На главную Лекции и практикум по психологии Педагогическая психология Теоретические подходы к вопросу синдрома эмоционального выгорания в педагогической деятельности
Теоретические подходы к вопросу синдрома эмоционального выгорания в педагогической деятельности
Лекции и практикум по психологии - Педагогическая психология
Индекс материала
Теоретические подходы к вопросу синдрома эмоционального выгорания в педагогической деятельности
Педагог как субъект педагогической деятельности
Профессиональное становление личности педагога и психологические особенности студенческого возраста
Все страницы

1. Психологический синдром эмоционального выгорания как социальная и личностная проблема

Изучение феномена синдрома эмоционального выгорания как психологического явления связано с социальными и личностными проблемами специалистов, занятых в социальной сфере. Впервые употребил термин «синдром сгорания сотрудников» (англ. Staff burnout) американский психолог H. Frendenberger [164] в 1974 г. для описания комплекса симптомов истощения, разочарования и отказа от работы у волонтеров служб психического здоровья.


Термин «burnout» некоторые отечественные исследователи переводят с английского как «сгорание» (Т. В. Форманюк, 1994 г.; Т. В. Харитонова, 2004 г.). Но чаще встречается значение «выгорание» (М. В. Агапова, 2004 г.; В. В. Бойко, 1996 г.; М. В. Борисова, 2003 г.; В. Е. Орел, 2001 г.; Т. И. Ронгинская, 2002 г.; Е. С. Старченкова, 2002 г. и т. д.).
В толковых словарях В. И. Даля и С. И. Ожегова лексическое значение слова выгорать поясняется однокоренным, родственным словом сгорать; образно, метафорически - пожираться огнем. Кроме того, приводятся такие толкования: выгорать - выгореть - уничтожиться от огня, пожара, сгореть до конца; высохнуть, погибнуть от зноя; израсходоваться полностью в процессе горения; выцвести, потерять цвет, окраску.
В словаре русского языка под ред. А. П. Евгеньевой данное понятие расширяется, уточняется за счет введения переносного значения. И слово приобретает новый смысл: потерять физические и нравственные силы, неумеренно их расходуя; испытать с чрезвычайной силой какое-либо чувство, погибнуть от какого-либо чувства [123, с. 87].
По специфической симптоматике эмоциональное выгорание определяется исследователями как синдром (H. Frendenberger, 1974 г.; В. Perlman, Е. Hartman, 1982 г.; C. Maslach, S. Jackson, M. Letter, 1996 г.; T. В. Форманюк, 1994 г.; В. В. Бойко, 1996 г. и т. д.). Понятие синдрома включает в себя совокупность определенных психологических симптомов (синдром от греч. Syndrome - скопление, стечение), определенное сочетание признаков какого-либо явления, объединенных единым механизмом возникновения.
Эмоциональное выгорание как психологический феномен является предметом изучения многих исследований, и каждый из ученых предлагает собственное понимание термина, поэтому существуют разные трактовки.
Возникновение синдрома выгорания, по мнению большинства, берет свое начало в хроническом повседневном напряжении или эмоциональном переутомлении, переживаемом человеком в личностно значимых ситуациях. Поэтому многие исследователи рассматривают ситуацию как процесс, как долговременную реакцию (синдром), возникающую вследствие продолжительных профессиональных стрессов средней интенсивности (A. Shirom, [189], E. Grunfeld, T. Whetan, L. Zitzelsberge [168], В. В. Бойко [18], H. E. Водопьянова, E. С. Старченкова [27], В. E. Орел [96] и т. д.). В связи с этим синдром психического выгорания ряд авторов (С. Maslach, W. Schaufeli [176]) обозначает как профессиональное выгорание, что позволяет рассматривать это явление в аспекте личной профессиональной деформации под влиянием стрессов.
Анализ зарубежных изысканий C. Cherniss [155], Е. Селье [118], В. Perlman, Е. Hartman [186] показывает, что чаще всего эмоциональное выгорание связывают с защитной реакцией на стресс. В результате проведенного контент-анализа описанных в литературе симптомов выгорания
В. Perlman и Е. Hartman [186] предложили определять синдром как ответ на хронический стресс, включающий три компонента: эмоциональное или физическое истощение; снижение рабочей продуктивности; деперсонализацию или дегуманизацию межличностных отношений.
Признаки профессионального выгорания указывают на характерные черты длительного стресса и психической перегрузки, которые приводят или могут приводить к полной дезинтеграции различных психических сфер деятельности и, прежде всего, эмоциональной [186]. Нас интересует именно этот аспект данного явления - эмоциональное выгорание в профессиональной деятельности. В психологической трактовке этот динамический процесс возникает поэтапно, в полном соответствии с последовательным развитием повышенного нервного напряжения. Рассмотрим подробнее данный механизм.
Еанс Селье [118], основоположник учения о стрессе, рассматривал явление как неспецифическую (т. е., всеобщего действия) защитную реакцию организма на психотравмирующие факторы разного свойства. При эмоциональном выгорании налицо все три фазы стресса: реакция тревоги, сопротивления, истощения. На первой фазе, по его мнению, организм меняет свои характеристики, мобилизуются адаптационные возможности. На второй фазе начинают проявляться дополнительные ресурсы организма, формируется новая «функциональная системность», делается попытка разрешения задачи в процессе взаимодействия личности со средой социальной, преобразование ее в соответствии с новыми условиями и целями деятельности. Если адаптация идет успешно, признаки реакции волнения исчезают. На третьей фазе, если действие стрессора не прекращается, происходит истощение адаптационных возможностей, вновь проявляются признаки тревоги.
Таким образом, проявляется либо механизм психологической защиты, либо состояние эмоционального истощения. В том и в другом случае происходит снижение энергетики в рамках психологического синдрома эмоционального выгорания.
Анализируя теорию стресса Г. Селье, В. Д. Шадриков [144] уточняет, что в процессе приспособления организма к изменяющимся условиям можно говорить о «душевном гомеостазисе (душевном благополучии) личности». Нарушение этого равновесия, по его мнению, сопровождается сильными эмоциями, мобилизуя все качества личности на интеллектуальный и нравственный разбор ситуации и разработку стратегии поведения.
0. Грегор [129] выделил возможные реакции организма на нервное перенапряжение:
1. Стресс либо достаточно долго продолжается, либо возникает регулярно. Причем частые сбои способны привести к истощению адаптационной защитной системы организма, что, в свою очередь, может стать причиной психосоматических заболеваний.
2. Пассивность проявляется у человека, потенциальный резерв которого недостаточен, и организм не способен эффективно противостоять неблагоприятным факторам. Возникает состояние беспомощности, безнадежности, депрессии, но такая реакция может быть преходящей.
3. Активная защита от стресса: смена сферы деятельности (спорт, музыка, хобби и т. д.).
4. Деятельная релаксация, повышающая как психические, так и физические природные силы человеческого организма.
Следовательно, основными реакциями на агрессию внешней среды будут либо атакующие, либо защитные проявления.
В развитии профессионального стресса В. А. Бодров [17] выделяет непосредственные и главные причины. Непосредственные, по его мнению, связаны с экстремальностью содержания и условиями трудовой деятельности. Главной же причиной возникновения нервного напряжения выступают индивидуальные качества человека: психологические, физиологические и профессиональные. Автор приводит классификацию характеристик трудовой деятельности, оказывающих существенное влияние на изменение функционального состояния. В индивидуальном перечне он выделяет:
1) профессиональные (уровень знаний, наработанный опыт, стремление к совершенствованию, кризисы карьеры);
2) морально-нравственные и организационные (высокий уровень зрелости и эмоциональной устойчивости, целеустремленность, профессиональная ответственность, аккуратность);
3) психологические (трудовая направленность, мотивация развития способностей и профессиональных качеств, особенности личности).
Рассмотрим особенности психологического эмоционального выгорания в контексте профессионального стресса. C. Maslach, S. Jackson, M. Leiter [176] считают, что под «психологическим выгоранием» понимается состояние физического, эмоционального и умственного истощения, проявляющееся в сфере социальной занятости. Названные психологи определили в структуре синдрома три основных составляющих: эмоциональную истощенность, деперсонализацию (цинизм) и редукцию профессиональных обязанностей. С данной структурой выгорания соглашаются все исследователи.
Подробнее этот феномен описал C. Cherniss [155]. По его мнению, выгорание представляет собой процесс, развивающийся во времени, он начинается с чрезмерного и продолжительного перенапряжения на работе. Стресс вызывает у работника нервное возбуждение (чувство тревожности, раздражительности или утомления). Процесс завершается, когда работники, используя защитные механизмы, преодолевают рабочий стресс, психологически отдаляя себя от работы и становясь апатичными, циничными или негибкими.
Изучая психологический синдром эмоционального выгорания,
С. Maslach [175], одна из ведущих специалистов по исследованию «эмоционального сгорания», детализирует его проявления как эмоциональное истощение, изнеможение (человек чувствует невозможность отдаваться работе как прежде); дегуманизацию, деперсонализацию (тенденция развивать негативное отношение к клиентам); ощущение негативного самовосприятия в профессиональном плане - недостаточность мастерства.
Представляется интересным изыскание E. McCranie, G. Brandsma [181], связанное с долговременными дезадаптивными личностными тенденциями будущих врачей еще до поступления в медицинские учебные заведения. Опрошенные показали, что более высокие показатели эмоционального выгорания соответствуют низким показателям самооценки, неадекватности, дисфории или навязчивой тревоги, пассивности и замкнутости.
Т. И. Ронгинская [114] отмечая, что генезис синдрома носит индивидуальный характер, так же делается акцент на проблемы в эмоциональномотивационной сфере профессионала: от чрезмерного сочувствия и активности к ограничению контактов и безразличию, доминированию стереотипов в поведении по отношению к детям и сотрудникам. Рассмотрение конкретных исследований психологического синдрома эмоционального выгорания показывает, что основные усилия зарубежных психологов [160], [170] были направлены на выявление факторов, вызывающих выгорание. В рамках данной работы нас интересовала взаимосвязь феномена с возрастом, полом, стажем работы, а также структурные составляющие синдрома.
Многочисленные научные труды (J. Oktay, 1992 г.; E. Huebner, 1994 г.; L. Dietzel, R. Coursey, 1998 г.) подтверждают, что наиболее тесную связь с эмоциональным выгоранием имеет возраст. В других исследованиях обнаруживается наличие отрицательной корреляционной связи возраста и выгорания (C. Van Wijk, 1997 г.; L. Dietzel, R. Coursey, 1998 г.). Работа Т. И. Ронгинской [114] свидетельствует, что развитие синдрома не зависят от возраста и пола обследуемых ею польских учителей. Наиболее тесная связь обнаруживается с эмоциональным истощением и деперсонализацией, менее - с редукцией профессиональных достижений. Обзор материалов C. Maslach [175] также доказывает, что в учительской среде симптомы эмоционального выгорания не зависят от пола испытуемых. Специфика влияния возраста на эффект выгорания тоже неоднозначна. Склонность более молодых по возрасту к выгоранию [157] объясняется эмоциональным шоком, которые они испытывают при столкновении с реальной действительностью, часто не соответствующей их ожиданиям.
Данные о взаимосвязи между стажем работы по специальности и выгоранием довольно противоречивы. В большинстве исследований отмечается отсутствие значимых корреляций между указанными переменными (L. Dietzel, R. Coursey, 1998 г.; A. Haddad, 1998 г.), и только в отдельных трудах выявляют отрицательную зависимость между ними (F. Naisberg,
S. Fennig, G. Keinan, A. Elizur, 1991 г.). В работах C. Maslach [175] обнаружено, например, что социальные работники начинают испытывать синдром выгорания через 2-4 года самостоятельной работы.
Анализ связей между полом и выгоранием представляется довольно важным, особенно для людей тех профессий, где велика доля женского труда. В ряде исследований [158], [186] отмечается, что мужчины в большей степени подвержены процессу эмоционального дискомфорта, в то время как другие ученые [158], [166] приходят к совершенно противоположным заключениям. Психологами установлено [155], [158], [166], что у мужчин более высокие баллы по деперсонализации, а женщины в большей степени подвержены эмоциональному истощению. Это, по мнению исследователей [165], [183], связано с тем, что для мужчин преобладают инструментальные ценности, женщины же более эмоционально отзывчивы, у них меньше чувства отчуждения от своих клиентов.
Риск подвергнуться состоянию нервного истощения зависит от того, насколько выполняемые работниками функции соответствует их полоролевой ориентации. Женщины оказались более чувствительны к стрессовым факторам при выполнении тех обязанностей, которые требовали от них сопереживания, воспитательных умений, подчинения.
Е. Махер [7] выделяет 12 основных и факультативных признаков эмоционального выгорания: истощение, усталость; психосоматические осложнения; бессонница; негативные установки по отношению к клиентам; отрицательные установки по отношению к своей работе; пренебрежение исполнением своих обязанностей; увеличение объема психостимуляторов (табак, кофе, алкоголь, лекарства); уменьшение аппетита или переедание; негативная самооценка; усиление агрессивности (раздражительности, гневливости, напряженности); усиление пассивности (цинизм, пессимизм, ощущение безнадежности, апатия); чувство вины.
Несмотря на обилие различных работ, зарубежные исследования, по мнению В. Е. Орла [97], носят мозаичный характер и не вскрывают сути данного явления. В отечественной психологии синдром эмоционального выгорания до 2000 г. изучался крайне мало. В. Е. Орел [97] считал, что данный феномен как самостоятельный практически не изучался и рассматривался чаще в контексте более широкой проблематики. По его мнению, для российской психологии данная проблема «является новой, что отражается в небольшом количестве публикаций постановочного характера или описывающих конкретные эмпирические результаты» [96, с. 17].
Исследования М. В. Агаповой [3] и М. В. Борисовой [19] подтверждают отсутствие единой точки зрения на это явление и недостаточную изученность причин и механизмов возникновения эмоционального дискомфорта. Причиной такого состояния разработки проблемы выгорания являлся описательный подход к его изучению.
Рассмотрим подробнее данные отечественных ученых о феномене истощения духовных и физических сил. Некоторые психологи [1], [88], [137] считают, что синдром эмоционального сгорания - это специфического вида профессиональное заболевание лиц, работающих с людьми. По мнению Т. В. Черниковой [142], данный синдром - один из видов нарушения эмоционального здоровья. Это устойчивое, прогрессирующее, негативно окрашенное психологическое явление, которое характеризуется психоэмоциональным истощением, непродуктивным поведением на работе, потерей интереса к ней. Основными параметрами выгорания она полагает психоэмоциональную апатию, личностное отдаление (отчуждение), высокую профессиональную мотивацию, зачастую нереализованную в продуктивной деятельности.
Т. В. Форманюк [137] предполагает, что синдром эмоционального выгорания проявляется у тех учителей, у которых выявляется профессиональная непригодность. Качество сопротивляемости развитию этого действительно субъектного синдрома (так как он развивается в процессе и результате деятельности) предпосылается индивидуальными психофизиологическими и психологическими особенностями, которые в значительной мере обуславливают и сам синдром.
Анализ сущности данного понятия выявляет различные его интерпретации. В. В. Бойко понимает под эмоциональным выгоранием «выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций (пониженная их энергетика) в ответ на избранные психотравмирующие воздействия» [18, с. 132].
С. Н. Жеребцов [52] эмоциональное выгорание рассматривает как состояние эмоционального и физического истощения, возникающее вследствие продолжительных профессиональных стрессов средней интенсивности, когда человек не может полноценно функционировать. Ведущим фактором повышенного нервного напряжения, по его мнению, выступают так называемые эмоции в общении.
Нам представляется актуальной точка зрения ряда отечественных авторов, таких как М. В. Агапова [3], М. В. Борисова [20], Н. Е. Водопьянова и Е. С. Старченкова [27], В. Е. Орел [97], которые указывают на полисистемность данного синдрома. М. В. Борисова уточняет, что относиться к выгоранию нужно «как к динамичной многокомпонентной системе, опосредованной профессиональной деятельностью педагогов и в ней же проявляющейся» [20, с. 97].
Н. Е. Водопьянова и Е. С. Старченкова [27] названное явление рассматривают как многомерный конструкт, включающий в себя совокупность негативных психологический переживаний и дезадаптивного поведения, следствие продолжительных и интенсивных стрессов. Они правомерно полагают, что выгорание возникает как ответная реакция на ситуации с эмоциональной напряженностью и когнитивной сложностью.
Нам близка позиция М. В. Агаповой, которая показывает эмоциональное выгорание как «целостный симптомокомплекс, действие которого охватывает основные структурные уровни личности: личностный - изменение личностных черт; социально-психологический, отражающий изменение межличностных отношений; регулятивно-психологический, отражающий изменение психоэмоциональных состояний» [3, с. 7].
Данные эмпирического исследования деятельности педагогов общеобразовательных школ позволили М. В. Борисовой [20] выделить взаимосвязанные и взаимодополняющие детерминанты при возникновении психологического выгорания. На индивидуально-психологическом уровне такими факторами явились психодинамические, эмоциональные особенности субъекта, характеристики ценностно-мотивационной сферы и сформиро- ванность умений и навыков саморегуляции личности. На социальнопсихологическом уровне - особенности организации деятельности и межличностных взаимодействий учителей.
В. В. Бойко [18] обратил внимание, что за эмоциональным выгоранием стоят серьезные психологические и психофизиологические реалии, имеющие свои причины, формы проявления и коммуникативные следствия.
Большинство авторов [18], [27], [148] связывают душевный дискомфорт с дегуманизацией, деперсонализацией (тенденция развивать негативное отношение к клиентам) и негативным самовосприятием в плане трудовой деятельности, как недостаток чувства профессионального мастерства. Это же положение поддерживает Н. В. Гришина [34]. Она рассматривает выгорание в качестве особого состояния человека, оказывающегося следствием профессиональных стрессов. При этом эмоциональный срыв отчасти функциональный стереотип, поскольку позволяет человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы.
О. В. Ширманова [147] считает, что понятие «стресс в фазе истощения» (по Г. Селье) следует заменить более точным понятием «эмотивное поведение», предложенным еще П. Фрессом [136]. Эмотивное поведение возникает, когда при решении задач задействована сильная мотивация, которая лишает человека значительной части возможностей адекватного реагирования. При этом целенаправленная деятельность нарушается, дезорганизуется, замещается экспрессивными защитными реакциями [133].
Н. А. Аминов [6] впервые индивидуальные различия в склонности к развитию синдрома эмоционального выгорания стал рассматривать как базисные предпосылки к выбору педагогической профессии школьников педагогических классов. Им обнаружены связи индивидуальных различий толерантности к развитию данного синдрома с типологическими свой - ствами нервной системы (слабостью, лабильностью, активированностью нервных процессов). По его мнению [5], эти связи могут указывать на существование природных предпосылок к педагогической деятельности. Исследователь [7] подчеркивает, что чувство вины в основном свойственно людям, профессионально интенсивно взаимодействующим с другими людьми.
Рассмотрим подробнее личностные факторы, влияющие на развитие психологического синдрома эмоционального выгорания. Ученые эти факторы обозначают разными терминами: 1) личностные (Т. В. Форманюк, Е. С. Старченкова); 2) субъективные, внутренние (В. В. Бойко); 3) индивидуальные (J. Kondo, В. Е. Орел); 4) индивидуально-психологические (М. В. Борисова).
В диссертационном исследовании М. В. Борисовой [19] подчеркивается, что одним из детерминантов эмоционального истощения являются индивидуально-психологические качества. Педагоги как представители группы социономических профессий характеризуются высоким уровнем выгорания. В структуре этого средства ведущую роль играет компонент профессиональной мотивации, высокий уровень невротизации и рассогласования в ценностной сфере, а также средний уровень развития умений и навыков саморегуляции. По ее мнению, ведущую роль в возникновении психологического срыва педагогов играют именно индивидуально-психологические факторы, в частности, особенности ценностно-мотивационной и эмоциональной сфер личности.
Следует отметить, что на наличие рассогласований в ценностной сфере, которое выражается в невозможности реализации педагогом значимых смыслообразующих жизненных целей и приоритетных типов поведения, указывают ряд авторов [153], [162], [186]. На основе полученных результатов М. В. Борисова [19] делает вывод, что возникновение и развитие эмоционального выгорания педагогов вызывается спецификой профессиональной деятельности, а именно, особенностями трех ее структурных компонентов - педагогической деятельности, педагогического общения, личности учителя. При этом каждый из составляющих характеризуется наличием собственных эмоциогенных факторов, провоцирующих возникновение феномена выгорания. В исследовании М. А. Беребина [15] доказано, что большинство педагогов испытывают постоянные психоэмоциональные перегрузки.
На основании обобщения материала по изучению индивидуальных и организационных факторов, оказывающие влияние на выгорание,
В. Е. Орел [97] сопоставил данные, помогающие учесть условия возникновения синдрома эмоционального истощения (табл. 1).

 


Таблица 1
Классификация факторов, влияющих на возникновение психического выгорания

Индивидуальные факторы

Организационные факторы

Социально-демографические

Условия работы

Возраст

Рабочие перегрузки

Пол

Дефицит времени

Уровень образования

Продолжительность рабочего дня

Семейное положение

Содержание труда

Стаж работы

Число клиентов

Личностные особенности

Острота их проблем

Выносливость

Глубина контактов с клиентом

Локус-контроль

Участие в принятии решения

Стиль сопротивления

Самостоятельность в своей работе

Самооценка

Обратная связь

Стиль поведения А

 

Нейротизм (тревожность)

 

Экстраверсия

 



По мнению ученого, выгорание детерминируется личностными характеристиками, образующими две группы: черты, провоцирующие выгорание («катализаторы выгорания») и характеристики, тормозящие его функционирование («ингибиторы выгорания») [96, с.10].
В докторской диссертации автор отмечает, что в «общеметодологическом плане отсутствует определение места выгорания среди таких традиционных для психологии понятий, как “деятельность”, “личность”, “психические свойства”, “психические процессы”» [96, с. 12]. По его мнению, «упоминание о том, что выгорание представляет собой профессиональный феномен, абсолютно не означает четкого определения его статуса, а порождает новые проблемы, связанные с дифференциацией феномена выгорания от таких понятий, как “профессиональный кризис” и “профессиональная деформация”» [97, с. 14].
В. В. Бойко [18] определил внутренние факторы, обусловливающие эмоциональное выгорание, склонностью к эмоциональной ригидности, повышенной впечатлительностью и чувствительностью, которые могут полностью блокировать рассматриваемый механизм психологической защиты и не позволят ему развиваться. Данное психологическое явление возникает у людей, обладающих повышенной ответственностью за порученное дело, исполняемую роль. Учителя только спустя 11-16 лет работы приобретают умение пользоваться энергосберегающими стратегиями исполнения профессиональной деятельности; приобретают слабую мотивацию эмоциональной отдачи в трудовой деятельности, нравственные дефекты и дезориентацию личности.
Исследование М. В. Агаповой [3] подтверждают прямую зависимость синдрома выгорания от уровня невротизации личности и от комплекса особенностей самоактуализации личности за счет высокой активности осмысления своего места и роли в жизненной ситуации других людей, за счет осознания собственной миссии и готовности «платить» за самоидентичность и самореализацию.
Н. Е. Водопьянова и Е. С. Старченкова [27] находят, что выгорание - процесс сугубо индивидуальный, и все симптомы ни у кого не проявляются одновременно. На основании данных зарубежных исследований ими выделены признаки, помогающие определить начинающееся у работников выгорание и разделить симптомы на следующие категории: физические, поведенческие и психологические.
Таким образом, анализ исследований В. В. Бойко [18], М. В. Борисовой [19], В. Е. Орел [97], Е. С. Старченковой [128], Т. В. Форманюк [133], K. Kondo [171] позволяют сделать вывод, что развитие психологического синдрома обуславливают индивидуально-личностные особенности человека. Определяющими факторами в его развитии являются нравственные дефекты личности и проблемы в эмоционально-мотивационной, коммуникативной сфере.
В зарубежных и отечественных научных трудах, таким образом, существуют две точки зрения на суть понимания психологического синдрома эмоционального выгорания. Во-первых, эмоциональное выгорание - это эмоциональное истощение (H. Frendenberger, 1974 г.), опустошенность, усталость, вызванная собственной работой, изнеможение, когда человек ощущает невозможность отдаваться работе как прежде (C. Maslach,
S. Jackson, M. Leiter, 1996 г.; В. Е. Орел, 2001 г.; А. А. Рукавишников, 2001 г.; М. В. Борисова 2004 г.; С. Н. Жеребцов, 2005); во-вторых, эмоциональное выгорание - это ответная, защитная реакция организма на хронический эмоциональный стресс (C. Cherniss 1980, В. Perlman и Е. Hartman, 1982 г.; В. В. Бойко, 1996 г.).
Итак, исследования как отечественных, так и зарубежных авторов, посвященные психологическому синдрому эмоционального выгорания, показывают:
1) названный феномен является актуальной социальной и личностной проблемой в профессиональной деятельности;
2) по возникновению и структуре данный синдром проявляется как стресс-реакция на длительные напряженные психоэмоциональные нагрузки и является многомерным динамическим конструктом;
3) субъективно-личностное восприятие работы является более важным обстоятельством для развития данного синдрома, чем объективные условия рабочего места;
4) в структуре выделяются три основных составляющих: эмоциональную истощенность, деперсонализацию (цинизм) и редукцию профессиональных обязанностей.
Анализ полученных сведений позволяет рассматривать характерные признаки эмоционального выгорания в рамках изучения способностей к социально-педагогической деятельности. Таким образом, изучив исследования, посвященные данной проблеме, мы уточнили особенности развития психологического синдрома эмоционального выгорания. Совокупность симптомов проявляется как стресс-реакция и заключается в постепенном глубинном нарастании отдельных признаков и фаз вследствие эмоционально-нравственной дезориентации личности. В помогающих профессиях, по мнению всех авторов, высока доля психоэмоционального напряжения, тем не менее этот показатель не включен в структуру эмоционального выгорания, а эмоционально-нравственная дезориентация не рассматривается как запускающий механизм.
Е. В. Ермакова [53, с. 31] определила специфичность и уникальность синдрома выгорания в связанности симптомов эмоционального истощения, деперсонализации (цинизма) и редукции личных достижений.
Опираясь на труды зарубежных и отечественных авторов, на наше собственное исследование, мы несколько изменили взгляд на структуру синдрома эмоционального выгорания, включив в совокупность устойчивых связей понятие стресс-реакции. Наше изыскание доказало, что именно этот фактор является пусковым механизмом развития данного феномена. При отсутствии стресс-реакции на напряженные психоэмоциональные нагрузки у личности не развивается эмоциональнонравственная дезориентация и не наступает ощущение опустошения, безнадежности.
В структуре синдрома эмоционального выгорания мы выделили не три, а четыре части (рис. 1): психоэмоциональное напряжение, стрессреакция, эмоционально-нравственная дезориентация, эмоциональное истощение [77, с. 23].
Рассмотрим подробнее каждую его часть.
Психоэмоциональное напряжение связано с профессиональными и личностными проблемами специалиста, переживаемыми в личностно значимых ситуациях общения с другими людьми. Сопровождается сильными чувствами, вызывает стресс-реакцию и приводит к эмоциональнонравственной дезориентации.

напряжение

Рис. 1. Структура психологического синдрома эмоционального выгорания


Эмоционально-нравственная дезориентация, в свою очередь, может приводить к стресс-реакции, вызывать психоэмоциональное напряжение. Влияя друг на друга, они усиливают или ослабляют синдром. Чем выше эта зависимость, тем ярче проявляются характерные признаки. Эмоционально-нравственная дезориентация обнаруживается в двух вариантах и на рисунке обозначена двумя подструктурами: деперсонализацией (цинизм) и редукцией профессиональных обязанностей (защитный механизм).
Эмоциональное истощение, таким образом, становится следствием эмоционально-нравственной дезориентации. При сформированное™ эмоционально-нравственной дезориентации, может возникнуть эмоциональное истощение. При деперсонализации личности эмоциональное истощение наступает быстрее, так как при редукции профессиональных обязанностей проявляются защитные механизмы. В том случае, когда защитные механизмы перестают справляться с возросшей психоэмоциональной нагрузкой, наступает эмоциональное истощение личности.
Таким образом, психоэмоциональное напряжение может приводить через стресс-реакцию к эмоционально-нравственной дезориентации, и, наоборот, эмоционально-нравственная дезориентация может вызывать стресс-реакцию и психоэмоциональное напряжение в коммуникативной деятельности, т. е. являться пусковым механизмом синдрома эмоционального выгорания.
Интерес представляет процессуальная модель В. В. Бойко [18], которая позволяет рассматривать выгорание с позиций протекания основных фаз стресса с указанием симптоматики, характерной для каждой фазы. Автор доказывает, что эмоциональное истощение представляет собой приобретенный стереотип особого поведения и является формой профессиональной деформации личности. Тест В. В. Бойко [18] дает подробную картину синдрома эмоционального выгорания и позволяет увидеть доминирующие симптомы и фазы процесса. Данная диагностика базируется на 84-х вопросах. Каждый вариант ответа оценивается тем или иным числом баллов. В. В. Бойко выделяет три фазы синдрома эмоционального выгорания (СЭВ) по аналогии с развитием стресса по Г. Селье: напряжение, резистен- ция, истощение. В каждой фазе выделяется по четыре симптома. Нарастание симптомов и фаз характеризуют глубину эмоционального выгорания. Каждый из 12 симптомов трех фаз включает в себя по 7 соответствующих вопросов.
В. В. Бойко отмечает, что при эмоциональном выгорании налицо все три фазы стресса:
1) нервное (тревожное) напряжение создают хроническая психоэмоциональная атмосфера, дестабилизирующая обстановка, повышенная ответственность, трудность контингента;
2) резистенция, т. е. сопротивление, ситуация, когда человек пытается более или менее успешно оградить себя от неприятных впечатлений;
3) истощение, т. е. оскудение психических ресурсов, снижение эмоционального тонуса, которое наступает вследствие того, что проявленное сопротивление оказалось неэффективным.
Каждой фазе эмоционального выгорания, согласно автору, соответствуют свои проявления, симптомы, рассмотрим их подробнее:
1. Фаза первая - тревожное напряжение. Является предвестником, запускающим механизмом в формировании эмоционального выгорания; этому состоянию присущ динамический характер; вследствие изматывающего постоянства или усиления психотравмирующих факторов интенсивность стресса нарастает. Тревожное напряжение выражается в следующих симптомах:
1) переживание психотравмирующих обстоятельств (проявляется усиливающимся осознанием негативных факторов профессиональной деятельности);
2) неудовлетворенность собой (проявляется в недовольстве собственной личностью, профессией, занимаемой должностью; развивается при объективной или субъективной невозможности конструктивно разрешить ситуацию);
3) ощущение загнанности в клетку (состояние интеллектуальноэмоционального тупика; проявляется в чувстве безысходности, а при невозможности устранить психотравмирующие обстоятельства и при тщетных попытках это сделать переживается очень остро);
4) тревога и депрессия (обнаруживается в осложненных обстоятельствах профессиональной деятельности; проявляется в неудовлетворенности работой и собой; большое энергетическое напряжение выливается в переживание ситуативной или личностной тревоги).
2. Фаза вторая - резистенция. Характеризуется энергетически затратным сопротивлением нарастающему стрессу. Симптомы фазы следующие:
1) несомненный признак выгорания, когда профессионал перестает улавливать разницу между двумя принципиально отличающимися явлениями: экономичным проявлением чувств и неадекватным избирательным эмоциональным реагированием.
В первом случае речь идет о полезном навыке взаимодействия с деловыми партнерами: легкая улыбка, приветливый взгляд, мягкий, спокойный тон речи, сдержанные реакции на сильные раздражители, лаконичные формы выражения несогласия, отсутствие категоричности, грубости. Такой режим общения свидетельствует о высоком уровне профессионализма.
Совсем иное дело, когда профессионал неадекватно «экономит» на эмоциях, ограничивает эмоциональную отдачу за счет выборочного реагирования на ситуации. Действует принцип «хочу или не хочу»: сочту нужным - уделю внимание подопечному, партнеру, будет настроение - откликнусь на его состояние и потребности. При всей неприемлемости такого стиля эмоционального поведения, он весьма распространен. Дело в том, что человеку чаще всего кажется, будто он поступает допустимым образом. Однако субъект общения или наблюдатель фиксирует иное - эмоциональную черствость, неучтивость, равнодушие. Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование интерпретируется партнерами как неуважение к их личности, т. е. переходит в плоскость нравственности.
2) эмоционально-нравственная дезориентация (обнаруживается в том, что эмоции субъекта не способствуют пробуждению нравственных чувств, вследствие чего специалист не проявляет должного отношения к партнерам по профессиональному общению (ученикам, клиентам, пациентам, покупателям и др.). Защищая свою стратегию, он думает следующим образом: «Это не тот случай, чтобы переживать», «Таким людям нельзя сочувствовать»; за допущенную грубость или недостаточное внимание к партнерам по общению вместо адекватного признания своей вины субъект винит партнеров;
3) расширение сферы экономии эмоций (проявляется в ухудшении качества отношений и вне профессиональной деятельности - дома, с близкими, с друзьями и знакомыми - вследствие крайней усталости от контактов, разговоров, ответов на вопросы по работе);
4) редукция профессиональных обязанностей (обнаруживается в попытках облегчить, уменьшить, сократить профессиональные обязанности, требующие эмоциональных затрат).
3. Фаза третья - истощение. Характеризуется более или менее выраженным снижением общего энергетического тонуса и ослаблением нервной системы; уход в эмоциональную защиту становится постоянным и неотъемлемым атрибутом личности. Данная фаза констатируется следующими симптомами:
1) эмоциональный дефицит (проявляется в ощущении того, что специалист по-человечески, как подобает, больше не может помочь своим партнерам (своим ученикам, клиентам, пациентам ипр.);
2) эмоциональная отстраненность (субъект практически полностью исключает переживания из сферы своей профессиональной деятельности, преимущественно равнодушен и к позитивным, и к негативным обстоятельствам, мало чем интересуется и ни на что живо не откликается);
3) личностная отстраненность, или деперсонализация (проявляется в полной или частичной (преимущественной) утрате интереса к партнерам по профессиональному общению и равнодушном отношении к деятельности);
4) психосоматические и психовегетативные нарушения (возникает условно-рефлекторная связь негативного характера: многое из того, что касается профессиональной деятельности и общения в ее рамках, провоцирует возникновение отклонений в соматических и психических состояниях, отмечается ухудшение физического и психического самочувствия) [18, с. 92-97].
Дж. Гринберг выделил пять последовательных стадий эмоционального выгорания:
1. Первая стадия - медовый месяц. Работник относится к работе с энтузиазмом, доволен профессиональными обязанностями и заданиями. Но учащение рабочих стрессов приводит к все меньшей удовлетворенности своей деятельностью и снижению энергичности специалиста.
2. Вторая стадия - «недостаток топлива». Специалист начинает испытывать сильную хроническую усталость, апатию, возникают трудности со сном. Для поддержания интереса к труду нужна дополнительная мотивация и стимулирование, продуктивность деятельности и привлекательность работы снижаются. Возможно возникновение отстраненности, дистанцирования от профессиональных обязанностей, а также нарушение трудовой дисциплины. При высокой мотивации работник может продолжать «гореть», подпитываясь внутренними ресурсами, однако в ущерб своему здоровью.
3. Третья стадия - «синдром менеджера». Продолжение работы без отдыха приводит к физическому и психическому измождению и подверженности заболеваниям, а также к хронической раздражительности, озлобленности или чувству подавленности, безысходности, «загнанности в угол». Данная стадия характеризуется постоянным ощущением нехватки времени.
4. Четвертая стадия - кризис. Усиливается неудовлетворенность своей эффективностью и качеством жизни вообще. На данной стадии велик риск развития хронических заболеваний, в результате чего человек частично или полностью теряет работоспособность.
5. Пятая стадия - «пробивание стены». Постоянные острые переживания, характерные для данной стадии, могут спровоцировать развитие различных заболеваний, угрожающих жизни человека. Вследствие большого количества физических и психологических проблем карьера подвергается серьезной угрозе [33].
Данный диагностический тест выявляет не только особенности проявления синдрома выгорания, но определяет наличие психосоматических и психовегетативных нарушений. Он позволяет увидеть ведущие симптомы выгорания и отметить, к какой фазе формирования эмоционального напряжения относятся различные по выраженности симптомы (доминирующие, сложившиеся или складывающиеся).
Анализ признаков по данным фазам показывает развитие психологического синдрома эмоционального выгорания на различных уровнях: от состояния напряжения и защитных механизмов личности до эмоционального истощения, отстраненности, психовегетативных нарушений на фоне все более персонализированного настроя.
При рассмотрении формирования симптомов отдельных фаз психологического синдрома эмоционального выгорания мы использовали три характеристики каждого симптома: «складывающийся», «сложившийся», «доминирующий», которые определялись по бальной системе. Ненахождение симптома указывает на отсутствие выгорания по данному качеству или фазе в целом.
Показатели выраженности симптомов помогают определить фазу:
- до 9 баллов - не сложившийся симптом;
- 10-15 баллов - складывающийся симптом;
- 16 и более баллов - сложившийся симптом.
Симптомы с показателями 20 и более баллов являются доминирующим в фазе или во всем синдроме эмоционального выгорания. При оценке данного показателя мы учитывали общий процент выраженности признаков каждой фазы у отдельной группы.
Количественные показатели свидетельствуют также и о сформированное™ той или иной фазы:
- 36 и менее баллов - фаза не сформировалась;
- 37-60 баллов - фаза в стадии формирования;
- 61 и более баллов - сформированная фаза.
При анализе полученных результатов мы посчитали целесообразным выделить доминирующие и сложившиеся симптомы и периоды эмоционального выгорания. Но и нельзя, по нашему мнению, игнорировать признаки и фазы в стадии формирования, так как в любой момент они могут перерасти в сложившийся симптом или фазу. Оба эти качества в стадии формирования показывают источники неблагополучия во всем симптомокомплексе.
Обзор литературы свидетельствует, что истощение организма - основная характеристика эмоционального выгорания. Характеризуется более или менее выраженным снижением общего энергетического тонуса и ослаблением нервной системы. В связи с этим представляются интересными взгляды В. П. Зинченко о духовном организме: «С именем “органа” мы привыкли связывать представление о морфологически сложившемся, статически постоянном образовании. Это совершенно не обязательно. Органом может быть всякое временное сочетание сил, способное осуществить определенное достижение» [50, с. 20]. Он соглашается с А. А. Ухтомским в том, что функциональные органы обладают биодинамической, чувственной и эмоциональной тканью и рассматриваются как материал, из которого можно конструировать духовный организм как единицы анализа анатомии и физиологии духа. Природа функциональных органов, по утверждению Ухтомского, энергийна. Таким образом, В. П. Зинченко отмечает, что мы практически получаем «энергийную проекцию человека», которая может быть не менее интересна, чем «мозговой человечек» Пенфилда [50, с. 19]. «Энергийная проекция человека» может быть не наполнена. Тогда становится актуальным термин, который ввел В. Франкл - «экзистенциальный вакуум». Он так описывает это состояние человека: «Поговорив о том, что такое смысл, обратимся теперь к людям, которые страдают от чувства бессмысленности и опустошённости. Все больше пациентов жалуется на то, что они называют «внутренней пустотой», вот почему я назвал это состояние «экзистенциальным вакуумом». Экзистенциальный вакуум проявляется в основном в состоянии скуки. Беда состоит в том, что большинство не знает, что же делать со вновь образовавшимся свободным временем» [134, с. 128]. Именно экзистенциальный вакуум, согласно наблюдениям В. Франкла, подкрепленным многочисленными клиническими исследованиями, является причиной, порождающей в широких масштабах специфические «ноогенные неврозы», распространившиеся в послевоенный период в странах Западной и Восточной Европы. Психолог выделил два основных момента: потерю интереса к жизни, который ведет к скуке, отсутствию инициативы, к апатии. И, как следствие, второй - возникновение чувства бессмысленности, бесполезности, бренности бытия.
Эмоциональное выгорание также обнаруживает чувство пустоты и бесплодности существования. Как справедливо отметил А. Лэнгле [82, с. 5], апатия в случае проявления этого синдрома является не следствием, а скорее причиной утраты инициативы; скука также может иметь место. Поскольку в эмоциональном истощении проявляются оба основных симптома экзистенциального вакуума - чувство пустоты и ощущение бессмысленности, - СЭВ можно было бы обозначить как особую форму экзистенциального вакуума, в котором, однако, доминирует картина душевного опустошения. Выгорание возникает, по А. Лэнгле, из-за недостатка истинного экзистенциального смысла выполняемой человеком деятельности. Постигая себя как экзистенцию, человек обретает свободу, которая есть выбор самого себя, своей сущности, накладывающий на него ответственность за все происходящее в мире.
Это чувство может возникнуть и на фоне усталости (оно переживается, возможно, как «усталый, но довольный»). В противоположность осмысленной и исполненной жизни, жизнь, которая следует только кажущемуся смыслу (например, сосредоточенность на собственной карьере или ожидание социального признания и т. п.), в аспекте переживания уводит человека в пустоту. Такой выбор лишает сил и способствует возникновению стресса. Вместо радости по поводу того, что было создано, в лучшем случае человек ощущает гордость по поводу самого факта его достижения, но гордость не может согреть. Даже отдых и расслабление не заменяют пустоты, в которую человек каждый день вновь и вновь себя загоняет [82]. А. Лэнгле приходит к выводу, что эмоциональное выгорание - это результат того, что человек в профессии в течение длительного времени не проживает ценностей. Ту же мысль он выражает другими словами: истинная исполненность в работе - лучшая защита от эмоционального выгорания. До тех пор, пока кто-то с радостью и интересом работает над чем-то и может испытывать связанные с этим переживания, он не подвергается опасности выгореть. Он будет идти по пути, освещенному смыслом экзистенции, которая будет одаривать его чувством исполненности. Конечно же, следует отличать это чувство от идеализма, сопровождающегося восторженным энтузиазмом, от надежд на счастье и успех, от всех сильных чувств, не имеющих отношения к реальной жизни. Эмоциональное выгорание возникает из-за формальной, а не содержательной (мотивированной) деятельности, когда содержание (предмет) деятельности является только средством для удовлетворения, как правило, неосознаваемых эгоцентрических потребностей (мотивов) человека [82, с. 7].
В обобщенном виде тезисы автора исследования сути феномена выгорания выглядят следующим образом:
- СЭВ - это результат того, что человек в профессии в течение длительного времени не проживает ценностей. Истинная исполненность в работе - лучшая защита от эмоционального выгорания;
- проблема возникает из-за формальной, лишенной мотивации деятельности, когда содержание (предмет) деятельности является только средством для удовлетворения, как правило, неосознаваемых эгоцентрических потребностей;
- выгорание возникает тогда, когда действие ориентировано, прежде всего, на удовлетворение субъективной нужды (дефицита), и лишь вторично нацелено на предмет занятий;
- в синдроме выгорания проявляется утилитарная (ориентирующаяся на надобность) жизненная установка с последующей утратой чувства жизни;
- эмоциональное выгорание и стресс возникают у человека из-за жизни без внутреннего согласия в отношении содержания своей работы;
- за эмоциональным выгоранием стоит двойная бедность отношений: внешних - с другими людьми и с деятельностью, а также внутренних - с самим собой и собственной эмоциональностью. Как следствие, возникают пустота и раздражительность (депрессия, истощение).
- эмоциональное выгорание - это счет, который предъявляет психика за уже давно отчужденную, бедную отношениями жизнь [82, с. 7, 8, 9, 10, 11].
А. К. Маркова полагает, что синдром выгорания является одним из аспектов профессиональной деформации личности и представляет собой приобретенный стереотип эмоционального поведения [84, с. 28]. Е. П. Ильин эмоциональное выгорание рассматривает как специфическое профессиональное хроническое состояние лиц, работающих с людьми (учителей, психологов, психиатров, священников, полицейских, юристов, тренеров, работников сферы обслуживания и др.) и определяет его как психосоматическое состояние, близкое к психическому изнеможению, сопровождающееся отвращением к деятельности в результате многолетнего ее выполнения [56, с. 221, 456].
В последних исследованиях О. В. Полуниной [104, с. 266] были получены интересные результаты, которые убедительно показывают, что между феноменами увлеченности и выгорания преобладает отрицательная связь (по всей выборке). Отношения между феноменами увлеченности и выгорания опосредствованы тем, как работники оценивают характеристики своей профессиональной деятельности: при позитивных оценках дела компоненты увлеченности и выгорания коррелируют отрицательно, а при негативных - положительно. Компоненты увлеченности связаны с низким уровнем нейротизма и высокими значениями экстраверсии, открытости, добросовестности, склонности к согласию. Составляющие выгорания основаны на высоком уровне нейротизма с низкими значениями экстраверсии, открытости, добросовестности, склонности к согласию.
Среди личностных свойств наиболее тесно с уровнем увлеченности связана выраженность экстраверсии и открытости опыту. Со степенью выгорания наиболее тесно коррелирует выраженность нейротизма и интро- версии. Индивидуальные качества склонности к согласию и добросовестности имеют менее заметную связь с изучаемыми феноменами. Обнаружено, что чем более благоприятно работники оценивают характеристики своей деятельности, тем выше уровень их увлеченности и, наоборот, чем менее благоприятна деятельность по оценкам работников, тем выше степень их выгорания. Например, в выборке работников сферы обслуживания выявлены четыре эмпирических типа сочетания выраженности увлеченности и выгорания, условно обозначенные как «увлеченный», «умеренный», «неувлеченный» и «выгорающий». У всех представителей эмпирических типов обнаружены различия в субъективных оценках характеристик деятельности и личностных свойствах [103, с. 266]. Следовательно, увлеченность связана с позитивными оценками характеристик деятельности, а выгорание - с негативными. При этом связи оценок деятельности с компонентами выгорания.
Таким образом, эмоциональное выгорание - это целостный симптомокомплекс и специфический синдром, который развивается у человека в процессе его профессиональной деятельности и выражается в состоянии эмоционального и физического истощения, отчуждении от людей, с которыми человек взаимодействует, а также в отсутствии профессиональных планов и крушении надежд.

 



 

Поиск

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» по адресу sait.vashpsixolog собачка mail.ru Убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.