На главную Лекции и практикум по психологии Общая психология Основные теоретико- методологические подходы к проблеме просоциального поведения
Основные теоретико- методологические подходы к проблеме просоциального поведения
Лекции и практикум по психологии - Общая психология
Индекс материала
Основные теоретико- методологические подходы к проблеме просоциального поведения
Модели просоциального поведения в психологии
Структурные компоненты просоциального поведения личности
Все страницы

1. Феномен просоциального поведения: дефиниции, теории и подходы

Развитие представлений о просоциальном поведении в психологии началось на Международном психологическом конгрессе в Лейпциге (XXIInd International Congress of Psychology, 1980). Позже было введено в психологическую практику J. Bryan, M. Test, D. Rosenhan & G. White автономно друг от друга для позитивных форм социального поведения. В зарубежной психологии в области изучения термина «просоциальное поведение» довольно часто встречаются такие понятия, как «альтруистическое поведение», «помогающее поведение», «кооперативное поведение» [76]. Вместе с тем существуют однозначно трактуемые дефиниции просоциального поведения, отражающие способ позитивного поведения. В частности, «действия, направляемые на то, чтобы способствовать благополучию других людей», по мнению Н. Heckhausen и Н.Е. Luck, одновременно относятся к помогающему поведению (поведение оказания помощи), альтруистическому поведению и просоциальному поведению. Зарубежные исследователи (R. Bergius, R. Gunther, M. Limbourg, R. Bergius, D. Schneider, W. Herkner) не разграничивают понятий помогающего и альтруистического поведения, равнозначно их понимая [4].

Кроме того, схожими определениями являются «альтруистическое поведение», «помогающее поведение», «гуманное отношение». Российские исследователи В.В. Абраменкова (2000), Б.С. Братусь (1997), Ф.Е. Василюк, Т.П. Гаврилова (1974), В.Н. Куницына (2001), Т.А. Маркова, Е.Э. Шишлова, М. Юсупов, В.А. Ядов (1995) и другие, рассматривая понятие «гуманные отношения» (как эквивалент просоциальному поведению), описывают их как отношения взаимопомощи, солидарности, соучастия, активного «сопереживания общих ценностей», которые реализуются в общении людей и их совместной деятельности [255; 319]. В большей степени такое поведение ведет к благополучию другого человека, чем самого субъекта, и обусловлено не внешним социальным давлением и не присутствием человека, а наличием у субъекта помощи ряда душевных качеств (личностных диспозиций) - сострадательности, заботливости, чувства долга, ответственности. Гуманность также определяется как система установок на объекты социального окружения, обусловленная нравственными нормами и ценностями самой личности.
При этом просоциальное поведение соотносится с «помогающим поведением» (D. Krebs, 1982; R.B. Cialdini, N. Eisenberg, R. Shell, H. McCreath, 1987; Y. Bar-Tal, 1992; N. Eisenberg, G. Carlo, B. Murphy, P. Van Court, 1995; N. Eisenberg, T.L. Spinrad, A. Knafo-Noam, 2015). Например, R.B. Cialdini, D.T. Kenrick, N. Eisenberg и J.M. Houston полагают, что просоциальное поведение шире помогающего, так как его диапазон простирается от мимолетной любезности через благотворительную деятельность до помощи человеку, оказавшемуся в трудной ситуации (Ильин, 2013,
J.M. Houston, W. Stroebe, 2004). В свою очередь Е.П. Ильин также указывает на то, что необходимость подчеркивания характера помощи существует, так как она может носить как просоциальный, так и антисоциальный характер (помочь сбежать преступнику, украсть что-либо и т.п.) [67; 86; 324].
Развитие представлений о просоциальном поведении можно увидеть, проанализировав его определения, диапазон которых достаточно широк, и, в частности, это означает:
• любые действия с целью принесения пользы другим людям (существу) (D.T. Kenrick, N. Eisenberg, R. Cialdini, E. Aronson, T. Wilson) [11; 207], а также способы реагирования на людей, которые проявляют симпатию, сотрудничество, помощь, содействие, альтруизм (V. Zanden, W. James) [375];
• интенции (намерения) снять или ослабить трудное положение другого человека через пожертвование или оказание любезности (G. Baumann, P. Holfort, Schuch, H.E. Luck);
• вид поведения, где приоритетной задачей ставится помощь другим людям, при этом основным является заботливое отношение;
• поведение, которое заключается в проявлении сопереживания, эмпатии и заботы о других, а также стремлении сделать общество в целом лучше;
• позитивная форма социального поведения (J. Bryan, M. Test) [247];
• особый тип поведения, которое ориентировано на оказание помощи другому без извлечения собственной материальной выгоды, поэтому часто его отождествляют с помогающим поведением (М.И. Логвинова, Т.И. Богачева);
• поведение, в основе которого лежат моральные нормы и общественные интересы, включающие альтруизм, волонтерство, благотворительность, сотрудничество и другие (Е.А. Серова);
• имеет врожденную для человека функциональную психологическую основу взаимной тяги людей друг к другу (Д.В. Сочивко, 2019);
• поведение (действия), направленное на оказание помощи (помогающее поведение) (В.Е. Ким) [317] или доставление какой-то пользы другому в равной степени, как и себе, либо группе людей, включая или исключая себя; это также результат позитивного воспитания, опыт заботы о других, как копирование заботы о себе, сострадание к другим на основе эмпатического переживания того страдания, которое испытывает другой и т.п. (Д.В. Сочивко);
• добровольное поведение, направленное на пользу не только себе, но и другому человеку (людям) (Д.В. Сочивко);
• понимание чувств людей в сложившихся ситуациях, оказание им помощи, сочувствие, сотрудничество с другими людьми в деятельности, имеющей социально значимый характер для общества в целом, и определяется как забота во благо другого человека на основе принципов нравственных ценностей (П.А. Сотникова);
• поведение, которое выгодно группе или популяции в целом, потому что обеспечивает ее выживание даже в случае смерти отдельных особей, пожертвовавших собой (Е.А. Серова);
• действия, направленные на благо общества и предпринимаемые организацией, отдельным человеком бескорыстно, без расчетов на награду (N.R. Paola);
• поведение человека среди людей, бескорыстно направленное на их благо [44];
• обобщение видов поведения, связанных с благополучием других людей и с учетом собственных интересов, включающее в себя некоторые жертвы для субъекта просоциального поведения (S. Lindenberg) [252];
• волевое поведение, направленное на благо других, которое имеет очевидную важность для качественного взаимодействия между людьми и группами [337];
• поведение, осуществляемое ради блага другого человека без ожидания какой-либо внешней награды (J.R. Macaulay, L. Веrkowitz) [253];
• поступки, совершаемые человеком для другого и ради его пользы (R. Cialdini) [294];
• гуманное поведение, в поощрении и развитии которого человечество заинтересовано в первую очередь, являясь многосторонним понятием, включающим в себя действия, позитивно оцениваемые обществом (В.А. Янчук);
• любые действия, связанные с оказанием помощи или намерением оказать помощь другим людям независимо от характера его мотивов; большинство просоциальных поступков не являются абсолютно бескорыстными (C.D. Batson) [327];
• многогранная, неоднородная структура, содержащая различные просоциальные поступки через разнообразные контексты (чрезвычайная ситуация, эмоциональные или анонимные ситуации) и мотивы (альтруистический или гедонистический) [330];
• действие, направленное на улучшение положения принимающего помощь, однако оно ограничивается ситуациями, в которых субъект действия не мотивирован исполнением профессиональных обязанностей, а объектом помощи являются люди сами по себе (а не организация) [321];
• выполнение принятых в данном обществе моральных норм (одна из наиболее простых форм нравственного требования) (J. Hopkins);
• поведение, обладающее позитивными социальными последствиями и привносящее вклад в физическое и психологическое благополучие других людей (L.G. Wispe, 1972), является позитивно оцениваемыми межличностными действиями, соответствующими культурным и социальным стандартам (The Blackwell Encyclopedia of Sociology, 1996) [321];
• поведение, содействующее приспособленности получающего помощь индивидуума за счет приспособленности того, кто помогает (W. Hamilton, R. Trivers, Ch. Darwin, J.F. Rushton) [222; 369; 373];
• поведение, приносящее выгоду другому человеку; оно включает в себя такие действия, которые являются сотрудническими, выражающими любовь или помогающими по отношению к другим (M. Eysenck) [230];
• позитивно оцениваемые межличностные действия, соответствующие культурным и социальным стандартам; объектом просоциального поведения выступают конкретные люди, столкнувшиеся с различного рода проблемами (например, голодающие, неимущие, жертвы природных катаклизмов и т.п.) (Блеквелловская энциклопедия социальной психологии) [321];
• аспект межличностного взаимодействия, включающий в себя элементы социального познания, коммуникативных связей и совместнораспределенной деятельности (Т.И. Брессо) [32];
• общее описательное название моделей социального поведения, которое является общественным по своему характеру и включает в себя эмпатию, альтруизм, помогающее поведение, сотрудничество, щедрость, сочувствие и т.д. [214];
• любые действия, которые: а) имеют целью принести пользу другому человеческому существу, б) доставляют реальную пользу другому человеку (другим людям) и в) совершаются бескорыстно, исключительно из альтруистических побуждений [69];
• поведение человека среди людей, бескорыстно направленное на их благо [44], благо общества и предпринимаемые организацией, отдельным человеком бескорыстно, без расчетов на награду [362] и служит сохранению и укреплению существующих социальных систем [206; 238];
• поведенческое проявление нравственности - социально одобряемое поведение (оказание помощи, акты дарения) [192];
• поведение, продиктованное намерением быть полезным другим (помощь, участие или сотрудничество) [116];
• позитивное, конструктивное, социально полезное поведение; противоположное антисоциальному поведению (D.G. Myers) [182];
• поступок, который помогает другим или направлен на благо окружающих, при этом существует риск для помогающего [114];
• межличностный аспект активности человека, имеющий свою положительную направленность на благополучие другого человека с целью оказания ему помощи;
• поведение, которое без поиска внешних вознаграждений благоприятствует другим людям, группам или социальным целям и увеличивает вероятность генерации позитивной, качественной взаимности, солидарности в последующих межличностных или социальных отношениях, защиты идентичности (R. Roche).
Разноплановость термина «просоциальное поведение» позволяет выделить следующие положительные действия, направленные на оказание помощи другому человеку: помогать (отвечать другим, не рассчитывая на вознаграждение); делиться (отказываться от своих собственных потребностей или желаний, или ресурсов, чтобы приносить пользу другому); сотрудничать (координировать поведение, чтобы достичь конкретной цели); утешать (действовать таким образом, чтобы улучшить настроение другого человека). Просоциальное поведение, солидарность как эмерджентное явление появляются в результате каких-то специфичных обстоятельств, действий и диспозиций людей [103-105].
Так, в большинстве определений подчеркивается, что просоциальное поведение, с одной стороны, - это действия положительной направленности на благополучие другого человека, а с другой - это поступки, включающие в себя сознательное принятие действий самого человека, который оказывает помощь. Однако стоит разводить эти составляющие поведения, где действия могут выступать как помощь, обмен, утешение, пожертвование или волонтерство [295], а также сотрудничество, предназначены для блага других. Выступает как единица поведения, завершенный акт, имеющий как произвольность, так и непроизвольность характера. Поступок при этом определяется как конкретное действие, требующее от человека выполнения моральных норм, мотив и побуждение, намеренность (положительная или отрицательная). Тем самым находят свое выражение нравственный потенциал личности, ее позиции, установки и стремления. Все это вполне вероятно может обуславливаться культурными традициями, убеждениями и взглядами.
Таким образом, схожим в большинстве случаев в вышеперечисленных определениях просоциального поведения является оказание помощи, как правило, основанное на альтруистической мотивации (при этом не исключается и эгоистическая составляющая), межличностных, моральных, нравственных, социально-позитивных отношениях.
Анализ содержания просоциального поведения, представленного в его определениях, позволяет выделить свое (авторское) понимание поведения в нашем исследовании. Так, под просоциальным поведением стоит понимать положительные действия субъекта, направленные (адресованные) на другого человека (общество), что обуславливается внутренним давлением (личностными диспозициями) и межкультурным влиянием [150; 151].
В качестве объединяющих дефиниций просоциального поведения выступают: действия, направленные на оказание помощи; поведение; поступки; интенции (намерения), которые приводят к оказанию помощи, включая личностные особенности (эмпатию, сострадание, заботу и мотивационные аспекты (бескорыстно или с расчетом на награду).
Следует отметить, что существуют определенные типологии просоциального поведения. Так, S. Lindenberg выделяет пять видов просоциального поведения: сотрудничество, справедливость, альтруизм, надежность, уважительность к интересам [254].
На основе изученных теорий и экспериментальных положений (C.D. Batson, 1998; G. Carlo & B.A. Randall, 2001; N. Eisenberg 1986; N. Eisenberg & R.A. Fabes, 1998) авторы определили шесть различных типов просоциального поведения [10]:
1) альтруистическое - добровольная помощь, мотивированная заботой о нуждах и благополучии другого человека, которая часто порождается симпатией, а также интернализованными нормами и принципами, согласующимися с помощью другим;
2) уступчивое (помощь в ответ на просьбу) - поведение, которое помогает другим людям, когда его просят;
3) эмоциональное (помощь в эмоциональных ситуациях) - следствие оказания помощи при эмоциональных обстоятельствах, является реакцией на чрезмерное и личное страдание, вызванное чужим несчастьем (горем);
4) публичное (общественное (помощь перед другими)) - мотивируется желанием получить одобрение и уважение других и повысить собственную самооценку и чаще возникает перед аудиторией (при наличии окружающих людей);
5) анонимное (помощь анонимно) - помогающий не нуждается в оценке действий, связанных с оказанием помощи, так как, поступая таким образом, он остается верным ценностям, которые внутренне приняты им самим;
6) экстренное (помощь в чрезвычайных ситуациях) - касается проявления просоциальных поступков в чрезвычайных и трудных ситуациях.
M. Jackson & M.S. Tisak выделяют четыре варианта просоциального поведения, которые могут быть связаны с профессиональной деятельностью [322]:
- помогающее (отвечать другим, которые имеют дело с негативными последствиями, но не по своей вине);
- обменное (отказываться от своих собственных потребностей или желаний либо ресурсов, чтобы приносить пользу другому);
- сотрудничество (координация поведения, чтобы достичь конкретной цели);
- утешительное (действия, направленные на улучшение настроения другого человека), взаимодействие с другими людьми.
Польский ученый Я. Рейковский (1981), рассматривая поведение человека, выделяет его социально позитивные (альтруистическое поведение, кооперативное поведение и помогающее поведение) и негативные формы. В связи с этим альтруистическое поведение понимается как «безраздельное посвящение себя интересам другого человека или общества», без учета собственных интересов. Кооперативное поведение - это деятельность, направленная на пользу обществу и людям, стремление учитывать собственные и общественные интересы.
Помогающее поведение понимается как склонность следовать в своем поведении на благо других людей без самопожертвования и нанесения ущерба своему здоровью [133] и авторитету. Кооперативное поведение - это деятельность, приносящая пользу как обществу, так и самому субъекту, при этом учитываются не только собственные, но и общественные интересы.
В свою очередь, помогающее поведение (оказание помощи) - это предоставление непосредственной помощи кому-то, кто в ней нуждается. Этот термин может употребляться для обозначения ситуации, когда поведение не включает в себя никаких жертв, реальных или потенциальных, а также может быть направленностью личности (совокупность устойчивых мотивов, которые характеризуются интересами, склонностями, убеждениями). Таким образом, действия, описанные в данных трех понятиях, можно отнести к просоциальным [332].
При изучении просоциального поведения наблюдается тенденция к рассмотрению взаимодополняющих теорий, которые позволяют осмыслить этиологию просоциального поведения и во многом подкрепляют и дополняют взгляд D.G. Myers, построенный на теории социальных норм, социального обмена и эволюционной психологии (таблица 1.1).

 


Таблица 1.1 - Теории просоциального поведения (по D.G. Myers)

Теория

Уровень
объяснения

Взаимный
альтруизм

Подлинный
альтруизм

социальных
норм

социологический

норма взаимности

норма социальной ответственности

социального
обмена

психологический

внешнее вознаграждение за оказание помощи

дистресс - внутреннее вознаграждение за оказание помощи

эволюционной
психологии

биологический

взаимность

сохранение рода


D.G. Myers отмечает социальные нормы, которые предписывают человеку оказание помощи, вместе с тем норма взаимности связана с ответной реакцией на помощь, при этом не вредить тому, кто ее оказал. Норма социальной ответственности мотивирует человека помогать нуждающимся при отсутствии взаимности.
J. Campbell утверждает, что генетическая эволюция позволяет объяснить некоторые формы просоциального поведения (родительская забота), при этом не разъясняет экстремальных проявлений, связанных с оказанием помощи незнакомым людям, находящимся в беде, руководствуясь социальными нормами [174; 268; 293; 321].
Человек как биологическое существо является высоко социальным и чувствительным к социальным нормам, и некоторые теории предполагают, что нормы необходимы для выстраивания межличностных отношений и сотрудничества. При этом следует понимать последствия и ответственность тех норм, которые человек выполняет, совершая просоциальные действия. Необходимо обозначить два принципиально важных влияния норм: «фокусирующее» - нормы влияют на поведение только тогда, когда на них обращается внимание человека; и второе - «информационное» влияние, при котором норма оказывает более сильное влияние на человека, чем больше других он наблюдает, ведя себя в соответствии с этой нормой.
В работах S.E. Taylor выделены нормы [269], которые имеют прямое отношение к просоциальному поведению: социальная ответственность, взаимность и социальная справедливость, что позволяет дополнить и шире представить взгляды D.G. Myers:
- норма социальной ответственности;
- норма социальной взаимности;
- норма социальной справедливости [268; 294].
В теории социального обмена оказание помощи мотивируется стремлением снизить затраты и увеличить доходы. Схожая точка зрения наблюдается и в других исследованиях. Например, по мнению Э. Аронсона и Т. Уилсона [11; 304], в теории социального обмена человек желает увеличить выгоду и уменьшить затраты и помогает в случае превышения собственных издержек [11; 182]. Вознаграждение за оказанную помощь возможно несколькими способами:
- посредством нормы взаимности (увеличивается возможность того, что будет оказана помощь взамен), что является отличительным моментом в рамках подхода D.G. Myers и сопряжено с теорией социальных норм;
- снижение негативных эмоций свидетеля несчастного случая (оказывая помощь, получает такие возможные награды, как социальное одобрение со стороны других людей и повышенное ощущение собственной ценности) [36].
В свою очередь S.E. Taylor указывает на необходимость изучения просоциального поведения через призму теории социального обмена, в соответствии с которой ответная реакция на получаемую помощь связана с выгодой, которая влечет за собой затраты [268]. Помощь более привлекательна, если впоследствии благодаря ей можно получить равноценную услугу, поправляя тем самым равновесие во взаимоотношениях. Как считает J. Fischer, люди чаще всего с готовностью обращаются за помощью, когда могут отплатить за нее какой-нибудь услугой [358]. B. Latane и другие утверждают, что помощь ценится людьми выше, когда они могут дать что-нибудь взамен [11; 308]. Взаимопомощь является естественной и обычной с друзьями и родственниками: они делают подарки, дают советы и поддерживают друг друга.
Теория социального обмена G.C. Homans представляет собой рационализированную модель поведения, детерминированного внешними обстоятельствами и внутренними мотивами. При этом рациональность действия заключена не в сознательном выборе людей (как у Парсонса), а в следовании правилам социального обмена, поэтому свобода человека оказывается лишь «иллюзией выбора», подчиненного психологическим правилам [3; 16].
Социальный обмен охватывает повседневную жизнь людей и определяет различные уровни социального взаимодействия, выступая в качестве реальных и идеальных моделей поведения [33].
T.A. Wills демонстрирует следующий факт: когда другу, который когда-то помог, будет оказана помощь в ответ, снижаются затраты при последующем обращении за помощью [374]. В исследованиях А. Nadler описан взгляд на то, что помощь может грозить равенству взаимоотношений и нарушать баланс власти [358].
Таким образом, можно говорить о теории обмена, которая, основываясь на общественных отношениях и действии социальных факторов, предполагает, что поведение людей есть не что иное, как постоянный обмен ценностями, ориентированными на общественные интересы, то есть обусловливает достижение долгосрочных выгод. Исследования, проведенные в разных сферах, показали, что люди чаще всего прибегают к коллективным действиям без всякого принуждения в тех случаях, когда решаются вопросы, связанные с предоставлением общественных благ или управлением общественными ресурсами [180].
S. Solomon, J. Greenberg и T. Pyszczynski отмечают, что «оказание помощи тому, кто ее заслуживает (особенно в рамках социальных норм данной культуры), является примером того, как соблюдение культурных стандартов дает индивиду чувство личностной самоценности» [цит. по: 24, с. 132]. G. Hirschberger отмечает, что в основе отказа от просоциального поведения могут лежать несколько причин: 1) нехватка времени; 2) эгоцентрические установки; 3) угроза для субъекта оказания помощи; 4) угроза социальным привилегиям субъекта оказания помощи; 5) самозащитные (эгозащитные) установки [15, с. 210]. Механизм отказа от просоциального поведения должен содержать в себе рациональное обоснование такого выбора, так как просоциальное поведение обладает высокой социальной ценностью [10] и, следовательно, отказ от его реализации находится в области нарушения социальных норм, нарушение которых всегда требует от личности интерпретации, объяснения подобного поступка [260].
При этом следует отметить, что на основе теории социального обмена может рассматриваться индивидуалистский подход, который по уровню объяснения просоциального поведения отражается через внутренние и внешние детерминанты (вознаграждение за оказание помощи) и сосредоточен на исследовании взаимосвязи настроения и направленности поведения.
Представители данного подхода считают, что готовность помочь увеличивается в позитивном настроении и связана с удачами и счастливыми воспоминаниями, что подтвержается моделью «аффективной зарядки» (G. Bower и J. Forgas), согласно которой информационная роль настроения разъясняется как избирательная активация, способствующая в подобных ситуациях обращению к памяти. Хорошее настроение порождает позитивные мысли и далее - положительные действия (просоциальное поведение). Положительный опыт человека создает общее настроение благосклонности, которое охватывает саму личность и других людей, а отрицательный опыт демонстрирует противоположное влияние (D. Rosenhan, B. Underwood, B. Moore, А.М. Isen и др.) [25; 65; 222; 231].
Существует и другой подход к информационной роли настроения - модель «аффект как информация», разработанная S.H. Schwartz [222; 321; 370], в котором предполагается, что сиюминутное настроение воспринимается как часть информации. Например, оценка другого человека может быть представлена на своих чувствах и с опорой на эмоции и впечатления [67; 96].
По мнению S.H. Schwartz, позитивные чувства сообщают человеку, что окружающая его обстановка безопасна. Поэтому люди демонстрируют просоциальные действия. Так, сигналы об опасности угнетают социальные стремления, и, наоборот, безопасность является признаком положительного настроения и побуждает к просоциальному поведению.
Обобщив исследования на эту тему, J. Forgas указал на несимметричность влияния положительного и негативного настроения: действие хорошего настроения более сильное и последовательное, чем плохого. На основе эволюционной теории это интерпретируется следующим образом: негативное настроение информирует о предстоящей опасности. И как следствие, у человека возникает плохое настроение, когда он сильно сосредоточен на себе и подавляет просоциальные порывы, ибо возрастает цена, так как увеличивается вмешательство [41; 85].
В своих исследованиях, посвященных сравнению негативного настроения и нейтрального, M. Carlson and N. Miller обнаружили, что межличностная вина как особая негативная эмоция способствует желанию помочь. Так, межличностная вина увеличивается, если индивид наносит ущерб другому человеку, и снижается, если ущерб нанесен ему самому (виктимизация). При негативном настроении у детей наблюдается снижение оказания помощи, в то время как у взрослых отмечается повышение. Чувство вины, вызванное совершенным плохим поступком, увеличивает просоциальное поведение, но при многих обстоятельствах, где чувство вины отсутствует, плохое настроение сокращает просоциальные поступки [268; 321]. C.D. Batson и другие исследователи доказали, что сочувствующие люди надеются на улучшение своего настроения и не снижают просоциальное поведение [51; 87].
В свою очередь межличностный подход включает в себя теорию социального обмена (как инвестиция в будущий обмен) и теорию взаимозависимости и подвергает анализу межличностные отношения как меновые, в ходе которых люди стремятся принять вознаграждение. Так, на основе теории социального обмена люди помогают тогда, когда выгода от помощи превышает ее издержки. В своей теории взаимозависимости G.A. Kelly и J.W. Thibaud приходят к выводу о том, что взаимозависимые индивиды трансформируют меновые отношения, основанные на эгоистическом принципе «ты - мне, я - тебе», в отношения просоциальные [48; 59; 263; 270].
В этом подходе разделяют два типа межличностных отношений: близкие (между друзьями как солидарные, межличностные гармоничные отношения и сплоченность) и поверхностные (награду принимают в соответствии с вкладом каждого при выполнении совместных действий на основе нормы справедливости). Похожее различие установили J. Mills и M.S. Clark, которые противопоставляли меновые (появляются у незнакомых и малознакомых людей) и близкие (возникают у друзей, членов семьи или возлюбленных) взаимоотношения. При меновых взаимоотношениях человек стремится к максимальной награде, следовательно, человек руководствуется эгоистическими мотивами, тогда как при близких - считается с благополучием другого и опирается на просоциальные мотивы [354].
Сочувствие и просоциальное поведение взаимосвязаны и эмпирически подтверждены, так как сочувствие играет важную роль в развитии просоциального поведения, причем стоит оно выше эгоистических целей. Данный подход согласуется с гипотезой «альтруизма как сочувствия», в соответствии с которой мотивирующим является сочувствие. Сочувственное участие как особенность личности может рассматриваться как основа просоциальной мотивации, а преобладание личного дискомфорта - устойчивой эгоистической мотивацией [222].
Следует отметить, что атрибуция и просоциальная самоконцентрация являются составляющими межличностного подхода. И мнение о том, что «человек, который жертвует собой на благо общества», хочет помочь другим людям, включено в стратегию атрибутивного перевоспитания, направленную на изменение самоконцепции помогающего, что увеличивает желание реализовывать социально желательные действия. Так, в прикладном контексте атрибутивное перевоспитание формирует просоциальную самоконцепцию и может способствовать проявлениям просоциальности (J.A. Piliavin) [367].
Эволюционная психология, по мнению D.G. Myers, определяет два типа просоциального поведения: преданность роду и взаимность. В связи с этим гены эгоистичных индивидуумов выживут с большей вероятностью, чем гены жертвующих собой людей [5; 63; 182].
Биологи-эволюционисты E.O. Wilso и C.R. Dawkins использовали принципы эволюционной теории для объяснения альтруизма. Данная теория получила свое развитие и в рамках эволюционной психологии, объясняющей социальное поведение с позиции генетических факторов. При этом эволюционные психологи считали родственный отбор одним из способов объяснения просоциального поведения, согласно которому поведение идет на пользу генетически родственным особям и связано с естественным отбором [182]. Необходимо отметить, что биолог W.D. Hamilton признал, что с эволюционной точки зрения действия отдельного человека направлены на выживание своего генотипа, а не на собственное выживание [57; 75].
В рамках эволюционной теории можно рассматривать социобиологию, то есть дисциплину, занимающуюся изучением биологических основ социального поведения [375]. Так, вопросы просоциального поведения в данном контексте указывают на то, что альтруистическое и помогающее поведение являются синонимичными, и в биологическом значении помогающее и просоциальное поведение служит аналогом альтруистического поведения [237]. Исходя из этого, альтруизм отражает следствие естественного отбора, так как увеличивает возможность индивида (или его родственников) воспроизвести потомство. Развитие альтруизм происходит под влиянием двух основных причин - выбора родственников и взаимной выгоды [27; 320].
Социобиологи высказывают мнение о том, что выбор родственников детерминируется репродуктивными успехами человека, которые называются совокупной приспособляемостью и обусловлены генами, переходящими в последующие поколения, составляя сумму собственных репродуктивных успехов (например, собственные дети - прямая приспособленность) и пропорция репродуктивных успехов родственников конкретного человека, определяющихся альтруистическим поведением (совокупная приспособленность) [70; 87; 222; 294; 375].
Однако просоциальное поведение не всегда распространяется только на родственников, но и на чужого человека, что обусловлено теорией взаимного альтруизма R. Trivers [222; 321]. Основное положение данной теории свидетельствует о том, что такое поведение способствует естественному отбору, если базироваться на принципе взаимной выгоды («поступай по отношению к другим так, как хочешь, чтобы другие люди поступали по отношению к тебе»), и связано с нормой социальной взаимности. В тех случаях, когда оказывающему помощь ничего не стоит так поступить, а выгода за данные действия - высока, такой альтруизм оказывается взаимовыгодным. Так, «взаимный альтруизм» определяется значительным уровнем доверия, стабильностью группы, ее прочностью. Это позволяет повысить вероятность взаимной поддержки и уменьшить риск альтруистических намерений [19; 81; 268]. Данная позиция частично согласуется с социальными нормами.
Вызывает немало возражений мнение о том, что оказание помощи другим является генетической обусловленностью «человеческой природы» (C.D. Batson). Насколько этот подход оказывается применимым к людям, до сих пор не ясно. Можно предположить, что вопреки распространенным представлениям самосохранение отнюдь не всегда оказывается главенствующим мотивом [268].
Несмотря на существующий размах теорий, свзязанных с просоциальным поведением, следует предложить мнение S.E. Taylor, которое [268] отражено в отношении предлагаемой помощи. Так, выделен ряд социально-психологических теорий:
• теория атрибуции (угрозы самооценке), согласуется с межличностным подходом. Данная теория объясняет понимание и готовность людей оказывать помощь при необходимости. Сохранить положительную самооценку получается в тех случаях, когда человек интерпретирует оказание помощи не за счет своих внутренних недостатков, а в связи с внешними и неконтролируемыми факторами [268; 281]. В ряде исследований (J. Fischer, A. Nadler и др.) установлено, что люди принимают помощь со стороны посторонних людей тогда, когда это не связано с личными ошибками, а когда проблема вызвана сложностью ситуации [358].
Кроме того, важным является объяснение мотивов оказывающих помощь людей. Так, поддержанию собственного «эго» способствуют оказание помощи и искренняя забота о благополучии других людей. Кроме того, угрозой самооценке является представление о принятии некомпетентной, неуспешной помощи со стороны незнакомцев. Когда существует угроза самооценке, люди могут сдерживать себя, чтобы обратиться за помощью, даже в случаях острой необходимости. Например, люди с крайней неохотой прибегают к помощи работников социальных служб, опасаясь почувствовать унижение или показаться беспомощными [321];
• теория реактивного сопротивления: утрата свободы позволяет объяснить отношение людей к предлагаемой помощи, в соответствии с которой они пытаются увеличить личную свободу выбора (J.W. Brehm). При ограничении свободы люди реагируют враждебностью и раздражением. Данное психологическое состояние является реактивным сопротивлением. Перспектива утраты свободы также может мотивировать и восстановление своей независимости [268];
• теория группы самопомощи и использования компьютера: оказываемая помощь не всегда принимается людьми положительно. Иногда помощь может ограничивать независимость, снижать самооценку и свое воздействие. Осознание этих процессов способствует описанию причин негативной или неоднозначной реакции на желание другого человека оказывать помощь и причин, по которым люди не хотят обращаться за помощью даже в ситуациях крайней необходимости.
Применение компьютеров и объединения для самопомощи являются источниками просоциального поведения и объясняются социальнопсихологическими факторами. Для оказания помощи друг другу люди с общими проблемами собираются вместе, что позволяет уменьшить затраты на получение помощи, так как это осуществляется людьми, которые сами в ней нуждаются. Это также дает возможность для оказания встречной помощи и осознания того, что и другие люди сталкиваются с подобными трудностями.
Обращение к компьютеру позволяет в доступной форме получать помощь, но уже не от человека. На данный момент компьютеры используются для изучения предметов (дисциплин), являются обучающими и дают возможность, не испытывая неловкости и смущения (появляющиеся из-за понимания своих ошибок и проблем перед другим человеком), обращаться за помощью к справочным материалам в интернет-среде. Престижность компьютерной помощи описана в исследовании М. Наппа и др. [268].


В работах S.E. Taylor определяются иные подходы к изучению просоциального поведения [268]: подход с позиции принятия решения, подход с позиции научения.


1. Подход с позиции принятия решения


В данном случае помощь оказывается человеком при принятии определенных решений, переходящих в конкретные действия. В различных ситуациях принятое решение о помощи сочетается с процессами социального мышления и рациональности его принятия (B. Latane и J.M. Darley).
Представленный подход базируется на процессах, влияющих на восприятие необходимости оказания помощи в возникшей ситуации, и обращается внимание на сравнительную оценку человеком затрат и награждения, вследствие чего принимается решение о помощи.
Модель принятия решений позволяет судить о причинах редкого оказания помощи пострадавшим со стороны свидетелей, наблюдающих за случившимся несчастьем, так как при однократном ответе «нет» - помощь будет невозможной. Недостатком модели является то, что в ней уделяется мало внимания эмоциональным факторам поведения свидетеля. Так, когда очевидец находится в состоянии страха или ужаса, процесс принятия решения происходит неадекватно [65; 68; 230].


2. Подход с позиции научения


В рамках подхода дается объяснение причин помогающего (просоциального) поведения и роли механизмов научения (A. Bandura) и обращается внимание на то, что в процессе развития дети приучаются сопереживать окружающим их людям и оказывать им помощь [116; 268]. Люди учатся помогать через подкрепление: эффекты вознаграждения и наказания за просоциальное поведение, а также путем подражания (в ходе наблюдения за поведением других людей, демонстрирующих оказание помощи) [321].
Подход включает следующие компоненты:
- подкрепление: проявляется в диспозициональной похвале;
- научение: выражается через наблюдение моделей просоциального поведения: реализуется посредством телевизионных программ, а также через примеры ближайшего окружения [230].
Так, в соответствии с основными принципами моделирования и подкрепления, а также механизмами подражания реализуется просоциальное поведение [268]. Следует отметить, что подход с позиции принятия решений выделяет роль сложных когнитивных процессов в регулировании просоциального поведения. Подход с позиции научения позволяет судить о том, что просоциальные действия и нормы люди обретают на основе подкрепления и подражания.
Таким образом, резюмируя, можно сказать, что просоциальное поведение - это действия, предназначенные для того, чтобы приносить пользу другому человеку, обществу [118], и не рассчитанные на какую-либо внешнюю награду [191]. И с эволюционной позиции обозначается как поведение, содействующее приспособленности человека, получающего помощь, за счет приспособленности помогающего [74]. Эволюционисты считают, что направленность на оказание помощи есть результат человеческой эволюции. Другие ученые, наоборот, акцентируют внимание на социальных группах в развитии правил оказания помощи на основе социальных норм (ответственности, взаимности, справедливости).
Представляется, что, встраивая просоциальное поведение в биологическом (социобиологическом) подходе, упускается из виду то, что кроме альтруизма может быть и эгоистическая мотивация оказания помощи, и оно не всегда обусловлено родственной и генетической предрасположенностью. Кроме того, социальные нормы соотносятся с социально- психологическим уровнем объяснения просоциального поведения, поскольку чаще всего это связано с меновым отношением при взаимодействии и ответственностью.
С позиции социальной психологии - это «поступки, направленные на благо другого человека. При этом у помогающего есть выбор: совершать их или нет» [228; 236]. Как следствие, данное поведение включает в себя различные виды действий, ориентированных на совершение поступка для блага другого. Побудительными силами просоциального поведения являются высокий уровень нравственного мышления, стремление соблюдать общепринятые моральные и этические нормы. Выбор поведения осуществляется в ущерб индивидуальным интересам, если индивидуальные и социальные интересы противоречат друг другу [321]. В основе рассмотренных подходов объяснения причин проявления просоциального поведения определяются разные движущие силы: естественный отбор, эмоциональное состояние, социальные связи и т.д., каждый из указанных источников предполагает определенные ожидания со стороны окружающих, на основе которых и формируется просоциальное поведение, которое описывается через такие категории, как проявление заботы об окружающих, помощь при решении разных задач,
воплощение блага, которое приносит людям пользу, сотрудничество и взаимодействие, участие в делах других, наличие сочувствия и сопереживания. Проявления помогающего поведения достаточно многообразны, их нельзя свести только к фиксированной модели поведения [22].
Как отмечает Е.М. Серова, просоциальное поведение является биосоциопсихологическим феноменом, изучение которого предполагает междисциплинарный подход. Данное понимание позволяет рассматривать просоциальное поведение как системный феномен, состоящий из трех уровней: неосознанного (биосоциального), осознанного (личностного) и духовного. Это говорит о том, что просоциальность выступает в своей природной ипостаси, имеет инстинктивную сущность и наследуется, а также является социальным и морально-этическим образованием, сформированным в процессе социализации личности в конкретном социуме [252].
Обобщение изложенных выше точек зрения позволяет конкретизировать и в качестве базового понятия трактовать просоциальное поведение как действия, ориентированные на то, чтобы приносить пользу другому человеку, обществу в целом, и возникающие в результате взаимодействия внутренних и внешних детерминант поведения, определяющих его направленность.

просоциальное поведение


Так, просоциальное поведение будучи социально значимым и одобряемым базируется на биологических основаниях, проявляется через социальные нормы и взаимодействие с окружающей средой и трансформируется
посредством индивидуального (личностного) восприятия о необходимости оказать помощь, что становится возможным посредством внутренних и внешних детерминант, имея различный уровень объяснения (социальный, психологический, биологический) просоциального поведения (рисунок 1.1).
Обобщая теории и подходы к пониманию просоциального поведения, отмечается разносторонность взглядов авторов, что свидетельствует о разнообразии точек зрения на толкование просоциального поведения. При этом практически во всех подходах отмечается роль социальных норм. Однако нигде нет информации о том, что просоциальное поведение может приводить к становлению просоциальности как профессионально важного качества.

 


 


1.2 Модели просоциального поведения в психологии


Анализ феномена просоциального поведения личности обнаруживает огромный пласт факторов, причин, условий, обуславливающих его развитие и реализацию личностью, а также своеобразие структуры и моделей данного вида поведения, его многоаспектность и полиморфность [277].
При рассмотрении просоциального поведения некоторыми зарубежными исследователями акцент делается на моделях различных компонентов просоциального поведения, согласующихся с теориями и подходами, представленными выше, приводящими к некоторому пониманию феномена просоциального поведения [135].
Разнообразие и разброс моделей просоциального поведения обусловили необходимость систематизации предложенных в научной литературе их классификаций. В связи с этим модели просоциального поведения представляются как когнитивные, эволюционные, социальные, мотивационные, интегративные.
Когнитивные модели просоциального поведения показывают поэтапность действий, необходимых для принятия человеком решения об осуществлении помощи [6]. Любое из когнитивных событий может являться барьером в осуществлении просоциального действия [90]. Так, к когнитивным моделям относятся модель просоциального поведения с позиции принятия решения (В. Latane и J. Darley), модель принятия морального решения (S.H. Schwartz), процессуальная модель (S.H. Schwartz), модель «ожидаемой ценности» (H. Heckhausen), модель «эмпатии» (W.L. Marshall, S.M. Hudson, R. Jones, Y.M. Fernandez), модель «морального поведения» (J.R. Rest), модель «солидарного поведения» (S. Lindenberg).
Модель просоциального поведения с позиции принятия решения (В. Latane, J. Darley)
Принятие решения происходит следующим образом: восприятие необходимости, осознание личной ответственности, оценка вознаграждения и затрат, решение о том, как помочь [268]. B. Latane и J.M. Darley выделили серию из пяти ступеней выбора, которые должен пройти наблюдатель (часто
бессознательно), чтобы решиться оказать помощь (рисунок 1.2). Необходимо отметить, что на каждой стадии наиболее простым выбором является путь наименьшего сопротивления - не делать ничего и, следовательно, не оказывать помощи. Ступени выбора состоят из серии пошаговых действий:
• шаг 1 - наблюдатель должен осознать чрезвычайность ситуации (заметить, что кто-то нуждается в помощи; это требует внимания);
• шаг 2 - правильная интерпретация ситуации как чрезвычайного происшествия (ощутить состояние эмоционального возбуждения);
• шаг 3 - ответственность за действия (интерпретировать состояние возбуждения);
• шаг 4 - знать, что делать (выделить плюсы и минусы);
• шаг 5 - принятие окончательного решения о помощи (принять решение и осуществить его) [11; 121; 268; 270].

решение о помощи

Рисунок 1.2 - Модель принятия решения о помощи B. Latane, J.M. Darley


Так, сначала человек обращает внимание на то, что что-то произошло, и оценивает необходимость предоставления помощи в данной ситуации. Если она нужна, человек определяет необходимость брать на себя ответственность за оказание помощи или нет. Затем взвешивает вознаграждение и затраты в случае оказания или отказа от помощи и, наконец, решает, какая именно требуется помощь и как ее реализовывать [11; 282].
Модель принятия морального решения (S.H. Schwartz) базируется на следующих аспектах морального действия:
• моральные решения, приводящие к межличностным действиям и в результате приносящие пользу другим людям (осмысление исхода своих действий (или бездействий) для благополучия других людей);
• принятые решения становятся моральными, когда человек берет на себя ответственность за них (осмысление последствий полезных действий для других людей в конкретных ситуациях зависит от обстоятельств, а также от личностных и ситуационных факторов, которые взаимосвязаны).
Вытекающие из моральных решений действия и ответственное за них лицо оцениваются как хорошие или плохие в соответствии с теми по
следствиями, которые эти действия имеют для блага других людей. Критериями таких оценок являются принятые в культуре определения хорошего и плохого межличностного поведения нормы, то есть моральные. Так, еще один аспект представлен моральными (или просоциальными) нормами, предписанными обществом, которые частично или целиком признаются личностью в качестве внутренних принципов [288].
Данная модель представлена в работах H. Heckhausen, в которых раскрываются содержательные характеристики просоциального поведения на основе исследований S.H. Schwartz [290]. Исследователь выдвинул гипотезу о наличии взаимосвязи норм (внутренних) и реального просоциального поведения, которое будет осуществляться, наряду с проявлением личностных диспозиций осознания последствий и собственной ответственности. Кроме того, H. Heckhausen предлагает схожую модель, отражающую мотивирующее значение оказанной помощи.
Процессуальная модель (S.H. Schwartz), сущность которой заключается в том, что мотивирующий фактор содержится в самооценке человека, который возможно окажет помощь. Переживание морального долга наблюдается при актуализации относящихся к самому себе ожиданий при восприятии несчастного (бедственного) положения другого человека. Далее поведение «мотивируется желанием действовать в согласии со своими ценностями так, чтобы сохранить представление о себе и избежать ущемления чувства собственного достоинства» [53; 68].
S.H. Schwartz, изучая самооценку помогающего человека, выделяет два типа мотивации оказания помощи: эмоциональное или эмпатическое возбуждение (лежит в основе подходов к объяснению действия помощи, предложенных J. Аronfreed, G. Hornsteyn и M.L. Hoffman) и актуализацию социальных ожиданий (оказание помощи зависит от соотношения позитивных и негативных оценок со стороны других людей, то есть от расчета соотношения затрат и пользы, что лишает просоциальное поведение альтруистического характера) [343].
В своей процессуальной модели альтруистического действия S.H. Schwartz различает четыре стадии, складывающиеся из девяти этапов: актуализация личной ответственности (восприятие нужды и ответственности); актуализация моральной обязанности (конструирование норм); стадия защиты (проверка, переоценка возможных последствий, затрат, исходов и т.д.); стадия реакции (действие или бездействие) [86; 289; 290]. Данная модель имеет схожесть с позицией принятия решения, предложенной В. Latane и J. Darley, так как основным в данных подходах является принятие решение об оказании помощи. При этом характерной особенностью становится мотивационный аспект.
Модель ожидаемой ценности (H. Heckhausen). Основная идея модели состоит в следующем: чем больше будет позитивных последствий, тем скорее будет оказана помощь. Переменные ожидания могут быть различными:
- субъективная вероятность действия, результат которого влечет за собой благоприятные для нуждающегося в помощи последствия;
- инструментальная значимость собственного действия для достижения желаемых последствий (избавления от неприятностей нуждающегося в помощи) [290].
Модель эмпатии (W.L. Marshall, S.M. Hudson, R. Jones, Y.M. Fernandez) рассматривается через призму состояния, которое со временем колеблется и проявляется под влиянием ситуативного контекста. W.L. Marshall и H. Barbaree представляют эмпатию посредством двух стадий: процесс, предшествующий эмпатии (например, эмоциональное признание), и результат (например, помогающее поведение). Согласно этим авторам, процесс эмпатии включает четыре дискретных шага:
1. Признание эмоции - предшественник эмпатии, вовлекает правильную идентификацию эмоций, которые испытывает другой индивид.
2. Ожидаемая выгода - когнитивный компонент процесса эмпатии, выражается в способности понять другого человека или поставить себя на его место.
3. Ответные эмоции - эмоциональный компонент процесса эмпатии и опосредованной ответной эмоциональной реакции другой личности.
4. Результат реакции - связан с наблюдателем при решении, оказать помощь или нет, основанном на чувствах другого человека.
Каждая из стадий полагается на более ранние, и разрушение в любом пункте будет воздействовать на прогрессию через стадии и окончательный опыт эмпатии [352].
Согласно этой модели на эмпатию воздействуют контексты и ситуации. Состояние человека в определенной ситуации может быть связано с прошлыми событиями или воспоминаниями, которые являются важными. Выдвигая на первый план определенные стадии, которые соответствуют эмпатии, эта модель позволяет выявить недостаточность проявления эмпатии у некоторых людей, а также исследовать отношения между эмпатией и связанными с ней конструкциями (например, признание эмоции, познание и социальные навыки) [352].
Модель морального поведения (J.R. Rest) основана на четырех диалоговых составляющих морального поведения, соединяющих такие аспекты психологических теорий, как познание, аффект, поведение и личность. При этом все компоненты взаимодействуют между собой и могут включать в себя несколько психологических теорий, которые способствуют развитию этой модели [195]:
1) моральная чувствительность - активация моральной схемы для осведомленности вовлеченных в ожидаемую выгоду относительно моральных дилемм;
2) моральное рассуждение (доказательство, умозаключение) - процесс оценки, действия наиболее нравственно оправданного из потенциально возможных действий;
3) моральная мотивация - обязательство расположить по приоритетам моральные ценности, моральные действия и другие личностные ценности;
4) моральный характер - постоянство проявления морального поведения, то есть стойкость преодоления препятствий для проявления просоциального поведения (M.J. Bebeau, J.R. Rest и др.) [351].
Схематично это можно представить следующим образом (рисунок 1.3).

моральное поведение

Рисунок 1.3 - Составляющие модели морального поведения (J.R. Rest)

Представленные компоненты, несомненно, являются непоследовательными и диалоговыми (D. Narvaez, J.R. Rest). Без моральной чувствительности, то есть без осведомленности о моральной дилемме, каждый из них не инициализирует моральный процесс рассуждения. Если данная схема не будет активизирована, то компонент чувствительности не будет подавать сигнал моральному процессу рассуждения. Однако могут быть случаи, в которых схема активизирована, а процесс рассуждения не инициализирован. Это возможно, когда дефицит в одном из этих четырех компонентов может уменьшить вероятность проявления морального поведения. В целом данная модель служит основой, в которой когнитивный, эмоциональный компоненты и развитие характера могут взаимодействовать, чтобы привести к рассуждению о морали и моральному поведению [351; 359].
Следует отметить, что данная модель согласуется с деятельностным подходом (Е.О. Смирновой, В.М. Холмогоровой), в котором выделены моральные и нравственные (опосредствованные и непосредственные) побуждения, выражающиеся в сходных формах поведения, которые получили в психологии название просоциальных (гуманных или альтруистических). Можно полагать, что нравственное отношение к другому человеку является устойчивой характеристикой личности, поэтому оно выражается независимо от конкретных ситуаций. В отличие от этого, поведение, опосредствованное моральной нормой, строго детерминировано и предполагает ее соблюдение только в определенных обстоятельствах [30; 63]. Соответственно, преобладание нравственных побуждений может проявиться в возможности переноса просоциальных форм поведения на ненормативные ситуации, т.е. ситуации, требующие «расширения» знаемой нормы [257].
Модель солидарного поведения (S. Lindenberg) [349] показывает, что во всех ситуациях, поступках человека можно видеть эффект селективной сензитивности, а именно, продвижение и придание важности одним объектам, факторам, причинам и удаление на другой план других. Эта необходимость связана с природой психики человека, особенностями психических процессов (селективность внимания, восприятия и др.). Роль данной сензитивности направлена на выражение значимости тех действий, которые позволяют обеспечивать эффективную его реализацию.
S. Lindenberg указывает на то, что сензитивность определяется селективностью, проявляется не только к ситуативным факторам действий, но в когнитивных представлениях, а также эмоциональном отношении к ситуации [5, с. 23]. Все это обусловлено целью, которая обеспечивает избирательный характер отношения к когнитивной, эмоциональной и другим сторонам ситуации. Цель, совместная с когнитивными процессами, которые она вызывает, называется S. Lindenberg фреймом. Еще одной составляющей фрейма, который позволяет регулировать отношения личности и общества (и его членов), является ментальная модель (это вид ментальной репрезентации, управляющей мышлением и действиями). Необходимо отметить, что представленная модель гораздо шире социальных норм и установок, так как учитывает систему отношений, ожиданий, согласований, притом, что социальная норма содержит в себе в основном правила.

солидарное поведение

Рисунок 1.4 - Модель солидарного поведения S. Lindenberg

Данная модель включает в себя прототипы, которые позволяют создать эталонную версию явлений и ответить на вопросы по поводу этого явления. К примеру: прототип отношений отвечает на вопрос «Если это дружеские отношения, то как я должен вести себя?». При этом фрейм - наиболее важный фактор, который опосредует просоциальное поведение личности (рисунок 1.4).
Так, S. Lindenberg предлагает более сложную версию этой структуры и конкретную версию теории целеполагания, которая объясняет механизмы, посредством которых ситуационный контекст формирует субъективное определение ситуации и действия индивидов. Основными элементами в этой структуре являются характеристики действующего «человека» и ситуации, в которой происходит его поведение.
Так, модели, направленные на моральный компонент просоциального поведения (J.R. Rest, S.H. Schwartz, H. Heckhausen), переводят личностное восприятие обстоятельств, связанных с оказанием помощи в ситуативный контекст, отражающий принятие решения.
Эволюционные модели просоциального поведения основаны на объяснении социального поведения с позиции генетических факторов, имея в основе интуитивные и биологические корни, включая эмпатию и альтруизм [6].
Модель эмпатии с позиции эволюционной психологии (K.E. Zethren) теоретически описывает ключевые конструкции, на основе которых возникает эмпатия. В результате двух опытов эмпатия представлена как двумерная модель, состоящая из отдельных конструкций, свободно изменяющихся и независимых друг от друга. В данной модели сострадание операционализирует как альтруизм на оси X и здравый смысл - как когнитивная комплексность на оси Y (рисунок 1.5), создавая сферы определенных обстоятельств с четырьмя секторами. Один сектор является вероятным, чтобы захватить когнитивную эмпатию, стиль отношений и выражение самости в социальных контекстах. Три других стиля отношений могут уменьшать выражение самости и гипотетически появляться, чтобы заполнить определенную сферу [277; 376].

когнитивная простота

Рисунок 1.5 - Модель эмпатии с позиции эволюционной психологии «circumplex» (K.E. Zethren) (первый опыт)


С эволюционной точки зрения альтруизм является основным способом, чтобы улучшить жизнеспособность более сложного индивида в пределах социальной разновидности. В свою очередь когнитивная комплексность на оси Y - это способность чувствовать нюансы, видеть несколько аспектов ситуации, двусмысленность действий и различия между собой и другими людьми. Когнитивная простота состоит в редукции способности для многомерного осмысления, то есть проявляется в неспособности чувствовать нюансы, нетерпимость тревоги, двусмысленности и т.д.
Также когнитивная комплексность рассматривается как высоко развитая способность, которая необходима для принятия решения в оказании помощи и достижении лучшего выбора в момент, когда помощь может быть предсказана в поведении других людей (например, рефлексивное повышение руки, чтобы отклонить удар и т.д.).
Альтруизм на оси X соединяется как способность видеть общие черты с когнитивной комплексностью на оси Y, которая характеризуется как способность обнаружить различия во взаимодействии с окружающими. Данная взаимосвязь отражена на основе второго опыта, после дополнительных измерений (рисунок 1.6).

когнитивная простота 2

Рисунок 1.6 - Модель эмпатии с позиции эволюционной психологии «circumplex» (K.E. Zethren) (второй опыт, после дополнительных измерений)

Так, эмпатия, альтруизм и когнитивная комплексность сосредоточены на тех моментах, которые показывают три центральных аргумента эволюционного аспекта: способности, альтруизм и комплексность. Альтруизм состоит в способности видеть общие черты между собой и другими, в то время как когнитивная комплексность - это способность видеть различия; и эмпатия (понимание других) помогает каждому развить понятие самости [244; 376].
В социальных моделях просоциальности отмечается значимость таких факторов, как нормы, социальные сети и т.д. Однако воздействие данных внешних факторов неоднозначно - они повышают намерение помогать, но если ситуация изменяется и нет одного из компонентов, то помогающего поведения может не быть [6].
К социологическим моделям относятся модель коллективных действий (V. Zomeren), модель ролевой идентичности (J.A. Piliavin), модель активации норм (J.I. De Groot, L. Steg), модель компонентов просоциального поведения (R. Roche).
Модель коллективных действий (V. Zomeren) разработана в рамках теории социальной идентичности и принимает во внимание три фактора: социальную идентичность, групповые эмоции и групповую эффективность [Van Zomeren et al., 2008 (рисунок 1.7)] [40; 51; 53].

групповые нормы

Рисунок 1.7 - Модель V. Zomeren в контексте помогающего поведения

Так, представленные выше факторы позволяют прогнозировать групповое помогающее поведение как непосредственно, так и опосредованно по отношению друг к другу.
Описывая модель, можно отметить, что идентичность выявляет эмоции представителей ингруппы в отношении социальных явлений и аутгрупп, а также групповую эффективность. В том числе эмоции и групповая эффективность влияют на идентификацию / самокатегоризацию человека, то есть трансформируют социальную идентичность [27; 52; 65; 77].
В представленных случаях вероятность оказания помощи различным группам приблизительно равна и зависит от конкретных эмоций, представлений о групповой эффективности и устойчивости идентификации с группой [8; 45].
Особенно важным является обратное воздействие реального поведения (например, помощь) на эмоции членов группы, их идентичность и представление о своей эффективности. Цикличность модели выражена в сложности действий по отношению к «чужим» в рамках группы [52].
Модель ролевой идентичности (J.A. Piliavin) делает акцент на значении социальных ролей и контекстов. Важными понятиями являются воспринятые ожидания (то есть как близкие люди оценивают его поведение) и ролевая идентичность (интеграция человека с его идентичностью), которые влияют на намерение дальнейшей просоциальной активности [20].
Указанная модель отличается от модели V. Zomeren тем, что в ней не затрагиваются групповые процессы, однако при ее анализе возникает вопрос о необходимости дифференциации компонентов просоциального поведения у представителей помогающих профессий.
Модель активации норм (J.I. De Groot, L. Steg) [334] позволяет объяснить просоциальное поведение в различных контекстах: личные нормы (то есть вести себя определенным образом как моральное обязательство), осведомленность (о негативных последствиях) и ответственность (за негативные последствия от бездействия).
Так, на просоциальные намерения и поведение косвенно влияют осведомленность и ответственность - значимость посредника при этом выполняют активированные ответственностью личностные нормы [91].


Модель компонентов просоциального поведения (R. Roche) включает в себя следующие составляющие:
1. Эмитент (оказывающий помощь): лицо, которое инициирует просоциальные действия, стремясь достичь или улучшить благосостояние, уменьшить страдания другого.
2. Получатель: тот, кто получает выгоду от просоциального действия, проявленного эмитентом.
3. Действие: осуществляемое эмитентом по отношению к получателю.
4. Окружающая среда: понимается как совокупность относительно стабильных внешних условий физического и психологического характера, которые влияют на поведение людей, заинтересованных в просоциальных действиях.
5. Ситуация: это может относиться к психофизическим условиям получателя или определенным внешним событиям. И окружающая среда, и ситуация может сильно повлиять на результат просоциальных действий.
6. Социальные ценности и нормы: понимаются как элементы, которые определяют принципы, соответственно, субъективные и интерсубъективные, регулирующие проявление просоциального поведения. В случае если субъект не придерживается ценностей общества и норм, он может столкнуться с внутренним конфликтом и чувством вины (рисунок 1.8).
Человек, осуществляющий просоциальное поведение в адрес принимающего помощь, испытывает как личную автономию выбора поведения и принятия ответственности, так и эффективность в оценке потребностей другого.

составляющие

Рисунок 1.8 - Составляющие просоциального поведения (R. Roche)

Мотивационные модели включают в себя: двухуровневую модель «альтруизма-эгоизма» (G. Miller), модель мотивации помощи (H. Heckhausen), альтернативные модели объяснения готовности оказания помощи (J.P. Forgas).
Двухуровневая модель «альтруизма-эгоизма» (G. Miller)
Согласно данной модели человек исходит из того, что, по его мнению, полагается ему по справедливости. Кроме того, человек испытывает сочувствие и поступает просоциально (исходя из справедливого, на его взгляд, отношения к ним), если судьба других кажется незаслуженно плохой. Существует мнение, что человек, который считает, что он достиг всего и заслуживает того, чего достиг, очень чувствителен к несправедливости в отношении других [375].
Кроме того, эта модель находит применение и в теории - по отношению к проблеме просоциальной мотивации, которая появляется вследствие эгоистических притязаний человека на справедливое (по его мнению), положение в социальной системе. Если же достигнутый результат ниже уровня персонального стандарта справедливости, появляется эгоистическая направленность, доминирующая просоциальные устремления [9; 65].
Связь между справедливой оплатой, переплатой и альтруизмом по отношению к обездоленным стала темой эксперимента G. Miller, который интересен тем, что раскрывает проблему просоциальной направленности [62]. Результаты привели автора к выводу о суммировании эгоизма- альтруизма и построении двухуровневой модели.
В данной модели некоторые структурные элементы находятся в тесной взаимосвязи и не являются рядоположенными в соответствии с подходом D.G. Myers.
Модель мотивации помощи (H. Heckhausen) указывает на отличные друг от друга виды последствий собственного действия, обладающих специфическим мотивирующим значением: польза от оказания помощи;
затраты на это оказание; оценка действия со стороны других людей; самооценка (осуществляемая самим человеком оценка того, насколько он, совершая это действие, оставался верным внутренне принятым им нормативным ценностям, то есть самоподкрепление); эмоциональное сопереживание внутреннего состояния нуждающегося в помощи человека.
Поведение человека в ситуации помощи (решится ли он оказать помощь и на какие затраты времени, сил и прочего он будет готов) может быть объяснено также с позиции модели «ожидаемой ценности» NT. Feather [24; 229]. Переменными ценностями здесь выступят последствия предпринятого или не предпринятого субъектом действия помощи. Чем выше будет величина позитивных последствий, тем скорее субъект окажет помощь. Эмоциональное сопереживание в рамках этой модели не может играть самостоятельную роль, оно занимает в ней лишь место опосредующего звена [32].
Следует отметить, что в основе помощи лежат эгоистические мотивы, так как человек стремится к удовольствию. Взаимодействуя, человек обменивается материальными и социальными ресурсами (любовь, услуги, статус или информация). При этом используется стратегия «минимакса»: стремится получить больше выгоды (вознаграждения) при минимальных затратах. Выгода может быть «внутренней» (связанной с психологическим состоянием человека) и «внешней» (связанной с материальным вознаграждением или одобрением со стороны других людей).
Вследствие этого человек помогает окружающим в тех случаях, когда нет другого выхода, чтобы добиться своих целей, при этом возможные награды превышают затраты. Однако если необходимы большие усилия, страдания «партнера» вызывают отрицательные эмоции, а помогающий может уйти и вероятность оказания помощи снижается к минимуму [52].
В основе оказания помощи лежат мотивы альтруизма: человек оказывает помощь окружающим людям для улучшения их состояния, даже в тех случаях, когда есть другие способы решения своих проблем, которые в любой момент могут отказаться от взаимодействия. Представители данного мнения ориентируются на оказание помощи, которая требует больших усилий и связана с риском для материального, психологического или физического благополучия помощника [52; 70].
Альтернативные модели объяснения готовности оказания помощи (J.P. Forgas) [338]
Представляется интересной точка зрения J.P. Forgas, основанная на четырех возможных вариантах мотивов, обусловленных просоциальным поведением [270]. Для объяснения мотивации, лежащей в основе просоциального поведения, были предложены четыре различных варианта. Согласно гипотезе сопереживания-альтруизма люди помогают другим, потому что кто-то нуждается в помощи и потому что оказание помощи доставляет им удовольствие. Модель облегчения негативного состояния подразумевает, что люди помогают для того, чтобы уменьшить свои негативные эмоции. Гипотеза эмпатического удовольствия подразумевает, что люди помогают для того, чтобы реально и результативно помочь нуждающемуся в их помощи. Согласно модели генетического детерминизма люди помо
гают тем, кто похож на них самих, в силу подсознательного желания увеличить шансы передачи общих генов последующим поколениям.
Схематично этот взгляд можно рассмотреть следующим образом (рисунок 1.9).

прос.поведение

Рисунок 1.9 - Альтернативные модели объяснения готовности оказания помощи (J.P. Forgas)

Так, J.P. Forgas были получены данные в поддержку каждого из перечисленных вариантов, то есть оказание помощи может быть обусловлено более чем одним мотивом в зависимости от ситуации и личности человека, оказывающего помощь.
Интегративные модели. Интеграция моделей, объясняющих оказание помощи, привела к необходимости рассматривать просоциальное поведение через комплексное изучение аффективных, познавательных и волевых аспектов, включающих в себя сострадание, эмпатию, заботу, дружбу, альтруизм как базовые личностные характеристики просоциального поведения и социальные нормы.
К интегративным моделям просоциального поведения можно отнести интегрированную когнитивно-физиологическую модель «возбуждение / затраты - вознаграждение» (J.A. Piliavin), модель «Перспектива заботы» (J.L. Bottorff, J.L. Johnson, W. Neander, J.M. Morse, S.M. Solberg), модель формирования просоциального поведения, ориентированную на заботу о другом
человеке (П.А. Сотникова), модель дружбы и измерение оказания помощи (M.M. Rawnsley), модель «эмпатии-альтруизма» (C.D. Batson), компетентностью модель просоциального поведения (K.A.A. Dunfield), интегративную модель просоциальности SAVE (D. Keltner et al.), психодинамическую модель просоциального, дистантного поведения (Д.В. Сочивко).
Интегрированная когнитивно-физиологическая модель «возбуждение /затраты - вознаграждение» (J.A. Piliavin) (рисунок 1.10).


Модель позволяет объяснить желание помочь в чрезвычайных ситуациях. В случаях когда человек наблюдает необходимость в помощи, он начинает испытывать отрицательное эмоциональное возбуждение с желанием помочь, чтобы снять свой личный дистресс.

прос.поведение2

Так, можно выделить следующие компоненты оказания помощи, а именно, когда существует связь «мы» между «жертвой» и «наблюдателем», когда затрат на помощь немного, а вознаграждения значительны [16; 57]. Данная модель связана с социальными нормами, а также с «личностным дистрессом».
Модель «Перспектива заботы» (J.L. Bottorff J.L. Johnson, W. Neander, J.M. Morse, S.M. Solberg) [357]. Оказание помощи посредством ухода и проявления заботы изучалось в трудах зарубежных исследователей (S. Gorther, 1990; M.M. Leininger, 1978; M.M. Rawnsley, 1990; J. Watson, 1990). Например, J.M. Morath, M. Manthey считали, что оказание помощи - это высокоразвитое умение, основанное на психосоциальном, духовном и физиологическом понимании себя и других. R. Jacques определил термин «забота» как «уход» и утверждал, что именно эта категория больше всего относится к работе медицинских сестер, системе здравоохранения. В данном случае понятия «оказание помощи» и «забота» синонимируются, взаимодействуя и позволяя судить о личностных особенностях и ситуативных факторах [2]. 
В свою очередь понятие «забота» было рассмотрено в работах зарубежных исследователей (J.L. Bottorff, J.L. Johnson, W. Neander, J.M. Morse, S.M. Solberg) на основе 5 эпистемологических перспектив: забота как 1) человеческая черта характера; 2) моральный долг или идеал; 3) аффект; 4) межличностные отношения; 5) терапевтическое вмешательство. Эти подходы в дальнейшем были очерчены через аффективный, познавательный и волевой аспекты, обозначены как сострадание, эмпатия и альтруизм. Так, по мнению ученых, сострадание - это аффективная человеческая черта и моральный долг (J. Cambell, D.A. McNeil, D.A. Morrison, A.J.M. Nouwen), эмпатия - это межличностные отношения, которые являются основой для взаимных терапевтических отношений (D.H. Buie); альтруизм - характеризует действие и вмешательство, инициируемое в ответ на состояние другого человека (M.M. Rawnsley) (рисунок 1.11) [368].

перспектива заботы

Так, модель «Перспектива заботы» демонстрирует наличие множества взаимосвязей:
1. Сострадание связано с эмпатией как человеческой чертой. Как забота проявляется в понятии разделения страдания и его признания, так и понятие гуманности реализуется в сопереживающих отношениях и, наоборот, может привести к увеличению человечности, для того чтобы разделить страдания другого. Вера в ценность сострадания реализуется в сопереживающих отношениях и расширяет понятие морального долга.
2. Сострадание связано с альтруизмом через моральный долг. Моральный идеал сострадания - это необходимая связь, которая активизирует сострадание через действие и вмешательство, выступая в качестве своего рода благосостояния. Так, сострадание связано с альтруизмом через моральный долг и имеет обратную направленность, то есть проявление альтруистических действий обусловлено состраданием через моральный долг и наличие гуманности.
3. Эмпатия и альтруизм взаимозависимы и являются следствием межличностных и диалоговых отношений, которые могут быть терапевтическими [241; 296].
Модель формирования просоциального поведения, ориентированная на заботу о другом человеке (П.А. Сотникова) [266]
Эмоциональным компонентом заботы является эмпатия, которая рассматривается как взаимные отношения, позволяющие распознавать, знать и понимать чувства другого, способность к эмоциональной отзывчивости. Деятельностным компонентом заботы выступает альтруизм как склонность действовать на основе воспринятых потребностей другого человека, как бескорыстная забота о других людях. Сострадание как ценностный компонент заботы связано с эмпатией через гуманность, заботливое отношение к другому человеку. Ценность сострадания заключается в сопереживающих отношениях, проявлении сочувствия к другому человеку. Просоциальные качества личности формируются через заботу и нравственное развитие, ориентированные на общечеловеческие принципы. Просоциальным поведением обладают личности, ответственные за свою жизнь и жизнь окружающих их людей, неравнодушных к проблемам общества и решающих их бескорыстно (рисунок 1.12).

компоненты заботы

Рисунок 1.12 - Модель формирования просоциального поведения, ориентированная на заботу о другом человеке (П.А. Сотникова)

Таким образом, просоциальное поведение направлено на благо других людей и обусловлено такой качественной характеристикой, как забота во благо другого человека с альтруистической, эмпатической и сострадательной направленностью, не способствующая проявлению жадности, скептицизма и материальной выгоды.
Модель дружбы и измерение оказания помощи (M.M. Rawnsley) [368] Еще одну попытку интегрировать составляющие просоциального поведения осуществил M.M. Rawnsley, вводя определение «инструментальная дружба» как метафора слова «забота», что приблизило концепцию аффективных, познавательных и волевых измерений оказания помощи к необходимости изучать проявления сострадания, эмпатии и альтруизма. Характеристики «инструментальной дружбы» определялись автором как: 1 - универсальное понятие; 2 - межличностная причастность к страдающему человеку; 3 - меры, которые помогают облегчить страдание без какой-либо награды за это (рисунок 1.13) [368].

модель дружбы



Рисунок 1.13 - Модель дружбы и измерение оказания помощи
(M.M. Rawnsley)

В дальнейшем концептуальную основу для разработки диагностического инструментария изучения оказания помощи составила предложенная M.M. Rawnsley схема показателей дружбы, в которой дополнены и введены понятия - чувства, понимание, действие.
Модель «эмпатии-альтруизма» (C.D. Batson), указывающаяся на то, что люди помогают другим не только по эгоистическим причинам. Порой мотивы поведения бывают чисто альтруистическими, когда единственная цель - помочь другому человеку, даже если это повлечет за собой затраты для помогающего. C.D. Batson утверждает, что если человек эмпа- тичен, то человек будет помогать из альтруистических побуждений, независимо от взаимности [11; 182; 230]. Также автор выделил два типа эмоциональных реакций человека на страдание другого человека:
- эмпатическое сочувствие: сопереживание, сосредоточенное на страдании, которое испытывает другой человек, и дополненное желанием его уменьшить (сострадательный, мягкосердечный, нежный);
- личное страдание: ощущение собственного дискомфорта и снижение его (обеспокоенный, расстроенный, встревоженный).
Позже C. Batson и N. Eisenberg утверждали, что, во-первых, эмпатия через симпатию приводит к альтруизму, и, во-вторых, личностный дистресс обуславливает просоциальное поведение, которое мотивировано эгоизмом, чтобы облегчить собственное негативное эмоциональное состояние (рисунок 1.14) [327; 328].

ожидаемая выгода

Рисунок 1.14 - Модель «эмпатии-альтруизма» (С. Batson, N. Eisenberg)

Сама ожидаемая выгода была рассмотрена как многомерная когнитивная конструкция, включающая в себя способность идентифицировать и понимать чувства другого (эмоциональная ожидаемая выгода) и способность распознавать и понимать чьи-либо мысли (когнитивная ожидаемая выгода) (Р.А. Oswald, B. Underwood & B. Moore). Р.А. Oswald утверждал, что способность понять эмоции других больше влияет на проявление альтруизма, чем на способность понять мысли других.
Дальнейшие исследования C.D. Batson и M. Toi позволяют сделать вывод о том, что истинный альтруизм появляется тогда, когда человек ощущает эмпатию по отношению к страдающему человеку [326; 327]. Принимая эту классификацию в качестве условной и общей, но все же правомерной модели описания понятия просоциального поведения, необходимо все же отметить, что в современной психологической литературе в отношении данного понятия существует чрезвычайная разбросанность мнений и взглядов, учитывая тот факт, что мотивационные основания просоциального поведения могут быть различны.
Данная модель имеет достаточно четкую структуру, однако не все выделяемые компоненты являются зависимыми друг от друга.
Компетентностная модель просоциального поведения (K.A. Dunfield) - типология помощи на основе научения и индивидуальных склонностей, которая включает в себя: эмоциональную, инструментальную и материальную помощь. Данные типы предполагают специфические компетенции, которые связаны с диспозициями и могут развиваться в разном возрасте.
Так, просоциальное поведение может рассматриваться в комплексе, на нескольких уровнях анализа. Например, L.A. Penner с коллегами выделяют их три [363; 364]:
1. Микроуровень - анализируется генезис просоциального поведения и его различные варианты (изучается нейропсихологами и эволюционистами).
2. Мезоуровень - рассматривается в диаде «объект-субъект помощи» и конкретной ситуации их взаимодействия (исследуются условия и мотивы оказания непосредственной помощи, в том числе и неосознаваемые) [33; 68].
3. Макроуровень - просоциальное поведение анализируется в контексте групп, изучается внутри- и межгрупповая кооперация, добровольчество и т.д., включая ситуации, в которых личный интерес и групповая выгода взаимосвязаны (например, добровольчество, или волонтерство, а также кооперация) [90].
Интегративная модель просоциальности SAVE (Социокультурные установки, ценности, эмоции) (Keltner et al.) [346]. К модели относятся элементы четырех уровней анализа (интрапсихического, диадного, группового, культурального), обозначается следующей формулой:
М х (Б х (1 + Всебе) + Прец х Врец + Цбезд-я) > Цд-я,
где М - социальная и социокультурная среда, содействующая или препятствующая просоциальному поведению (социальные нормы и ценности, влияние религии);
Б - барьеры (индивидуальные различия в просоциальности и особенности определенного случая);
Всебе - выгода, которую помогающий получает для себя (хорошее настроение, взаимность и пр.);
Прец - представление помогающего о реципиенте (определение нуждающегося в помощи, воспринятое сходство между собой и объектом помощи и пр.);
Врец - выгода, которую получает реципиент;
Цбезд-я - цена бездействия (в том числе испорченная репутация, вина, альтруистическое наказание);
Цд-я - стоимость (цена) действия (деньги, время, силы и другие ресурсы) [31; 97].
В этой формуле исследователи дали унифицированную модель принятия решения о просоциальном поступке, сосредоточив в ней существующие факторы, оказывающие влияние на повышение или уменьшение возможности проявления просоциального действия [95].
Психодинамическая модель просоциального, дистантного поведения (Д.В. Сочивко). При построении данной модели автор исходил из позиции, что в основу поведения положено интрапсихическое взаимовлияние латентных факторов, создающих некоторое внутреннее силовое поле. Такие (психодинамические) модели в большей степени объясняют непо
средственное, малоосознаваемое поведение. Учитывая то, что степень действия каждого фактора у каждого человека различна, рисунков просоциального поведения может быть множество. Тем не менее в дальнейшем возможно построение различных психодинамических его типологий на основе применения кластерного анализа. Важно подчеркнуть, что ни одна типология не станет окончательной. Их характер зависит от обследуемого контингента [272].
Представленные модели позволяют рассматривать различные сценарии проявления просоциального поведения. Однако у них есть определенные ограничения:
- принимаются во внимание отдельные мотивы оказания помощи. В некоторых случаях установлена взаимосвязь между психологическими особенностями человека и аттитюдами по отношению к себе и другим;
- анализируются отдельные компоненты просоциального поведения, при этом не обращается внимание на отношение людей к разным формам помогающей активности как таковой. Кроме того, не всегда учитываются индивидуальные особенности людей и характеристики ситуации [72];
- исследователями недостаточно изучено взаимодействие различных компонентов просоциального поведения [52].
Так, просоциальное поведение можно рассматривать на основе когнитивных, эволюционных, социологических, мотивационных, интегративных моделей. При этом интегративный подход демонстрирует смешение различных подходов с акцентом на мотивационный компонент просоциального поведения, с выраженным приоритетом личностных свойств (все остальные модели).
Таким образом, представленные модели отражают многовекторность рассмотрения просоциального поведения, которое позволит увидеть особенности взаимодействия когнитивных, эволюционных, социальных, мотивационных и интегративных подходов. При этом в большинство моделей включены такие компоненты просоциального поведения, как эмпатия, альтруизм, сострадание, забота, дружба, социальные и моральные нормы, солидарное и дистантное поведение [134; 139; 141].
Следует отметить, что имеется много общего в содержательном плане и можно обнаружить внутри указанных моделей одни и те же конструкты (эмпатия, альтруизм, мораль, забота, дружба) при наличии различной внутренней структуры.

модели поведения

Рисунок 1.15 - Обобщенная характеристика моделей просоциального поведения (Н.В. Кухтова)

При этом описанные модели отличаются низкой точностью для диагностики просоциального поведения и экономичной представленностью, не являясь эмпирически подтвержденными, характеризуя не столько просоциальное поведение в целом, сколько отдельные его компоненты.
Все вышеперечисленное дает нам основание предложить свой, авторский, подход к формулировке модели просоциального поведения с учетом накопленного психологической наукой опыта.

 


 


1.3 Структурные компоненты просоциального поведения личности


Для более полного и структурированного анализа изучаемой проблемы необходимо детально рассмотреть структурные компоненты просоциального поведения.
Проанализировав вышеперечисленные теории, подходы и модели, можно определить их схожесть в объяснении феномена просоциального поведения. Общим для них являются позиции эволюции, социального обмена, принятия решения. Обобщение изложенных выше точек зрения позволяет конкретизировать просоциальное поведение как действия, ориентированные на то, чтобы приносить пользу другому человеку, обществу в целом, и возникающие в результате взаимодействия внутренних и внешних детерминант поведения, которые определяют его направленность.
При этом существует соотношение представлений о личности и поведении в рамках теорий личности (классических теорий черт (R.B. Cattell, H.J. Eysenck, G.W. Allport)) и теорий, учитывающих наряду с личностными чертами влияние ситуативных переменных (теория W. Rotter, модель когнитивно-аффективных личностных черт W. Mischl).
Так, на основе обобщающего анализа различных подходов к прогнозу поведения констатируется, что единство взглядов сторонников разных теоретических направлений проявляется в том, что личность представляет собой структурированное целое, влияющее на поведение. В изучении личности главное внимание исследователей сосредоточено на повторяющейся природе поведения, причем имеется в виду не только непосредственное повторение каких-то аспектов поведения, но и последовательность функционально связанных проявлений [54].
Следует отметить, что выбор той или иной стратегии поведения (в том числе помогающего) зависит от двух основных взаимосвязанных факторов:
1) понимания или оценки ситуации (контекста, в котором что-либо происходит);
2) понимания личности партнера по взаимодействию.
С одной стороны, разрешение ситуации, то есть оказание необходимой помощи, будет зависеть от содержательных характеристик личности (эмпатии, способности к идентификации, способов принятия решения) и динамических характеристик (направленности на оказание помощи, настроения, наличия/отсутствия ответственности), что больше соотносится со вторым фактором. С другой стороны, просоциальное поведение будет выступать как следование общепринятым нормам, ценностям и мнениям [196].
Изучение психологических характеристик просоциального поведения можно рассматривать на основе принципа взаимного детерминизма, разработанного в теории социального научения A. Bandura, согласно которому анализ причин поведения строится с учетом факторов предрасположенности и ситуационных факторов, которые являются взаимозависимыми причинами поведения. Внутренние (качества личности) и внешние (характер подкрепления) детерминанты поведения представляют собой систему взаимодействующих факторов, которые и обуславливают направленность поведения [136; 280].
Следует отметить, что просоциальное поведение определяется совокупностью многих составляющих, и как личностные, так и ситуационные детерминанты могут ослаблять или усиливать основные мотивы, заставляющие человека помогать другим. Содержательные характеристики - не единственный фактор, определяющий поведение. Для того чтобы понять человеческое поведение, например, станет ли человек помогать, - люди должны наравне с личными качествами рассматривать давление ситуации на них. В том числе когда речь идет о внешних факторах, обращается внимание на оценку и интерпретацию личностью контекстуальных аспектов собственного поведения, а не на объективные параметры среды. Современные исследования доказывают необходимость констатировать содержательные и функциональные (динамические) характеристики просоциального поведения на основе взаимного влияния [323; 347].
Как отмечает М.И. Логвинова, существуют внутренние и внешние условия для просоциального поведения. Так, к внутренним условиям относятся: личностные качества, особенности мотивации, ценностных ориентаций, ожиданий и эмоциональных состояний человека. К внешним условиям причисляются особенности ситуации, их субъективная оценка со стороны человека, предлагающего помощь и принимающего ее; сложившаяся в обществе система норм; соразмерность предполагаемых усилий и полученного результата; социальное одобрение; характеристики индивидов, на которых направлено просоциальное поведение [177].
Исходя из этого, теоретическая модель просоциального поведения содержит конкретные содержательные (личностные, смысловые) и функциональные (динамические, ситуативные) характеристики, в совокупности определяющие направленность личности на оказание помощи. С точки зрения С.Л. Рубинштейна, «при объяснении любых психических явлений личность выступает как воедино связанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия» [цит. по: 247]. Составляющими направленности являются содержательный (смысловой) компонент и функциональный (динамический). В отличие от
К. Левина, С.Л. Рубинштейн не отрывает динамический компонент от содержательного [38; 245; 246].
Кроме того, С.Л. Рубинштейн критикует взгляды, согласно которым развитие психики человека определяется только внешней детерминацией. По его мнению, «внешние условия выступают как необходимые условия жизни человека в обществе, но действуют эти условия на человека лишь преломляясь через внутренние моральные установки личности. Внешняя детерминация, выступая как система моральных норм, диалектически связана с внутренними условиями, тенденциями, влечениями и потребностями личности». При объяснении различных психических явлений личность рассматривается как единая, взаимосвязанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия [3; 43; 257].
Итак, остановимся более подробно на описании теоретической модели содержательно-функциональной структуры просоциального поведения (рисунок 1.16).

детерминанты

Рисунок 1.16 - Теоретическая модель содержательно-функциональной структуры просоциального поведения (Н.В. Кухтова)

Так, к содержательным детерминантам относятся качества и свойства личности, альтруизм, эмпатия [164]. В свою очередь в функционально-динамических характеристиках отмечается влияние настроения, окружающих условий, чрезвычайность ситуации, социальных норм и мотивации, что может привести через социальную поддержку, намерения, атти- тюды к реализации помогающего поведения.
Рассмотрим более подробно их содержательные (личностные) особенности (качества и свойства личности) и функционально-динамические (помогающее поведение, настроение, окружающие условия, нехватка времени, социальные нормы и мотивация) компоненты.
1) Помогающее поведение
Разновидностью просоциального поведения является помогающее поведение, то есть такое поведение, которое представляет собой целенаправленное и сознательное оказание человеком помощи и поддержки людям. Термин «помогающее поведение» используется обычно в тех случаях, когда один человек, оказывая помощь другому человеку, делает это добровольно, без принуждения и без расчета на вознаграждение или получение какой-либо выгоды [210].
В свою очередь помогающее поведение (оказание помощи) - это предоставление непосредственной помощи кому-то, кто в ней нуждается. Эта категория употребляется для обозначения ситуаций, когда поведение не включает в себя никаких жертв, реальных или потенциальных, со стороны помогающего, а также может быть направленностью личности (т.е. стать совокупностью устойчивых мотивов, которые характеризуются интересами, склонностями, убеждениями, идеалами, установками человека) [117; 237].
Различные аспекты психологии помогающего поведения были изучены в исследованиях ряда зарубежных психологов: D.G. Myers (поведение и установки), M. Snyder (управление поведением, самомониторинг), A.M. Omoto, G.E. Clary, H. Heckhausen (мотивация деятельности), H.W. Bierhoff и др. При этом С.В. Петрушин дает следующее определение помощи: «Помощь - это активизация внутренних ресурсов человека для того, чтобы он сам мог справиться со своей проблемой» [14]. Помощь другому - это взаимодействие с другим, осуществляющееся с целью облегчения его положения (непосредственная личная непрофессиональная помощь в трудной ситуации либо профессиональная деятельность врача, спасателя, психолога, социального работника, работника сервисных служб и т.д.), или содействия его развитию (непосредственная личная непрофессиональная помощь в затруднительной ситуации (например, взаимопомощь студентов) либо профессиональная деятельность педагога, тьютора и т.д.) [306].
Под помощью понимаются действия человека, направленные на улучшение положения или состояния другого человека. В 70-х годах прошлого века началось систематическое изучение помогающего поведения. И на протяжении 40 лет проводились десятки исследований по изучению разных форм помощи: от однократных действий (например, пожертвований в пользу бездомных) до систематической активности (например, гражданского поведения в организациях и волонтерства). В итоге появилось несколько направлений психологического анализа помощи [3; 40; 52].
Эти направления различаются по объекту (кому оказывают помощь) и субъекту (кто оказывает помощь) действий. Объектом и субъектом помощи может быть конкретный человек или социальная группа в целом [52].
Многие современные исследования рассматривают помогающее поведение человека, осуществляемое от себя лично (несмотря на свою принадлежность к определенной социальной группе). При этом помощь может оказываться как конкретному человеку, так и группе (например, пожертвование денег в благотворительный фонд, помощь бездомным и т.д.) [52].
Помощь есть средство развития самой личности, оно, как мы полагаем, включает в себя влияние на другого человека, осознание этого влияния, самопознание и изменение себя [7]. Таким образом, помощь другому - это аспект межличностного взаимодействия, включающий в себя элементы социального познания, коммуникативных связей и совместно -
распределенной деятельности. Помогая другому, человек воздействует на этого другого и при этом изменяет себя самого. Поэтому помощь другому как средство развития личности предполагает такие основные моменты, как опосредованность развития деятельностью помощи; воздействие на другого - осознание этого воздействия - самопознание - изменение себя; направленность на самопознание, развитие, самореализацию, самоэффективность и самодостаточность помогающего субъекта. Помощь может принимать различные формы, такие как материальная, физическая, эмпа- тическое понимание, конгруэнтность, искренность, подлинность отношений и т.д. Следовательно, помощь другому охватывает широкий спектр актов взаимодействия между людьми. «Помощь другому, - пишет М. Наконечная, - это особая деятельность сопереживания, рефлексивного выслушивания, эмпатической кооперации между двумя индивидами, один из которых находится в трудном положении и нуждается в помощи» [10]. Е.П. Ильин указывает, что в зависимости от того, какие цели преследует человек, оказывающий помощь, она делится на корыстную и бескорыстную (альтруистическую) [8].
Помогающее поведение включает в себя такие действия, как делиться, дарить, помогать. С точки зрения E. Fromm [285], стремление отдавать, делиться с другими, жертвовать собой подавляется из-за доминирования в обществе «рыночного» социального характера отношений. Тенденция быть (отдавать, жертвовать собой) является специфически человеческой потребностью, вызванной желанием преодолеть одиночество через единение с другими [15; 32; 33].
Отношения помощи состоят из следующих основных компонентов: характеристика помогающего может содержать в себе желание манипулировать, кроме того, характеристика самой помощи (например, объем помощи) и ее обстоятельственные характеристики (например, возможность отплатить тем же) тоже влияют на оценку дающего и самооценку принимающего помощь.
В тесной взаимосвязи с просоциальным поведением находится социальная поддержка, которая сосредоточивает внимание на проблемах оказания и получения помощи, предлагаемой людям, которым нужно справиться с тяжелыми жизненными ситуациями и повседневными неприятностями. Принято различать когнитивную социальную поддержку (то есть понимание доступности социальной поддержки) и поведенческую социальную поддержку (то есть собственного оказания / принятия помощи).
Различают три трактовки проблемы социальной поддержки: социальная сеть (структурный подход); социальная поддержка как помощь (функциональный подход); подход «общее понимание». Функциональный подход особенно важен для изучения помогающего поведения, поскольку это позволяет совместить теории социальной поддержки и просоциального поведения. В целом социальная поддержка в какой-то мере помогает при столкновении со стрессовыми жизненными ситуациями [222].
Кроме того, социальная поддержка оказывает общее положительное влияние на психологическое самочувствие, причем не только при стрессовых ситуациях, и может оказывать как позитивное, так и негативное воздействие на получающего помощь. Например, важно, чтобы оказываемая помощь соответствовала нуждам того человека, которому оказывается помощь. Кроме того, К. Уортмен и Т. Конуэй указали на некоторые проблемы, возникающие при попытках оказать социальную помощь: тот, кто хочет помочь, часто не знает, как к этому отнесутся, и, столкнувшись с негативной реакцией реципиентов, может воспринять ее как угрозу позитивной самооценке.
Можно рассматривать социальную поддержку и с точки зрения теории обмена, поскольку в межличностных отношениях люди ею обмениваются [263]. При социальных отношениях, которые не являются близкими и взаимными, люди обычно следят за балансом затрат и вознаграждения [222]. В контексте меновых взаимоотношений односторонняя помощь может вызвать негативную реакцию. Наоборот, в контексте близких и взаимных отношений высокая солидарность предполагает одностороннюю помощь, отчего возможные негативные последствия получения помощи сводятся к минимуму.
Были предприняты попытки систематизации факторов, оказывающих влияние на интенсивность помогающей активности, к которым относится намеренное поведение (поступки человека, определяемые его намерениями); содержание и сила намерений, в свою очередь, зависят от ряда факторов - аттитюдов человека к данной форме активности, субъективных норм и оценки контролируемости (рисунок 1.17) [52].
По мнению О.А. Гулевич, Е.Р. Агадуллиной, к факторам, оказывающим влияние на групповую помощь, относятся (а) Я-концепция человека, (б) аттитюды к объекту помощи (аутгруппе), (в) аттитюды к представителям ингруппы, (г) аттитюды к помощи как форме активности, а также (д) социальные нормы. Учитывая межгрупповой характер взаимодействия, при изучении групповой помощи исследователи уделяют основное внимание социальной идентичности (Я-концепция), аттитюдам к ингруппе и аутгруппе и социальным нормам [52; 77; 258].

факторы помог.поведения

Рисунок 1.17 — Факторы помогающего поведения (О.А. Гулевич, Е.Р. Агадуллина)

Помогающее поведение относится к категории просоциального поведения (у ряда исследователей отождествляются оба этих понятия, что, на наш взгляд, недопустимо), которая охватывает все положительные формы социальных действий, имеющие своей целью пользу или выгоду других.
2) Настроение
Основой является индивидуалистский подход, который рассматривается как тактика, применяемая человеком для того, чтобы влиять на свое настроение. Люди часто помогают другим, чтобы избавиться от ощущения грусти, потому что помощь может быть подкрепляющим, улучшающим настроение опытом. Одна причина того, что просоциальная деятельность может быть подкрепляющей, состоит в том, что она зачастую ассоциируется с прошлыми вознаграждениями. Для любого человека, который хочет избавиться от состояния печали, просоциальный поступок становится привлекательным, так как он может изменить настроение. Если человек чувствует себя плохо, думает, будто ничто не может поднять ему настроение, то вряд ли он будет склонен к помощи, поскольку она не улучшит его настроения. Тенденция управлять своим настроением, воспользовавшись только наиболее лично вознаграждаемыми просоциальными поступками, неодинакова у разных людей. Эта тенденция взаимодействует с типом настроения (радостного или грустного), в котором человек находится. У людей в приподнятом настроении возникает желание помочь независимо от того, обещает ли им акт помощи вознаграждение или нет [230; 321; 348].
У человека в приподнятом настроении будут возникать скорее позитивные мысли, нежели негативные о том, что его окружает и связано с ситуацией помощи. То есть, когда необходимо оказать помощь, люди, находясь в хорошем настроении, вспоминают о положительном опыте и обращают внимание на ситуацию в настоящем. В связи с оптимистичным взглядом о вознаграждении и затратах на помощь люди становятся более счастливыми и склонными к помощи. Исследователи считают, что настроение связано с готовностью к просоциальному поведению, которое объединено с личностью, а не с ситуацией [11].
Существуют многочисленные свидетельства того, что люди с большей готовностью приходят на помощь незнакомому человеку, если пребывают в хорошем настроении. Несмотря на достоверно установленную связь между хорошим настроением и помогающим поведением, вопрос о специфических причинах этой связи остается открытым. Так, в соответствии с гипотезой поддержания настроения человек оказывает помощь, чтобы продлить собственное положительное эмоциональное состояние: «добрые дела» позволяют поддержать свое хорошее настроение. Другая возможность состоит в том, что пребывание в хорошем настроении способствует появлению более позитивных мыслей [268].
В работах R. Cialdini указывается, что влияние плохого настроения на готовность оказать помощь носит более сложный характер, и результаты исследований этой области оказываются гораздо менее согласованными. Если плохое настроение заставляет фокусироваться на самих себе и своих проблемах, это снижает вероятность помощи другому человеку. Находящийся в подавленном настроении подросток может быть слишком занят своими собственными переживаниями, чтобы протянуть руку помощи кому-то еще. С другой стороны, если человек думает, что, помогая кому-то, тем самым сможет поднять себе настроение и освободиться от угнетенного состояния, то он с большей вероятностью предложит свою помощь.
R. Cialdini и его коллеги предложили модель ослабления негативного состояния, позволяющую объяснить, почему плохое настроение иногда способствует оказанию помощи. Согласно этой модели у находящихся в плохом настроении людей возникает мотивация, побуждающая их предпринимать попытки уменьшить существующий дискомфорт. Если предоставляется случай оказать помощь и человек воспринимает ее как способ улучшения настроения, это увеличивает вероятность того, что человек ее предложит. Разумеется, помощь другому человеку - лишь один из многих возможных способов улучшить свое настроение; того же результата можно достигнуть, поговорив с другом или прослушав любимую музыку. Плохое настроение не всегда приводит к оказанию помощи [11; 218; 294; 375].
3) Окружающие условия (S.E. Taylor) [268]
На намерение помочь влияют условия физического окружения: характер погоды и размер города и т.д. [293]. Согласно бытующему стереотипу жители больших городов недружелюбны и неотзывчивы, в то время как жители сельской местности добродушны и участливы. Однако существуют исследования, которые показывают, что размер родного города, где вырос человек, не влияет на характер поведения, которое он демонстрирует в условиях своего нового физического окружения, оказавшись в ситуации, в которой возникает необходимость в его помощи [268].
В целом исследования приводят убедительные свидетельства того, что помогающее поведение связано с размером города. При этом следует учитывать, что это были незнакомые люди. К причинам оказания помощи жителями небольшого города относятся анонимность городской жизни, высокий уровень преступности в больших городах и т.д. До сих пор остается неясным, какое из этих объяснений считать наиболее важным.
4) Нехватка времени
Иногда люди слишком торопятся, чтобы остановиться и оказать помощь. Отчетливая демонстрация этого эффекта получена в эксперименте j.m. darley и c.d. batson. Эта идея подтвердила то, что основную роль играет конфликт, а не пренебрежение нуждами другого человека [11].
5) Социальные нормы
Существует обширный пласт представлений о понятии «социальная норма» (англ. norms; от лат. norma - мерило; руководство; правило, закон; образец), которые сводятся к тому, что социальная норма - это модель (образец, правило) поведения при взаимодействии с людьми в обществе [9; 60; 69; 109; 214; 234; 248; 267], правило (стандарт), образец действия, определяющие, каким образом должен вести себя индивид в конкретной ситуации [208], правило или ожидание соответствующего социального поведения (R. Cialdini), требование к личности, в которой определены более или менее точно объем, характер, а также границы возможного и допустимого в ее поведении, одновременно в нормах содержатся мотивы, а также критерий, оценка и средства социального контроля за этим поведением со стороны группы [220]. В целом социальную норму определяют как требования общества к личности, в котором более-менее точно зафиксированы объем, характер, а также принципы возможного и допустимого в ее поведении.
Нормы являются средством социального контроля и влияния на членов общества, так называемыми безличными правилами поведения, приводят к уравновешенности и стабилизации жизни [176]. Значимо, что восприятие и интерпретация субъектом окружающего мира определяются именно нормами и человек постоянно включен в них, однако не фиксируя и не замечая, порой, их непосредственного действия. Степень их осознанности и действенности проявляется в том, что человек знает о последствиях своих действий для других и признает свою ответственность за поступки согласно нормам. Есть и субъективная сторона: действия человека в соответствии с его личными нормами повышают его самооценку и уменьшают самокритику [47; 176].
Следует отметить, что только в отдельных источниках выделяются социальные нормы просоциального поведения, к которым относятся нормы социальной ответственности, социальной взаимности, социальной справедливости и норма «затраты-вознаграждение» (рисунок 1.18).

социальные нормы

Рисунок 1.18 - Взаимосвязь социальных норм (Н.В. Кухтова)

Норма социальной справедливости. Данная норма действует под лозунгом «Помоги тем, кто заслуживает помощи». Считается, что люди чаще всего следуют норме тогда, когда их представления совпадают с вносимым вкладом (ценой, которую платят, и наградой, которую заслуживают). Кроме того, людям свойственно верить в справедливое устройство мира, а это значит, каждый получает то, что заслуживает.
Справедливое отношение, которое люди надеются получить, равно тому, что они сами делают: затраты ради других должны быть равны затратам ради них самих. Справедливость лежит в основе нормы взаимности - социальное взаимодействие. E. Goldber отмечает [340], что это предпосылка для организации общества. Норма взаимности предусматривает, что люди должны помогать тем, кто помогал им, и люди не должны вредить тем, кто помогал им. Более широко социальные психологи рассмотрели норму взаимности как воплощение надежды, что людям воздается за хорошее - хорошим и за зло - злом. В дополнение к этой положительной форме норма взаимности имеет отрицательный компонент, руководящий возмездием. Хотя люди отличаются по их чувствам относительно возмездия, отрицательная взаимность воплощена в древнем кодексе «око за око, зуб за зуб». Социальные психологические формулировки относительно нормы взаимности были определены строго под влиянием социальной теории обмена [166].
G.C. Homans, J.S. Adams выдвинули теорию справедливости (иногда также называемую дистрибутивным правосудием), ставшую основой нормы справедливости и базирующуюся на том, что члены группы будут удовлетворены распределением наград, пропорциональных участию каждого члена группы. Люди определяют это как «справедливость», когда каждый человек получает вознаграждение в том объеме, в котором было принято участие в совместной деятельности, и считается, что человек, который вкладывает больше, заслуживает большего, и человек, который вкладывает меньше, заслуживает меньшего. Экспериментальное доказательство свидетельствует о том, что те, кто получает меньше, чем заслуживают, часто испытывают гнев, те, кто получает больше, - вину. Далее теория справедливости предлагает, чтобы люди в несправедливых отношениях стремились устранять бедствие, восстанавливая справедливость [198; 203].
Среди норм дистрибутивной справедливости выделяются следующие, которые определяются в соответствии с распределением:
- понимание равенства: справедливо, когда вознагражде-
ние/наказание делится поровну между всеми участниками взаимодействия;
- позитивность личности: справедливо, когда человек, обладающий социально желательными особенностями, получает большее вознаграждение и меньшее наказание, чем «плохой» человек;
- собственные потребности: справедливо, когда нуждающийся человек получает большее вознаграждение/наказание, чем тот, кто не нуждается в нем;
- имеющиеся способности: справедливо, когда более способный человек, совершивший социально желательный поступок, получает большее вознаграждение, а совершивший социально нежелательный - большее наказание, чем менее способный;
- приложенные усилия: справедливо, когда человек, приложивший большие усилия при совершении социально желательного поступка и меньшие - при совершении социально нежелательного, получает большее возна- граждение/менее серьезное наказание, чем тот, кто сделал наоборот [43].
D. Romer, C.L. Grader и Б. Крот сформулировали норму справедливости, где предполагается, что в первую очередь человек должен сам о себе позаботиться. Если сам человек ведет себя безответственно, альтруистический отклик ослабляется. Хотя в целом сочувствие и просоциальное поведение сильнее по отношению к «своим», это ограничение снимается, как считают L. Montada и A. Schneider, если сочувствие основано на принципах справедливости [355; 356].
В межличностном взаимодействии восстановление справедливости предполагает, прежде всего, сохранение хороших отношений и воздаяние по заслугам, а в деловом - воздаяние по заслугам и повышение продуктивности. Это означает, что обыденные представления о справедливости достаточно пластичны и могут трансформироваться под влиянием ситуации [43].
Необходимо отметить, что люди по-разному воспринимают справедливость и по-разному готовы к проявлению несправедливости по отношению к себе. M. Schmitt отмечает четыре вида чувствительности к справедливости: с позиции жертвы, наблюдателя, бенефициара и нарушителя. Он отмечает, что в этих позициях есть существенные различия. Так, бенефициар и нарушитель в силу несправедливости нечто приобретают; свидетель находится в стороне, а вот жертва всегда что-то теряет. При этом все виды чувствительности к справедливости сопровождаются негативными переживаниями, что в свою очередь сказывается на просоциальном поведении личности. Так, переживания с позиции наблюдателя, бенефициара и нарушителя будут побуждать человека к стремлению исправить ситуацию, выровнять потери и приобретения у всех взаимодействующих лиц. Таким образом, они могут стать предикторами компенсаторного просоциального поведения, которое не имеет никакой социальной ценности, а значит, никак не стимулирует позитивные мысли, побуждения или поступки человека [1; 7; 199; 200].
Норма социальной ответственности требует просоциального поведения во всех случаях, когда нуждающийся в помощи находится в зависимости от человека, который может оказать помощь. Указывается на то, что «когда люди нуждаются в нашей помощи, мы, если не обвиняем их самих в возникших трудностях, руководствуемся нормой социальной ответственности» [212].
Особую значимость приобретает ответственность в связи с тем, что является компонентом или предопределяет просоциальное поведение.
Нормы социальной ответственности предписывают, что следует помогать людям, которые зависят от этой помощи. L. Веrkowitz предположил [38], что просоциальное поведение зависит от чувства ответственности за социальную ситуацию. Осознание зависимости выявляет норму социальной ответственности, которая в свою очередь мотивирует просоциальное поведение. Но просоциальные поступки требуют жертв, которых можно избежать, переложив ответственность на других. Присутствие других дает возможность для размывания ответственности.
Так, взгляды М.М. Бахтина перекликаются с проявлениями нормы социальной ответственности просоциального поведения, когда речь идет об ответственности, основанной на зависимости другого человека, и может видоизменяться под влиянием каузальной атрибуции при возникновении потребности в просоциальном поведении. Чем больше нуждающийся в помощи человек оказывается виновником своего положения, тем меньше окружающие чувствуют себя ответственными за оказание ему помощи. В случаях, когда зависимость нуждающегося в помощи человека достигает высокой степени, что начинает ограничивать свободу действий помогающего, может наблюдаться своеобразная «реактивность». В связи с этим оказание помощи становится обременительным, и человек, оказывающий помощь, стремится не оказывать ее и уменьшает собственную готовность к просоциальному поведению. Подчеркивать норму ответственности и тем самым усиливать готовность к просоциальным поступкам может влияние образца. Оно бывает более сильным в случае, когда помогающий непосредственно видит само действие помощи, а не слушает нравоучительный рассказ [86]. Ответственность играет важную роль в реализации нравственного поведения, поскольку оно позволяет человеку ориентироваться в неоднозначных этических ситуациях, строить оптимальные стратегии поведения, давать моральную оценку своим поступкам.
При этом М.М. Бахтин считал, что поступок должен иметь единый план, он должен «обрести единство двусторонней ответственности: и за свое содержание (специальная ответственность) и за свое бытие (нравственная), причем специальная ответственность должна быть приобщенным моментом единой и единственной нравственной ответственности».
В связи с этим акцент здесь находится на социальной ответственности, который определен как моральное обязательство оправдывать ожидания других и придерживаться социальных норм. В свою очередь
L. Веrkowitz и L.R. Daniels (1964), H.W. Bierhoff (2000, 2002) предложили различать два вида социальной ответственности: демонстрация нравственного поступка, чтобы оправдать ожидания других людей (иллюстрируя выполнение морали), и выполнение социально предписанных норм. В первом случае это поведение, на которое могут рассчитывать другие люди, во втором - это действия личности в соответствии с социальными стандартами поведения. Принимая во внимание, что нарушение внутренних стандартов соответствующего поведения позволит выявить чувство вины, нарушение внешних стандартов приведет к позору (N.D. Feshbach, B. Weiner, A. Bohart, 1996).
В ряде случаев социальная ответственность - это ориентация, которая соответствует большому количеству социальных ситуаций и является признаком просоциального поведения. Те, кто следует социальной ответственности, вероятно, будут действовать более просоциально, чем люди, которые выражают меньше такой ориентации [165].
Зарубежные исследователи G. Carlo, N. Eisenberg, D. Troyer, G. Switzer и A.L. Speer (1991) считают, что социальная ответственность является существенным маркером просоциального поведения у взрослых. Они отмечали, что высокая потребность в помощи может поспособствовать активизации ответственности. В свою очередь L. Веrkowitz и L.R. Daniels (1964), E. Staub (1974) определили, что социальная ответственность положительно коррелирует с просоциальным поведением.
Следует отметить, что социальная ответственность - это часть природы человека (J.M. Neiderhiser, D. Reiss, E.M. Hetherington (1996), на которую оказывают влияние генетический и экологический факторы, а также имеют значение культурные различия. Основным психологическим фактором, обусловливающим рост ответственности в подобных ситуациях, является понимание человеком общественной важности и смысла своей деятельности [138; 201].
Так, социальная ответственность, может рассматриваться как субъективная конструкция, имеющая реальные основы, каковыми предстают действительные возможности для человека совершить просоциальный поступок, определяя его нравственно-ментальную форму и ориентацию на социальные нормы и предписания общества.
Норма социальной взаимности - это ожидание людей, что их помощь другим людям увеличит вероятность того, что они будут помогать в будущем [256]. Данная норма представляется универсальным принципом социального взаимодействия и происходящего в обществе обмена материальными благами и вредом, является моральным кодом и предполагает, что люди, прежде всего, окажут помощь, а не навредят тем, кто им помог. Это - «воздаяние» как за добро, так и за зло («ты мне - я тебе», «помоги тем, кто помогает тебе»), направленное на восстановление равновесия между индивидами и группами (на то, чтобы «расквитаться»), представляет собой распространенный и основополагающий принцип, воспринимаемый как справедливость и «компенсирующее правосудие» [271].
Следование этому принципу является, по L. Kohlberg, сравнительно поздней стадией развития морального суждения. Если инициативу в осуществлении нормы социальной ответственности должен на себя взять субъект (помогающий), то норма взаимности ориентируется на реакцию в связи с полученной помощью и на благодеяние человек отвечает признательностью. Однако если помощь оказывается, по сути, с расчетом на взаимность, то есть на будущую компенсацию, то она теряет свой альтруистический характер, но в рамках социобиологического подхода не исключает «взаимного альтруизма».
Исследования D.R. Garrison и L. Веrkowitz показывают, что признательность оказывается особенно выраженной, если человек приходит на помощь не вследствие предписания, а по доброй воле [38]. Также помощь может оказываться с расчетом на взаимность и может преследовать при этом свои цели. Во-первых, помогающий может хотеть получить компенсацию за оказанную помощь, во-вторых, он может хотеть обязать получившего помощь человека помогать ему в будущем. Обязательства выполнения нормы взаимности получившим помощь человеком зависят, главным образом, от его оценки намерений помогающего и самой оказанной помощи, то есть от мотивации оказания помощи. Помощь, не рассчитанная на взаимность, может вызвать слабую благодарность или даже враждебность. Это происходит, когда получивший помощь чувствует себя чрезмерно обязанным и не имеет возможности отблагодарить за нее, что указывает на «реактивность» ограничения свободы действий.
C.D. Batson и его коллеги указывали на то, что люди предлагают больше помощи тем, с кем они находятся под угрозой, потому что они знают, что они также могут скоро нуждаться в их помощи [40]. Следовательно, они продолжают помогать другим, потому что они хотят гарантий, что другой человек взаимно поможет им, так как он нуждается в помощи в будущем. Помощь может быть оказана с тем, чтобы благодарность как погашение долга получившего помощь человека была возможна лишь в определенной степени.
В связи с этим возникает норма «затраты-вознаграждение», которая основана на интегрированной когнитивно-физиологической модели «возбуждение/затраты-вознаграждение», объясняя мотивацию и стремление помочь людям в чрезвычайных ситуациях (J.F. Dovidio, J.A. Piliavin, S.L. Gaertner, D.A. Schroeder & R.D. Clark, 1991), социальной теории обмена (G.C. Homans) и рассматривается с точки зрения интегративной модели просоциального поведения.
Выделяют несколько условий, при которых помощь будет наиболее вероятной с точки зрения «затрат и вознаграждений».
1. Когда возникает сильное возбуждение. Если негативное возбуждение стимулирует помощь, то чем больше возбуждаются наблюдатели при виде чрезвычайной ситуации, тем больше они должны помогать. Так,
J.F. Dovidio (1984) было обнаружено, что возбуждение возрастало у одиноких прохожих и в такой же степени возрастала их склонность оказывать помощь жертвам.
2. Когда между жертвой и помогающим устанавливается связь «мы». Люди чаще желают помогать тем, кто похож на них лично. Это особенно верно в опасных для жизни или чрезвычайных ситуациях, где надо принимать значимые для жизни человека решения - например, о том, кого спасать из горящего здания (E. Bumstein, C. Crandall & S. Kitayama, 1994). Одна из причин, по-видимому, заключается в том, что наблюдателей сильнее задевает чрезвычайная ситуация, возникшая с людьми, с которыми они чувствуют внутреннюю связь (D. Krebs, 1975).
3. Когда за счет оказания помощи ослабление возбуждения включает маленькие затраты и большие вознаграждения. Поскольку негативное эмоциональное возбуждение неприятно, то те, кто может прекратить его и оказать помощь, будут мотивированы поступить именно так. Когда общие затраты на оказание помощи повышаются, то люди чаще предпочитают другие способы снижения своего эмоционального дистресса, например, покинуть место действия (J.F. Dovidio et al., 1991).
Исходя из соображений, навеянных теорией справедливости (J.S. Adams, 1963; E. Walster, J.A. Piliavin, 1972), отмечает H. Heckhausen, и эмпирических данных (von E. Schopler, 1967), можно предположить, что на деле оказывающий помощь человек также принимает в расчет соотношение затрат и пользы для обратившегося за помощью, в первую очередь в тех случаях, когда последствия неоказания помощи были бы слишком существенны. Согласно одному из очевидных следствий модели «затрат и пользы» человек тем меньше готов оказать помощь, чем дороже она ему обходится [4]. Как отмечает И.А. Фурманов [16], проявление просоциального поведения зависит от многих факторов: восприятие, оценка и интерпретация ситуации (человек, потенциально являющийся субъектом оказания помощи, первым делом должен ближе познакомиться с ситуацией и разобраться в происходящем, то есть выяснить, нуждается ли кто-либо в помощи, какой характер она должна принять и стоит ли вмешиваться ему лично); взвешивание затрат и пользы (вычисление помогающим субъектом соотношения затрат и пользы действий в случае оказания и неоказания им помощи и сопоставление между собой полученных знаний. Вместе с тем данные исследований показывают, что человек может проявлять высокую готовность к оказанию помощи даже тогда, когда она ему может дорого обойтись, когда «ставка больше, чем жизнь»). Таким образом, следует, вероятно, учитывать затраты трех типов: 1) затраты потерпевшего; 2) затраты помогающего, связанные с риском потерь и лишений; 3) затраты помогающего, связанные с динамикой уровня самооценки и самоуважения. Далее автор отмечает, что оказание помощи ориентировано также на соблюдение норм или некоторых универсальных правил поведения. Нормы, требующие оказания помощи, многообразно кодифицированы и имеют давнюю традицию. Вопрос состоит лишь в том, насколько каждый человек присвоил эти конвенциональные нормы, ибо именно от этого зависит их действенность. Ученый выделяет две универсальные нормы, релевантные оказанию помощи: ответственность и взаимность [32].
В то же время следует отметить, что очевидцы часто принимают во внимание те вознаграждения и затраты, которые последуют в случае оказания или неоказания помощи. Необязательно приходить в состояние эмоционального возбуждения, чтобы оказать помощь - тот, кто часто бывает в таких ситуациях, оказывает помощь, оставаясь спокойным. В том числе необходимо учитывать затраты потерпевшего, помогающего, связанные с риском потерь и лишений, с динамикой уровня самооценки и самоуважения.
Согласно G.C. Homans, поведение человека определяется вознаграждениями за свои поступки, которые он получал в прошлом, и обуславливается следующими принципами вознаграждения:
1. Частота повторений определенного типа поведения зависит от частоты вознаграждений.
2. При вознаграждении за определенные типы поведения при некоторых условиях личность старается восстановить их.
3. Чем выше вознаграждение, тем больше усилий готов затратить человек ради его получения.
4. Если потребности человека близки к удовлетворению, то он будет прилагать меньше усилий для их удовлетворения.
Таким образом, G.C. Homans указывает на то, что обмен вознаграждениями и наказаниями составляет основу социального действия, а человеческое поведение выполняет функцию расчета. При этом данный подход не может объяснить функционирование социальных объектов на макроуровне [48; 81; 82].
В свою очередь, обмен, по П. Блау, - это действия, которые зависят от получаемых вознаграждений и заканчиваются с завершением передачи этих вознаграждений. Исследователь определил следующие законы обмена:
1. Чем большую выгоду ждет человек, тем больше возрастает вероятность осуществления определенной деятельности.
2. Чем большим количеством вознаграждений люди обменялись между собой, тем больше вероятность следующих актов обмена.
3. Чем чаще нарушаются взаимные обязательства при обмене, тем меньше становится роль негативных санкций (наказаний).
4. При приближении момента вознаграждения ценность деятельности падает, а вероятность ее осуществления значительно снижается.
5. Чем больше осуществляется отношений обмена, тем больше вероятность того, что обмен будет управляться нормами «справедливого обмена» [2; 13].
П. Блау перенес законы обмена на взаимодействия между организациями и другими социальными структурами, которые носят опосредованный характер отношений, так как влияют на факторы нормативности и контроля, переводя социальный обмен с микроуровня на мезоуровень. Так, П. Блау выделяет следующие виды вознаграждений: деньги; социальное одобрение; уважение; уступки. При этом самое высокое вознаграждение получают те, кто имеет власть [9; 10].
Таким образом, данные социальные нормы создают основу для просоциального поведения. В процессе социализации индивиды усваивают эти нормы и постепенно начинают вести себя в соответствии с указанными принципами. По мнению М.И. Бобневой [24], формирование просоциального поведения в значительной степени зависит от уровня усвоения социальных (общественных) норм, что связано с нормативной регуляцией (управлением поведением).
Обобщая ряд определений понятия «социальная норма», можно сделать вывод о том, что это модель (образец, правило) поведения при взаимодействии с людьми в обществе, основу механизма которого составляют ожидания со стороны окружающих относительно нормативного поведения человека. В настоящее время изучение социальных норм просоциального поведения является достаточно представленной в основном в зарубежных исследованиях.
5) Мотивация
Социально-психологические установки личности в мотивационно- потребностной сфере выступают, с одной стороны, факторами готовности к ситуативным изменениям, с другой - важными факторами просоциального поведения, которыми являются установки на альтруизм или эгоизм. Е.П. Ильин рассматривает альтруизм как установку на то, чтобы действовать, прежде всего, на пользу другим, часто в ущерб себе (и делу). Он отмечает, что эта установка становится ценной общественной мотивацией, наличие которой отличает зрелого человека и служит важной стороной морального развития человека и может стать таким внутриличностным образованием, как совесть [5]. Эгоизм рассматривается как устойчивая установка на подчинение своим интересам интересов других. Она выражается в отступлении от общественных устоев, отсутствии угрызений совести, использовании других людей для достижения своих интересов, в выступлениях против норм морали, в которых видят искусственные внешние запреты [200].
H.A. Murray в перечне мотивов ввел для деятельности помощи особый базовый мотив, назвав его заботливостью (need nurturance). W. McDougall упоминает своеобразное «примитивное пассивное сочувствие», которое позднее нашло отражение в такой инстинктоподобной мотивационной диспозиции, как покровительство и родительская опека (кормление, защита и укрытие младших).
В свою очередь J. Aronfreed разработал теоретическую концепцию, согласно которой в основе альтруистического поведения лежит предрасположенность к сопереживанию эмоционального состояния другого человека [23]. По мнению M.L. Hoffman [18], предпосылками способности ставить себя на место человека, находящегося в бедственном положении, и вмешиваться в ситуацию, бескорыстно оказывая помощь, являются развитие устойчивости личности, принятие ролей (в том числе принятие позиции субъекта морального суждения), а также личная идентичность.
Под влиянием индивидуального опыта на этом фундаменте в качестве личностной диспозиции строится самостоятельный альтруистический мотив (мотив помощи). CD. Batson [18] в своей работе экспериментально исследует структуру мотиваций, продуцирующих «помогающее» поведение. Целью его экспериментов была дифференциация поведения на эмпа- тический альтруизм и «помогающее» поведение, в основе которого лежат различные скрытые эгоистические мотивы. В соответствии с гипотезой эмпатического альтруизма, после того как в «помогающем» индивиде пробуждается эмпатия (например, путем каких-либо манипуляций, цель которых - продемонстрировать совпадение его интересов с интересами того индивида, который просит о помощи), происходит мотивация в той или иной степени «помогающего» поведения как следствие альтруистического желания облегчить страдания жертвы/просителя. Проводя эксперименты на выявление различных эгоистических мотиваций, зафиксировано достаточно большое количество случаев эмпатического альтруистического поведения [4]. J.R. Macaulay и L. Веrkowitz определяют альтруизм как «поведение, осуществляемое ради блага другого человека без ожидания какой- либо внешней награды» [25; 32].
Спектр мотивирующих причин для оказания поддержки может быть обширным: эгоистические побуждения, желание наладить контакт с партнером, возможность проявить свои личностные качества, получение положительных эмоций. Однако большинство исследователей считают именно бескорыстие главной составляющей просоциального (альтруистического) поведения [196]. При этом большинство просоциальных поступков не являются абсолютно бескорыстными [18], а совершаются ради получения вознаграждения внешнего (улучшить свой имидж, завоевать дружбу и т.д.) или внутреннего (самовознаграждения) [49; 193].
Важным представляется вопрос о мотивации как внутреннем условии просоциального поведения. Принято выделять различные его мотивы: стремление к самореализации, установление социальных контактов, эгоистические побуждения, стремление принести пользу группе и обществу, получение социального одобрения, самоподкрепление как осознание правильности выбранного типа поведения, эмоциональное сопереживание нуждающимся в помощи [177; 274].
Содержательные (личностные) детерминанты просоциального поведения
Анализ подходов, теорий, моделей в изучении просоциального поведения позволил выделить содержательные характеристики, которые включают следующие составляющие: особенности (качества и свойства) личности; альтруизм; эмпатия.
1) Особенности (качества и свойства) личности
Личностные качества и свойства рассматриваются как один из способов описания личности и представляют собой конкретные характеристики, которые являются элементами, релевантными определенной части поведенческих проявлений (L. Hjelle, D. Ziegler, 2001; C.S. Hall, 1999;
S.R. Maddi, 2002 и др.) и предполагают наряду с поведением включение ряда когнитивных и мотивационных компонентов (H.S. Sullivan, E.H. Erikson, O. Rank, E.S. Fromm) [285; 314]. В рамках диспозиционально- го направления практически не ставится вопрос о расхождениях при сопоставлении личностных характеристик и поведения и постулируется то, что люди обладают широким набором личностных характеристик или предрасположенностей реагировать соответствующим образом в различных ситуациях, что означает определенное постоянство в поступках, мыслях и эмоциях независимо от течения времени, событий и жизненного опыта. Следует отметить, что большая часть существующих концепций, включающих ситуативные переменные в попытке принять во внимание вариативность поведения и специфические реакции индивида [54].
В свою очередь теория личностных конструктов G.A. Kelly [19] рассматривает личность как целостное образование, состоящее из системы конструктов, которые формируются на основе опыта и определяют поведение человека.
В исследовании K.J. Gergen, MM. Gergen и K. Meter была предпринята попытка изучения особенностей личности и просоциального поведения, где учитывались (отдельно для каждого пола) 10 личностных переменных и 5 переменных действий [289; 339]. Картина корреляций между отдельными диспозициями (оценивавшихся по EPPS - «Список личностных предпочтений» Эдвардса) и различными условиями оказания помощи получилась разнообразной.
Впоследствии L.A. Penner и его коллеги в своем исследовании по схеме «потерянного доллара» осуществили дискриминантный анализ данных шкалы социопатии и различий нормативных ценностей по «тесту личностных ценностей» М. Rokeach. Как результат - предпочтение ценностей типа опрятности и комфортабельной жизни показало условность моральных ценностей субъекта. Аналогичные особенности E. Staub обнаружил у испытуемых, не спешивших на помощь страдающему от боли человеку [289; 371].
E. Staub предпринял попытку теоретического обоснования использования личностных переменных просоциального поведения, вследствие
чего распределены значимые для деятельности помощи личностные переменные по трем сферам:
1) просоциальная ориентация - стадии морального развития (L. Kohlberg), макиавеллизм и личностные ценности (М. Rokeach);
2) инициативность - социальная ответственность (стремление действовать);
3) скорость суждения [289].
Для изучения индивидуальных различий в степени ответственности L. Веrkowitz и L.R. Daniels на основе существующих опросников разработали «Шкалу социальной ответственности». Результаты данного исследования вызвали сомнения, так как сильно сказывалась социальная желательность. Другим средством измерения ответственности явилась ротте- ровская шкала «внутреннего-внешнего» локуса контроля. S.H. Schwartz и G. Clausen обнаружили, что в случае группы из 6 участников испытуемые с высоким внутренним контролем быстрее спешат на помощь, чем получившие по этой шкале низкие показатели. Из этого видно, что восприятие себя как активного субъекта действий является личностным фактором, который способствует быстрому оказанию помощи.
Личностное измерение просоциального, или конъюнктивного, поведения определяет исследовательский фокус M. Perugini (Англия) и Karen van der Zee (Нидерланды). Они полагают, что личностные черты влияют на солидарное поведение. В целом личность - это система относительно стабильных черт, характеристик индивида, придающих определенную согласованность его поведению, которая различна для каждого индивида. Личностные характеристики влияют на базовые когнитивные процессы, определяющие ситуации действия. К таким характеристикам, прежде всего, относятся агрессия, сотрудничество, конкуренция, индивидуализм, реци- прокность, тревожность [365]. Личностные особенности влияют и на характер социальных отношений, включая солидарное поведение, причем последнее в значительной степени обусловлено конкретным поведением других. Возможность сотрудничества определяют, преимущественно, черты личности, включенные в «большую пятерку» личностной психологии: экстраверсия, доброжелательность, добросовестность, нейротизм, открытость опыту [104].
Как видно, существует ограниченность исследований, определяющих личностные особенности человека, способствующих (либо препятствующих) проявлению просоциального поведения.
2) Альтруизм - содержательная характеристика просоциального поведения.
По мнению О. Конта, альтруизм рассматривался в качестве антонима эгоизма и обычно обозначал бескорыстную заботу о благе других, проявлявшуюся в широком диапазоне действий - от поддержки до самопожертвования. Ключевым моментом является идея бескорыстия как непрагматически ориентированной деятельности, осуществляемой в интересах других людей и не предполагающей реального вознаграждения. Альтруизм интерпретируется в очень широком теоретическом диапазоне: от генетического анализа альтруистического поведения (В.П. Эфроимсон) до психоаналитических трактовок альтруизма как невротической потребности (S. Freud) [283] и рассмотрения альтруизма как мотивационного аспекта самоактуализации в гуманистической психологии (A. Maslow). D.G. Myers определяет альтруистическое поведение как «помогающее поведение, мотивы которого не связаны сознательно с собственными эгоистическими интересами человека, оказывающего помощь» [13; 32].
По мнению J.R. Macaulay и L. Веrkowitz, альтруизм - это поведение, осуществляемое ради блага другого человека без ожидания внешней награды [329; 350]. Альтруизм, таким образом, должен не только быть определен как «самоотверженный акт, который должен повлечь за собой риск или неудобство для человека, но и как акт, который не должен привести ни к какому преимуществу» (J. Kohn, P. Kohn, 1990, 2003) [362].
Социокультурное значение альтруистического поведения зависит от системы ценностей, определяющей отношения человека с людьми и миром [88; 89]. Альтруизмом называют действия, связанные с добровольным оказанием помощи человеку, в отсутствие ожиданий, что они повлекут за собой какое-либо вознаграждение [11; 375]. Альтруизм является ярким выражением просоциального поведения [230]. Эта позиция заключается в том, что эмпатия, связанная с альтруизмом, не должна зависеть от обязанностей или устоявшихся принципов, она может проявляться в заботе и конвенциональной морали, эмоциональном отклике: «незаинтересованный помощник действует, чтобы освободить от обязательств и снять с себя это обязательство, и только слепо следовать за правилами...». Напротив, помощник, который является заинтересованным в этих отношениях, будет действовать в соответствии с идеей истинного альтруизма: «Моя цель - выгода другого» [362].
В отечественной психологии альтруизм рассматривался как коллективистическая направленность личности (А.С. Макаренко, А.В. Петровский, Л.С. Сорвина, Л.И. Божович), разрабатывались аспекты альтруистической деятельности, отражающей направленность субъекта на защиту интересов общества в целом или отдельных групп. Некоторые исследователи относят к альтруистической деятельности эмпатию как аффективную связь с другим человеком и способность приобщаться к эмоциональной жизни другого человека, разделяя его переживания, а также побуждение к альтруистическому поведению обществом, которое воздействует на субъекта посредством социальных норм [28; 209; 232].
В отличие от исследований западных психологов, где решающая роль отводится деятельности, направленной на формирование психических процессов человека и отдельных его свойств, в работах российских исследователей определяющее значение для осуществления альтруистической деятельности придается соответствующей альтруистической мотивации, подчеркивается неразрывная связь альтруистических мотивов с порождаемыми эмоциями, участвующими в регуляции альтруистической деятельности. Рассматривая просоциальное поведение, следует отметить, что альтруизм предполагает оказание помощи в отсутствие ожидания какого-либо вознаграждения и личной выгоды [355; 356].
Так, понимание альтруизма как частного, но широко распространенного случая просоциального поведения (определяемого бескорыстной мотивацией) делает необязательным сведение альтруистических действий лишь к актам самопожертвования [21; 106].
Значимость альтруистического поведения личности определяется характером тех ценностей, которые лежат в основе взаимоотношений человека с другими людьми. Альтруизм может проявляться в действиях субъекта в конкретных опасных ситуациях или же стать осознанной ценностной ориентацией, определяющей поведение личности в целом, в этом случае он превращается в смысл жизни. Данный феномен может выступать в качестве социально-психологического проявления гуманности в общении и деятельности людей и проявляется во всепрощении, снисходительности к недостаткам, слепой жертвенности по отношению к другому человеку. Альтруистическая направленность личности субъективно сопровождается специфическими переживаниями: желанием приносить другим радость, сочувствием, состраданием, чувством участия, жалости и т.п. [312].
В частности, В.Е. Ким под альтруистической деятельностью понимает гуманистически ориентированную деятельность субъекта по оказанию помощи, побуждаемой бескорыстной мотивацией и сопровождаемой специфическими альтруистическими переживаниями, которые направлены на интересы отдельных людей, групп или общества.
В качестве механизмов альтруизма изучаются моральные нормы «помощи», «самоотдачи», феномены идентификации и эмпатии. Некоторые исследователи относят к альтруистической деятельности эмпатию как аффективную связь с другим человеком и способность приобщаться к эмоциональной жизни другого человека, разделяя его переживания, а также побуждение к альтруистическому поведению самим обществом, которое воздействует на субъекта посредством социальных норм. В модели «эмпатии-альтруизма» (C.D. Batson) раскрыты эгоистические и альтруистические побуждения. А позже C.D. Batson и N. Eisenberg утверждали, что эмпатия через симпатию приводит к альтруизму. В психологических исследованиях путем опроса установлено, что склонность к альтруистическим поступкам положительно коррелирует с «ощущением» счастья как удовлетворенности собой и своей жизнью. B. Rimland назвал эту зависимость «парадоксом альтруизма» (B. Rimland, 1982).
Таким образом, определение понятия «альтруизм» является достаточно трудной задачей, так как исследователи высказывают различные мнения по этому вопросу. Поэтому J.P. Rushton (1980) предложил разделять литературу по психологии об альтруизме, связанную с эмпатией личности и/или усвоенными личностью правилами соответствующего поведения, без категоризации альтруизма [362]. Важным признается тот факт, что альтруизм - это определенная система ценностных ориентаций личности, при которой центральный мотив и критерий нравственной оценки - это интересы другого человека или социальной общности. По мнению В. Каган, социокультурное значение альтруистического поведения зависит от системы ценностей, определяющей отношения человека с людьми и миром [88].
Однако надо уточнить и тот факт, что понятие «альтруизм» имеет широкие межпредметные и внутрипредметные связи.
Исходя из основополагающих идей этологического развития (C. Zahn- Waxler, E.M. Cummings & R.J. lanotti, 1986), альтруизм рассматривают с точки зрения «дарвинистической пригодности» [114; 362]. Это связано с тем, что естественный отбор воздействует на группы, а не на людей, и в большей степени - на гены. Поэтому человек хотел бы пожертвовать собой ради других, если он будет уверен в вероятности выживания своих генов.
Биогенетический вектор альтруизма ассоциируется с представлениями генетика В.П. Эфроимсона о происхождении альтруизма, социобиологической теорией английского эволюциониста C.R. Dawkins и принципом взаимопомощи П.А. Кропоткина [207]. Однако альтруизм как человеческое поведение не состоит из исследований только одних генных признаков [376].
Объяснения альтруизма, основанные на идеях эволюционного развития, пытаются связать поведение, наблюдаемое у животных, с психологическими качествами социального развития людей. Во взглядах А.И. Яроц- кого, в частности, четко указаны природные, биологические корни альтруизма, берущие свое начало в животных инстинктах. В связи с этим
J. Panksepp (1986) дал теоретическое объяснение альтруизму и агрессии. Однако автор предполагает, что альтруистические тенденции могут быть связаны также и с процессами обучения. Его определение альтруизма заключается в основополагающей идее о том, что «поведение, которое содействует благосостоянию других живущих существ, не обязательно уменьшает личностную вероятность выживания альтруиста» [362]. Ряд других философов и психологов, тем не менее, отводили альтруизму лишь роль механизма, сдерживающего «естественный» эгоизм людей [66].
В социобиологических теориях альтруистическое поведение рассматривается как стратегия, развившаяся в процессе естественного отбора. Достижения эволюционной генетики позволили представителям социобиологии (R. Trivers, Е. Wilson) показать биологические предпосылки альтруизма и функциональную неопределенность того, что принято считать «личным интересом». Однако действительная проблема, отраженная в дилемме «альтруизм-эгоизм», заключается в противоречии не частного и общего интересов, а «моего и чужого» интересов. Проявляя альтруизм к близким генетическим родственникам (например, к детям), люди помогают сохранению человеческого генофонда (родственный отбор). В этом случае чем ближе генетические отношения между людьми, тем больше вероятность того, что они будут альтруистическими (альтруизм семьи).
Как дополнение, существует идея «взаимного альтруизма» (R. Trivers, 1971), которая объясняет альтруизм как характерную черту личности, которая помогает другому человеку, потому что есть большая вероятность того, что другой поможет в будущем [362]. Таким образом, альтруизм на племенном уровне поможет сохранить генофонд, а глобальный альтруизм будет способствовать выживанию разновидностей [376].
Одной из наиболее интересных концепций является теория «альтруистического эгоизма» Г. Селье. По мнению автора, альтруистическое поведение порождает благодарность и поэтому выгодно индивиду. Однако следовать альтруистическому принципу Г. Селье призывает людей не из чистого альтруизма, а из соображений эгоистических, ради собственного благополучия. Делая людям добро, мы «вызываем положительные чувства к себе» [66].
Рассматриваемые подходы и различные школы показывают достаточно большой спектр авторских взглядов, глубину и разносторонность изучения содержательно-смысловых конструктов понятия «альтруизм». Установлено, что альтруизмом называют действия, связанные с добровольным оказанием помощи человеку, в отсутствие ожиданий, что они повлекут за собой какое-либо вознаграждение [230]. Альтруизм включает такие формы поведения, как активные вмешательства, слушания и различные виды помощи [376].
Существуют и другие определения альтруистического поведения, но большинство из них, в силу эмпирического подхода, характерного для зарубежной психологии в целом, отражают лишь те или иные аспекты.
Так, многие исследователи отмечают, что в основе просоциального поведения лежит такая установка личности, как альтруизм. В этом случае ощущения, чувства и убеждения, в значительной мере определяющие восприятие человеком внешней среды, побуждающие планировать определенные действия и поступки, преломляются через призму желания действовать, прежде всего, на пользу другим. Исходя из этого, можно сказать, что они регулируют, в том числе, социальное поведение индивида [199].
3) Эмпатия - относится к содержательному компоненту просоциального поведения, характеризующемуся сопереживанием, состраданием, принятием тех чувств, которые испытывает другой человек. С помощью эмпатии происходит приобщение человека к миру переживаний других людей, формируется представление о ценности другого, развивается и закрепляется потребность в благополучии других людей. Эмпатия способствует сбалансированности межличностных отношений. Она делает поведение человека социально обусловленным [32; 173; 316].
Многие исследования определяют эмпатию как условие для проявления просоциального (альтруистического) поведения (В. Айксс, Т.П. Гаврилова, И.М. Юсупов, C.D. Batson, G.T. Barrett-Lennard, D. Goleman и др.) [196; 363].
Согласно психологической справочной литературе эмпатия - это постижение эмоционального состояния, проникновение - вчувствование в переживания другого. Данное определение не дает полного представления о сложности и многогранности эмпатии как психического явления. Существующие трактовки феномена эмпатии отражают многообразие направлений в исследовании этого явления [233; 240].
В последние десятилетия в теории и практике психологии выдвигается на первый план важность изучения эмпатии как фундаментальной роли в развитии морали (N. Eisenberg), которая описана как «моральная эмоция» и параметр мотивационного компонента морального поведения [216]. Установлена связь с социально-когнитивными навыками (L. Kohlberg) и эмоциональными процессами в виде сопереживающих реакций на эмоционально окрашенные события (N. Eisenberg & M. Miller) [353]. M.A. Okun и коллеги выделили вызванные эмпатией конструкции: симпатия и способность поставить себя на место другого человека в различных ситуациях, которые дифференцированно связаны с другими областями морального функционирования [361].
Способы понимания могут быть рациональными, эмоциональными и поведенческими. Все они формируют способность личности постигать и реконструировать внутренний мир другого человека. Аффективная сторона понимания явлений и объектов социальной природы в психологической литературе получила название эмпатии. Следует отметить, что механизмы эмпатии различны. Так, сторонники аффективных теорий признают в нем эмоциональное. Апологеты когнитивного направления отстаивают взгляды опознавательной функции явления. Традиции психологических школ, теоретических взглядов, которых придерживается тот или иной исследователь, привели к возникновению феномена - сопереживание, сочувствие, чуткость, социальная сензитивность, идентификация, децентрация, интуиция, - отражающего различные грани изучаемой психической реальности [93; 126].
Результаты изучения эмпатии как профессионально важного качества, способности, состояния, качества личности, в том числе специалиста-психолога, представлены в исследованиях P.O. Агавеляна, М.Г. Бобковой, A.A. Головиной, Т.В. Дорошенко, Е.А. Ичаловской, Р.Б. Карамуратовой, Н.В. Козиной, Ч.И. Лопсан, H.H. Тарновской, О.И. Цветковой и т.д. [93; 177; 318].
Интегративный подход рассматривает эмпатию как феномен познания, отношения и поведения (C.R. Rogers, M. Scheler, H.H. Обозов, И.М. Юсупов), в рамках которого когнитивные и эмоциональные компоненты находятся во взаимосвязи [318]. Эмпатия анализируется как профессионально важное качество в помогающих профессиях, опосредована нравственными нормами и приводит к просоциальности. Таким образом, эмпатия является основным элементом просоциальности в связи с тем, что эмпатия:
- предрасполагает к альтруистическому поведению: чем больше человек склонен к сопереживанию и сочувствию, тем выше его готовность к оказанию помощи и просоциальности (Е.П. Ильин);
- является одним из регуляторов межличностных взаимоотношений, проявляется в стремлении оказывать помощь и поддержку другим людям, ведет к развитию гуманистических ценностей, сопровождает личностный рост и становится одним из ведущих признаков индивидуальности (А. Адлер, G.A. Kelly, A. Maslow, C.R. Rogers, E. Fromm и др.) [34; 345];
- играет ведущую роль в большинстве направлений психотерапии и определяется как помогающее, альтруистическое поведение, возникающее в ответ на переживания другого человека (Т.А. Ахрямкина, Т.П. Г аврило- ва, Ю.Б. Гиппенрейтер, Т.Д. Карягина) [12; 90; 94];
- реализуется в формах помогающего поведения (Г.Е. Шибаева);
- тесно связана с альтруистическими мотивами и просоциальной деятельностью (Т.В. Дорошенко) [61].
C.D. Batson и N. Eisenberg утверждают, что, во-первых, эмпатия через симпатию приводит к альтруизму и, во-вторых, личностный дистресс приводит к проявлению просоциальности, которое мотивировано эгоизмом, обусловленным желанием облегчить собственное негативное эмоциональное состояние [327].
Однако в настоящее время существуют определенные разногласия в отношении интерпретации результатов исследований, демонстрирующих связь эмпатии и просоциального поведения. По мнению C.D. Batson, инструкции, в которых подчеркивается эмпатия, усиливают альтруистическую мотивацию к оказанию помощи. Исследования C.D. Batson свидетельствуют о том, что эмпатия действительно усиливает просоциальное поведение, поскольку она нацелена на поддержку благополучия другого человека и представляет собой альтруистический мотив просоциального поведения [325]. Тем не менее существуют альтернативные объяснения. В частности, R. Cialdini предположил, что инструкции экспериментатора, направленные на усиление эмпатии, могут увеличивать не только сопереживание помогающего человека, но и чувство печали, подавленности или дистресса. В связи с этим основанная на эмпатии помощь не является абсолютно бескорыстной, поскольку, оказывая помощь, субъект зачастую пытается улучшить свое собственное настроение [294].
Анализ публикаций отечественных и зарубежных исследователей позволяет сделать вывод, что процессуальная дифференциация эмпатии осуществляется с учетом преобладания в ней одного из трех компонентов: эмоционального, когнитивного, поведенческого, рассматривается как качество личности, социально-психологическое свойство, состоящее из следующих способностей (В.А. Лабунская) [269]:
- способность к пониманию субъектом эмпатии эмоционального состояния другого без изменения своего собственного состояния - когнитивная эмпатия (Н.Н. Обозов). Она осуществляется через децентрацию - механизм преодоления эгоцентризма личности, заключающийся в изменении точки зрения, позиции субъекта в результате столкновения, сопоставления и интеграции с позициями, отличными от собственной. Когнитивная эмпатия может реализоваться через: способность эмоционально реагировать и откликаться на переживания другого (В.А. Лабунская), способность поставить себя на место другого человека и увидеть ситуацию с другой стороны [333], понять его эмоции (M.L. Hoffman) [168; 342]. Преобладание когнитивного компонента в отражении эмоционального состояния другой личности способствует его адекватному пониманию [17];
- способность распознавать эмоциональные состояния другого и мысленно переносить себя в его мысли, чувства и действия (В.А. Лабунская) - эмоциональная эмпатия, которую M.H. Davis называет фантазированием. Здесь действует не только механизм интерпретации (понимания), но на основе децентрации осуществляются идентификация (проек- ция/интроекция), а также заражение субъекта эмпатии эмоциональным состоянием другого (Н.Н. Обозов). Долгое время M.H. Davis к эмоциональной эмпатии относил эмпатическую заботу, характеризующую симпатию и сочувствие к несчастью других, жалость, сострадание, желание помочь; фантазию как способность вживаться в чужие переживания и сочувствовать другому человеку; личностный дистресс как направленную на себя реакцию неловкости и дискомфорта из-за эмоций других людей в ситуациях оказания помощи, при наблюдении их страданий и переживаний. В последующем M.H. Davis отнес «децентрацию» и «фантазию» к когнитивному фактору, а «эмпатийную заботу» и «дистресс» - к эмоциональному [168; 333; 335]. Доминирование эмоционального компонента в эмпатии свидетельствует о преимущественно эмоциональном отклике одной личности на переживания другой [17] и связан с эмоциями, которые индивид испытывает в ответ на чье-либо эмоциональное состояние (N.D. Feshbach);
- способность выбирать адекватный эмпатический ответ на переживания другого, использовать способы, облегчающие страдания, - действенная эмпатия (В.А. Лабунская) [12; 269]. На основе понимания, вчув- ствования субъектом эмпатии осуществляются реальные действия по оказанию поддержки и помощи другому человеку (Н.Н. Обозов). В действенной эмпатии преобладает поведенческий компонент, когда субъект не только понимает эмоциональное состояние другого человека, но и оказывает ему активную поддержку.
В зарубежных исследованиях эмпатия описывается как идентификация эмоций другого человека, беспокойство о эмоциональном благополучии кого-либо, аффективная реакция на эмоциональное состояние другого человека (N. Eisenberg, N. Epstein, A. Mehrabian, M. Miller, B. Underwood, B. Moore) [11; 268]. Как отмечали D. Cohen, J. Strayer, сопереживающие реакции развиваются из взаимодействий между эмоциональными и когнитивными эмоциональными процессами. M.H. Davis разделяет процессы и результаты эмпатии, подчеркивая взаимовлияние процессов [168]. Он считал возможным выделять два процесса - децентрацию и фантазирование и два результата - эмпатическую заботу и личный дистресс.
В структуре понятия «эмпатия», как и в просоциальности, можно выделить ряд компонентов: сопереживание, симпатию, проницательность, эмоциональную отзывчивость, эстетическое наслаждение, сочувствие в ответ на переживания другого, эмоциональный отклик, со-радование, идентичность чувств, помощь другому, альтруизм. Каждый из этих компонентов наполняется своим конкретным содержанием в ситуации межличностного взаимодействия, дополняя при этом как эмпатию, так и просоциальность. Вероятно, эмпатия как личностное образование может иметь качественные различия у разных специалистов и тем самым оказывать влияние на профессиональную деятельность, мотивировать ее выбор и детерминировать проявления просоциальности [61; 154; 158].
Таким образом, эмпатия может пониматься как личностное свойство, способность, с помощью которой осуществляется переход эпизодических эмпатийных состояний в устойчивую личностную характеристику посредством проявления просоциальности.
Проявление эмпатии включает в себя мысли и/или действия, которые отражают беспокойство о чувствах и/или общем благосостоянии друго- го/других, выражаясь в благосклонных и просоциальных эмоциональных или поведенческих реакциях с альтруистическими побуждениями (C.D. Batson & J. Coke, N. Eisenberg, M. Miller). Кроме того, рассматриваются проявления и последствия эмпатии, которые выражаются в направленности на чувства (эмоциональная) либо получение какой-либо выгоды (поведенческая) и определяют благосостояние другого человека [353].
Эмпатия может выражаться в ситуативных и диспозиционных реакциях. Ситуативные реакции связаны с управлением ситуацией, диспозиционные - проявляются в тенденции испытывать симпатию как оказание поддержки или помощи и связаны с просоциальным поведением (N. Eisenberg). Эта связь была продемонстрирована в исследованиях взрослых людей (Carlo и др., L.A. Penner & M.A. Finkelstein и др.), детей и подростков (Carlo et al.; N. Eisenberg et al.). Например, N. Eisenberg & M. Miller рассматривают эмпатию как основной посредник просоциального и альтруистического поведения [353], а недостаток способности ответить другим людям в форме сопереживания (D. Cohen & J. Strayer, M. Miller & N. Eisenberg) связан с различными проявлениями антисоциального поведения и агрессии. Эмпатия значима как личностное качество в профессиях, связанных с клинической психологией, обучением сервису на практике (G.A. Gladstein), заботой и уходом за людьми (J. Fraser, G.A. Gladstein, G. Watson).
Исследование эмпатии лучше всего представлено, как утверждает
M.H. Davis, на основе многомерного подхода и рассматривается как многогранная система реакций одного индивида на наблюдаемые события другого, включая четыре аспекта, которые отличаются в связи с определенными социальными ролями (M.H. Davis). Другие ученые исследуют эмпатию как отдельную конструкцию [331] или идентификационную способность поставить себя на место другого человека (N. Eisenberg et al.).
Анализ исследований также показывает, что большинство российских ученых выделяют в эмпатии два компонента: когнитивный и эмоциональный, находящиеся в единстве друг с другом (Т.П. Гаврилова, В.Н. Ко- зиев, Г.Ф. Михальченко). Вместе с тем в определении эмпатии подчеркивается значимость только одного из названных компонентов - аффективного или когнитивного (В.Н. Козиев). Наиболее распространенными и разработанными являются подходы, рассматривающие эмпатию в двух видах: когнитивная (познавательная) и эмотивная (аффективная) эмпатия. Л.И. Божович, Т.П. Гаврилова, изучая эмпатию, предположили, что она, «как и всякое другое новообразование в психической жизни человека, развивается от элементарных (натуральных) форм эмоциональной отзывчивости - заражения, сопереживания - к сложным социально обусловленным формам - сочувствию».
Во-первых, эмпатия определяется как психический процесс, направленный на моделирование внутреннего мира переживаний воспринимаемого человека. При таком подходе к эмпатии подчеркивается ее динамический, процессуальный и фазовый характер. G.T. Barrett-Lennard, В. Айксс и другие выделяют три последовательные фазы, присущие эмпатии как психическому процессу: этап эмпатического понимания; экспрессивное сообщение о возникновении этого состояния; этап эмпатической коммуникации.
Другие авторы (А.П. Сопиков и Т.П. Гаврилова) выделяют две фазы эмпатического процесса: восприятие многообразия открытых переменных объектов эмпатии, получение информации о качестве, знаке и содержании его переживаний; построение во внутреннем плане модели открытой латентной деятельности объекта эмпатии и соотнесения ее с собственными ценностями и потребностями [40; 41; 265].
Во-вторых, эмпатия рассматривается в качестве психической, эмпа- тической реакции в ответ на стимул. Существует несколько видов эмпати- ческих реакций, составляющих две большие группы: 1) эмпатические реакции в ответ на поведение группы; 2) эмпатические реакции в адрес конкретной личности.
В-третьих, эмпатия определяется как способность или свойство личности, имеющая сложную аффективно-когнитивно-поведенческую природу. Данная способность раскрывается в умении давать опосредованный эмоциональный ответ на переживания другого, которая включает рефлексию внутренних состояний, мыслей и чувств самого субъекта эмпатии [318].
Как уже отмечалось, многие психологи полагают, что в основе просоциального поведения лежит способность к эмпатии. Существует немало теорий развития эмпатии, но особо следует отметить теорию, предложенную M.L. Hoffman, в которой выделяются в развитии эмпатии четыре стадии: глобальная эмпатия; эгоцентрическая эмпатия; эмпатия к чувствам другого человека; эмпатия к обстоятельствам другого человека (соответствует позднему периоду детства: ребенок знает, что каждый человек является отдельной личностью со своим собственным жизненным опытом, что позволяет ему понять, что чувствует другой человек, даже если это не видно по его поведению [230].
Так, эмпатия определяется как психический процесс, направленный на моделирование внутреннего мира переживаний воспринимаемого человека; это постижение эмоционального состояния, проникновение-вчувствование в переживания другого; свойство личности сложной структурной природы как умение давать опосредованный эмоциональный ответ на переживания другого и включать рефлексию внутренних состояний, мыслей и чувств субъекта; совокупность способностей индивида: эмоционально реагировать и распознавать переживания другого, мысленно переносить себя в мысли, чувства и действия другого, использовать способы взаимодействия, облегчающие страдания другого человека в виде заботы и внимания.
В целом эмпатия - это социально-психологическое свойство личности, представляющее совокупность социально-психологических способностей индивида, посредством которых данное свойство раскрывается как объекту, так и субъекту эмпатии: способность эмоционально реагировать на переживания другого, способность распознавать эмоциональные состояния другого и мысленно переносить себя в мысли, чувства и действия другого, способность использовать способы взаимодействия, облегчающие страдания другого человека [213].
Эмпатия - это сложный, многоуровневый феномен, структура которого представляет совокупность эмоциональных, когнитивных, поведенческих умений, навыков, способностей человека. Взаимодействие (гармо- ничное-дисгармоничное) между эмоциональными, когнитивными, поведенческими компонентами структуры эмпатии определяется опытом общения, результатами социальных и социально-психологических отношений человека с миром людей. Конкретная личность демонстрирует эмпатию то в виде реакций на действия другого, то в качестве отрефлектированного переживания, вызванного состояниями партнера, то посредством умений и навыков создавать поддерживающие отношения и т.д. [43; 187; 315].
Во всех рассмотренных выше подходах в изучении эмпатии в достаточной мере раскрыт данный феномен, который является одним из компонентов, отражающих личностные детерминанты просоциального поведения. Так, эмпатия, как правило, мотивирует оказывать помощь нуждающемуся в ней человеку. Поскольку ее цель заключается в том, чтобы способствовать благополучию другого человека, она представляет собой альтруистический мотив помогающего поведения [268].
Исследования C.D. Batson свидетельствуют о том, что эмпатия действительно усиливает просоциальное поведение. Поскольку цель эмпатии заключается в том, чтобы способствовать благополучию другого человека, она представляет собой альтруистический мотив просоциального поведения. Также необходимо указать, что эмпатия:
• выполняет коммуникативные, регулятивные эмотивные, социально-перцептивные функции в процессе общения;
• опосредует личностное развитие участников общения - снимает эмоциональный дистресс, помогает субъекту эмпатии ориентироваться в ситуации и адаптироваться к партнеру по взаимодействию;
• способствует подтверждению, самораскрытию, поддержке и облегчению страданий объекта эмпатии;
• выполняет функцию сдерживания агрессии личности, если она имеет высокий уровень развития (например, просоциальная эмпатия). Если уровень развития эмпатии отличается примитивностью, субъект не способен прогнозировать действия другого и распознавать его эмоциональное состояние, то эмпатия теряет функцию предотвращения агрессии и становится бессильной [230; 268; 270; 294].
В связи с этим исследователи выделяют альтруистические свойства личности, то есть те компоненты структуры личности человека, которые побуждают помогать людям в широком диапазоне ситуаций. В том числе важную роль играют и динамические характеристики, побуждающие к оказанию помощи в различных ситуациях, так как, по мнению С.Л. Рубинштейна, внешние условия выступают как необходимые условия жизни человека в обществе, но действуют эти условия на человека, лишь преломляясь через внутренние моральные установки личности.
Таким образом, анализ научных исследований по проблеме позволил сделать следующие выводы: психологическими детерминантами просоциального поведения могут выступать определенные содержательные (личностные) и динамические (ситуационные) характеристики, в совокупности определяющие направленность поведения.
К содержательным характеристикам просоциального поведения, обеспечивающим оказание помощи, относятся следующие качества и свойства личности: эмпатия, альтруизм, переживание морального долга, ответственность. Готовность вмешаться и прийти на помощь детерминирована такими факторами, как оценка соотношения величины затрат и вознаграждения, эмоциональное состояние помогающего и нуждающегося в помощи, присутствие других людей, социальные нормы ответственности, взаимности и справедливости и «затрат-вознаграждения».
Весьма существенной смысловой детерминантой альтруизма является мотив сочувствия, основанный на воспитании идентификационных и эмпа- тических способностей человека. Реализация мотива сочувствия невозможна без осуществления мысленной постановки себя на место нуждающегося в помощи человека, без процесса вчувствования и сопереживания ему. О мотиве сочувствия речь идет тогда, когда проявление сочувствия в ответ на бедственное состояние другого выступает как устойчивая и закономерная тенденция поведения. Сочувствие предполагает не только понимание другого и сопереживание его состоянию, но и сопереживание возможному улучшению состояния объекта помощи, т.е. носит опережающий, предвосхищающий характер, побуждая к совершению акта помощи [210].
Считается, что определяющее значение для осуществления просоциальных действий имеет наличие у субъекта альтруистической мотивации и подчеркивается неразрывная связь альтруистических мотивов с порождаемой ими альтруистической деятельностью, отмечается важная роль феноменов идентификации, эмпатии и альтруистических установок в реализации альтруистической деятельности и т.д. Важность эмпатии признается C.D. Batson (эмпатия и переживание дистресса), А.П. Сопиковым и Т.П. Г авриловой (выделяют фазы эмпатического процесса), В. Айкссом, G.T. Barrett-Lennard (динамический, процессуальный и фазовый характер эмпатии), И.М. Юсуповым (теоретические и прикладные аспекты эмпатии) [291]. Сторонники деятельностного подхода сводят просоциальное поведение к совершению нравственного поступка [183]. Однако эти понятия являются близкими, но не тождественными, поскольку просоциальные действия могут быть мотивированы не только высокой нравственностью.
При этом отдельные компоненты (альтруизм, эмпатия, сопереживание, оказание помощи и другие) не позволяют составить целостное представление и понять психологическую природу феномена просоциального поведения. В них четко не определяются психологические причины формирования просоциального поведения, а лишь только описываются факты, подтверждающие те или иные формы проявления просоциального поведения.
Большинство исследователей исходит из представления о целесообразности разграничения личностных и ситуационных детерминант. Человек обладает некоторым набором качеств, независимых от среды, а ситуации содержат элементы, независимые от людей, которые в них оказываются. Но все же это взаимодействие следует изучать во взаимосвязи содержательных и динамических характеристик, а результатом взаимодействия необходимо считать просоциальное поведение [161; 178].


Вывод по главе 1


Так, проанализировав вышеперечисленные теории и подходы, можно определить их схожесть в объяснении феномена просоциального поведения. Так, общим для них являются позиции эволюции, социального обмена, принятия решения. Обобщение изложенных выше точек зрения также позволило нам конкретизировать и в качестве базового понятия трактовать просоциальное поведение как действия, ориентированные на то, чтобы приносить пользу другому человеку, обществу в целом, и возникающие в результате взаимодействия внутренних и внешних детерминант поведения, которые определяют его направленность [143; 144].
В ходе анализа психологической литературы можно предположить, что существуют три основные группы научных позиций, позволяющих объяснить просоциальное поведение:
1) биологическая: эволюционная теория, теория эволюционной психологии, социобиологический подход;
2) социальная: теория социального обмена, теория реактивного сопротивления, теория группы самопомощи и использования компьютера, модель мотивации помощи, межличностный подход, подход с позиции социальных норм;
3) поведенческая (личностная): теория «эмпатии-альтруизма», теория атрибуции, модель «ожидаемой ценности», индивидуалистский подход, подход с позиции принятия решения, подход с позиции научения.
В связи с этим можно выделить следующие цели проявления просоциального поведения:
• получение выгоды (генетической, материальной, духовной и прочее, то есть выгода может быть в виде денежного вознаграждения, продолжения рода и т.д.);
• приобретение социального статуса и положительного расположения окружающих людей;
• управление эмоциональной сферой;
• расширение и проверка собственного образа (самоанализ поведения).
Теории, рассматривающие просоциальное поведение, условно можно разделить на две группы:
- по причинам проявления просоциального поведения;
- по отношению к предлагаемой помощи.
Во всех описанных выше теориях и подходах наблюдается тенденция к выделению следующих психологических детерминант: личностных и ситуационных. Кроме того, следует отметить, что просоциальное поведение определяется совокупностью многих характеристик, как содержательных (качества и свойства личности), так и динамических (мотивация), которые могут ослаблять или усиливать основные мотивы, заставляющие человека помогать другим. Содержательные характеристики - не единственный фактор, определяющий поведение. По мнению психологов, для того, чтобы понять человеческое поведение, например, станет ли человек помогать, необходимо наравне с личными свойствами рассматривать давление ситуации на них. В том числе следует отметить, что когда разговор идет о внешних факторах, то анализируются, прежде всего, не объективные параметры среды, а оценки и интерпретации личностью контекстуальных аспектов своего поведения [122; 127].
Модели просоциального поведения можно классифицировать следующим образом:
- когнитивные: модель просоциального поведения с позиции принятия решения (В. Latane и J. Darley), модель принятия морального решения (S.H. Schwartz), процессуальная модель (S.H. Schwartz), модель «ожидаемой ценности» (H. Heckhausen), модель «эмпатии» (W.L. Marshall, S.M. Hudson, R. Jones, Y.M. Fernandez), модель «морального поведения» (J.R. Rest), модель «солидарного поведения» (S. Lindenberg);
- эволюционные: модель эмпатии с позиции эволюционной психологии (K.E. Zethren);
- социальные: модель коллективных действий (V. Zomeren), модель ролевой идентичности (J.A. Piliavin), модель активации норм (J.I. De Groot, L. Steg), модель компонентов просоциального поведения (R. Roche);
- мотивационные: двухуровневая модель «альтруизма-эгоизма» (G. Miller), модель мотивации помощи (H. Heckhausen), альтернативные модели объяснения готовности оказания помощи (J.P. Forgas);
- интегративные: интегрированная когнитивно-физиологическая модель «возбуждение / затраты - вознаграждение» (J.A. Piliavin), модель «Перспектива заботы» (J.L. Bottorff, J.L. Johnson, W. Neander, J.M. Morse, S.M. Solberg), модель формирования просоциального поведения, ориентированная на заботу о другом человеке (П.А. Сотникова), модель дружбы и измерение оказания помощи (M.M. Rawnsley), модель «эмпатии- альтруизма» (C.D. Batson), компетентностная модель просоциального поведения (K.A.A. Dunfield), интегративная модель просоциальности SAVE (D. Keltner et al.), психодинамическая модель просоциального, дистантного поведения (Д.В. Сочивко).
Предложенная теоретическая модель просоциального поведения содержит определенные содержательные (личностные, смысловые) и функциональные (динамические, ситуативные) характеристики, в совокупности определяющие направленность личности на оказание помощи (Н.В. Кухтова).
Так, к содержательным детерминантам относятся: качества и свойства личности, альтруизм, эмпатия. В свою очередь в функциональнодинамических характеристиках отмечается влияние: настроения, окружающих условий, чрезвычайность ситуации, социальных норм и мотивации, что может привести через социальную поддержку, намерения, аттитюды к реализации помогающего поведения.
Источник: Кухтова, Н.В. Психология просоциального поведения в современных иссле дованиях : монография / Н.В. Кухтова. - Витебск : ВГУ имени П.М. Машерова, 2021. - 162 с.

Продолжение Просоциальное поведение в структуре профессиональной деятельности специалистов, ориентированных на оказание помощи

 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.