например, обучающихся к разработке и корректировке правил поведения в школе, распорядка дня, пропускного режима, поддержания чистоты в классе и т. д. Участвуя в управлении школой, а затем предприятием, районом, государством, формируется личная заинтересованность в том, чтобы все исполняли законы, то есть установленные в обществе правила игры.
Оценочными критериями уважительного отношения к правовым предписаниям являются: восприятие закона как главного средства обеспечения собственной (личной) безопасности, спокойствия в семье, школе, компании друзей, на улице, всего общества; возникновение личной заинтересованности укреплять закон, защищать правопорядок в классе, школе, обществе.
Формирование положительного отношения к человеку, ведущему законопослушный образ жизни, предполагает в первую очередь раскрытие эмоционально позитивного (привлекательного) образа добропорядочного гражданина, насыщение его психологического содержания социально одобряемыми качествами (мужественный защитник Отечества (герой), хороший семьянин, любящий сын, заботливый отец, чувственный муж, честный труженик, имеющий материальный достаток, сильный, уверенный в завтрашнем дне, самодостаточный, знающий, отзывчивый, готовый прийти на помощь и т. д.). В этой связи нравственно-правовое воспитание должно осуществляться на основе культивирования колоритных гражданских идеалов, на которые хотелось бы равняться и с которыми бы воспитанник себя идентифицировал. Данные образцы для подражания можно разделить на три уровня: общенациональные, региональные (известные в конкретном районе, области) и местные (выпускник школы, житель города, поселка).
Формирование положительного отношения к законопослушному человеку предполагает также воспитание представлений о том, что большинство людей в обществе живут правопослушно и уважительно относятся к закону, соблюдают требования правовых предписаний. Необходимо также убеждать воспитанников в том, что только правопослушный человек может быть успешным в обществе, уважаем другими людьми, счастливым, жить полноценной жизнью, испытывать радость от общения с близкими и друзьями, занятия любимым делом.
Формирование осуждающего отношения к преступнику, лицу, ведущему аморальный образ жизни, выражается в создании отрицательного (эмоционально непривлекательный, осуждающий, отталкивающий) образа человека, ведущего противоправный и асоциальный образ жизни, насыщение его психологического содержания нелицеприятными качествами (имеющий посредственные знания об окружающем мире, всего боится, не уверен в завтрашнем дне, отвергаем большинством людей, не имеет надежных друзей, презираем собственными детьми, супругой и др.). Реализация данной задачи подразумевает также девальвацию значимости, разрушение эмоциональной привлекательности неформальных норм и традиций криминальной среды («воровских законов»), раскрытие их антисоциальной сущности, разъяснение вредности татуировок, ложных ценностей, пропагандируемых в «блатных» песнях и т. д.
Формирование сострадательного отношения к объектам преступного посягательства (человек, общественные интересы, природная среда и др.) также имеет большое значение. Важно, чтобы воспитанник осознал и понял, какие эмоции и переживания испытывает, например, человек, у которого украли велосипед (мотоцикл), который подвергся сексуальным издевательствам и т. д. В процессе воспитательной работы необходимо также разъяснить отличие жалости от сострадания. Жалость - это бездействие, а сострадание - это активное участие в судьбе человека, в данном контексте, например, попытка защитить человека от преступного посягательства.
Оценочными критериями сформированности должного отношения к субъекту социально-правового поведения являются наличие у воспитанника социально одобряемого жизненного идеала (отец, литературный герой, спортсмен и т. д.), к достижению которого он стремится, осуждающее отношение к лицам, ведущим асоциальный образ жизни.
Положительного отношения к законопослушному поведению и отрицательного - к противоправному.
Формирование положительного отношения к правомерным способам удовлетворения потребностей и решения жизненных проблем в трех сферах жизнедеятельности (материальное обеспечение, взаимодействие с другими людьми, развлечение и досуг) предполагает: раскрытие положительных сторон правопослушного образа жизни для конкретного человека, его родных и близких, а также всего общества, широкого спектра возможностей добропорядочного образа жизни в саморазвитии личности, достижении успеха, реализации себя в различных областях; разъяснение личной выгоды при выборе правопослушных способов удовлетворения потребностей и интересов, разрешения жизненных проблем; выработка убеждений, что общество морально одобряет и всячески поддерживает (стимулирует) законопослушное поведение граждан; создание понятных, конкретных и реальных (соответствующих субъективным и объективным возможностям человека) представлений о правомерных способах удовлетворения потребностей и интересов (моделей поведения) в сфере обеспечения своей жизни материальными благами, взаимодействия с другими людьми, проведения свободного времени, а также о правопослушных способах удовлетворения потребностей как единственно возможных для человека и полезных для других люде; расширение знаний об эффективном (уникальном) опыте, наиболее оптимальных и целесообразных формах и способов удовлетворения потребностей и интересов, разрешения жизненных проблем правопослушным способом.
Формирование отрицательного отношения к преступным способам удовлетворения потребностей и решения жизненных_проблем предполагает: нетерпимое и осуждающее отношение к противоправным способам удовлетворения материальных потребностей, разрешения межличностных конфликтов, а также к пьянству, алкоголизму, наркомании, половой распущенности и т. д.; отрицательный смысл противоправного способа удовлетворения потребностей, интересов и притязаний как несущего угрозу другим людям, в первую очередь близким и родным; преодоление убежденности, что в обществе достаточно противоправных способов для удовлетворения материальных потребностей, что существует широкий спектр криминальных возможностей для того, чтобы развлечься, отдохнуть либо решить проблемы, возникающие во взаимоотношениях с другими людьми; наличие убеждений о различных отрицательных последствиях противоправного поведения и высокой вероятности их возникновения (наступление уголовной ответственности, переживание родителей, появление в биографии судимости и связанных с ней трудностей в дальнейшей жизни, недоверчивое и преимущественно отрицательное отношение людей, сложность найти хорошую работу, создать семью и т. д.); разрушение представлений о том, что противоправные способы удовлетворения потребностей и решения жизненных проблем являются более быстрыми и простыми по сравнению с правопослушными; разрушение толерантного отношения ко взяточничеству при решении жизненных проблем.
Помимо этого, работая с несовершеннолетними, необходимо особое значение придавать пропаганде правопослушных способов отдыха и развлечений, формировать мотивацию вести здоровый образ жизни либо избавляться (лечиться) от алкогольной или наркотической зависимости, которые выступают предпосылкой преступного поведения. Важным является также формирование мотивации на повышение образовательного уровня, приобретение профессии, трудовых навыков, желание трудиться.
Реализация данной подзадачи предполагает формирование антикриминальной устойчивости личности, что требует создания представлений о способах противостояния вовлечению в преступную деятельность, умений идти на конструктивный конфликт, говорить «нет».
Оценочными критериями сформированности должного отношения к правовому поведения различной направленности являются: наличие конкретных и реальных представлений о правомерных способах удовлетворения потребностей и интересов; осуждающее отношение к противоправным способам разрешения жизненных проблем и удовлетворения потребностей.
Для формирования уважительного отношения к правоохраняемым социальным ценностям (жизнь, здоровье, честь, достоинство, права и свободы человека, общественная нравственность, уклад семейных отношений, природная среда, общественные и государственные интересы и т. д.) следует привлекать внимание к нравственным и социальноправовым вопросам общества, актуализировать информацию, важную для укрепления правопорядка и решения социальных проблем, создавать вокруг определенных информационных поводов атмосферу значительности, культивировать определенное (положительное или отрицательное) отношение к ним.
Оценочным критерием сформированности должного отношения к правоохраняемым социальным ценностям является выражение воспитанником положительного отношения к жизни и здоровью других людей, интересам общества, семейным ценностям и т. д.
Формирование положительного восприятия органов государственной власти, в том числе органов правопорядка, и их деятельности подразумевает: создание положительного, эмоционально привлекательного образа государственного служащего (чиновника), насыщение его психологического содержания положительными качествами (честный, обладающий высокими моральными качествами, профессионал, преданный делу, хороший семьянин и т. д.); разрушение стереотипа о том, что все чиновники «нечисты на руку»; выработку убеждений о наличии в обществе должного контроля за состоянием правопорядка, эффективном противодействии преступности; формирование уважительного отношения к сотрудникам органов правопорядка и их деятельности; положительного, эмоционально привлекательного образа сотрудника милиции (суда, прокуратуры и др.), насыщение его психологического содержания положительными качествами (преданный Родине и интересам народа, отличающийся высоким профессионализмом, бескорыстный, заботливый, всегда готовый прийти на помощь, помогающий, спасающий, не считающийся с личным временем и т. д.); укрепление чувства безопасности от преступных посягательств.
Оценочным критерием реализации данной задачи является выражение воспитанником положительного отношения к органам государственной власти, чиновникам, а также органам правопорядка, милиционеру.
Повышение гражданской активности по поддержанию правопорядка в обществе выражается в формировании убежденности в необходимости участия в пресечении преступных посягательств, оказания помощи работникам правоохранительных органов в изобличении виновных, а также в развитии общественного одобрения, поддержки участия в этой деятельности; создании эмоционально позитивного (привлекательного) образа человека, оказывающего помощь органам правопорядка в поддержании спокойствия в обществе, насыщение его психологического образа социально одобряемыми качествами.
Оценочным критерием реализации данной задачи является выражение воспитанником намерений принимать участие в поддержании общественного порядка (в классе, школе, поселке), оказывать помощь милиции в раскрытии и расследовании преступлений.
Формирование необходимых социально-правовых ожиданий предполагает воспитание убеждений в том, что правопослушный образ жизни приносит радость и удовлетворенность от жизни, уверенность в себе, чувство самодостаточности; подавляющее большинство преступлений раскрывается, а преступники отвечают за содеянное; наказание за совершенное преступление неотвратимо.
Решение данной задачи направлено на формирование и укрепление оптимистических положительных ожиданий, веру в будущее, в осуществление правомерных жизненных планов и намерений, на положительный результат при использовании правомерных способов решения жизненных проблем, отрицательный результат при использовании противоправных способов.
Оценочным критерием реализации данной задачи является выражение воспитанником отрицательных последствий правонарушающего поведения.
Правовые знания формируются в результате познавательной деятельности, поэтому формой их образования выступает правовое информирование и обучение. Оценочные отношения человека к явлениям правовой действительности формируются при понимании их значения для себя, переживании положительных или отрицательных чувств при взаимодействии с ними, подражании и идентификации, а также при стимулирующем влиянии (одобрение, осуждение и др.). В этой связи, осуществляя воспитательное воздействие, в первую очередь необходимо раскрывать положительные или отрицательные стороны социально - правового явления, их значимость для человека, пропагандировать образцы поведения для подражания.
Реализации профилактических задач препятствует подсознательное сопротивление подростка. Оно, в свою очередь, препятствует отказу от прежних отрицательных взглядов, отношений, привычек, а также усвоению правильных убеждений, отношений, личных правил, выработке внутренних барьеров против совершения противоправных действий [71].

Источник: Стуканов В. Г. Педагогическая профилактика девиантного поведения несовершеннолетних /В. Г. Стуканов ; учреждение образования «Акад. М-ва внутр. дел Респ. Беларусь». - Минск : Академия МВД, 2019. - 146, [2] с.

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.